Библиографическое описание:

Шмелев И. В. Понятие ущерба как основного элемента внедоговорной ответственности органов и должностных лиц в странах Евросоюза // Молодой ученый. — 2014. — №4. — С. 898-899.

На протяжении многих лет Европейский суд по правам человека вырабатывал практику, которая легла в основу определения ущерба от действий бездействия должностных лиц, подлежащего возмещению. Критерии ущерба являются также оценочными понятиями, однако с учетом слоившихся прецедентов, термин ущерб получил юридическое закрепление в правоприменительной практике.

Ключевые слова: Внедоговорная ответственность, ЕСПЧ, доказывание, ущерб.

Европейский суд по правам человека (далее — ЕСПЧ, Европейский суд или Суд) выступает в качестве эффективного способа защиты и соблюдения прав человека. Европейский суд воспринимается не только как международная судебная инстанция, которая способна восстановить нарушенные права и свободы, но и как институт, который оказывает превентивное влияние на возможные нарушения прав человека. Он способствует выполнению государствами-членами Совета Европы обязательств по уважению прав человека согласно международному нраву. В этой связи, справедливо замечание о том, что «Европейский суд является мощным инструментом, стимулирующим развитие национальных правовых систем» [1].

Европейский суд по правам человека (далее — ЕСПЧ) орган административной юрисдикции для стран участниц Евросоюза, рассматривающий, в том числе, споры между частными организациями и органами и их должностными лицами о возмещении ущерба причиненного действиями/бездействием либо решением последних.

Основным требованием для подачи иска против органов и должностных лиц в Евросоюзе по основаниям, предусмотренным параграфом 2 статьи 288 Договора об учреждении ЕС является наличие убытка или ущерба заявителя.

Исходя из смысла указанной нормы любой ущерб причиненный действиями/бездействием или решениями должностных лиц подлежит возмещению. Однако ЕСПЧ установил ряд критериев и ограничений к содержанию понятия «ущерб».

Критерий точности и определенности ущерба был установлен в деле Asia Motor France [2], в отсутствии которых иск не будет рассматриваться. В соответствии с параграфом 2 статьи 92 процессуальных правил, суд на свое усмотрение в любое время может поднять вопрос о соответствии заявленного ущерба указанным критериям.

Ранее, во времена существования Европейского сообщества угля и стали действовал другой прецедент, согласно которому для удовлетворения иска о возмещении ущерба, необходимо доказать, что данный ущерб является действительным, прямым, реальным, определенным и значительным.

Позднее, во времена действия договора об учреждении Евросоюза, генеральный адвокат Капотори в своем особом мнении по делу Quellmehl and Gritz [3] разработал четыре критерия, которым должен соответствовать ущерб, чтобы быть возмещенным: прямой, определимый, точный и серьезны [4].

Прямой ущерб означает наличие причинно-следственной связи между ущербом и событиями, которые привели к возникновению ответственности.

1.                  Ущерб подлежит возмещению, если его можно определить. Предполагаемый (гипотетический) ущерб или риск возникновения ущерба в будущем к понятию ущерб не относятся, в силу прецедента Kampffmeyer II [5], суть которого сводится к следующему. Ущерб должен быть предсказуем со значительной степенью вероятности, даже если он не может быть точно оценен. В толковании генерального адвоката Рейсхла [6], значительная степень вероятности означает, что события, приведшие к ответственности органа, либо должностного лица должны иметь место, пока вызванный ими ущерб не развился в полном объеме. При наличии данных обстоятельств истец приобретает право на возмещение ущерба, когда он будет полностью оценен.

2.                  Ущерб должен быть точным.

Для возмещения ущерба необходимо доказать, что он индивидуален и относится именно к лицу его заявившему. Необходимость такого толкования проистекает из сути ущерба, который необоснованно и незаконно может быть причинен неопределенному кругу лиц, а компенсации подлежит лишь конкретный, заявленный ущерб [7].

Если незаконное действие/решение органа или должностного лица повлекло возникновение ущерба у нескольких заявителей, каждый из низ имеет право заявить данный ущерб, вне зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Однако более детально данный вопрос может быть рассмотрен при рассмотрении соотношения ущерба от индивидуальных и нормативных актов, которое не является предметом настоящего исследования.

3.                  Ущерб должен быть доказанным.

Бремя доказывания ущерба, как было растолковано в одном из прецедентов лежит на заявителе [8].

Согласно статье 45 процессуальных правил ЕСПЧ, суд решит какие доказательства будут считаться надлежащими для целей доказывания фактов относящихся к ущербу.

Стандарты и требования предъявляемые к доказательствам ЕСПЧ очень высоки и множество дел было проиграно именно из-за недостаточной степени доказанности ущерба. В этой связи необходимо отметить, что если информация или документы относящиеся к делу отсутствуют в общем (публичном) доступе, органы или должностные лица должны способствовать ее предоставлению заявителю [9].

4.                  Ущерб должен быть рассчитан.

Данное утверждение означает, что ущерб должен иметь денежное выражение и прилагаемый расчет, точно выраженная денежная оценка причиненного ущерба.

ЕСПЧ не связан требованиями сторон, но может по своему усмотрению самостоятельно оценить ущерб, в случае необходимости привлечь независимого эксперта, как это произошло в деле Usines de la Providence [10].

В этой связи, было бы уместным упомянуть мнение генерального адвоката Капотори по делу Ireks-Arkady 1978 года [11].

«Объектом компенсации является восстановление активов заявителя в состояние в котором бы они находились в отсутствие незаконного акта, или, по крайней мере, в состояние близкое к тому, в котором бы они оказались, если бы указанный акт не имел места быть: гипотетическая природа данного восстановления предполагает определенную степень приблизительности... В связи с изложенным, суд не должен ограничиваться сферой частного права, но применять также правила ответственности публичны органов и особенно правила внедоговорной ответственности действующие на территории ЕС».

Согласно данному заявлению, суд должен принять во внимание и сопоставить обстоятельства рассматриваемого дела с аналогичными обстоятельствами иных дел, а также лиц, которых не затронул исследуемый акт/неправомерное действие публичного органа/должностного лица.

Важно отметить, что искомая компенсация ущерба согласно действующей практике ЕСПЧ не может принять форму отмены соответствующего индивидуального или нормативного акта.

Исходя из изложенного, следует констатировать, что ЕСПЧ не разработаны определенные принципы, согласно которым можно определить какой тип ущерба подлежит возмещению и каким образом. Вместо разработки соответствующей классификации, суд рассматривает указанные вопросы в рамках условии каждого конкретного дела [12].

Однако, с учетом рассмотренной судебной практики, вышеуказанные критерии могут служить ориентиром для заявителя в подобных делах. Таким образом, можно сделать вывод о том, что именно обобщение и анализ практики ЕСПЧ позволяют создать доктрину достаточно широко распространенную и используемую в странах Евросоюза, что способствует восполнению правовых пробелов и формированию единообразия практики ЕСПЧ.

Литература:

1.         Терехов, К. И. Процессуальные особенности деятельности Европейского Суда по правам человека: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. — М.. 2011. С. 3.

2.         European Court reports 1996 Page II-00961, Case T-387/94 Asia Motor France SA v Commission of the European Communities, http://eur-lex.europa.eu

3.         European Court reports 1981 Page 01719, Case 238/78 Ireks-Arkady GmbH v European Economic Community, http://eur-lex.europa.eu

4.         Trevor Hartley C. “The Foundations of European Community Law” Oxford University Press, 1998

5.         Non-Contractual Liability of the European Communities,p. 35, Henry G. Schermers, Ton Heukels, J. Philip Mead

6.         Trevor Hartley C. “The Foundations of European Community Law” Oxford University Press, 1998, p. 457

7.         Arnull A. “The European Union and Its Court of Justies” Oxford University EC, 2006, p. 366

8.         European Court reports 1976 Page 00677, Case 26–74 Société Roquette frères v Commission of the European Communities, http://eur-lex.europa.eu

9.         Arnull A. “The European Union and Its Court of Justies” Oxford University EC, 2006, p. 370

10.     Joined Cases 29, 31, 36, 39–47, 50 and 51/63 Société Anonyme des Laminoirs, Hauts Fourneaux, Forges, Fonderies et Usines de la Providence and Others v High Authority of the ECSC, http://eur-lex.europa.eu

11.     http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:61978CJ0238:EN:PDF

12.     Trevor Hartley C. “The Foundations of European Community Law” Oxford University Press, 1998, p. 466

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle