Библиографическое описание:

Бидова Б. Б. Политически мотивированные экстремистские проявления на Северном Кавказе // Молодой ученый. — 2014. — №4. — С. 808-811.

В конце XX в. Россия, как и многие государства мира, столкнулась с проблемами экстремизма и крайней формой его проявления — терроризмом, что связано с процессами глобализации и коренными изменениями в политической, социально-экономической и духовной жизни в стране. Политически мотивированные экстремистские проявления подрывают основы общественной безопасности, создают угрозы государственной целостности Российской Федерации. Эти угрозы нашли отражение в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, в которой отмечается, что дальнейшее развитие националистических настроений, ксенофобии, сепаратизма, национального экстремизма, в том числе под лозунгами религиозного радикализма, будет оказывать негативное влияние на обеспечение национальных интересов России.

За последние 15 лет в Российской Федерации принят комплекс политико-правовых, экономических, организационных, воспитательных и иных мер противодействия проявлениям экстремизма на федеральном и региональном уровнях. В своей совокупности они должны были сгладить социальные конфликты в обществе. Однако случаи разжигания политической, социальной, расовой, национальной и религиозной розни не снижаются, что подтверждает статистика МВД России.

Так, по данным ГИАЦ МВД России, в 2008 г. было зарегистрировано 460 преступлений экстремистской направленности, в 2009 г. — 548 (19 %), в 2010 г. — 656 (20 %). В 2011 г. было зарегистрировано 622 преступления рассматриваемой категории, а в 2012 г. — уже 696.

Обострение социальных конфликтов и тенденции к насильственным и иным противоправным способам их разрешения наблюдаются в различных регионах России, особенно в Москве и Санкт-Петербурге. Но наиболее остро эти проблемы проявляются на Северном Кавказе, где проживает 12 % населения, из которых 31 % — молодые люди в возрасте от 14 до 30 лет, представляющие более 140 национальностей. [1] Периодически возникающие конфликты в северокавказских республиках характеризуют данный регион России как самый сложный в политическом, этническом и религиозном отношении. Особенно напряженной остается ситуация в республиках Дагестан, Ингушетия и Кабардино-Балкария, о чем свидетельствует статистика боевых потерь личного состава правоохранительных органов и вооруженных сил. Только в 2011 г. погибли 289 и ранен 551 сотрудник органов внутренних дел, ФСБ России и Минобороны России. Хотя за тот же период было уничтожено 375 боевиков, задержано 779 и еще 60 человек добровольно сложили оружие [2, с. 8], но ощутимых результатов в борьбе с экстремизмом и терроризмом не достигнуто.

Представляется логичным, что один из первых указов Президента РФ, подписанных в день инаугурации 7 мая 2012 г. (№ 603 «Об обеспечении межнационального согласия»), обязывает Правительство России разработать комплекс мер, направленных на совершенствование работы органов государственной власти Российской Федерации по предупреждению межнациональных конфликтов. Во исполнение данного Указа была принята и утверждена Стратегия национальной политики Российской Федерации на период до 2025 г. (утверждена Указом Президента РФ от 19.12.2012 № 1666), предполагающая создание эффективных механизмов их урегулирования и проведение системного мониторинга состояния межнациональных отношений, а также активизацию работы по недопущению проявлений национального и религиозного экстремизма. [1]

Очевидно, что одних политических мер и институциональных решений даже федерального уровня может оказаться недостаточно для противодействия политическому экстремизму на Северном Кавказе. Для обеспечения большей действенности принимаемых политико-правовых и социально-экономических мер необходимо переосмысление сложившихся концепций и представлений о политическом экстремизме в этом регионе России.

Из сказанного следует, что криминологическое исследование проблем противодействия политическому экстремизму в Северо-Кавказском регионе России в настоящее время приобретает неотложный характер.

Исходя из легальной дефиниции экстремизма, выделяется ряд основных признаков политического экстремизма, которые классифицируются по двум критериям — действию и мотивации. Признак действия отражает основной элемент объективной стороны состава преступления, а второй признак — мотив (побуждение) — выступает как факультативный признак субъективной стороны состава преступления. По действию к главным признакам политического экстремизма следует относить насилие, призыв к насилию и изменению конституционного строя, финансирование экстремизма, преступления в отношении представителей государственной власти, общественных и религиозных деятелей, сотрудников правоохранительных органов, публичную клевету в отношении лица, занимающего государственную должность, осуществление террористической деятельности, воспрепятствование законной деятельности органов государственной власти и их должностных лиц. По мотивации к основным признакам этого вида противоправной деятельности относятся устрашение, ненависть, вражда, исключительность (в религиозном и этническом смысле).

В экстремизме как в категории криминологического анализа интерес представляют его общественная опасность, качественно-количественные характеристики, социальные и личностно-психологические детерминанты, формирующие экстремистский мотив, субъекты и различные их действия, совершенные по мотиву ненависти или вражды, и их последствия. С криминологических позиций экстремизм не может ограничиваться признаками деяний, предусмотренных уголовным и административным законодательством.

Определяющей стороной экстремистских проявлений, т. е. их содержанием, является внешняя или внутренняя политика государства. Под эту политику (содержание) подстраивается форма, появляются индивиды, которые не согласны с миграционной, национальной, экономической, международной политикой государства, и на данном уровне формируется мотив ненависти или вражды. Этим объясняется то, что экстремизм наиболее ярко обнаруживает свою сложную и противоречивую природу именно в переходные периоды, когда происходят глубинные общественные трансформации.

В научной литературе выделяют различные формы экстремистских проявлений (экономический, политический, национальный, религиозный, экологический, информационный и т. д.), не всегда при этом придерживаясь каких-то четких критериев. Мы считаем, что любое уголовно наказуемое проявление экстремизма следует рассматривать как проявление недовольства государственной политикой. А критерием выделения форм выражения этого недовольства должны стать часто встречающиеся на практике идеологии, на которых они базируются и которые порождают целевые установки виновных. Эти целевые установки нашли отражение в УК РФ: действия, направленные на возбуждение ненависти или вражды, призывы к этому и совершение преступлений по мотиву ненависти или вражды. По критерию идеологической основы выделяются три формы проявления политического экстремизма в Северо-Кавказском регионе России: религиозный, националистический и сепаратистский. Этим формам проявления экстремизма дается краткая характеристика, при этом отмечается, что сами они имеют политическое содержание, имеющее различные формы проявления. В частности, терроризм может выступать как форма проявления и националистического, и религиозного, и сепаратистского экстремизма. Политический экстремизм определяется как активные действия индивидов, групп людей, а также легально или нелегально действующих организаций, выражающих в крайней форме недовольство государственной политикой по обеспечению конституционных прав и свобод личности независимо от ее пола, расы, национальности, религиозной принадлежности, а также организаций независимо от их организационно-правовой формы.

Крайней формой проявления политического экстремизма — терроризм. Можно выделить важный признак взаимообусловленности политического экстремизма и терроризма, которые подчинены решению задачи не просто оказать целенаправленное воздействие на политику государства, а исказить ее в самых негативных качествах.

Заслуживает особого внимания анализ криминологической характеристике преступлений, связанных с политическим экстремизмом в Северо-Кавказском регионе России. Анализ количественных и качественных проявлений политического экстремизма в преступных его формах говорит о том, что в практике реагирования правоохранительных органов наибольший перевес получили деяния, предусмотренные ст. 282 УК РФ. Удельный вес преступлений, предусмотренных указанной статьей уголовного закона, среди преступлений рассматриваемого вида (преступлений экстремистской направленности) составляет в последние годы (2012–2013 гг.) свыше 60 %. [2]

Проводя сравнительный анализ динамики и закономерности проявлений преступных форм экстремизма в России и Северо-Кавказском ее регионе, необходимо акцентировать внимание на том, что простое сравнение статистических показателей может привести к ложному выводу, что экстремизм актуальнее в других регионах России, нежели в Северо-Кавказском. Между тем в данном регионе экстремизм преимущественно проявляется в террористических актах и других преступлениях против общественной безопасности, против государственной власти и против порядка управления. Сложение всех преступлений против представителей власти, совершаемых незаконными вооруженными формированиями в Северо-Кавказском регионе, позволяет отразить данные, указывающие, что экстремизм в регионе и качественно и количественно отличен в сравнении с другими регионами Российской Федерации.

Необходимо отметить, что сбору и объективному анализу статистических данных относительно совершения и расследования исследуемых преступлений препятствуют недостатки в системе накопления и обмена информацией между правоохранительными органами. Данный факт обусловлен отсутствием единой формы статистической отчетности относительно рассматриваемой категории преступлений и критериев их разграничения от иных деяний.

Основываясь на результатах проведенных научных исследованиях, можно определить причинный комплекс политически мотивированной экстремистской деятельности. На формирование этого комплекса оказывают непосредственное влияние такие тесно взаимодействующие между собой факторы, как безработица, слабая развитость социальной инфраструктуры региона, клановость, межнациональные конфликты и территориальные споры, многонациональный и поликонфессиональный состав населения.

Выявлены и специфические детерминанты, создающие благоприятные условия для продуцирования политического экстремизма. Это высокая концентрация на достаточно небольшой территории различных этносов, обладающих отличными мировоззренческими концепциями, социально-культурными традициями, обычаями, укладами жизни, которая послужила причиной того, что Северный Кавказ имеет обширную историю межэтнических конфликтов, что в свою очередь определяет специфику ментальной культуры и политических взглядов населяющих его народов.

Необходимо отметить, что причинный фактор политического экстремизма продуцирован неоднородным конфессиональным составом населения, которое исповедует христианство, ислам, иудаизм, языческие верования. При этом подчеркивается, что поликонфессиональный состав населения необязательно должен быть сопряжен с высокой конфликтностью. Но если в полиэтническом обществе длительное время сохраняются элементы социально-экономического и политического неравенства, большое количество традиционных институтов, а также некоторые обусловленные историческим прошлым тенденции взаимного недоверия между этническими группами, то есть основание говорить о существовании этнополитической стратификации, которая создает основу для вызревания политически мотивированной конфликтной ситуации. Поэтому политический экстремизм на Северном Кавказе — это и стремление определенных этнических элит изменить в интересах своего этноса сложившуюся или формирующуюся этническую стратификацию как одну из разновидностей социального и политического неравенства.

Многоаспектный, комплексный характер предупреждения преступлений, связанных с политическим экстремизмом, наиболее ярко проявляется на общесоциальном уровне и предполагает развитие региональной макроэкономики, сфер социального обеспечения, образования, культуры. Специально-криминологическое предупреждение преступных проявлений политического экстремизма рассматривается как деятельность специальных государственных и негосударственных органов, а также их представителей в целях выявления и устранения детерминант преступлений, реализуется на общегосударственном, региональном и индивидуальном уровнях.

Общегосударственному уровню специального предупреждения преступлений ненависти в последние годы уделяется повышенное внимание. Государственная политика ориентирована на постоянное и открытое обсуждение вопросов межнационального и межконфессионального согласия, развитие национальных культур. Создан специальный орган — Совет по межнациональным отношениям, координирующий национальную политику в России. Региональный уровень предупреждения призван прежде всего противодействовать криминализации социальных процессов.

Для предупреждения политического экстремизма в Северо-Кавказском регионе России необходимо принципиально изменить существующую там клановую систему подбора и расстановки кадров на должности в государственных и муниципальных органах власти. Такая система вызывает недовольство населения, дискредитирует власть, приводит к коррупции, а патриархальный уклад тормозит социальное развитие.

В Северо-Кавказском регионе эффект имеет такая мера превентивного воздействия, как побуждение правоохранительными органами лиц, принимавших или принимающих участие в деятельности бандподполья, к добровольному отказу от преступной деятельности. Субъекты профилактики преступлений в этом регионе ведут активную разъяснительную работу, в ходе которой пропагандируются не только карательные, но и поощрительные нормы УК РФ. В частности, вовлечение в предупредительную работу родственников, старейшин и священнослужителей позволило в Республике Ингушетия существенно снизить, а в Чеченской Республике свести к нулю случаи ухода молодежи в бандподполье. Разъяснительная работа с лицами, вовлеченными в преступную деятельность, и их родственниками, разъяснение им положений ст. 31, 75, п. «и» ч. 1ст. 61 УК РФ, а также положений, содержащихся в примечаниях к статьям Особенной части УК РФ (ст. 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 210, 222, 223, 282.1, 282.2), позволила многих вернуть к мирной жизни. [3]

Обосновывается мнение о том, что при определении круга преступлений, в которых реализуется экстремистская деятельность, необходимо учитывать тот факт, что все признаки экстремизма исходны от двух мотивов — ненависти и вражды, являющихся базовым субъективным признаком криминализированных форм политического экстремизма.

Литература:

1.         Распоряжение Правительства РФ от 17.04.2012 № 506-р «Об утверждении Концепции государственной молодежной политики в субъектах Российской Федерации, входящих в Северо-Кавказский федеральный округ, до 2025 года»

2.         Паненков А. А. Решение проблемных вопросов о потерях сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих в борьбе с терроризмом, численности и потерях организованных преступных формирований в публичных выступлениях руководителей силовых структур // Военно-юридический журнал. 2012. № 1. С. 2–10.

3.         К вопросу о политическом экстремизме на Северном Кавказе и проблемах противодействия ему / С. Д. Юрчевский //Российский криминологический взгляд. 2011. № 2. -С. 44–48.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle