Библиографическое описание:

Дядюн К. В. Регламентация уголовной ответственности за незаконное производство аборта в странах с ограничительным подходом к разрешению данной операции // Молодой ученый. — 2014. — №4. — С. 830-834.

В данной статье автор рассматривает специфику установления уголовной ответственности за незаконное прерывание беременности в странах, где указанная операция возможна только при наличии медицинских показаний. В статье анализируются криминообразующие и квалифицирующие признаки соответствующего деяния; обстоятельства, исключающие ответственность и смягчающие наказание. Также исследованию подвергнуты признаки субъекта преступления и особенности назначения наказания. Автор представляет сравнительный анализ подхода российского законодателя и законодателя зарубежных стран в рассматриваемой области, предлагает выводы и рекомендации для повышения эффективности и целесообразности соответствующей нормы УК РФ.

Ключевые слова: зарубежное законодательство; квалифицирующие признаки; медицинские показания; назначение наказания; незаконноепроизводство аборта; смягчающие обстоятельства; субъект преступления; уголовная ответственность.

Аборт относится к числу старейших проблем медицинской этики, а также философии, юриспруденции и теологии. Однако уголовная политика в отношении абортов и конкретный состав наказуемых деяний в современных странах чрезвычайно различаются в зависимости от отношения данного государства и общества к проблеме искусственного прерывания беременности. В данной статье предлагается анализ уголовного законодательства стран, где производство аборта допускается только в исключительных случаях. Для рассмотрения выбраны 3 государства: Марокко, Сан-Марино и Турция. Означенные страны расположены в различных географических зонах, имеют отличные историко-культурные традиции, тем не менее, характеризуются общностью правовой политики в репродуктивной сфере.

В качестве объекта незаконного производства аборта уголовный кодекс Марокко называет семейный порядок и общественную мораль; УК Сан-Марино и Турции — права личности. Однако во всех этих государствах легальное прерывание беременности возможно только при наличии медицинских показаний.

Тем не менее, уголовная ответственность за осуществление указанной операции дифференцирована. Так, УК Марокко в рамках отдельных статей прописывает пределы уголовной ответственности за незаконной аборт вообще (ст. 449); за криминальный аборт, произведенный специальным субъектом (ст. 451); ответственность за самоаборт (ст. 454) и подстрекательство к совершению данного деяния (ст. 455) [1, с. 103]. Уголовный кодекс Республики Сан-Марино разграничивает ответственность за аборт и «аборт по мотивам чести» (ст.ст. 153, 154) [2, с. 111]. Законодатель Турции отдельно регламентирует ответственность за незаконное производство аборта с учетом сроков беременности [3. С. 293].

Интересен также вопрос о криминообразующих признаках рассматриваемого преступного деяния. Например, УК Марокко к таковым относит способ и средства совершения преступления (продукты питания, медикаменты, обман, насильственные действия). По УК Турции таким признаком выступает отсутствие согласия женщины.

Квалифицирующими обстоятельствами признаются: смерть женщины, систематичность производства анализируемых действий (Марокко); отсутствие согласия, противозаконность, цель обогащения, смерть/серьезные телесные повреждения потерпевшей (Сан-Марино); смерть женщины/причинение тяжкого вреда ее здоровью (Турция).

При этом в законодательстве указанных государств отдельно прописываются обстоятельства, исключающие преступность деяния. Так, по УК Марокко к таковым относятся: необходимость защиты здоровья матери; установленный порядок производства данной операции специальным субъектом с разрешения супруга. Если практикующий врач считает, что жизнь матери в опасности, такого разрешения не требуется. Однако в этом случае должно быть сделано уведомление главному чиновнику здравоохранения префектуры или провинции (ст. 453). Согласно ст. 472 УК Турции совершение незаконного производства аборта с целью спасения своей чести и достоинства или чести и достоинства родственника, назначаемое наказание сокращается от половины до двух третей.

Дифференцирован подход законодателя рассматриваемых государств и в отношении субъекта анализируемого преступного деяния. Так, УК Марокко разграничивает ответственность для общего и специального (врач, чиновник органов управления здравоохранением, акушерка, санитар, фармацевт, студент медицины, служащие аптечного дела, продавцы лекарственных трав, бандажисты, торговцы хирургических инструментов, массажисты, знахари и целители) субъекта преступления. УК Сан-Марино и Турции разграничивает уголовную ответственность за производство аборта для самой женщины и лица, осуществившего данную операцию.

Особого внимания заслуживает вопрос о видах и размерах наказания за рассматриваемое преступное деяние. Так, уголовный кодекс Марокко за общий состав незаконного производства аборта предусматривает ответственность в виде тюремного заключения на срок от 1г. до 5 лет со штрафом в размере 120–500 дирхемов (1200–5000 руб.). При наличии отягчающих обстоятельств наказание существенно ужесточается: в случае систематического совершения — срок наказания в виде лишения свободы удваивается; если следствием таких действий стала смерть женщины, виновное лицо наказывается заключением на срок от десяти до двадцати лет (по общему составу)/20–30 лет в случае повторения указанного преступления. В качестве дополнительного наказания виновное лицо может быть поражено на срок от пяти до десяти лет в одном или нескольких правах и лишено права на проживание. Для специальных субъектов также предусматривается запрет профессии временно или навсегда. Покушение на данное деяние наказывается в этих же пределах.

Женщина, преднамеренно сделавшая себе аборт/ пытавшаяся сделать аборт/согласившаяся использовать средства, направленные на производство аборта, наказывается заключением в тюрьму на срок от шести месяцев до двух лет и штрафом в размере 120–500 дирхемов. Лицо, спровоцировавшее искусственное прерывание беременности речами, объявлениями, плакатами и т. п. (даже если за этим не последовало изгнание плода) наказывается заключением в тюрьму на срок от двух месяцев до двух лет и штрафом в размере 120–2000 дирхемов (1200–20000 руб.).

Согласно УК Республики Сан-Марино, тюремному заключению на срок от 6 мес. до 3-х лет подвергается беременная женщина, которая пытается вызвать искусственный аборт, и всякое лицо, оказывающее ей в этом содействие.

При наличии отягчающих обстоятельств незаконное производство аборта карается тюремным заключением на срок от 2-х до 6 лет. Для специального субъекта дополнительно предусматривается лишение права заниматься определенной деятельностью на срок от 2-х до 5-и лет.

Аборт по мотивам чести (привилегированный состав) влечет наказание в виде тюремного заключения сроком от 3 мес. до 1г. для самой беременной женщины/ 6 мес. -3-х лет — для соучастника.

В соответствии со ст. 468 УК Турции лицо, сделавшее без медицинских оснований аборт женщине с периодом беременности более десяти недель с ее согласия, наказывается заключением на срок от двух до пяти лет. К такому же наказанию осуждается женщина, давшая согласие на аборт. Лицо, подстрекавшее беременную женщину на совершение аборта, добывая необходимые для этого средства, наказывается заключением на срок от шести месяцев до двух лет.

При наличии отягчающих обстоятельств срок наказания увеличивается: 7 -12 лет при отсутствии согласия на производство аборта; 8–12 лет при причинении вреда здоровью беременной женщины; 15–20 лет в случае смерти потерпевшей. Для лица, не имеющего право на прекращение беременности, наказание увеличивается на одну треть.

Представляется интересным отобразить подход законодателя РФ и рассмотренных государств в анализируемой области в виде таблицы.

Таблица 1

Сравнительная характеристика регламентации уголовной ответственности за незаконное производство аборта в УК РФ, Марокко, Сан-Марино и Турции

Страна

Криминообразующий признак криминального аборта

Отягчающие обстоятельства

Максимальное наказание

РФ

Отсутствие у субъекта высшего медицинского образования соответствующего профиля

Смерть потерпевшей/причинение тяжкого вреда ее здоровью

Исправительные работы на срок до 2-х лет

Лишение свободы на срок до 5 лет с лишением права заниматься определенной деятельностью

Марокко

Неправомерные способы и средства

Смерть женщины/систематичность преступных действий

Тюремное заключения на срок от 1г. до 5 лет со штрафом в размере 120–500 дирхемов (1200–5000 руб.).

10–30 лет лишения свободы + запрет профессии для специального субъекта

Сан-Марино

Противоречие закону

Отсутствие согласия/ противозаконность/цель обогащения/смерть/cерьезные телесные повреждения

Тюремное заключение от 6 мес. до 5-и лет

Турция

Отсутствие согласия

Смерть/тяжкий вред здоровью

2–5 лет

7–20 лет

Разумеется, невозможно проводить жесткую корреляцию между подходом законодателя РФ и рассмотренных государств. В РФ закреплена свобода абортов, а в законодательстве обозначенных стран искусственное прерывание беременности возможно только при наличии исключительных обстоятельств. Тем не менее, можно отметить некоторые плюсы и минусы уголовного законодательства рассмотренных стран в исследуемой области в целях оптимизации правопонимания и правоприменения отечественной нормы о незаконном производстве аборта.

Во-первых, несомненным плюсом зарубежного законодательства является регламентация в качестве криминообразующего признака несоответствие специальным правилам. По УК РФ единственным учитываемым в этом аспекте обстоятельством является отсутствие у субъекта специального образования. То есть производство аборта в нарушение установленных сроков, в антисанитарных условиях не будет караться уголовной ответственностью, если соответствующие действия произведены врачом-гинекологом. Осуществление же данной операции с соблюдением всех необходимых условий опытным акушером повлечет для последнего уголовное наказание. Таким образом, ст. 123 УК РФ не учитывает требования специальных медицинских актов в исследуемой области.

Еще одним положительным моментом уголовного законодательства рассмотренных государств является учет наличия/отсутствия согласия беременной женщины на производство аборта. Следует отметить, что в уголовных кодексах советского периода отсутствие согласия матери на осуществление указанной операции рассматривалось в качестве квалифицирующего обстоятельства. В настоящее же время означенный фактор никак не влияет на пределы уголовной ответственности.

Несовершенным видится подход российского законодателя и в отношении регламентации видов и размеров наказания за незаконное производство аборта. Так, например, тяжкий вред здоровью женщины/ее смерть в результате произведенной операции караются по УК РФ весьма мягко: максимум 5 лет лишения свободы. В то время как уголовное законодательство Марокко, Сан-Марино и Турции за аналогичное деяние предусматривает более высокие сроки заключения. Учитывая, что общественная опасность соответствующей разновидности криминального аборта обусловлена не общей линией государства относительно запрета/разрешения соответствующих операций, а характером и степенью причиненного вреда, подход зарубежного законодателя в этом аспекте представляется более обоснованным.

Среди положительных моментов УК РФ в анализируемой области можно отметить только отсутствие наказуемости деяния для самой беременной женщины. Такой подход обусловлен общей политикой государства в отношении производства абортов, а также основан на учете негативного опыта советского периода, когда соответствующий запрет обусловил увеличение количества внебольничных абортов, смертности женщин и детоубийств.

Тем не менее, действующая редакция нормы УК РФ об ответственности за незаконное производство аборта представляется несовершенной, не учитывающей требования медицинских актов и социальных реалий. В связи с чем, видится обоснованным учет опыта зарубежных стран в данном вопросе.

Как показал проведенный сравнительный анализ, в подходах к установлению уголовно-правовой ответственности за незаконный аборт имеются глубокие различия, обусловленные культурными, религиозными и социальными факторами. Эти различия касаются как определения самого круга наказуемых деяний, так и размера уголовных санкций.

С начала XX в. общая тенденция развития законодательства состояла в постепенной либерализации отношения к практике искусственного прерывания беременности, смягчении соответствующих уголовных норм и даже полной декриминализации некоторых деяний. Однако этот процесс затронул далеко не все регионы и культуры мира. В некоторых из них (прежде всего мусульманских и христианских) аборт как таковой остается по-прежнему тяжким преступлением, наказуемость за которое исключается лишь в немногих особых случаях.

Резюмируя изложенное, следует отметить, что развитие законодательства об аборте в различных государствах в разное время происходило под влиянием самых разнообразных фактов (религиозных, демографических, национальных). При этом необходимо отметить, что степень влияния тех или иных факторов во многом зависела от изменения конкретных политических целей и задач, стоявших перед государством на отдельно взятом историческом этапе его развития. В то же время, сравнивая подход законодателя РФ и стран, где производство аборта обусловлено особыми обстоятельствами, необходимо отметить, что позиция российского законодателя никак не увязана ни с общей политикой государства, ни с историко-культурными традициями, ни с требованиями специальных нормативно-правовых актов в отличие от подхода законодателя рассмотренных государств. Поэтому видится обоснованным и целесообразным пересмотр подхода отечественного законодателя к регламентации ответственности за незаконное производство аборта.

Литература:

1.                  Уголовный кодекс Марокко. — М., 1997.

2.                  Уголовный кодекс Республики Сан-Марино. — СПб., 2002.

3.                  Уголовный кодекс Турции — СПб., 2003.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle