Библиографическое описание:

Павлова Е. В., Снхчян Т. Е. Россия и современный мир: ключевые проблемы в экономической сфере // Молодой ученый. — 2014. — №4. — С. 589-593.

Рассмотрены основные проблемы Российской и мировой экономики и их первоистоки. Показаны системные ошибки кредитно-финансовой системы и политики Центрального банка России. Выявлено отсутствие у России национальной экономики и валюты, а также экономического суверенитета.

Ключевые слова: кредитно-финансовая система, эмиссия денег, золотовалютный резерв, хрематистика, ростовщичество, ссудный процент, ставка рефинансирования, инфляция.

Что такое экономика? Если это слово переводить с древнегреческого языка на русский, то оно означает «Правила ведения хозяйства». Впервые в научном труде слово «экономика» появляется в IV в. до н. э. у Ксенофонта, который называет её «естественной наукой». Аристотель противопоставлял экономику хрематистике.

Хрематистика — термин, которым он обозначал науку об обогащении, искусство накапливать деньги и имущество, накопление богатства как самоцель, как сверхзадача, как поклонение прибыли. Аристотель противопоставлял хрематистику и экономику как целенаправленную деятельность по созданию благ, необходимых для естественных потребностей человека. При этом роль экономики он видел в удовлетворении насущных потребностей и в создании средств, необходимых для поддержания хозяйства. Деньги при этом служат исключительно для обеспечения удобства обмена. Хрематистика рассматривает ситуацию, когда прибыль и накопление денег стало основной целью деятельности (например, ростовщичество, спекулятивная торговля). Деньги выступают в качестве богатства и цели, теряя своё предназначение средства обмена. К хрематистике Аристотель относился отрицательно и говорил следующее: «Так как хрематистика расположена рядом с экономикой, люди принимают её за саму экономику; но она не экономика. Потому что хрематистика не следует природе, а направлена на эксплуатирование. На неё работает ростовщичество, которое по понятным причинам ненавидится, так как оно черпает свою прибыль из самих денег, а не из вещей, к распространению которых были введены деньги. Деньги должны были облегчить торговлю, но ростовщический процент увеличивает сами деньги. Поэтому этот вид обогащения самый извращённый».

Вся хозяйственная деятельность, так или иначе, связана с удовлетворением потребностей человека и общества, которые в целом делятся на две категории: естественные и противоестественные. Вследствие этого все производимое в общественном объединении труда и потребляемое из природы в готовом виде принадлежит к двум спектрам продукции:

-          демографически обусловленные потребности, удовлетворение которых обеспечивает существование индивидов и их семей и личностное развитие, и объём которых во всяких природно-географических условиях ограничен, поскольку подчинён естественной физиологии организма человека, количеству семей, численности населения в регионе и исторически сложившемуся образу его жизни. Демографически обусловленные потребности не могут быть антибиосферными, поскольку они должны обеспечивать жизнь человечества в преемственности поколений, а человечество — часть биосферы Земли;

-          деградационно-паразитические потребности, удовлетворение которых подрывает жизненный потенциал и самих индивидов-потребителей и их потомков. В отличие от демографически обусловленных потребностей деградационно-паразитические потребности непредсказуемы и их удовлетворить в принципе невозможно, поскольку их воспроизводство в обществе характеризуется пословицей «с жиру бесятся». Все потребности, удовлетворение которых разрушает биоценозы и биосферу Земли и исключает возобновление биоценозов в естественных для биосферы ритмах, — деградационно-паразитические потребности [1,2].

И так, мы видим, что экономика и хрематистика имеют параллели с демографически обусловленными и деградационно-паразитическими потребностями. Не трудно догадаться, что хрематистика по своей сути направлена на удовлетворение именно деградационно-паразитических потребностей, вследствие чего возникает такое явление, как эксплуатация человека человеком, когда люди выступают в качестве ресурса для других себе подобных (хоть и эксплуатация человека человеком имеет и иные, более глубокие причины). Развитие общества и объединение личностного труда в нём требует поддержания устойчивого качественного управления на всех уровнях социальной и государственной организации. Это является основой роста производительности труда. Устойчивый рост производительности общественного труда изменяет качество жизни (социальную организацию, общественный строй), повышает уровень жизни и степень уверенности в завтрашнем дне всех членов общества, но в разной мере. С этим “в разной мере” и связано понятие об эксплуатации человека человеком и понятие о социальной справедливости.

Социальная справедливость — реальная доступность образования выходцам из всех социальных групп и семейств общества, что позволяет расширить область управленческой базы до границ всего общества. Это даёт возможность при низком качестве управления заменить управленческий аппарат общества без потери качества управления. Вопрос социальной справедливости связан не только с экономикой страны, но в большей мере с системой управления государством, качеством этой системы управления; политическим курсом государства. Экономика же государства является объектом управления в системе государственного управления, тем самым она подчиняется политике, но никак не наоборот. Проблемы современной России, будь то экономические, политические, охватывающие иные сферы деятельности людей, прежде всего, связаны с мировым системным кризисом управления социальными процессами и с концептуальной неопределенностью государства, вследствие чего экономической системе страны характерны такие проблемы, которые наталкивают на мысль, что у Российского государства вообще нет национальной экономики, а так называемая «экономика» — это всего лишь часть глобальной хрематистики. Источником ряда проблем в сфере экономики является кредитно-финансовая система, вокруг чего крутятся такие основополагающие сектора экономики, как сектор энергоносителей; сектор сырья; сектор реального производства; сектор распределения и потребления продукции. Дело в том, что каждый из этих секторов выплачивает проценты по кредитам. Кредитно-финансовую политику России устанавливает и реализует Центральный банк Российской Федерации (Банк России) и ему доверена эмиссия средств платежа, он же устанавливает размер ссудного процента (ставка рефинансирования ЦБ). В русском языке есть слово, которым обозначается явление, когда деньги выдаются под процент — ростовщичество (отметим, что в таких странах, как США, Япония и в странах еврозоны, ссудный процент близок к нулю; по данным ФРС США от 30.01.2013г. ставка рефинансирования составляет 0,25 %, но никак не 8.25 %, как в России; или же 210 %, как это было в 1994г. в молодой Российской Федерации).

В общественно-полезной экономике ростовщичество должно быть запрещено законом, а ссудный процент должен быть строго равен нулю. В этом месте экономическая “элита”, как правило, задаёт недоумённые вопросы: «На что же будет существовать банковская система?» Поясняем, что банковская система, как сфера обслуживания, должна на договорных началах за конкретную работу получать часть от того дохода, который создаётся производственно-потребительской системой. Возможен и режим бюджетного финансирования банковской сферы. Может она получать и предпринимательский доход, работая в режиме инвестиционных фондов и имея свои доходы, лишь как оговоренную часть дохода, совместно заработанного в секторе реального производства в процессе создания общественно-полезного продукта. Только при этом сохраняется важнейший принцип: доход вторичен и прямо пропорционален объёму созданных продуктов и оказанных услуг. При формировании же саморегулируемого ростовщического дохода без взаимосвязи с валовым внутренним продуктом происходит заведомо очевидная неизбежная разбалансировка спроса и предложения [3]. Этот дисбаланс и приводит к неизбежной инфляции, росту цен, к экономическим кризисам.

Западногерманский экономист и государственный деятель Людвиг Эрхард говорил: «Инфляция не закон развития, а дело рук дураков, управляющих государством». Чтобы разобраться в первоистоках, в сущности процесса инфляции, стоит начать с буквального смысла этого слова. Инфляция — это производное слово от латинского «inflatio», переводимого на русский язык словом «вздутие». Самопроизвольное вздутие денежной массы через ссудный процент без создания потребительской стоимости и является генератором инфляции. Есть известное равенство — товарная масса должна соответствовать денежной массе. Денег больше — инфляция, денег меньше — дефляция. Денег должно быть создано ровно столько, сколько необходимо для обеспечения товарооборота. С этой позиции, деньги — не что иное, как тень товаров и услуг. Если же денег становится больше, чем продуктов, то это неизбежно приводит к повышению цен на продукты, но, в самом деле, не продукт дорожает, а сами деньги обесцениваются. Причиной же удорожания продуктов во всем мире является гиперинфляция в мировой экономике, в качестве главного источника чего выступают ничем не обеспеченные зеленые бумажки, именуемые «доллары», которые начиная с 1971г. выпускаются Федеральной резервной системой США без обеспечения каким либо товаром.

15 августа 1971 — президент США Никсон объявляет о временной приостановке конвертируемости доллара в золото. Причина отмены «золотого стандарта» — несоответствие реальной покупательной способности доллара относительно декларируемого золотого паритета, длительные отрицательные платежный и торговый балансы США. Тем не менее, доллар остался основной резервной валютой, несмотря на явный кризис Бреттон-Вудской валютной системы. По данным Международного валютного фонда (МВФ) в течение последнего десятилетия более 60 % от общего объема ЗВР стран мира были в долларах США и 25 % в Евро.

Возникает любопытный вопрос: «если доллар, как национальная валюта США, не обеспечена ничем и фактически является простой бумагой, то чем же обеспечен рубль?» Вопрос уместен. Центральный Банк России выпускает столько рублей, сколько резервов имеет, а золотовалютные резервы формируются долларами и евро. Следовательно, де факто рубль привязан к доллару и евро, а в конечном счете ничем не обеспечен (по данным ЦБ РФ на 1 января 2014г. ЗВР составляет 456,447 млрд долл. США).

Из вышесказанного можно делать вывод, что у России нет национальной валюты. Этим и объясняется тот факт, что, будучи по природе самой богатой страной мира (Россия занимает первое место в мире по запасам газа: 32 % мировых запасов, 30 % мировой добычи; второе место по уровню добычи нефти: 10 % доля мировой добычи; третье место по запасам угля: 22 угольных бассейна, 115 месторождений, в том числе в европейской России — около 15,6 %, в Сибири — 66,8 %, на Дальнем Востоке — 12,9 %; на Урале — 4,3 %; по разведанным запасам железных руд занимает тоже первое место, по олову — второе, по свинцу — третье; также Россия занимает лидирующее положение в мире по обеспеченности лесом), самой большой по территории, Россия влачит свое нищенское существование. Представьте на секунду, что рубль, как национальная валюта РФ, не обеспечена «бумажками», но теми ресурсами и производимыми на ее территории продуктами. Картина очевидная, не так ли? Администрацией Президента В. В. Путина неоднократно ставился вопрос о национализации Центрального банка России.

Ключевым звеном всех разрушительных явлений, происходящих в России в сфере экономики, является Центральный банк России — ровесник Перестройки. Именно для этого в качестве экономически самостоятельного юридического лица он был создан в соответствии с законом РСФСР от 2 декабря 1990 г. «О Центральном Банке РСФСР (Банке России)». Его уставной капитал составил скромную сумму в 3 млрд. рублей в «старых» деньгах. Это — коренное изменение в системе государственного устройства, ибо до этого момента мы имели в обороте на равных правах Билеты Государственного Банка СССР и Государственные Казначейские Билеты, отличавшиеся лишь номиналом. Все доходы от их эмиссии и обращения являлись общегосударственной собственностью. При этом Госбанк был бюджетной организацией, с работой в нём справлялись обычные госслужащие с весьма посредственными способностями и зарплатами. Попробуем разобраться по существу в правовом статусе Центрального Банка России. Председателем Верховного Совета народных депутатов РСФСР, 2 декабря 1990г. был принят закон РСФСР № 394–1 «О Центральном банке РСФСР (Банке России)». В соответствии со статьёй 1: «Банк России независим от распорядительных и исполнительных органов государственной власти». И далее: «Банк России — экономически самостоятельное учреждение, осуществляет свои расходы за счёт собственных доходов. Правительство РСФСР не отвечает по обязательствам Банка России, так же как и Банк России не несёт ответственности по обязательствам Правительства РСФСР…». Далее по статье 2 обновлённой редакции этого закона (от 10.01.2003 № 5-ФЗ): «Банк России осуществляет полномочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом Банка России, включая золотовалютные резервы Банка России».

С этих позиций Центральный банк России может расцениваться исключительно как частная корпорация, с уровнем оплаты труда на порядки отличающимся от уровня оплаты госслужащих, которая на монопольной основе сама же печатает все деньги страны и сама получает на них неслыханный в истории человечества ростовщический доход. Сумма только процентной составляющей этого дохода численно равна денежной массе, выданной в том числе Минфину, умноженной на учётную ставку ЦБ. Связи этого дохода с трудовой деятельностью Центрального банка не существует [4].

Следует понимать, что если в какой-либо стране мира вопреки здравому смыслу удалось создать центральное финансовое учреждение, независимое от Правительства, то значит оно подчинено корпорации международных банковских кланов и выполняет в этой стране функцию их посредника. Страна же при этом теряет свой экономический суверенитет.

Деньги — это особый товар, выполняющий роль всеобщего эквивалента, с помощью которого измеряются затраты общественно-полезного труда. История происхождения денег и их эволюция есть история возникновения и развития товарного производства и товарного обращения. Особое место среди товарных денег занимали продовольственные деньги и прежде всего такие, как зерно и скот. Эти обстоятельства связаны с тем, что до XX века товарное производство носило биогенный характер, в котором до 95 % продукции производилось на базе мускульной силы животных и человека. Источником же воспроизводства мускульной энергии выступали зерновые культуры. Их объёмы и количество скота были тесно увязаны с производимой товарной массой, а потому они в равной мере имели возможность выполнять функцию денег. В XIX-XX веках особую зловещую роль сыграл золотой стандарт — способ организации денежных отношений, при котором роль всеобщего эквивалента играет только золото. Впервые золотой стандарт был введён Англией в 1816 году после победы над Наполеоном, в США — в 1837 году. Россия этот роковой, глубоко ошибочный для себя шаг сделала в 1895–1897 годах. Этим шагом была разорвана связь между технологическими потребностями в деньгах народно-хозяйственного комплекса и возможностями их эмиссии из-за физической ограниченности имеющегося золота. Страна, вместо того, чтобы печатать собственные деньги под товары, имеющиеся в достаточных количествах, вынуждена была приостановить собственную эмиссию, и оказалась в подготовленной ростовщической петле внешних заимствований.

В XX веке в товарном производстве произошли радикальные перемены, и оно стало техногенным. Пропорции изменились на обратные, теперь уже до 95 % товаров производится на базе техногенной энергии и только 5 % на базе биогенной. В основе производства любого товара теперь лежит техногенная энергия, именно она и выступает в качестве товара инварианта де-факто, независимо от того, хотим ли мы это признать или нет. Попробуйте сопоставить стоимость буханки хлеба, кирпича и алюминиевой чашки — вы поймёте, что это, как впрочем, и в отношении иных товаров, можно сделать в своей основе только через расчёт энергозатрат. В публичной экономической науке кроме отсутствия управленчески значимых понятий, характеризующих производство и потребление в их натуральном виде (спектры демографически обусловленных и деградационно-паразитических потребностей) также отсутствует целый ряд управленчески значимых понятий, характеризующих саму кредитно-финансовую систему и её связи с продуктообменом как таковым. Собственно это обстоятельство и делает экономические теории метрологически несостоятельными и, как следствие, — не пригодными для решения экономических задач макроуровня с наперёд «заказанными», обещанными и гарантированными результатами [5].

В качестве исходного понятия обеспечивающего метрологическую состоятельность экономической науки выступает понятие: инвариант прейскуранта.

Инвариант прейскуранта изначально характеризовался тем, что в системе меновой торговли, когда продукты обмениваются друг на друга по двухходовой схеме «Т1-Д-Т2» среди товаров денежной группы выделяется один товар, который:

-          полноправный участник натурального продуктообмена меновой торговли в силу того, что обладает какими-то иными видами полезности помимо того, что он постоянно выполняет функцию товара посредника в двухходовой схеме «Т1-Д-Т2»;

-          во-вторых, в его количестве общепризнанно выражаются цены всех остальных продуктов на рынке во всех операциях продуктообмена меновой торговли (вследствие этого обстоятельства цена единицы учёта самого продукта-инварианта, выраженная в количестве инварианта, всегда единица, что и дает название термину «инвариант прейскуранта»; иными словами, инвариант на инвариант всегда обменивается в пропорции 1:1).

С момента своего возникновения и до 1971 года, по крайней мере, де-юре, деньги всегда имели товарную форму. Выпущенные в обращение бумажные деньги на первых порах ни коим образом не изменяли их сущностное содержание. Банк-нота — это расписка (нота) банка, выданная владельцу товара-эквивалента, который разместил его на хранение в этом банке. Передача банкноты означала переход права собственности на товар её новому владельцу. В 1971 году, как мы уже отметили, Президент США Никсон своим Указом в одностороннем порядке отменил закреплённое в 1944г. Бреттон-Вудским соглашением международное право беспрепятственного обмена бумажного доллара на золото. Впервые за всю свою историю вот уже 40 лет человечество по инерции в силу сложившихся привычек воспринимает ту или иную де-юре ничем не обеспеченную бумагу в качестве денег.

В результате такой трансформации на земном шаре сформировался рынок не слыханной доходности. Специальная бумага с нанесённым на неё рисунком, имея себестоимость изготовления, измеряемую центами, в товарообменных операциях выступает в качестве товара-эквивалента стоимостью 100 долларов. Страна, напечатавшая эту бумажку, в обмен на нее получает всё, что душе угодно — золото, нефть, лес, газ и т. п. Корпорация, являющаяся эмитентом этой бумаги, имеет доходность, которая даже не снилась ни наркодельцам, ни торговцам оружием. Правда, обеспечение такой доходности достигается при однонаправленном движении этих бумаг от эмитента к потребителю. Суть «Перестройки» по Горбачеву именно в этом и состояла. Мы стали владельцами 1/3 долларовой макулатуры Земного шара [6,7,8].

И. В. Сталин продемонстрировал возможности безинфляционного развития экономики, опираясь на закон сохранения денег как технологической среды. Именно так и должно быть в исключившей паразитизм государственности. Повышение качества управления, технологический прогресс должны с неизбежностью вести к систематическому неуклонному снижению цен на производимую обществом продукцию. При этом именно прейскурант цен и является численной мерой вектора ошибки управления народно-хозяйственным комплексом — чем ниже цены, тем выше качество управления.

В 1933 году доклад И. В. Сталина «Итоги первой пятилетки» включал следующее: «Чем обеспечивается устойчивость советской валюты, если иметь в виду, конечно, организованный рынок, имеющий решающее значение в товарообороте страны, а не рынок неорганизованный, имеющий лишь подчинённое значение? Конечно, не только золотым запасом. Устойчивость советской валюты обеспечивается, прежде всего, громадным количеством товарных масс в руках государства, пускаемых в товарооборот по устойчивым ценам. Кто из экономистов может отрицать, что такое обеспечение, имеющее место только в СССР, является более реальным обеспечением устойчивости валюты, чем любой золотой запас? Поймут ли когда-нибудь экономисты капиталистических стран, что они окончательно запутались с теорией золотого запаса, как единственного обеспечения устойчивости валюты?»

Пора бы вспомнить великого русского поэта А. С. Пушкина, который в своем романе в стихах «Евгений Онегин» утверждал, что не нужно золота (в нынешней ситуации резервная валюта в виде ничем необеспеченных бумажек), когда простой продукт имеешь.

Литература:

1.         К пониманию макроэкономики государства и мира, Внутренний Предиктор СССР, Тезисы (Тематически расширенная редакция 2009г.) — СПб, 2009г.

2.         Достаточно общая теория управления, (Постановочные материалы учебного курса факультета прикладной математики — процессов управления Санкт-Петербургского государственного университета в 1997–2003гг.) — СПб, 2-я ред., 2003г.

3.         Глухова Л. В., Глухова А. А. Управление формированием и развитием инновационного потенциала предприятий в условиях кризиса // Вестник Волжского университета им. В. Н. Татищева. 2009. № 17. С. 107–112.

4.         Павлова Е. В., Ермакова М. В. Современное состояние рынка кредитования физических лиц в российской федерации // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия: Экономика и управление. 2013. № 4 (15). С. 36–39.

5.         Анисимова Ю. А., Богданов Н. В. Современные подходы к управлению финансовыми ресурсами бюджетных учреждений здравоохранения // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия: Экономика и управление. 2013. № 3 (14). С. 7–14.

6.         Павлова Е. В., Тупейко С. А. Фонд социального страхования // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия: Экономика и управление. 2013. № 4 (15). С. 69–71.

7.         Павлова Е. В. Сущность производных финансовых инструментов // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. 2011. № 3. С. 214–217.

8.         Павлова Е. В., Тупейко С. А. Анализ федерального бюджета Российской Федерации за 2009–2011 года // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия: Экономика и управление. 2012. № 4 (11). С. 155–158.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle