Библиографическое описание:

Зубковская А. А. Феномен страдания в буддийской традиции // Молодой ученый. — 2014. — №4. — С. 133-135.

Издревле человечество пыталось дать исчерпывающее объяснение страданий на основе религиозного опыта, который предполагает их целостное, предельное осмысление и полноценное преодоление. Религия максимально заостряет внимание человека на проблеме недолжного состояния мира и предлагает реальные средства для ее разрешения. В связи с этим, целесообразно рассмотреть, как различные религиозные традиции осмысляют феномен страдания, и сопоставить их позиции. В данной работе рассматривается буддизм как одно из наиболее древних и значимых явлений в религиозной и культурной жизни человечества.

Как правило, все работы, посвященные буддизму, затрагивают тему страдания, но чаще всего исследователи не посвящают ей целенаправленного, автономного и систематического исследования, ограничиваясь указанием на фундаментальное значение этой проблемы для всех направлений буддизма. Новизна данного исследования заключается в системном подходе к рассмотрению страданий, что позволяет целостно постичь смысловое измерение этого феномена. Предполагается изучить проблему с различных сторон, в том числе в конкретно-практическом аспекте, что также является оригинальностью данной работы. Разносторонний подход призван сформировать логические позиции для сравнения буддизма с другими религиозными традициями по вопросу страданий.

Понятие «страдание» является базисным для адекватного восприятия буддийского мировоззрения. Но в то же время не все исследователи уделяют отдельное внимание смысловому наполнению этого термина, а также корректности его перевода на русский язык. Рассмотрев различные варианты перевода термина «дуккха» с палийского или с санскрита, мы пришли к выводу, что проблему перевода нельзя решить однозначно. Во избежание ошибок и дальнейшего неправильного понимания значения этого термина предлагается оставить традиционный вариант перевода «дуккха» как «страдание» в качестве наиболее выразительного русского эквивалента.

 Контекстуальный и этимологический анализ показал, что значение термина «страдание» не сводится к обозначению физической и психической боли. В буддийской традиции «страдание» отображает фундаментальную неудовлетворенность от претерпевания чего бы то ни было, от претерпевания как такового. Такой подход формирует представление о смысле существования человека, подводит нас к переосмыслению феномена страдания. На соответствующем этапе работы мы приходим к выводу, что неудовлетворенное состояние сопровождает человека в течение всей его жизни и порождает соответствующий смысл: освобождение или иными словами преодоление страдательного состояния.

Человек и мир в консервативно настроенном буддизме представляют собой парадоксальную и абсолютно бессмысленную вовлеченность в этот процесс претерпевания. В буддизме, наличие страданий объясняется механистически как кармическое воздаяние по безличному закону причинно-следственного возникновения. Причинно-следственная связь представляет собой логическую цепочку из звеньев, каждое из которых обуславливает последующее за ним, являясь его причиной. Таким образом, причинно-следственные отношения подчиняют человека, заставляя его испытывать страдательное состояние. В итоге, страдания не имеют никакого положительного смысла, и человек видит цель жизни лишь в преодолении недолжного состояния.

Аксиологическая проблематика страданий выявляется  при рассмотрении факта служения бодхисаттв (согласно махаянской традиции). Бодхисаттвы отказываются от конечного пункта буддийского страдания – от достижения нирваны – и, таким образом, становятся буддами ради блага всех существ. Личное освобождение, как таковое, уходит на второй план, несмотря на то, что это и есть главная цель страдания. Данный феномен позволяет обнаружить аксиологическую проблематику страдания. Личное освобождение теряет свою важность, новую оценку приобретает акт милосердия, служения другим. В этом состоит парадокс буддийского мировоззрения, так как идеалом образа жизни раннего буддизма является самоспасение.

В связи с частным преодолением страдательности, мы выделяем практический аспект поиска решения данной проблемы. Для этого небходимым стало исследование махаянской буддийской традиции. Философская система именно этого направления подсказала, что существует возможность предоления страдания вне аскетического образа жизни буддийской монашеской общины (сангхи). Махаянская традиция предлагает специальную практику для преодоления страдательного состояния каждого живого существа (санскр. upaya). Упайя акцентирует внимание практикующего на собственных специфических техниках и методах прекращения страданий.

Знаменитая история из Лотосовой сутры часто преподносится как пример упайи. Один человек, вернувшись домой, обнаружил, что его дом в огне, а дети его внутри играют с его любимыми игрушками. Он начал кричать детям, чтобы они убегали из горящего дома, но дети не поверили в то, что дом горит, и продолжали играть внутри. Поразмыслив о том, как он может использовать подходящие средства для убеждения, человек сказал детям, что принес позолоченную тележку и игрушечного быка для них, и эти игрушки ожидают их снаружи. Услышав это, дети выбежали из дома и были спасены. Наиболее важное в концепции упайи – ясный ум и сострадание, преподаваемые частными уроками для ограниченной аудитории.

 В вопросе о частном преодолении страдательности мы отдаем предпочтение махаянской буддийской традиции, так как она предлагает путь избавления от страданий каждому существу вне аскетического образа жизни. Однако фундаментальное преодоление страдательности рассматривается все же в контексте Четвертой Благородной Истины и Восьмеричного Пути, являющихся неизменными доктринами во всех направлениях и школах буддизма.  В данном контексте, мы можем утверждать, что в данной исследовательской работе рассматриваем «классический буддизм», хотя факт существования классического буддизма как такового является оспоримым.

Преодоление страданий для консервативно настроенного буддизма не является достижением чувственного или духовного блаженства. Нирвана есть запредельное состояние, в котором преодолевается претерпевание чего бы ни было: как страдания, так и блаженства. Это понятие предполагает свободу от желаний и привязанностей в том смысле, что они перестают влиять на человека. Также нирвана дает полное освобождение от круга рождений (сансара). Страдая в течении всей своей жизни, достигая нирваны, человек не получает никакого вознаграждения, так как состояние нирваны не предполагает блаженства. В этом случае, мы очередной раз убеждаемся в том, что жизнь в понимании буддийской философии – ущербное претерпевание. Вследствие проблемы нестрадательного состояния, ценность пребывания в сансарическом существовании теряется. В связи с этим фактом многие исследователи отмечают пессимистический характер буддийской религиозной традиции. На первый взгляд, эта позиция вполне оправдана, так как ценность существования человека теряется в контексте буддийских доктрин. Однако систематическое исследование показывает, что наличие цели жизни, смысла страдания, хоть отнюдь не положительного, сглаживает черты пессимизма в буддизме.

В перспективе буддийский взгляд на страдание будет сопоставляться со взглядами иных религиозных традиций на этот счет, в частности, ислама и христианства.

Литература:

1.      Ермакова Т.В. Классический буддизм/ Т.В. Ермакова, Е.П. Островская. – СПб.: Петербургское Востоковедение,1999. – 283 с.

2.      Парибок, А.В. Методологические аспекты буддизма.[Электронный ресурс]. http://psylib.org.ua/books/_parib01.htm

3.      Розенберг, О.О. О миросозерцании современного буддизма на Дальнем Востоке. [Электронный ресурс]. http://psylib.org.ua/books/_rozeo01.htm

4.      Торчинов Е.А., Введение в буддизм: курс лекций/ Е.А. Торчинов. – СПб.:Амфора,2005. – 432 стр.

5.      Торчинов Е.А. Пути философии Востока и Запада:познание запредельного/Е.А.Торчинов. – СПб.:Азбука-классика: Петербургское востоковедение, 2005. – 480 стр.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle