Библиографическое описание:

Гурова И. М. Трансакционный сектор в современной экономике // Молодой ученый. — 2014. — №4. — С. 492-495.

Нацеленность современной экономики на инновационное развитие предполагает особую функциональную роль сервисной сферы в общественном воспроизводстве. С точки зрения институционального подхода, существенный потенциал в решении вопросов рационального использования и максимальной эффективности производственных ресурсов находится сегодня в области обеспечения трансакций.

В данной статье рассматривается трансакционный сектор экономики, как один из основных элементов инновационного развития современного постиндустриального общества. В том числе, исследованы отраслевой состав и функционал данного сегмента, а также проанализированы основные параметры развития трансакционного сектора в отечественной экономике.

Ключевые слова: трансакционный сектор, инновационное развитие, эффективность экономики, постиндустриальное общество, институциональный подход, трансакционные издержки, трансформационные издержки.

Современное постиндустриальное общество, где основную роль играют человек, знания и инновации, характеризуется значительной долей третичного сектора. Со второй половины ХХ века сфера услуг является движущей силой развития мировой экономики, благодаря своей особой функции в общественном воспроизводстве. В экономиках развитых стран именно данный сектор является доминирующим как по численности занятых, так и по обеспечению масштабов ВВП. В России, несмотря на более сдержанные показатели объемов третичного сектора, а также в целом сохранения позиции страны на международном рынке в качестве поставщика сырьевых ресурсов, значение сервисной составляющей также неуклонно растет. Сегодня, под воздействием современных глобальных экономических тенденций, динамика отечественной экономики все более зависит от сферы услуг.

Традиционно, к третичному сектору причисляют все возможные виды индивидуальных и общественных услуг для целей частного и бизнес-использования — образование, здравоохранение, науку, культуру, торговлю, транспорт, связь, управление, финансы, информационные, юридические, жилищно-коммунальные, бытовые, туристические, гостиничные, охранные и прочие услуги.

В последние десятилетия, когда произошел мощный рывок в развитии цифровых и телекоммуникационных технологий, спровоцировавший стремительное развитие информационных видов деятельности, экономисты начали выделять из сферы услуг новый самостоятельный четвертичный сектор — информационный. К нему относят услуги в области информационных технологий, связанные с планированием и организацией труда и производства, включая науку и образование, банковский и финансовый сектор, глобальный маркетинг и т. п.. В этом ключе речь идет уже о принципиально новом уровне мирового развития — переходе от постиндустриальной эпохи к информационному обществу.

Актуальные на сегодняшний день социально-экономические тенденции интересно рассмотреть через призму одного из современных направлений экономической теории — институционального.

Сторонники данного подхода рассматривают экономические отношения с учетом фактора рыночных трансакций, причем их осуществление неизбежно влечет определенные издержки, вид и объем которых зависит от задействованных в данном процессе необходимых ресурсов. Таким образом, общий объем издержек компании рассматривается в двух основных аспектах:

-                   трансформационные издержки, т. е. инновационно-производственные, связанные с использованием ресурсов для получения готового продукта,

-                   трансакционные издержки, связанные с подготовкой и осуществлением рыночных сделок в условиях возможного несовпадения экономических интересов сторон и неопределенности информации.

Согласно единому мнению экономистов, трансакционные издержки довольно сложно поддаются измерению, тем более, что ряд их имеет скрытую неденежную форму. Тем не менее, можно оценивать их общую динамику в сравнении с показателями трансформационных издержек. В этой связи Дж.Уоллис и Д.Норт предложили рассматривать современную экономику с точки зрения взаимодействия двух соответствующих секторов: трансформационного (отвечающего за преобразование производственных ресурсов в конечную продукцию) и трансакционного (обеспечивающего доставку производственных ресурсов, т. е. по сути представляющего собой инфраструктуру рынка производственных ресурсов).

Следовательно, к трансформационному сектору можно отнести все экономические области, связанные с добычей и переработкой сырья, а также производством — что в общем виде соответствует отраслевому составу первичного (ресурсодобывающего) и вторичного (производственного) секторов экономики в постиндустриальной структуре.

Относительно состава трансакционного сектора среди экономистов не существует единого мнения. Уоллис и Норт включали сюда достаточно широкий круг отраслей, в том числе, банковский сектор, страхование, торговлю (оптовую и розничную), операции с недвижимым имуществом, юридические услуги, затраты на управление в остальных отраслях, а также так называемый государственный трансакционный сектор (затраты на правоохранительную и судебную системы). Существует мнение, что к трансакционному сектору следует относить только финансы, т. е. сторонниками данного подхода он рассматривается в узком смысле.

Однако, с точки зрения рассмотрения трансакционного сектора как определенного регулятора общественного воспроизводства, который обеспечивает производителей информацией о потребностях общества и содействует перемещению ресурсов внутри трансформационной сферы, сегодня представляется правильным рассматривать его структуру именно в широком понимании. Таким образом, к трансакционному сектору можно отнести следующие отраслевые направления: финансы (включая банковский сектор, кредитование, страхование и пенсионное обеспечение), оптовая и розничная торговля (в том числе, продукцией производственно-технического назначения), операции с недвижимостью, транспорт, связь, общественное питание, информационное обслуживание, государственное управление, а также предоставление различных коммунальных, персональных и социальных услуг.

Совмещая постиндустриальный и институциональный ракурсы, можно сказать, что трансакционный сектор во многом соответствует третичной (сфере услуг) и четвертичной (информационной) экономике.

Довольно интересный вопрос возникает относительно места таких областей, как культура, наука, образование и здравоохранение, которые, согласно постиндустриальной структуре, являются составными частями третичного и четвертичного сегментов. Некоторыми исследователями высказывается мнение, что в институциональном разрезе данные отрасли необходимо относить к трансформационным, поскольку по своей сути они производят общественное богатство в особой его форме. С данным подходом сложно не согласиться, учитывая важность человеческого капитала, как одного из основных национальных экономических ресурсов.

Таким образом, надо признать, что в структуре сервисной сферы и перечне трансакционных отраслей есть определенные отличия. Тем не менее, есть основания говорить о том, что трансакционный сектор отражает основные свойства и функционал общей категории услуг, а сама сфера обеспечения трансакций в настоящее время является базисом современной постиндустриальной экономики.

Итак, трансакционный сектор представляет собой совокупность институциональных единиц, которые обеспечивают взаимодействие экономических субъектов в условиях неопределенности среды и ассиметричности рыночной информации. Функционирование трансакционного сектора исполняет ценообразующие и посреднические функции, создает условия для кругооборота экономических ресурсов, реализует их приток и перераспределение между отдельными производствами и областями для расширения возможностей экономического и инновационного развития. Основной ресурс и одновременно инструмент для результативной работы трансакционного сектора — информация, которая играет наиболее важную роль для рациональности осуществляемого им воспроизводственного процесса. В данном аспекте заключается сущностная и инновационная составляющая сегмента трансакций.

По аналогии с постиндустриальным подходом, объем и состояние трансакционного сектора в экономике могут быть оценены с помощью анализа количества занятых, отслеживания динамики темпов роста или спада, а также доли в ВВП, в сравнении с соответствующими показателями трансформационного сектора. Эффективность трансакционного сектора определяется экономией производственных ресурсов (необходимых для увеличения объемов выпуска продукции), которую он обеспечивает; иными словами, она состоит в снижении трансакционных издержек.

Трансакционные издержки составляют сегодня весьма существенные суммы. Их величина для конкретной национальной экономики зависит от следующих составляющих:

-        стоимости услуг трансакционного сектора,

-        стоимости трансакционных услуг, оказанных внутри трансформационного сектора (содержание управленческого персонала, юристов, маркетологов);

-        общего объема потерь и затрат, обусловленных несовершенством рынков и существующих институтов.

В современном мире трансакционный сектор представляет собой крупнейшую часть экономики, и в развитых странах его объемы уже превышают показатели 70 % национального ВВП. Если говорить о российском рынке, то эксперты отмечают, что отечественный трансакционный сектор по величине своей доли в ВВП на сегодняшний день находится практически на уровне стран первого эшелона.

Несмотря на отсутствие официальных количественных расчетов его величины, на основании изучения информации органов государственной статистики [1] относительно распределения организаций по отраслям экономики, можно выявить некоторые общие параметры российского трансакционного сектора. Так, по данным государственной регистрации, сегодня число организаций трансакционного сектора в целом составляет уже более 70 % от общего количества предприятий России. При этом, в структуре данного сектора наибольшая численность представлена сегментом оптовой и розничной торговли, включая ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования (более половины), также значительная часть сосредоточена в операциях с недвижимым имуществом, включая аренду и предоставление услуг (примерно четверть), а оставшийся объем распределяется на доли всех остальных отраслей — финансовой деятельности, транспорта и связи, гостиниц и ресторанов, государственного управления и обеспечения военной безопасности, предоставления прочих коммунальных, социальных и персональных услуг и т. д. Также прослеживается различная динамика развития отраслей, входящих в трансакционный сектор, в зависимости от экономических предпосылок определенных рынков. К примеру, за последние восемь лет более чем на 40 % увеличилось число компаний, связанных с недвижимостью, и более 60 % прироста показали организации транспорта и связи. Таким образом, российский трансакционный сектор продолжает свой рост, и здесь важно отметить, что положительная динамика трансакционных отраслей говорит о развитии и общей значительной доле отечественного предпринимательства в данной экономической сфере.

Существующие данные говорят в основном о количественном аспекте развития трансакционного сектора в России. Что касается качественных показателей и результативности функционирования данной сферы, то исследователи отмечают, что на сегодняшний день уровень национальных трансакционных издержек по-прежнему в несколько раз выше, чем в странах с развитой экономикой. Такая ситуация является индикатором несоответствия отечественной институциональной структуры экономическим реалиям в обществе, т. е. это означает, что в России трансакционный сектор, как и в целом постиндустриальные составляющие, до сих пор находятся на стадии становления, что, безусловно, тормозит общее развитие и делает работу экономической системы малоэффективной.

Здесь важно еще раз обратить внимание, что инновационное развитие экономики неосуществимо без адекватного трансакционного сектора, ведь сегодня рост производства невозможен при падении эффективности инфраструктуры. Кстати, именно с этой проблемой столкнулась Россия, когда правительственные реформы, направленные на развитие инноваций, не оправдали себя из-за слабости трансакционной сферы.

Среди основных моментов, снижающих возможности регулирующей функции трансакционного сектора и обуславливающих большую величину трансакционных издержек, можно назвать: неразвитость рынков, плохую адаптацию компаний к условиям рыночной среды (в том числе, за счет несовершенств организационной структуры и сложности бизнес-процессов), недостаточное развитие информационных систем (особенно в регионах, что вызывает дефицит доступной рыночной информации), слабое правовое поле, низкую контрактную культуру, оппортунизм в поведении экономических субъектов и т. д.

Отдельно надо отметить существующую в России актуальную проблему монополизации трансакционного сектора, которая является не только наследием переходного периода отечественной экономики (когда место советских государственных экономических гигантов заняли монополистические концерны), но сегодня во многом связана с приходом на отечественный рынок транснациональных структур. Данное явление искажает конкурентную среду, уменьшает скорость оборачиваемости и увеличивает затраты на осуществление трансакций, что снижает эффективность не только самого сектора, но и экономики в целом.

Итак, сегодняшний высокий уровень трансакционных издержек в российской экономике диктует необходимость разработки целенаправленных мер для стимулирования качественного развития трансакционного сектора, что требует не только значительных информационных, технологических и человеческих ресурсов, но и активной государственной поддержки по созданию соответствующей институциональной структуры в стране.

В этом плане одной из важных задач представляется тщательная проработка экономико-теоретической базы категории трансакционного сектора, которая могла бы дать практикам методически обоснованный инструментарий для осмысленного исследования проблем данного рынка и анализа взаимоотношений его участников.

Литература:

1.      Федеральный ресурс государственной статистики. Россия в цифрах-13 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.gks.ru/bgd/regl/b13_11/Main.htm.

2.      Кондратьев В. Интеграция нематериальных и вещных элементов современного производства / Услуги в современной экономике. Под ред. Л. Демидовой и В. Кондратьева. − М.: ИМЭМО, 2010.

3.      Коуз. Р. Фирма, рынок, право. − М.: Новое издательство, 2007.

4.      North D., Wailis J. Measuring the Transactional Sector in the American Economy, 1870–1970 // Long-Term Factors in American Economic Growth. Chicago: University of Chicago Press, 1986.

5.      Олейник А. Н. Институциональная экономика: Учебное пособие. — М.: ИНФРА-М, 2013.

6.      Категории трансакционных издержек. Капелюшников Р. И. / Институт свободы «Московский либертариум», 11.04.1994 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.libertarium.ru/l_libsb3_1–2

7.      Дудин М. Н., Лясников Н. В. Формирование экономической устойчивости предприятия // Ученые записки: роль и место цивилизованного предпринимательства в экономике России. Сборник научных трудов. Выпуск XV. — М.: Российская Академия предпринимательства; Агентство печати «Наука и образование», 2008. С. 65–74.

8.      Дудин М. Н., Лясников Н. В. Проблема возникновения риска в бизнесе сферы финансовой деятельности, как следствие нестабильности российской экономики // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. Москва. 2009. № 10. С. 124–127.

9.      Лясников Н. В., Дудин М. Н. Модернизация инновационной экономики в контексте формирования и развития венчурного рынка // Общественные науки. — М.: Издательство «МИИ Наука», 2011. № 1. С. 278–285.

10.  Dudin M. N., Ljasnikov N. V., Kuznecov A. V., Fedorova I.Ju. Innovative transformation and transformational potential of socio-economic systems // Middle East Journal of Scientific Research. — 2013. — Vol. 17, № 10. — P. 1434–1437.

11.  Dudin M. N., Ljasnikov N. V., Pankov S. V., Sepiashvili E. N. Innovative foresight as the method for management of strategic sustainable development of the business structures // World Applied Sciences Journal. — 2013. — Vol. 26, № 8. — P. 1086–1089.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle