Библиографическое описание:

Насриддинов Ш. Н. Баня для паломников Шахи-Зинды (XV век) // Молодой ученый. — 2014. — №4. — С. 759-761.

О важной роли бань в общественной жизни античного и средневекового города писали многие исследователи [1, с. 261–268]. Бани выполняли не только санитарно-гигиенические, но и лечебные функции, а также были своеобразными общественными клубами, где общались, отдыхали с трубкой и кофе, иногда проводя в бане целый день.

Считается, что общественные бани появились в Средней Азии не ранее VIII века, хотя для соседнего сасанидского Ирана они известны уже вV веке [2, с. 307].

Для IX — X вв. на Афрасиабе открыто 6 бань, в том числе и крупный банно-прачечный комплекс, занимавший целый квартал [3, с. 16].

Средневековые письменные источники сообщают о самаркандских банях, принадлежащих Ходжа Ахрару: “Хамом-и-Ходжа Низамиддин” на базаре Мухаммад — Чап у ворот Аханин, “Хамом-и-кундалак (угловая баня) в квартале Хуне, баня в квартале Такачийан (подковщиков) и в махалле Ходжа Кафши [4, с. 104].

Для тимуридского времени на территории средневекового Самарканда археологически зафиксированы остатки бани на площади Регистан [5, с. 498–499], которую исследователи отождествляют с “баней Мирзы”, описанной в Бабур-наме [6, с. 61], и баня, раскопанная Э. Ю. Буряковой на цитадели Тимура [7, с. 168–171]. Таким образом, открыт новый банный комплекс средневекового Самарканда, который представляет большой интерес, т. к. расположен рядом с ансамблем Шахи-Зинда, одним из важнейших мест паломничества и генетически с ним связан.

Баня, небольшая по размеру 11,80х11,80м., расположена к западу от центральной дорожки, ведущей к входному порталу Шахи-Зинды.

Сохранилась западная часть здания, примерно половина (11,80х 6,30м.). Восточная его часть разрушена при строительстве антикварных магазинчиков. Судя по фотографиям конца XIX века [8, h.105], восточная граница здания проходила по линии западного края пилона входного портала. Главный фасад, где находился вход, был обращен на восток к дорожке, ведущей от входного портала ансамбля Шахи-Зинда на юг.

Сохранились три внешних стены бани. Они были сложены из жженого квадратного кирпича размером 25–26х 25–26 х 4,4–5,5 см на глиняном растворе толщиной 1,5- 2 см, верхние части — на кыровом растворе. Западная стена: длина — 11,80 м; сохранность в высоту — 1,60- 1,75 м, в средней ее части там, где находился вход в топочное помещение — до 2,55м. Толщина стены — 0,55 м (верх) — 0,70 м (низ). Северная стен: сохранность в длину — 6,30 м; высота –2,27м (всего 33 ряда кирпичей, из них 17 верхних — на кыровом растворе). Южная стена: длина — 6м; высота от 0,10м до 1,66м. Верхняя часть стены (8 кирпичей) сложена на кыровом растворе.

Здание имеет два яруса: нижний подпольный, где располагались отопительная система, водоотвод, дымоход и верхний с резервуарами для воды, подсобными помещениями.

Верхний ярус. Обычно на этом уровне в крупных общественных банях располагаются — раздевальня (люнчи-хона), комната для мытья ног (пайшуй-хона), массажная комната, мыльные комнаты и т. д. [7, с. 167]. В данном случае, баня небольшая. По типологии, разработанной Л. Ю. Маньковской, ее можно отнести ко второму виду — бань с неполным составом [9, с. 69]. Установить состав помещений не представляется возможным в виду плохой сохранности здания. В сохранившейся части были открыты только резервуары для воды.

У западной стены располагается первый ряд резервуаров. Три больших резервуара (Р-1, Р-4, Р-5) и один маленький (Р-7).

Резервуар 1 (Р-1) имеет овальную форму. Размер:4,40х1,70м. Стенки резервуара сложены из жженого квадратного кирпича размером 25–26х25–26х5–5,5 см и обмазаны кыровым раствором. Использован также крупный прямоугольный кирпич размером 51х27х6,5 см; 35х6,6–7 см; 28х 6,5 см. Ширина стенок 0,30–0,44 м. Обмазка кыровым раствором имеет от 6 до 9 слоев. Ее толщина 0,3–1,4 см. Различен состав слоев обмазки. Первый слой за кирпичом — светло серого цвета и в его состав включен саман, остальные слои темно серого цвета без самана. Раствор, на котором сложены кирпичи, также содержит включения самана. Резервуар перестаивался. Он был уменьшен за счет перегородки, построенной в 0,70 м от южной стенки так, что длина резервуара сократилась до 3,10 м. Под резервуаром расположена камера топки (К-1). Таким образом, в резервуаре постоянно была горячая вода. От резервуара отходит, водоотвод из кубуров (длина кубуров — 0,35м; диаметр — 9- 10 см), который опускается вниз и идет в направлении на восток. Водоотвод прослежен на 4,85м. При помощи этой системы, очевидно, горячая вода подавалась в восточную часть здания, где могли располагаться прачечная или умывальная комната.

Второй резервуар (Р-4) также ремонтировался из-за образовавшейся в дне трещины. Поврежденный участок перекрыли, построив дополнительную стенку восточнее поврежденного участка, и резервуар стал меньше. Размер резервуара: 3х 1,20м.

Третий резервуар (Р-5) сильно разрушен. Размер: 2,80х 1м.

Маленький резервуар (Р-7), размером 0,44х 0,34 м, мог служить для щелока и ароматических настоев [10, с. 243–244]. Глубина резервуара — 0,66м. Стенки состоят из одного ряда кирпичей, поставленных на ребро и обмазанных с двух сторон кыровым раствором (общая толщина — 0,12м).

Восточнее первого ряда, расположен второй ряд из двух крупных резервуаров (Р-2, Р-3) и одного маленького (Р-6). Размеры: 2,40х 1,20; 2,30х 0,80; 0,58х 0,51. Особый интерес представляет резервуар № 2 (Р-2), в дно которого встроены хумы. Сохранилось 4 хума, всего их было шесть. Размер хумов: диаметр венчика — 0,35 м; диаметр дна — 0,30 м; высота — 0,64 м. Хумы расположены в два ряда вдоль западной стенки резервуара. Такая система подогрева при помощи хумов, открыта впервые и является особенностью данной бани. В стене за хумами открыто отверстие дымохода, заложенное кирпичами.

Интересен также резервуар 3 (Р-3) в центре которого находится крупное отверстие диаметром 0,70 м, очевидно, место для котла, т. к. под отверстием расположена вторая камера топки (К-2). Котлы над топочными камерами известны в банях Ахсикента и Ташкента [11, с. 177].

Маленький резервуар (Р-6) сложет в виде ящика размером 0,58х 0,51. Глубина — 0,70м. Сохранился также небольшой участок пола помещения (0,85х 0,46 м) из жженого квадратного кирпича размером 23х23х4,5см (всего 7 кирпичей). Примерно посередине северной стены, на расстоянии 2,5 м от ее северо-западного угла открыт выступ стены на юг длиной 0,65 м и шириной — 0,75 м. Между этим выступом и продолжением северной стены и сохранился пол, зафиксированный на отметке — 0,22 м от нулевой. Стены в углу имеют обмазку из несколько слоев: кыровый раствор толщиной 2 см, затем ряд кирпичей уложенных на ребро (размером 23х23х4,5см), слой кырового раствора (2 см), слой серого цвета с саманом (0,5 см), желтая штукатурка (0,5 см). Затем идет еще один слой кыра и желтой штукатурки. Сохранность обмазки в высоту 0,34–0,60 м., она опускается ниже уровня пола на 0,33м, т. е. пол из жженого кирпича является вторичным. Между слоями штукатурки была обнаружена майоликовая плиточка со следами кырового раствора на внутренней стороне.

Нижний ярус. На этом подпольном уровне были расположены очаг-хона, отопительная система, водоотвод, дымоход.

Топка. Топка состоит из двух овальных камер, соединенных каналом. Вход в топочную камеру находился с западной стороны. Перед входом открыто небольшое помещение очаг-хона размером 2,60х 1,90 м. Вход шириной 0,66 м ведет в топочную камеру № 1 (К-1). Камера овальной формы, размером 1,57х 1,08 м. Высота — 1,85 м. Потолок камеры сводчатый. Дно — округлое, земляное, расположено ниже уровня порога камеры на 0,18м. Камера сложена из жженого кирпича. Стенки сильно обожжены. От камеры 1 идет сводчатый коридор, расширяющийся к камере 2(К-2).Камера округлой формы, размером 1,13х 1,10 м. Высота — 1,22 м. В верхней части имеет круглое отверстие диаметром 0,60 м, которое расширяется кверху до 0,70 м. Очевидно, оно служило для установки котла. Камера имеет выход к востоку в виде небольшого коридора шириной 0,54 м и длиной 0,84 м.

Общая протяженность этой системы, вытянувшейся по центральной оси здания с запада на восток, четыре метра. Ближайшей аналогией нашей топки является топка бани XIV-XV вв., раскопанная Э. Ю. Буряковой на цитадели Тимура [7, с. 169].

Дальше к востоку расположены подземные помещения, представляющие собой, широко известную еще с античного времени [12, с. 180–181], систему гипокауст — кирпичных столбов, регулирующих движение горячего воздуха внутри помещений. Всего открыто три помещения с гипокаустами: одно в центральной части и два по бокам. Они соединялись друг с другом каналами в средних стенах. Обнаружены также специальные заслонки для регулирования тяги — это крупные прямоугольные кирпичи размером 50–51х25х6,6–7см. Интересны столбики, перекрытые арочками, открытые у северной стены. Они разного размера и понижаются в восточную сторону. На эти арки опирался пол верхнего помещения..

Выход дымохода был зафиксирован в С-З части между маленьким резервуаром (Р-7) и стенкой крупного резервуара (Р-5). Ширина канала — 0,22 м. Он опускается вниз на 0,48 м идет прямо на юг –1,32м, затем под прямым углом поворачивает на восток и выходит под хумами резервуара № 2. Сверху дымоход был перекрыт жжеными кирпичами размером 25х25х5см.

Ввиду плохой сохранности бани не удалось проследить, каким образом и откуда подавалась холодная вода. На разрушенных стенках резервуара № 2 были обнаружены остатки небольших кубуров, очевидно, служивших для подачи холодной воды. Система эта проходила внутри стен. Внутристенные трубопроводы из мелких кубуров были открыты в Ахсикенте [11, с. 176]. Датировка бани определяется анализом строительного материала и архитектурного декора, так как керамика и единственная монета происходят из переотложенных слоев. Расположение бани, к западу от центральной дорожки, также говорит в пользу датировки, т. к. местоположение ее согласуется с общим планом построения композиции входного портала Шахи-Зиды времени Улугбека. Таким образом, впервые открыта баня, сооруженная специально для паломников.

Литература:

1.         Якобсон А. Л. Из истории средневековой архитектуры в Крыму. Средневековые бани Херсонеса. // СА, VIII, 1946.

2.         Беленицкий А. М., Бентович И. Б., Большаков О. Г. Средневековый город Средней Азии. Л., 1973.

3.         Вяткин В. Л. Городище Афрасиаб. Самарканд, 1927.

4.         Чехович О. Д. Самаркандские документы XV — XVI вв. // Памятники письменности Востока, XXXI, М., 1974.

5.         Ерназарова Т. С., Бурякова Э. Ю., Брусенко Л. Г. Раскопки в Самарканде // АО 1974 г., М., 1975.

6.         Бабур-намэ, Ташкент, 1958.

7.         Бурякова Э. Ю. Раскопки бань на территории средневекового Самарканда // ИМКУ вып.20, Ташкент, 1986.

8.         Gorschenina S. La route de Samarcande, Geneve, 2000.

9.         Маньковская Л. Ю. Типологические основы зодчества Средней Азии (IX-начало XX в.), Ташкент, 1980.

10.     Пугаченкова Г. А. Архитектурные памятники Нисы // Труды ЮТАКЭ, т.1, Ашхабад, 1946.

11.     Анарбаев А. А., Ахраров И.А Баня средневекового Ахсикента // ИМКУ вып.25, Ташкент, 1997.

12.     Немцева Н. Б., Сапаров Н. Ж. Банный комплекс Рабат-и-Малика // ИМКУ вып. 33, 2002.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle