Библиографическое описание:

Пухова Л. Р. Роль семьи и общественного самоуправления в умственном воспитании подрастающего поколения в осетинском нартовском эпосе // Молодой ученый. — 2014. — №4. — С. 1077-1079.

Анализ педагогических функций семьи и общественного самоуправления нартов свидетельствует, что они выполняли важную роль в умственном воспитании подрастающего поколения.

Заключая в себе многовековую бытовую культуру воспитания, бережно передавали совокупность знаний и навыков умственного воспитания из поколения в поколение.

В эпосе не было специально разработанной методики умственного воспитания. Содержание его было таким, что оно обеспечивало овладение детьми совокупностью элементарных знаний, в то время необходимых им в повседневной жизни. Вместе с тем содержание образования в осетинском варианте эпоса направлено было на обеспечение развития умственных способностей детей. Народная педагогика осетин, отраженная в эпосе, выработала совокупность знаний, умений и навыков, которыми должны были овладеть дети при подготовке к жизни. Эти знания народ приобретал в процессе многовековой борьбы за выживание и обеспечение нормальной жизни, за удовлетворение своих потребностей. Они добыты из опыта и близки к научным, они передавались из поколения в поколение, изменялись и дополнялись новыми положениями в связи с развитием опыта и совершенствованием опыта людей.

Герои проанализированных сказаний отличаются способностью более точно познать предметы и явления объективного мира и на этой основе находить способы решения вставших перед ними проблем. Из всего этого вытекает вывод о том, что в эпосе ум понимается как способность к познанию объективной действительности, и что эта способность у разных людей разная, она зависит от различных факторов, в том числе и от познавательной деятельности самого человека, от богатства его знаний.

В проанализированных материалах эпоса народная педагогика утверждает, что человек рождается способным к приобретению знаний, к постижению закономерностей объективного мира, но самого знания природа ему не дала; знания приобретаются с помощью учения и деятельности, учению нет предела.

С малых лет дети слушали сказки, сказания, песни и, таким образом, уже в раннем возрасте впитывали в себя богатство устного народного творчества. Используя нартовский эпос в воспитательных целях, осетины стремились передать детям жизненный опыт народа, воспитать их в духе народных идеалов, прививали им лучшие человеческие качества, составляющие основу нравственного кодекса воспитания. А если случалось, что кто-нибудь из молодых нарушал нормы и правила поведения, старшие начинали приводить примеры из эпоса, в которых осуждались нравственные пороки людей [1, с.212]. Воспитание требует от родителей и педагогов постоянного самоконтроля, самосовершенствования в своей воспитательной практике. «Наши дети — это наша старость. Правильное воспитание — это наша счастливая старость, плохое воспитание — это наше будущее горе, это — наши слезы…», — утверждал А. С. Макаренко [4, с.85].

И в самом деле, нет худшей беды, чем плохо воспитанные дети, Поэтому нартовский эпос и другие фольклорные произведения всегда призывали родителей быть примером для детей во всех делах и поступках. «Чем иметь плохое потомство, лучше остаться без потомства» — считали нарты, [2, 367]. «Кто в потомстве несчастлив, тот во всем несчастлив», — гласит народная поговорка Ингушетии. «Отцу плохих сыновей и собаке одинаков почет», — принято говорить у балкарцев. «Ничто так не сокрушит сердце родителя, как горечь от потомства», утверждают и осетины [2, с.167]. Нельзя сомневаться в том, что совместная жизнь, непосредственный пример родителей, которым ребенок невольно подражает, имеет чрезвычайно большое воспитательное значение. Без сомнения, столько же этому непосредственному влиянию родителей на детей, сколько и кровной связи их, следует приписывать то явление, что дети так похожи на своих родителей [3, с.67].

О степени воспитанности человека в осетинском эпосе принято было судить, прежде всего, по его отношению к старшим; В последующем времени этот обычай сохранился и продолжает существовать и в наши дни. Высказанное дореволюционным автором С. Фарваровским мнение о том, что «осетины — самый этикетный народ», не подлежит сомнению.

«Уважение к старшим и вообще к людям пожилых лет, — отмечал Н. Бердзенов, — простерто у осетин так далеко, что каждый у них считает непременно обязанностью встать при входе старшего и приветствовать его. Они никогда не нарушают этой учтивости, и даже в семействе соблюдают ее со всей строгостью» [4, с.187]. «Внушение младшему уважения к старшему и к своему отцу — единственная у осетин цель первоначального воспитания младенцев», — отмечал В. Пфафф [7, с.89].

Однако исторически это не было обусловлено с самого начала.

Еще у скифов Плиний отмечал, что люди, не желая стареть, охотно подчинялись satietas uitae (пресыщению жизни): они бросались в море, по обычаю, с высоты скалы, считая это для себя «блаженным видом погребения» [6, с.57]. Аммиан Марцеллин отмечал, что аланы предпочитают смерть насильственную, героическую, а к затянувшейся старости относятся очень сурово: «Усладу, которую покойным и мирным умам доставляет отдых, они (аланы) находят в опасностях и войне. У них считается счастливым тот, кто испускает дух в сражении, а доживающих до старости и умирающих от случайных болезней они преследуют жестокими насмешками» [7, с.199].

Осетинский нартовский эпос хранит воспоминание и о том и о другом обычае, в частности связывая это со славным героем Урызмагом. В сказании «Последний поход Урызмага», в котором стареющий нарт просит бросить его в море, молодежь откликается на просьбу их предводителя и в сундуке бросает его в море [7, с.53]. В другом варианте сказания, где стареющий Урызмаг также сам изъявляет желание умереть, молодые нарты ведут себя гораздо агрессивнее [5, с.85]. В других сказаниях инициатива исходит от всех или нескольких нартов, затевающих заговор, с тем, чтобы убить Урызмага во время пира.

В черкесских сказаниях, где обычно герои этого приключения — старый Бадын и его сын Бадыноко, нет никакой родовой вражды, и там заговор затевается не для того, чтобы «ликвидировать старика» как такового.

Но чаще всего черкесы искажают эту тему, приспосабливая ее к широко распространенному во всем мире рассказу [5, с.52]. Схема вариантов этого рассказа (а их около 60) достаточно проста: сын вопреки обычаю отказывается убивать своего отца и прячет его; впоследствии в затруднительный для самого молодого человека или для всего общества момент старик дает сыну мудрый совет; слух о чуде разносится повсюду, люди познают цену мудрости и решают впредь беречь стариков.

Таким образом, авторитет старших создавался на практической основе. Почитание же их на этой почве постепенно вошло в привычку, превратилось в традицию, стало одной из этических норм нартовского народа. С тех самых пор важнейшие вопросы нартов решал совет старейшин, некоторые культовые функции выполняли старшие. Они были главой семьи, и в своем большинстве принимали мудрые и справедливые решения. Они своим личным примером: поведением в семье, в обществе, отношением к работе, требовательностью и справедливостью к младшим, заботливостью, внимательностью и деликатностью, терпеливостью и выдержанностью снискали почет и уважение.

В нартовских сказаниях Сатана — «вещая», мудрая женщина, идеальная жена и хозяйка. Она — необыкновенной красоты, в то же время умна, энергична [4, с.54]. Мудрость и сообразительность Сатаны проявляются во многих сказаниях, скажем: «Как Урызмаг отослал Сатану в родительский дом» [6, с.38]. Главная роль в нем отведена Сатане, но эпический образ ее представлен в бытовом, ситуативно-комическом плане.

В нартовском эпосе широко представлены такие умственные качества, как сообразительность, гибкость и. последовательность ума, быстрая ориентировка в сложных ситуациях. Эпос осетин пронизан ситуациями, требующими рассуждений, мыслительной активности, умственного поиска, смекалки. Нарты высоко ценили веселую шутку, острый юмор и сатиру, искусно создавали комические ситуации.

Судя по проанализированным сказаниям, народная педагогика утверждает, что человек рождается способным к приобретению знаний, к постижению закономерностей объективного мира, но самого знания природа ему не дала; знания приобретаются с помощью учения и деятельности.

Все это убедительно показывает, что умственные способности, знания человека народ связывает с тем, что он наблюдал, с чем сталкивался, испытал и пережил в жизни. Такой взгляд народа на источники познания нельзя не признать близким к материалистическому сенсуализму, который рассматривает ощущение как отражение объективной реальности.

Основными принципами умственного воспитания в эпосе являются:

1.     Доступность в обучении;

2.     Последовательность;

3.     Индивидуальный подход.

Методами воспитания являлись: рассказ, объяснение, упражнение, разъяснение, показ, наблюдение, закрепление знаний, испытание.

В сказаниях широко представлены такие умственные качества личности, как сообразительность, гибкость и последовательность ума, умение быстро ориентироваться в сложных ситуациях и т. д.

Таким образом, народная педагогика, отраженная в нартовском эпосе осетин, не мыслила воспитание всесторонне развитой личности вне активной умственной деятельности. Умственное воспитание у нартов осуществлялось в тесной связи с жизнью и трудом. Средства и методы обучения, носившие комплексный характер, были порождены практическими потребностями, условиями жизни нартов.

Нарты в умственном воспитании большое значение придавали условиям, стимулирующим познавательную активность человека. Об этом свидетельствуют описанные в эпосе проблемные ситуации, при которых необходимость решения возникших жизненных задач заставляет героев искать знания, обращаться за советом к знающим, опытным людям.

Литература:

1.                       Абаев В. И. Нартовский эпос осетин [Текст] // Юсетинский героический эпос. М Изд-во Наука, Главная редакция восточной литературы, 1990. Кн.1. — С. 7 -76.

2.                       Абаев В. И. Нартовский эпос осетин [Текст] // Сказания о нартах. М.: Советская Россия, 1978. — С.5–42.

3.                       Ванеев З. Н. Средневековая Алания [Текст] Тбилиси. 1956.

4.                       Волков Г. Н. Этнопедагогика [Текст] М.: Издательский центр «Академия». 1999.- С. 168.

5.                       Гадагатль А. М. Героический эпос нарты и его генезис [Текст] — Краснодар: Краснодарское книжное изд-во, 1967.-С.183

6.                       Гуриев Т. А. Имя главной героини — Сатана [Текст] // Гуриев Т. А. Антропонимия осетинского нартского эпоса. Орджоникидзе, 1981. — С. 3–10.

7.                       Дюмезиль Ж. Скифы и нарты [Текст]: М., «Наука» Главная редакция восточной литературы, 1990. — С. 39–199.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle