Библиографическое описание:

Аверяскина О. С., Панякина Т. В. Некоторые аспекты современной историографии столыпинской аграрной реформы // Молодой ученый. — 2014. — №3. — С. 687-689.

«Российский университет кооперации» Саранский кооперативный институт (филиал)

В статье исследуются основные тенденции оценок столыпинской аграрной реформы. На основе анализа научной исторической литературы последних двух десятилетий, авторы выявляют основные направления изучения различных аспектов столыпинской аграрной реформы российскими историками.

Ключевые слова: историография, крестьянское хозяйство, община, П.А. Столыпин, российская деревня, столыпинская аграрная реформа.

История Российской империи начала ХХ века традиционно является объектом значительного внимания исследователей: историков, экономистов, политологов и юристов. В то же самое время интерес большинства исследователей направлен на изучение состояния сельскохозяйственного производства и положение занятых им людей в социальной структуре общества. Эти аспекты, в определенные исторические периоды, могли стать существенным фактором реформаторских либо революционных сдвигов в развитии целого государства.

Указывая на актуальность изучения аграрного сектора экономики России начала ХХ века, необходимо отметить преобладание среди работ ряда региональных исследований. В силу этих объективных причин процесс столыпинского аграрного реформирования привлекает внимание не только историков, опубликовавших значительное количество новых работ конкретно исторического плана, но и вызвало появление аналитических историографических исследований [1; 2; 3; 4; 5.].

К современной историографической традиции, довольно условно, следует отнести период, начиная с 1993 года: именно с этого времени начинается активная и поляризационная дискуссия по поводу целей, задач, проведению и реализации реформы, а так же ее итогах в начале ХХ века. Мнения профессиональных исследователей расходятся диаметрально по всем вышеозначенным аспектам. Различные точки зрения в историографии обусловлены неоднозначностью оценки социально-экономического и политического развития дореволюционной России.

На наш взгляд, взвешенной и в этом отношении ценной, представляется точка зрения известного историка-аграрника В.П. Данилова, обратившего внимание на то, что столыпинские преобразования безнадежно запоздали [6; 7]. Рассматривая процессы реформирования в длительном временном континууме, он обращал внимание на низкую эффективность процесса реформирования: «Столыпин говорил, что для преобразования России нужны, по крайней мере, двадцать лет «покоя». Этого срока было бы явно недостаточно: за десять лет реформы из общины уходило, по самым щедрым расчетам, по 1 % крестьянских дворов в год. Общая численность крестьян-подворников выросла с 23 % в 1905 г. до 30–33 % в 1916 г. При всем возможном ускорении времени на реформу потребовалось бы намного больше. Да и «покой» был невозможен, ибо Россия не могла не участвовать в Первой мировой войне…» [8, С. 317]. Являясь ведущей мировой, и тем более европейской державой, Российская империя просто не имела права не участвовать в мировой войне.

В современной историографии изучения аграрной реформы под руководством П.А.  Столыпина широко утвердилась точка зрения согласно которой, реформирование аграрного сектора экономики явилось запоздалой мерой. Такое утверждение находит свое обоснование в исследовании С.Б. Котлярова, который полагает, что в 1906 – 1907 гг. было слишком поздно для начала реформ в системе землевладения и землепользования [9].

С этой постановкой вопроса, что формы владения и распоряжения землей в годы реформы жестко навязывались крестьянам без учета их мнения солидарен А.П. Корелин. Историк высказывает убеждение, что эволюционное развитие деревни после 1861 г. все время тормозилось и деформировалось аграрной политикой правительства. В столыпинское время все основные проекты аграрных реформ, которые давно, порой десятилетиями разрабатывались в ведомствах, безнадежно запаздывали с внедрением, а когда уже невозможно было затягивать, внедрялись бюрократическими методами, лихорадочно с постоянной оглядкой назад, с готовностью повернуть вспять [10].

В.П. Данилов также подчеркивает, что по своей главной сути осуществлявшиеся столыпинским правительством мероприятия по решению аграрного вопроса берут начало в проектах и программах реформаторов прежних лет. Основное направление реформирования деревни в общем и целом было ясно и понятно наиболее прогрессивным людям века XIX задолго до «аграрных беспорядков» начала XX века. Другим аспектом этой проблемы было то, что у правящих кругов было достаточно инструментов влияния, чтобы не давать хода назревшим реформам при достаточной близорукости, чтобы не предвидеть приближавшихся социальных катаклизмов. «Все эти меры, – пишет В.П. Данилов, – могли бы изменить ситуацию в России, будь они проведены лет на 20–25 раньше (когда их предлагал Н.Х. Бунге). Но после 1905 г. было уже поздно. Столыпинская реформа слишком откровенно была направлена на сохранение помещичьего землевладения… Слишком откровенным был при этом административный нажим на крестьян» [11, С. 13].

Противоположной точки зрения на проблему аграрного реформирования сельскохозяйственного уклада крестьян-общинников придерживается исследователь К. Мацузато: подчеркивая экономические проблемы в сельском хозяйстве он пишет, что невозможно объяснить тридцатилетнюю паузу после реформы 1861 г. лишь инерцией правительства и господствующего класса: «Только с окончанием мирового аграрного кризиса и в результате подъема уровня грамотности среди крестьян в силу распространения земских школ и проникновение в среду крестьянства понятия «улучшение хозяйства» впервые для передовых крестьян появилась возможность выйти из общины» [12, С. 194]. Последняя позиция находит поддержку в среде российских ученых [13, С. 194].

Следует отметить, что тема развития и функционирования кооперативного сектора экономики в современной историографии стала междисциплинарной [14]. Кооперация рассматривается и как важный фактор модернизации среднего и мелкого производства аграрного сектора экономики [15; 16].

Аграрное реформирование начала ХХ века, в дальнейшем получившее название столыпинская реформа, одним из самых актуальных на сегодняшний день имело направление связанное с изучением функционирования учреждений государственного и местного управления. Суть аграрной реформы заключалась в закреплении правового статуса крестьянского сословия через личную земельную собственность. Реформа предполагала превратить крестьянина в собственника земли путем серии мероприятий по ликвидации архаичных крепостнических методов ведения сельского хозяйства, высвобождению крестьянской инициативы из пут общины. Предполагалось, что экономическое укрепление крестьянского хозяйства, создание слоя зажиточных крестьян укрепит и политический строй России. Для этого необходимо было, по мнению П. А. Столыпина, повысить товарность крестьянского хозяйства, поднять покупную способность крестьян, ускорить процесс дифференциации крестьянства путем экономической конкуренции, увеличить приток рабочей силы в город из деревни, расширить емкость внутреннего рынка и ускорить темпы развития индивидуального землепользования. По указу П. А. Столыпина от 9 ноября 1906 г. (который стал законом 14 июня 1910 г.) все крестьяне делились на две категории: там, где не было передела общинной земли 24 года, крестьяне могли требовать предоставление ее в личную собственность в любое время; там, где был передел земли за последние 24 года, крестьянину по его заявлению о выходе из общины, предоставлялась та земля, которою он имел после последнего передела.

Главное в аграрной реформе Столыпина заключалось в том, что крестьянин становился личным собственником земли, следовательно, от того, как он ею распоряжался, зависело его благосостояние. Столыпин рассматривал крестьянскую реформу с социальной точки зрения, так как считал, что политическая реформа может осуществиться только в сочетании с социально-аграрной. Улучшение положения большинства населения России помогло бы, как представлялось П. А. Столыпину, стабилизировать сначала экономику, а затем и социально-политическую ситуацию в стране. Он был против национализации земли, считая, что любая программа национализации приведет к великим социальным потрясениям, от которых будет трудно оправиться.

Подводя итог современному историографическому периоду в целом, необходимо отметить, что проблема Столыпинской аграрной реформы активно разрабатывалась как на центральном, так и на местном уровнях. Современный историографический обзор столыпинской аграрной реформы характеризуется, прежде всего, резким расширением «пространства» исследований, углубленным изучением местных архивных фондов и региональной статистики, что позволяет более основательно проводить теоретический анализ, реконструировать сложные процессы землеустройства, развития региональных аграрных рынков, технологической и социальной модернизации в российской деревне.

Оценки столыпинской аграрной реформы по-прежнему неоднозначны. Являясь узловой проблемой в исследовании аграрного сектора экономики России, она привлекает пристальное внимание не только профессионального сообщества ученых, но и журналистов, политических деятелей, что, несомненно, сказывается на характере дискуссий. В заключении нам представляется важным отметить необходимость дальнейшего изучения модернизирующего воздействия аграрного реформирования и дальнейшего уточнения исторического знания в процессе региональных исследований. В целом изучение аграрного реформирования требует дальнейшего уточнения динамики аграрного развития России, что позволит дать качественную оценку влияния столыпинской агарной реформы на социально-экономическую ситуацию в стране.

Литература:

1.      Каршин В.Ю. Реформы П.А. Столыпина: перекрестки мнений современных историков // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. 2007. № 2. С. 3-9.

2.      Рогалина Н.Л. Столыпинская аграрная реформа: современная историографическая ситуация // Уральский исторический вестник. 2008. № 2 (19). С. 25-31.

3.      Зоркова Н.Н. Столыпинская аграрная реформа: история изучения // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2010. № 2. С. 64–72.

4.      Видяйкин С. В., Котляров С. Б. Деятельность Крестьянского Поземельного банка в Симбирской губернии в процессе реализации столыпинской аграрной реформы // Вестник НИИ Гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2010. № 2. С. 72 – 77.

5.      Котляров С. Б. Правовые особенности столыпинских аграрных преобразований начала ХХ века // Черные дыры в российском законодательстве. 2013. № 6. С. 36.

6.      Данилов В.П. Аграрная реформа и аграрная революция // Великий незнакомец: крестьяне и фермеры в современном мире. М.: «Прогресс» – «Прогресс-Академия», 1992. С. 310-321.

7.      Данилов В.П. Аграрные реформы и аграрные революции России: в 2 Т. М.: Наука, 2002. Т. 1. С. 20-37.

8.      Данилов В.П. Великая крестьянская революция // Октябрь 1917: смысл и значение. Материалы круглого стола, состоявшегося в Горбачев-Фонде 30 октября 1997 г. М.: Апрель-95, 1998. С. 9-17.

9.      Котляров С.Б. Столыпинская аграрная реформа в Симбирской губернии (1906 – 1917): дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. Саранск, 2005.

10.  Корелин А.П. Кооперация и кооперативное движение в России 1860–1917 гг. М.: РОССПЭН, 2009. 391 с.

11.  Данилов В.П. Аграрные реформы и аграрные революции России: в 2 Т. М.: Наука, 2002. Т. 1.

12.  Мацузато К. Индивидуалистические коллективисты или коллективистские индивидуалисты? Новейшая историография по российским крестьянским общинам // Новый мир истории России. М.: Аиро ХХ, 2001.

13.  Котляров С.Б. Столыпинская аграрная реформа в Симбирской губернии (1906 -1917): дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. Саранск, 2005.

14.  Видяйкин С.В., Котляров С.Б. К вопросу о переселенческой политике в начале ХХ в. (по материалам Симбирской губернии) // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2009. Т. 12. № 2. С. 64-69.

15.  Колоколова Е. О. Кооперация как форма самоорганизации населения // Теория и практика общественного развития. 2010. № 3. С. 20.

16.  Елизаров С. В. Исторический компонент механизма формирования имиджа региона // Регионология. 2007. № 4. С. 31-37.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle