Библиографическое описание:

Сикачина А. А., Белоглазов С. М. Использование аминополикарбоноатов и аминополифосфонатов как биоцидов и ингибиторов микробиологической коррозии, порождаемой desulfovibrio desulfuricans // Молодой ученый. — 2014. — №4. — С. 76-84.

Проведено исследование скорости коррозии и наводороживания модельного образца стали марки Ст3 в среде микробиологической коррозии с участием накопительной культуры сульфатредуцирующих бактерий. Сопутствующие исследования, такие как бактериальный титр СВБ, рН, окислительно-восстановительные потенциалы образца и коррозионной среды, проводились ежедневно 7-дневными циклами. Замерялись ежедневные видоизменения этих величин и рассматривалась их зависимость от времени экспозиции.

Ключевые слова: фосфонаты, комплексоны, сульфатвостанавливающие бактерии (СВБ, СРБ), камера Горяева-Тома, рН, водородное охрупчивание, наводороживание, адсорбция, потенциал образца, потенциал среды, сталь Ст3

It is carried out research of corrosion rate and hydrogen adsorption a modelling sample of steel of mark Ст3 the environment of microbiological corrosion with participation of memory culture of sulfatereduction bacteria. Accompanying researches, such as bacterial titre СВБ, рН, redox potentials of a sample and the corrosion environment, were spent by daily 7-day's cycles. Daily modifications of these sizes were measured and their dependence on exposure time was examined.

Keywords:phosphonates, complexones, sulfatereduction bacteria, рН, hydrogen rate, hydrogen adsorption, potential of a sample, potential of environment, steel Ст3

Введение: В технологических процессах часто используются среды (почвы, природные воды) с бактериальной сульфатредукцией. Они являются чрезвычайно агрессивными за счет накопления биогенного сероводорода (Н2S) — продукта функционирования сульфатредуцирующих бактерий (СВБ). Процесс осуществляется микробным сообществом, в частности, СВБ, которые способны прикрепляться к поверхности металла.

По степени агрессивного воздействия на процесс коррозии и разнообразию форм проявления сероводород является наиболее сильным из всех известных стимуляторов коррозии железа и его сплавов, особенно в кислых растворах, где оксиды и сульфиды железа растворимы. Сероводород способствует улучшению его избирательного смачивания водной фазой среды, что очень усиливает его коррозию.

Считают, что около 80 % коррозионных разрушений нефтепромышленного оборудования и свыше 50 % повреждений металлоконструкций происходят при участии микроорганизмов.

Эффективность ингибиторов определяется многими факторами: химической природой и строением самих ингибиторов, природой корродирующего сплава, составом коррозионной среди, характером ее движения, температурой и т. д. В зависимости от этих факторов меняется и природа частной реакции, в ходе которой ассимилируются электроны (катодная реакция) и ограничения (кинетические, или транспортные), и ряд других иараметров коррозионного процесса.

Методика проведения исследования: В приведенной работе использовалась культура СВБ, выделенная путем 4-недельного выделения с 4-дневным циклом пересева на элективной стерильной среде Постгейта «Б», что, согласно /8/, порождает чистую накопительную культуру СВБ. Такая среда готовится и используется с осадком, т. к. первоначальное развитие бактерий происходит именно в осадке.

Исходные пробы были отобраны в г. Калининграде из ручья «Парковый».

Экспонирование СВБ проводилось в изолированной системе — в герметично закупоренных без пузырей пробирках объемом 0,09 л в течение 7 суток при постоянной температуре 310 К; многочисленные работы, например /1, 9/, показывают, что за это время происходит полное завершение жизненного периода популяции СВБ.

В качестве объектов исследования использовались образцы из стали марки Ст3, широко применяемые в конструкциях, функционирующих в условиях жизнедеятельности СВБ. Каждый модельный образец имел параметры 50×17×1 (мм), с обезжиренной венской известью, а затем ацетоном визуально однородной поверхностью, стерилизованный облучением кварцевой лампой. Каждый такой образец завешивался на полимерной мононити в пространстве пробирки, заполненной питательной средой, которая была также стерилизована и обескислорожена путем кипячения в течение 1,5 ч.

После этого проводилась инокуляция охлажденной среды 2 мл вышеуказанной накопительной культуры.

Проводились измерения спустя 48 ч от момента инокуляции. Это время тратилось на инкубацию клеток и их акклиматизацию. Измерения строились следующим образом: проводился контроль (без привнесения в систему добавок), где измерялись бактериальный титр N, концентрацию сероводорода с2S), активную кислотность рН, электронный потенциал среды Еh и образца стали ᵩст, концентрационный профиль водородораспределения в модельном образце стали, скорость коррозии такого образца. После чего в систему привносились добавки в концентрации 1, 2, 10 мМоль/л.

В качестве добавок, предположительно проявляющих бактерицидные и ингибирующие (ИНГ) свойства, применились органические соединения (ОС) класса комплексонов (азот- и азотфосфорорганических соединений), применяемых в промышленности под торговой маркой Cublen как ингибиторы коррозии, накипеобразования, умягчающие компоненты косметических и моющих средств. Наличие в структуре этих молекул гетероатомов и карбоксильных групп позволило предположить их антикоррозионную активность (как пример, рассматриваются следующие):

ЕDTMP или Этилендиаминтетра (метиленфосфоновая кислота)

EDTA или Этилендиаминтетрауксусная кислота

NTA или Нитрилотриуксусная кислота

АТМР или Амино-три (метиленфосфоновая кислота)

В данной работе будет показано их действие в свете микробиологической коррозии с СВБ.

N напрямую высчитывалось под микроскопом марки ПОЛАМ С-111 увеличения 10×40, оснащенном фазовоконтрастным устройством, в двухклетчатой счетной камере Горяева-Тома.

с2S) определяли методом обратного иодометрического титрования. При выполнении эксперимента соблюдались все способы сохранения сероводорода: минимальное время взятия пробы, плотно закрытые пробки, перед отбором пробы стерильной пипеткой — перемешивание встряхиванием.

Измерения водородного показателя со стеклянным индикаторным электродом и редокс-потенциала среды с платиновым электродом проводили на универсальном иономере И-130 используя хлорсеребряный электрод сравнения.

Электродный потенциал стальных пластинчатых образцов определяли с помощью универсального цифрового прибора Щ-4313 и хлорсеребряного электрода сравнения, выражая в нормальной водородной шкале.

После шести суток экспозиции образцы из хромоникелсвой стали извлекали из коррозионной среды, аккуратно, чтобы не сбить основную массу металла, очищали от продуктов коррозии и взвешивали. Скорость коррозии определяли гравиметрическим способом.

Объем абсорбированного стальными образцами водорода определяли сразу же после определения скорости коррозии. На первом этапе проводили анодное послойное растворение образца. Далее, атомарный водород давал убыль концентрации растворенного кислорода, которую определяли реакцией на лейкосафранин Т, используя фотоэлектроколориметр.

Результаты и их обсуждение: Динамика изменения бактериального титра N-τ следующая (клеток на мл среды):

Таблица 1

Иллюстрация изменения бактериального титра с течением времени

Аббревиатура ОС

Сутки

Контроль

1 ммоль / л

2 ммоль/л

10 ммоль / л

АТМР

2

3

4

5

6

7

8200000

15700000

21300000

19100000

16200000

11800000

8200000

13400000

19200000

17600000

13900000

10000000

8200000

11800000

16500000

14300000

12700000

9000000

8200000

9500000

10400000

8800000

7900000

6400000

ЕDTMP

2

3

4

5

6

7

8200000

14200000

20000000

18400000

14700000

10700000

8200000

13000000

17900000

15600000

14000000

10200000

8200000

11200000

12200000

10500000

9800000

8000000

EDTA

2

3

4

5

6

7

8200000

12500000

18200000

16600000

12600000

9400000

8200000

11000000

15300000

13300000

11500000

8300000

8200000

8700000

9400000

7800000

6100000

5700000

NTA

2

3

4

5

6

7

8200000

10300000

13300000

12600000

11000000

8000000

8200000

10000000

12400000

10400000

9000000

6100000

8200000

8200000

8500000

5000000

4700000

4000000

Здесь прослеживается закономерность, обычная для подобных систем: максимум численности приобретается на 4-е сутки, после чего идет снижение бактериального титра. Наиболее слабое биоцидное действие проявляет EDТМР, наиболее сильное — NTA, хотя в целом оно невелико при иллюстрированной концентрации, что видно из сравнения работ /1, 4, 5, 8/. Этого следовало ожидать уже из учета сферы их применения.

Очевидно, что ОС данного класса являются бактерицидами среднего порядка. Только при высоких концентрациях оно относительно существенно, и начинает влиять, наряду с ингибирующим действием, на картину коррозионного процесса. Как явствует из приведенного материала /6/, все комплексоны характеризуются быстрым обменом в организме, отсутствием сродства с тканями и кумуляции в них. Благодаря высокому электрическому заряду как самих кислот, так и их хелатов, они нерастворимы в липоидах и не способны проникать сквозь клеточную мембрану (также оказывает влияние гидратная оболочка, группирующаяся вокруг зарядовых центров, увеличивая объем молекулы). В настоящее время трудно сказать, что произойдет с клеткой, в которую проникнет комплексон; скорее всего, это зависит от дозы /6/. Способность комплексонов связывать катионы поливалентных металлов и выводить их из организма вызывает побочное действие, которое при высоких дозировках ведет к серьезным клиническим симптомам, функциональным и морфологическим изменениям в тканях, к гибели. Выделяют острые (падение уровня Са2+ в крови и ряд ранних клинических симптомов) и отсроченные (постепенно развивающиеся морфофункциональные изменения в тканях) реакции организма на введение комплексонов. Большинство исследователей считает причиной токсического воздействия комплексонов именно их влияние на минеральный обмен, поскольку в активном центре многих ферментов содержатся облигатные металлы, которые и определяют функции этих белковых макромолекул. Различаются три типа воздействия комплексона на организм: 1) собственная токсичность лиганда, присущая, например, определенному кольцу или химической группировке независимо от реакции хелатирования; 2) токсичность, обусловленная хелатированием биологически важных катионов и 3) косвенная токсичность.

По данным \6, 7\, выявляют неожиданно высокую токсичность Fe (II) и Fе (III) EDTA, которые всегда присутствуют в среде Постгейта «Б».

Очевидно, что бактерицидное действие находится в линейной зависимости от ЛД50, поскольку бактерицидное действие анионов комплексонов растет с увеличением жирорастворимости (молекула легче вступает во внешнюю — жировую — фазу).

Биогенный сероводород ускоряет коррозию, действуя как катализатор /4, 5/, адсорбируясь в виде ионов НS на поверхности, что прямым образом обуславливает значение рН (вследствие кислотной диссоциации), Eh (восстановительные свойства сероводорода и ионов Fe2+, выделяемых в процессе коррозии), ᵩст (вследствие адсорбции НS иингибитора коррозии на поверхности металла Fe(HSH) или Fe(HSИНГ)). Порождается он сульфатным дыханием клеток, которое описывается как 8 [H] + SO4 2— → Н2S + Н2O + ОН. Вид зависимости с2S) — τ сходен с таковой по бактериальному титру как по относительному расположению, так и положению максимума (приведено в мг/л):

Таблица 2

Иллюстрация динамики сероводорода с течением времени

Аббревиатура ОС

Сутки

Контроль

1 ммоль / л

2 ммоль/л

10 ммоль / л

АТМР

2

3

4

5

6

7

180

304

355

329

311

287

180

221

291

267

258

230

180

206

273

252

228

217

180

195

225

185

183

179

ЕDTMP

2

3

4

5

6

7

180

256

328

320

291

249

180

243

297

287

282

243

180

223

248

227

225

212

EDTA

2

3

4

5

6

7

180

190

266

264

238

213

180

190

238

228

220

200

180

190

185

170

170

170

NTA

2

3

4

5

6

7

180

193

252

232

213

194

180

200

212

202

192

175

180

190

185

157

151

144

Кислотность коррозионной среды, инокулированной накопительной культурой СВБ, выраженная зависимостью рН — τ, показана ниже (в ед. рН):

Таблица 3

Иллюстрация изменения активной кислотности рН среды с течением времени

Аббревиатура ОС

Сутки

Контроль

1 ммоль / л

2 ммоль/л

10 ммоль / л

АТМР

2

3

4

5

6

7

7,8

6,9

7,1

7,3

7,6

8,1

7,8

7,4

7,2

7,3

7,5

7,6

7,8

6,5

6,8

7,0

7,2

7,3

7,8

7,5

7,6

7,7

7,9

8,0

ЕDTMP

2

3

4

5

6

7

7,8

7,7

7,0

7,8

7,9

8,1

7,8

6,2

6,5

6,8

7,0

7,2

7,8

7,3

7,5

7,7

7,9

8,0

EDTA

2

3

4

5

6

7

7,8

6,2

6,1

6,4

6,6

6,7

7,8

6,1

6,1

6,3

6,5

6,6

7,8

6,0

6,0

6,3

6,6

6,6

NTA

2

3

4

5

6

7

7,8

5,7

5,7

5,8

5,9

6,1

7,8

6,0

5,8

5,9

5,9

6,0

7,8

5,8

5,8

5,9

6,0

6,0

Изменение кислотности обусловлена рядом причин: накоплением биогенного сероводорода; собственным рН ингибиторов. В результате присущей комплексонам реакции хелатирования выделяются ионы водорода, что закисляет среду. В присутствии ингибиторов видно, что активная кислотность снижается по сравнению с контролем вследствие подавления ими жизненных процессов в клетках бактерий и токсичностью сероводорода при уменьшении защелачивания среды клетками СВБ вблизи катода при разряде гидроксония локальных коррозионных элементов на поверхности металла. Кроме того, фигурирующие ОС-комплексоны обладают высокой кислотностью, в них стабилизирован явный анионный центр, что дает возможность предполагать, что это способствует усилению кислотности коррозионной среды, и происходит торможение развития клеток на анодных участках поверхности металла. В контрольной серии имеется минимум на 3-и сутки, а также в ситуациях с концентрациями 2, 5, 10 мМоль/л. Это объясняется тем, что в концентрации 1мМ добавки проявляют несущественные бактерицидные свойства. Но при переходе от концентрации к концентрации как рост кривых, так и их падение. Это уже является иллюстрацией изменения скорости коррозии: чем она выше, тем в более щелочную область сдвигаются кривые, поскольку увеличивается концентрация Fe2+, когда по анодной реакции Fe0–2е = Fe2+ образуется много окисленной формы пропорционально образованию FeS. Когда его много, он гасит скорость анодного процесса при понижении N, что поднимает рН от 7,0…7,2 до 7,8…8,0. Это довольно точно отражается при 1…5 мМ/л, далее на значение рН может накладываться таковой собственно ингибиторов, которое у 1 %-ных растворов распределяется в очень широких пределах (2…12). Ингибиторы с сильно выраженной кислотностью своих растворов сильнее тормозят развитие СВБ на поверхностных анодах металла. Катодная деполяризация уменьшается при снижении N, и H3O+ застаивается возле катодных участков — при этом рН уменьшается.

Eh — потенциал показывает степень окисленности среды: чем он отрицательнее, тем более восстановительны свойства такой среды. Редокс-потенциал коррозионной среды, инокулированной накопительной культурой СВБ, выраженный зависимостью Eh — τ, показана ниже (в мВ):

Таблица 4

Иллюстрация изменения электродного потенциала коррозионной среды с течением времени

Аббревиатура ОС

Сутки

Контроль

1 ммоль / л

2 ммоль/л

10 ммоль / л

АТМР

2

3

4

5

6

7

300

–244

–252

–268

–280

–297

–300

–255

–260

–263

–268

–269

–300

–220

–231

–242

–250

–253

–300

–280

–283

–288

–290

–294

ЕDTMP

2

3

4

5

6

7

–300

–247

–253

–266

–272

–274

–300

–200

–212

–228

–238

–243

–300

–271

–282

–295

–303

–303

EDTA

2

3

4

5

6

7

–300

–195

–200

–207

–221

–225

–300

–197

–209

–220

–223

–229

–300

–174

–177

–200

–217

–220

NTA

2

3

4

5

6

7

–300

–164

–164

–170

–175

–180

–300

–180

–180

–181

–182

–182

–300

–176

–178

–180

–182

–185

Поскольку исследуемые ОС не являются окислителями либо восстановителями, а имеют склонность стимулировать коррозию, вклад в величину Ehдает также и Fe2+. От концентрации к концентрации ОС происходит движение Eh в отрицательную и положительную сторону, что напрямую коррелирует с величиной скорости коррозии (чем она выше, тем восстановительнее среда), что влечет за собой образование FeS, тормозящего анодную реакцию, что увеличивает не только активную кислотность среды, но и ее окислительно-восстановительный потенциал Eh. Последовательность ОС, при которой происходит увеличение Ehвположительную сторону, почти совпадает с таковым для бактерицидного действия. В первые дни экспозиции он имеет значение -300 мВ; с течением времени наблюдается смещение Ehвобласть положительных значений, поскольку появляется восстановленная форма Н2S. Минимум приходится на 3-и сутки, а в течение отмирания микроорганизмов увеличивается, приобретая стабильные значения (накапливаются восстановители).

Потенциал ᵩ стали — это показатель торможения анодной реакции: чем менее отрицательна ᵩ, тем меньше скорость анодного процесса. Каталитически действующие гидросульфид-ионы адсорбируются на анодных участках поверхности стального образца. Катионы ОС, образующиеся посредством присоединения протонов из кислых растворов к атомам азота, играют главную роль в блокировке аддуктов Fe(HS)адс, образующихся по всей поверхности металла путем притяжения и адсорбции на ней гидросульфид-ионов по схеме Fe(HS)адс + ИНГ+ → Fe(HSИНГ)адс. Также анионный характер защищающей добавки в какой-то мере гасится хелатированием, что способствует если не хемо-, то электросорбции у фосфонатов (уменьшается суммарный отрицательный заряд гидроксилов). Электроны на катод не передаются, и от ОС к ОС идет облагораживание данного потенциала (приводится в мВ):

Таблица 5

Иллюстрация изменения электродного потенциала образца с течением времени

Аббревиатура ОС

Сутки

Контроль

1 ммоль / л

2 ммоль/л

10 ммоль / л

АТМР

2

3

4

5

6

7

–610

–564

–483

–473

–460

–453

–610

–560

–450

–440

–435

–425

–610

–587

–574

–569

–558

–544

–610

–630

–611

–607

–597

–593

ЕDTMP

2

3

4

5

6

7

–610

–553

–430

–420

–411

–400

–610

–580

–570

–562

–554

–545

–610

–626

–608

–600

–587

–582

EDTA

2

3

4

5

6

7

–610

–527

–463

–423

–415

–340

–610

–554

–530

–516

–489

–475

–610

–607

–602

–590

–578

–565

NTA

2

3

4

5

6

7

–610

–623

–620

–616

–610

–590

–610

–502

–490

–490

–480

–480

–610

–585

–567

–553

–500

–500

В случае фосфонатов подключаются силы физической адсорбции на отрицательно заряженной поверхности металла благодаря атомам фосфора. В случае азоторганических комплексонов доля отрицательных зарядов в молекуле падает, а эффективных центров химической адсорбции — атомов азота — становится больше, поэтому они являются лучшими, хотя имеется точка зрения, что на адсорбционно-менее активных участках, где реализуются более слабые физические силы, с течением времени связь упрочняется за счет возникновения донорно-акцепторных связей. Основность аминных азотов в молекулах комплексонов возрастает пропорционально количеству с ними соединенных метиленфосфоновых групп, что упрочняет хемосорбционную связь донорного азота с металлом, а остальные заместители резко уменьшают стабильность связи с металлом /7/. Иная картина наблюдается при росте концентрации каждого ингибитора вследствие наличия явного анионного характера. Отрицательный конец диполя FeHSадс, направленный в сторону раствора, в большей степени отталкивает такие молекулы, и каталитическое действие сероводорода не снижается. От концентрации к концентрации ОС не происходит остановки скорости анодного процесса, следовательно, возрастает и ᵩ.

Склонность к хелатированию катионов Fe2+ подрывают их ингибирующие свойства, так как теряются донорная способность атомов азота, электронная пара которых в этом случае вовлечена в «клешню», но гидроксильные кислороды при этом теряют отрицательные заряды, и одной из двух электронных пар они способствуют химической адсорбции на поверхности металла, что, по-видимому, тоже вносит вклад в общую защиту от коррозии. Катион Fe2+ всоставе молекулы мало способствует электросорбции по причине невысокой плотности заряда на нем, связанного с его размерами, скорее, увеличивая разрушение модельного образца.

В значение скорости коррозии К вкладываются 3 фактора, действующих совместно: с одной стороны, это способность и шансы к адсорбции молекул ОС, а с другой — биоцидное действие на СВБ, что напрямую влечет падение концентрации биогенного сероводорода. Третья же причина состоит в собственной деполяризаторной способности клеток СВБ /1/, реализуемой на катодах модельного образца. Скорость коррозии продемонстрирована на рис. (в г/(м2 · сут)).

Таблица 6

Иллюстрация изменения скорости коррозии образца с течением времени

Аббревиатура ОС

Контроль

1 ммоль / л

2 ммоль/л

10 ммоль / л

АТМР

1,77

1,71

0,97

1,57

ЕDTMP

1,09

0,65

1,12

EDTA

3,32

0,61

1,90

NTA

0,88

1,46

1,36

Изменение К в случае данных ОС возможно приурочить к способности к адсорбции и к состоянию их молекул в данный момент времени нахождения в растворе. В момент внесения в пробирку дозы комплексона рН среды равно 7,8. Это даёт сильный отрицательный заряд молекулы, порождаемый кислородом гидроксилов, вследствие чего потенциал ᵩ стали принимает резкоотрицательное значение с ростом концентрации, т. е. с ростом «отрицательного» вклада в двойной электрический слой; на практике это дает стимулирование коррозии. Когда среда закисляется, отрицательный заряд гидроксилов гасится. В это время добавка начинает ингибировать коррозию.

Это реализуется из-за наличия эффективных центров адсорбции (атомов азота и кислорода, могущих поставить свои электроны на d-орбитали атомов металла, а атом фосфора, наряду с получающимся внутримолекулярным NH+, вносит вклад в физическую адсорбцию). Но более весомый вклад структуры ОС в явление ускорения коррозии наличие высокого отрицательного заряда, отталкивающего молекулы ОС от отрицательных концов диполей FeHSадс; отрицательные полюса последних как раз и направлены в раствор. Эти аддукты увеличивают —ᵩ, что ведет к ускорению анодного и катодного процессов, что и реализуется на практике в том, что от концентрации к концентрации ОС потенциал образца делается все более отрицательным. Наличие сопряжения среди фосфоновых кислотных групп и карбоксилов с высокой подвижностью облака кратной связи делает данные молекулы очень реакционноспособными — они служат катодными деполяризаторами разряда H3O+, что тоже отражается в стимулировании К.

Н2S является также сильным стимулятором водородного охрупчивания стали, что приведено ниже общепринятой величине мл водорода на 100 г стали:

Таблица 7

Содержание водорода в стали, выраженное как концентрационные профили по толщине 60 мкм модельного образца стали

Аббревиатура ОС

Глубина от поверхности, мкм

Контроль

1 ммоль / л

2 ммоль/л

10 ммоль / л

АТМР

5

15

25

35

45

55

24

25

29

35

29

22

24

28

31

26

18

16

22

23

25

20

13

12

23

25

28

25

21

18

ЕDTMP

5

15

25

35

45

55

20

24

25

28

17

13

17

18

19

23

11

10

21

22

25

21

16

14

EDTA

5

15

25

35

45

55

25

30

33

31

21

19

22

28

30

26

18

12

25

32

35

25

20

20

NTA

5

15

25

35

45

55

22

23

24

20

13

10

21

23

28

23

17

10

24

24

27

19

14

12

Из таблицы видно, что максимум приходится на глубину 25 мкм слоя (в контроле и экспозиции с EDTМР при 35 мкм) стали из снимаемых 55 мкм. Видна степень наводороживания от бактерицидной и ингибиторной способности вещества, но еще более тесная связь наблюдается со скоростью коррозии: при высоких скоростях наблюдается превышение водородосодержания по сравнению с контролем, поскольку аддукт FeHSадс ответственен также и за повышение наводороживания, которое происходит при адсорбции атомов Н, переходящих с катодов на поверхности металла, а также при переносе Н+ из раствора на электрод, что предотвращает каталитическую катодную реакцию. Под влиянием кислотной среды аддукт FeHSадс превращается в Fe(HSH)адс, и притяжение ингибитора дает Fe(HSИНГ)адс, который не акцептирует электроны, порождаемые анодным процессом, по реакции Fe(HSH)адс + е → FeHSадс + Hадс, что и уменьшает наводороживание. Но с ослаблением связей между атомами металла (чему немало способствуют применяемые молекулы ингибиторов в связи с очень выраженной склонностью к хелатированию) и интенсивным образованием FeS (из-за Fe2+), который уменьшает рекомбинацию атомов Н — все это способствует наводороживанию — в данном аспекте проблемы приходится мириться.

Меньшее значение имеет химическое взаимодействие сероводорода с металлом 2Fe + 2HSH → 2FeS + 2Hадс + H2 икаталитическое — на сульфиде железа — разложение сероводорода 2HSH → 2Hадс + H2 + S/2/.

Литература:

1.             Аббасов В. М., Мамедов И. А., Абдуллаев Е. М. Защита стали от сероводородной коррозии с применением бактерицидов \\ Защита металлов — 1995. Т. 31. № 2 — стр 206–208

2.             Погребова И. С., Пурин Л. М., Козлова И. А. и др. Электрохимические и биологические аспекты стабилизирования процессов коррозии металлов в агрессивных средах \\ Фiзико-хiмiчна механiка матерiалiв — 2000 — Т. 2. № 1 — стр. 479–481

3.             Руководство к практическим занятиям по микробиологии / Под ред. Егорова Н. С. — М.: Изд-во МГУ, 1985 — стр. 95–191

4.             Гарг Г. Н., Саньял Б., Пандей Г. Н. Микробиологическая коррозия, вызываемая СВБ // Биоповреждения в строительстве / Под ред. Ф. М. Иванова, С. Н. Горшина — М.: Стройиздат, 1984 — стр. 222–230

5.             Гориленко Н. Н. Влияние коррозии стали на развитие смешанной культуры сульфатредукторов // Коррозия и защита металлов. Межвузовский тематический сборник научных трудов — Вып. 7 — Калининград, 1988

6.             Семенов Д. И., Трегубенко И. П. Комплексоны в биологии и медицине. Свердловск: УНЦ АН СССР, 1984

7.             Комплексоны и комплексонаты металлов/Н. М. Дятлова, В. Я. Темкина, К. И. Попов. М.: Химия, 1988, 544 с.

8.             Терюшева С. А., Белоглазов С. М., Белоглазов Г. С. 1,4-гидрохиноны как ингибиторы коррозии и наводороживания конструкционной стали в средах с сульфатредуцирующими бактериями // Практика противокоррозионной защиты. — М.: — 2008. — № 4 (50). — С. 60–65.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle