Библиографическое описание:

Трофимов Н. П. Документы бухгалтерского учета как объекты судебно-бухгалтерской экспертизы // Молодой ученый. — 2014. — №4.2. — С. 108-113.

В статье рассматриваются учётные и внеучётные документы в качестве объектов судебно-бухгалтерской экспертизы. Уделено внимание критериям доброкачественности документов для целей классификации документации по качественным признакам. Описывается неофициальная учётная документация, приводятся особенности ее изучения экспертом.

Ключевые слова:документы, бухгалтерский учет, объекты, судебно-бухгалтерская экспертиза, эксперт-бухгалтер, ревизор.

Бухгалтерский учёт осуществляет сплошное и непрерывное наблюдение за разнообразными хозяйственными операциями и процессами, происходящими на предприятии. Основанием для отражения информации о совершённых хозяйственных операциях в бухгалтерском учёте являются первичные документы. Они являются источником сведений, необходимых для принятия управленческих решений, обеспечивают контроль за сохранностью материальных ценностей и денежных средств, обладают юридической силой при возникновении споров или предъявлении претензий и исков, являются источником информации о финансово-хозяйственной деятельности хозяйствующего субъекта для целей экономического анализа и контроля.

В специальной литературе распространено мнение, что в процессе судебно-бухгалтерской экспертизы исследуются только документы, прошедшие проверку при отражении указанных в них фактов хозяйственной деятельности в бухгалтерском учёте.

В определении объекта судебно-бухгалтерской экспертизы в литературе отмечается множество направлений и мнений. Одни авторы считают, что объектом судебно-бухгалтерской экспертизы являются хозяйственные операции, отражённые в документах бухгалтерского учёта, которые стали объектом следствия и судебного разбирательства. Другие считают, что объектом судебно-бухгалтерской экспертизы являются документы бухгалтерского учёта, которые приобщены к уголовному делу. При определении объекта судебно-бухгалтерской экспертизы, необходимо отметить, что каждое направление в литературе по данной проблеме в зависимости от целей исследования может быть верным. На основе проведённого анализа мнений различных авторов, можно сделать вывод, что объектами судебно-бухгалтерской экспертизы, исходя из определения, являются учётные и внеучётные документы, улики и другие материалы и предметы, находящиеся в расследуемом деле, которые имеют прямое или косвенное отношение к поставленным на разрешение экспертизой вопросам.

При исследовании хозяйственных операций эксперту-бухгалтеру приходится сталкиваться с огромным количеством документов. В уголовно-процессуальном и гражданском праве документы имеют значение в одних случаях как письменные, а в других - как вещественные доказательства по расследуемому делу. Для эксперта-бухгалтера документ имеет значение письменного доказательства [4].

Так, с точки зрения судебно-бухгалтерской экспертизы под документом следует понимать письменный акт, содержащий определенные реквизиты и отражающий хозяйственные операции и другие факты, с которыми закон связывает наступление экономико-правовых последствий.

В хозяйственной деятельности предприятий документы являются носителями как экономической, так и юридической информации. Носителями экономической информации они становятся в силу того, что посредством документов осуществляются первичное наблюдение и первичная регистрация хозяйственных операций. Экономическая информация документа представляет собой сведения о движении материальных ценностей и денежных средств, т.е. в документах отражается динамика изменения собственности. Носителями правовой информации документы становятся в силу того, что как материальные объекты они содержат сведения, необходимые для получения исчерпывающего представления о совершенной операции и обеспечения их доказательной силы. Документ будет иметь доказательное значение только тогда, когда он облечён в установленную законодательством форму.

Каждая основная и вспомогательная хозяйственные операции порождают в сопроводительной документации сложные информационные цепи и сети. Для эффективного их изучения необходимо построить блок-схему документооборота и информационных связей между документами. Чёткая организация документооборота обеспечивает полноту и своевременность получения необходимой информации о работе хозяйствующего субъекта и отдельных лиц, что повышает действенность бухгалтерского контроля. Документооборот регламентируется графиком, составляемым главным бухгалтером. График, утверждаемый приказом руководителя предприятия, должен способствовать улучшению бухгалтерской работы, усилению контрольных функций бухгалтерского учёта, повышению уровня автоматизации учётных работ.

Изучение бухгалтерских документов с учётом их информационных связей очень важно. Если практически какая-либо из хозяйственных операций не выполнялась или была осуществлена в другом по сравнению с документальными данными виде, размере либо иным способом, это непременно должно проявиться в несоответствии данных, содержащихся в различных документах. Эта закономерность обусловлена прежде всего тем, что в различных документах отражаются различные составные части одной и той же операции, и если какие-либо их данные не соответствуют реально происходящим процессам, то показатели в документах не могут быть взаимосвязаны [1].

Содержание хозяйственных операций, отражённых в документах, очень разнообразно. Для придания документу юридической силы необходима полная характеристика совершаемой операции, т.е. наличие определенного перечня показателей, присущих такому документу, - реквизитов. Анализ контрольной практики показывает отсутствие единого подхода к принятию документов экономического субъекта в выявлении недоброкачественных документов с целью их последующего анализа и определения последствий их использования хозяйствующим субъектом с точки зрения существенности искажения учёта и отчётности в целом. При поиске подложных (недоброкачественных) документов необходимо учитывать следующие обстоятельства:

при попытке сокрытия в учёте следов преступления интеллектуальный подлог совершается, как правило, более простым способом, т.е. путем подгонки и информационной увязки данных в документах, визуально связанных между собой и, как правило, в пределах непосредственной доступности исполнителям;

ряд взаимосвязанных документов по времени составляется раньше сомнительного, следовательно, для взаимной увязки их исправляют задним числом. Это может вызвать потребность в проведении криминалистической экспертизы по техническому исследованию документов;

часть документов защищена системой нумерации в прошнурованных журналах, которая затрудняет приведение всей системы документальных данных в состояние взаимоувязки. В связи с этим возможны технические подделки, т.е. материальный подлог, также требующий проведения криминалистической экспертизы;

так называемые первичные документы в общей информационной цепи не являются истинно первичными, т.е. изначальными [3].

Поэтому все указанные связи также должны быть проверены. При обнаружении разрыва цепи последовательного оформления документов (отсутствие одного или нескольких взаимосвязанных документов) встаёт вопрос о достоверности не только первичных документов, но и данных бухгалтерского учёта и бухгалтерской (финансовой) отчётности. В то же время отсутствие документов не означает, что их вообще не было. Документы могли быть утеряны, похищены, уничтожены и т.д. Если следственным путем не удается получить отсутствующую, но необходимую для расследуемого дела информацию, целесообразно проконсультироваться с экспертом-бухгалтером о возможности её реконструкции.

Для классификации документов по качественным признакам (т.е. для разделения их на доброкачественные и недоброкачественные) предприятиям, ревизорам и экспертам целесообразно использовать критерии доброкачественности документов: формальный критерий, критерий законности, критерий действительности, критерий реальности совершенных операций.

Формальный критерий. Любой доброкачественный документ должен быть составлен по определенной форме, должны быть заполнены все реквизиты, начиная с наименования хозяйствующего субъекта и заканчивая подписями лиц, оформлявших и санкционировавших данную хозяйственную операцию. Одним из наиболее грубых нарушений, отрицательно влияющих на защитные функции бухгалтерского учёта, является инверсия, т.е. составление взаимосвязанных документов в обратной последовательности. Например, документы об оприходовании готовой продукции из цеха на склад (акт приемки-передачи, накладная внутрихозяйственного назначения, реестр сданной на склад готовой продукции и т.д.) составляются позднее и на основе накладных об отпуске этой же продукции покупателям, в результате чего появляется неучтённое количество готовой продукции на складе. При данном порядке изъятие ценностей на любом промежуточном этапе (в данном случае неоприходование либо неполное оприходование поступившей на склад продукции) не вызывает недостачи или несоответствия в документах. Такое нарушение может рассматриваться как условие, способствующее совершению противоправных деяний, либо, если ведение подобной практики явилось намеренным действием, может входить в содержание способа совершения правонарушений и экономических преступлений.

Критерий законности. Хозяйственная операция, отражённая в документе, должна быть законна по своему содержанию. Запрещается принимать к исполнению и оформлению первичные документы по операциям, которые противоречат действующему законодательству. Контроль за соответствием осуществляемых хозяйственных операций законодательству Российской Федерации должен обеспечивать главный бухгалтер.

Критерий действительности. Документ должен отражать содержание именно той хозяйственной операции, для которой он был создан, причём отражать это содержание в неискаженном виде относительно объёмов, даты, участвующих в хозяйственной операции сторон или лиц и т.д. Своевременное и качественное оформление первичных учётных документов, передача их в установленные сроки для отражения в бухгалтерском учёте, а также достоверность содержащихся в них данных должны обеспечивать лица, составившие и подписавшие эти документы.

Критерий реальности совершенных операций. Первичные документы, отвечающие всем предусмотренным требованиям, признаются доброкачественными, могут быть приняты к учёту и использованы в судебно-следственной деятельности в качестве письменных вещественных доказательств. Документы, не отвечающие хотя бы одному из перечисленных критериев, являются недоброкачественными. Именно в недоброкачественных документах можно найти признаки и свидетельства о допущенных экономическим субъектом ошибках и отклонениях от норм, значительная часть которых может быть даже классифицирована как злоупотребление персонала или администрации.

Вопрос о случайном или умышленном происхождении недоброкачественных и недостоверных документов не следует решать только документальным исследованием. Для этого целесообразно использовать комплекс приёмов документального и фактического контроля, что позволит наиболее объективно и полно оценивать исследуемые документы и отражённые в них хозяйственные операции.

Вместе с тем документы могут просматриваться без предварительной их группировки или классификации, в том порядке, как они сброшюрованы. При таком несистематизированном просмотре появляется возможность установления правильности или неправильности каждого документа в отдельности. Однако эксперт будет не в состоянии охватить проверкой какую-либо хозяйственную операцию в целом - могут остаться невскрытыми такие факты, как, например, искажение себестоимости продукции вследствие несвоевременного списания израсходованных материалов и произведённых расходов, выплаты по сдельным нарядам за работы, которые фактически не выполнялись и т.д. Поэтому несистематизированный просмотр документов не является достаточно надёжным и целесообразным методом документальной проверки. Им следует пользоваться при общем предварительном ознакомлении с документами экономического субъекта.

Используя данные бухгалтерского учёта, ревизоры часто делают категорический вывод о недостачах, нарушениях, злоупотреблениях, размере материального ущерба. При этом обязательным условием является то, что зафиксированные в документах операции действительно были совершены. Проверка бухгалтерского учёта даёт определенную характеристику финансово-хозяйственной деятельности, но, очерченная строгими границами собственной методологии и будучи относительно замкнутой, система бухгалтерского учёта является частью общей информационной системы, лучше или хуже взаимодействует с другими ее частями. Поэтому с помощью одного изучения документов нельзя выявить многие злоупотребления и нарушения. Более того, изучение только бухгалтерских документов не даёт возможности вскрывать все совершаемые экономические преступления и условия, им способствующие [2].

Экспертная практика показывает, что многие факты не находят отражения в документах или отражаются в них неправильно. Это случаи несанкционированного движения денег, ценных бумаг, товарно-материальных ценностей и др. Такие операции могут совершаться без оформления документов, быть полностью или частично бестоварными или безденежными. Возможность установления таких фактов через некоторое время становится сложной, т.к. соответствующие материальные ценности могут изыматься посредством списания в расход по завышенным нормам, использоваться для производства неучтённой продукции и т.д. Наиболее точные сведения могут быть получены в ходе оперативного контроля, осуществляемого в момент совершения незаконных операций.

Позиция специалистов, согласно которой наиболее полная информация об искомых обстоятельствах с высокой гарантией её достоверности содержится в различного рода официальных документах, являющихся формализованным отражением имевших место действий, событий, составленных в соответствии с принятым порядком и правилами, отвечающими установленным требованиям относительно их содержания, формы и реквизитов, не представляется бесспорной. Ограничение исследования проверкой документов и методически, и процессуально нельзя признать правильным, т.к. при этом могут быть упущены существенные обстоятельства расследуемого дела. Качество обобщающего документа по результатам проверок по заданию правоохранительных органов зависит от всестороннего исследования операций и фактов, относящихся к поставленным на разрешение вопросам, путём:

изучения всей предоставленной ему (эксперту-бухгалтеру) как специалисту по бухгалтерскому учёту, анализу и контролю установленной официальной и приобщенной к делу любой другой информации, освещающей обстоятельства дела;

полного использования всех возможных методов и приёмов исследования документальных данных;

правильной оценки документальных данных и аргументации ими своего вывода с тем, чтобы этот вывод логически вытекал из исследования, был определённым и исключал возможность двоякого толкования.

Из уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство экспертизы, вытекает требование конкретного отражения в постановлении следователя тех материалов, которые решено подвергнуть специальному исследованию. Это необходимо для обеспечения прав обвиняемого, поскольку при неопределенности материалов, подлежащих исследованию, затрудняются постановка вопросов эксперту и использование его других прав при назначении экспертизы. Конкретное указание материалов требуется для оценки объективности подбора и достаточности материалов для исследования и разрешения иных вопросов, возникающих при оценке экспертизы. Важно, чтобы перечень материалов, являющийся составной частью постановления (определения) о назначении экспертизы, давал чёткое представление о том, какие именно материалы направляются эксперту-бухгалтеру.

При представлении материалов эксперту рекомендуется указывать количество томов и листов в каждом томе, вид, количество и номера документов, какому учреждению они принадлежат и к какому периоду времени относятся. Постановление о назначении экспертизы должно содержать конкретный перечень документов и других материалов, направляемых на экспертизу. Не исключено, что для бухгалтерской экспертизы потребуется следственное производство по делу полностью. Однако обычно необходим специальный отбор для экспертизы той части материалов дела, которая действительно относится к предмету исследования.

Такой подход к исследованию вопросов, поставленных на разрешение ревизора, позволяет выделить следующие группы объектов судебно-бухгалтерской экспертизы:

заключающие в себе факты, подлежащие исследованию;

отражающие возникновение и изменение исследуемых фактов;

облегчающие уяснение смысла и пределов исследования фактов.

Использование такой классификации объектов исследования экспертом-бухгалтером в экспертной практике будет способствовать улучшению качества проведения и результатов судебно-бухгалтерской экспертизы.

Эксперт-бухгалтер, располагая материалами бухгалтерского учёта для ответа на поставленные вопросы, не должен отказываться от использования других данных, в частности от применения неофициальной учётной документации (т.е. документации, которая официально не установлена для данного предприятия и не находит отражения в бухгалтерском учёте). Обычно неофициальные учётные документы фиксируют экономические явления и составляются материально ответственными и другими лицами по их инициативе. Они характеризуют движение товарно-материальных ценностей, размер материального ущерба и время его возникновения, распределение сумм материального ущерба между должностными и материально ответственными лицами и т.п. Такие документы находятся вне бухгалтерского контроля и самостоятельного доказательного значения не имеют, но могут быть успешно использованы правоохранительными органами при оценке выявленных фактов и определении степени виновности отдельных работников в допущенных нарушениях и злоупотреблениях [2].

Вместе с тем очень важно, чтобы эксперту-бухгалтеру передавались только такие материалы, которые действительно требуются для всестороннего разрешения вопросов экспертизы. Изучение излишних материалов вызывает неоправданную трату сил и средств, удлиняет сроки экспертизы. В противоположность этому неосновательное ограничение исследуемых материалов может сузить возможности экспертизы и явиться причиной недостаточной её полноты. Неполнота материалов, представленных эксперту, обычно является результатом затруднений органов дознания, следователя, судьи в определении объема и границ исследования. В таких случаях представителю правоохранительных органов, назначившему экспертизу, следует проконсультироваться с экспертом-бухгалтером.

Неофициальная учётная документация должна исследоваться экспертом-бухгалтером в пределах её количества (объёма), изъятого и приобщённого к делу. Трудности её использования в экспертизе во многом связаны с многообразием форм этих документов и различной степенью их оформления. Экспертная практика показывает, что в составе указанной документации встречаются неполноценные документы, содержащие такие недостатки, как небрежность оформления, неоговоренные исправления, отсутствие подписей лиц, совершивших операции, неясное или неполное указание операций, наименований, фамилий и т.д. В отдельных случаях такая документация не охватывает учётный период и является отрывочной. В связи с этим возникает необходимость в определении порядка оценки неофициальных учётных документов и пределов их использования в бухгалтерской экспертизе. В уголовно-процессуальном законодательстве письменные документы, используемые для доказательства, не подразделяются по признаку установления порядка документирования тех или иных операций и по форме самих документов. В судебно-следственной практике по делам о растратах, хищениях и недостачах товарно-материальных ценностей и денежных средств важным и определяющим для установления объективной истины является достоверность документов по существу их содержания. По этим основаниям неофициальные учётные документы и копии документов бухгалтерского учёта (фотоснимки, письменные дубликаты, удостоверенные нотариальной конторой, компетентным учреждением или органом расследования), приобщенные к делу, могут исследоваться и оцениваться как всякие другие документы официального порядка. Необходимыми данными такого неофициального учётного документа следует считать сведения о том, кем, когда и какая совершена операция, о точных размерах операции (наименование товарно-сырьевых ресурсов, количество, сорт, цена, сумма).

Таким образом, пределы использования неофициальной учётной документации для обоснования выводов эксперта-бухгалтера в полной мере определяются состоянием её оформления, конкретным содержанием поставленных перед бухгалтерской экспертизой вопросов и обстоятельствами дела. Поэтому заранее определить полный перечень случаев возможного использования неофициальной учётной документации и её объемов не представляется возможным. Вместе с тем во многих случаях исследование неофициальной и официальной учётной документации без дополнительных объяснений лиц, имевших отношение к их составлению или ведению, а также совершению операций, отражённых в документах, не позволяет всесторонне и правильно ответить на поставленные вопросы следствия. Иногда оформленные по форме документы не отражают фактически совершенных операций по существу или являются неясными по своему содержанию. Полный учёт показаний свидетелей и обвиняемых, относящихся к предмету бухгалтерской экспертизы, содействует более глубокому изучению предъявленных материалов, т.е. разъяснению сущности документально оформленных операций, порядка составления и прохождения документов. Одновременно это способствует выбору более правильного способа (приема) исследования учётных данных.

Литература:

1.      Васильева, Е.А. Учетно-аналитическое обеспечение устойчивого развития хозяйствующего субъекта [Текст] / Е.А. Васильева // Экономика и предпринимательство. - 2013. - № 7 (36). - С. 229-232.

2.       Васильчук, О.И. Процедуры аудита деятельности предприятий малого и среднего бизнеса, направленные на обеспечение экономической безопасности [Текст] /  О.И. Васильчук // Инновационное развитие экономики. - 2011. - № 3. - С. 17-26.

3.       Васильчук О.И. Организационно - экономический механизм контроллинга на предприятиях сферы сервиса //дисс. на соискание ученой степени д-ра эконом. наук / Москва, 2000.

4.      Васильчук О.И. Основы обеспечения конкурентоспособности предприятий сферы услуг // Известия Академии управления: теория, стратегии, инновации. 2011. № 5. С. 12-16

5.      Васильчук О.И., Савенков Д.Л.: Основы управления предприятиями сферы услуг. // Сибирская финансовая школа. 2011. № 3.

6.       Коростелев, А.А. Современные подходы к моделированию технологии аналитической деятельности [Текст]/ А.А. Коростелев // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. - 2013. - № 1 (23). - С. 334-337.

7.      Судебно-бухгалтерская экспертиза [Электронный ресурс] : учеб. пособие для вузов для вузов по специальностям "Юриспруденция", "Бухгалт. учет, анализ и аудит" / Е. Р. Россинская, Н. Д. Эриашвили, Ю. П. Кузякин [и др.] : под ред. Е. Р. Россинской, Н. Д. Эриашвили, Ж. А. Кеворковой. - М. : ЮНИТИ-ДАНАЗакон и право, 2010. - 383 с.

8.       Судебная бухгалтерия [Текст] : учеб. пособие для вузов по специальностям "Юриспруденция", "Бухгалт. учет, анализ и аудит" / А. А. Толкаченко, К. В. Харабет, Н. Д. Амаглобели [и др.] : под ред. А. А. Толкаченко, В. А. Бородина. - М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2007. - 223 с.

9.       Федотов Г. П., Васильчук О. И., Васильчук К. С. Управление стоимостью бизнеса для принятия обоснованных управленческих решений// «Вестник Поволжского государственного университета сервиса. Серия «Экономика», № 1 (33), 2014, С. 190-201.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle