Библиографическое описание:

Сабадаш А. С. Актуальные проблемы обвинения и реабилитации в уголовном процессе // Молодой ученый. — 2014. — №3. — С. 665-666.

При производстве по уголовным делам, несмотря на существующие законодательные гарантии, исключить случаи необоснованного привлечения граждан к уголовной ответственности невозможно. Необоснованное привлечение гражданина к уголовной ответственности приносит ему и его близким незаслуженные моральные и физические страдания..

Несмотря на то, что реабилитации уделена целая глава, наличие множества общих пробелов в уголовно-процессуальном законодательстве не могло не сказаться на эффективности института реабилитации. В настоящее время по-прежнему существует немало проблем теоретического и практического характера, связанных с реализацией института реабилитации, далеко не все из них нашли свое решение.

На наш взгляд, неточным является и наименование ст. 134 УПК «Признание права на реабилитацию». Возникает вопрос: если в процессуальном акте признается только лишь невиновность лица и ему разъясняется право на реабилитацию, то почему же с принятием процессуального акта сразу же появляется реабилитированный, которому направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда? При такой постановке вопроса очевидным становится наличие противоречий в законодательстве. Термин «право на реабилитацию», на наш взгляд, является нечетким и не позволяет определить, когда и с какого момента конкретно осуществляется реабилитация. Представляется необходимым изменить наименование ст. 134 УПК, изложив его в следующей редакции: «Порядок реабилитации». Необходимо также внести соответствующие изменения в ч. 1 ст. 134 УПК. Данную норму следовало бы изложить так: «Суд приговором, определением, постановлением, а прокурор, следователь, дознаватель постановлением признают оправданное лицо либо лицо, в отношении которого прекращено дело по реабилитирующим основаниям, реабилитированным. Одновременно реабилитированному направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием либо незаконным осуждением».

Таким образом, как с теоретической, так и с практической точек зрения будет правильным считать моментом признания лица реабилитированным момент признания его невиновным и непричастным к совершению преступления. Все последующие восстановительные мероприятия являются последствиями уже состоявшейся реабилитации. Надо также отметить недоработки законодателя в и самом Уголовно- процессуальном кодексе РФ, где содержится исчерпывающий перечень незаконных действий органа дознания, следствия, прокуратуры и суда, совершение которых дает право гражданину требовать возмещения вреда, и вызывает удивление, почему в указанный перечень не вошел вред, причиненный незаконными действиями в ходе оперативно-розыскных мероприятий, в том числе выполняемых после возбуждения уголовного дела по поручению лица, ведущего расследование, полное или частичное уничтожение имущества, бывшего объектом экспертного исследования.

Частичная отмена приговора по реабилитирующим основаниям дает право на реабилитацию не во всех случаях, а лишь когда лицо находилось под стражей или подвергалось любому виду наказания свыше срока или размера, назначенного по оставленному без изменения обвинительному приговору. Требуется законодательно определить перечень случаев ответственности государства при частичной отмене вступившего в законную силу обвинительного приговора.

Недостаточно разработанными представляются вопросы возмещения морального вреда. Так, не унифицирована форма принесения извинений гражданину от имени государства за незаконное уголовное преследование. Формулировка ст. 136 УПК РФ позволяет сделать вывод, что законодатель подразумевал принесение извинений в некой официальной обстановке, что на практике представить трудно ввиду беспрецедентности ситуации. В свете вышесказанного представляется разумным предусмотреть бланк документа, в котором будет отражено принесение прокурором официального извинения реабилитируемому за причиненный вред. Такой документ должен быть заверен гербовой печатью. По нашему мнению, в официальных извинениях должен быть разъяснен порядок возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Еще одним дискуссионным вопросом является реализация положений ст. 139 УПК РФ. Согласно данной норме вред, причиненный юридическим лицам незаконными действиями (бездействием) и решениями суда, прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания, возмещается государством в полном объеме. Дело в том, что юридическое лицо к уголовной ответственности привлечь невозможно. Даже те составы УК РФ, в которых упоминаются организации (например, ст. 199 «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации»), предусматривают ответственность за преступления учредителей или должностных лиц организации. В юридической литературе делается вывод, что в данном случае законодатель подразумевает причинение вреда имуществу или деловой репутации юридического лица. В общепризнанном значении репутация — это создавшееся общественное мнение о достоинстве и недостатках какого-либо физического или юридического лица. Поэтому и понятие «репутация юридического лица» может иметь денежное выражение как материальный актив. Однако положение ст. 139 УПК РФ представляется трудно реализуемым на практике, поскольку причинная связь между необоснованным уголовным преследованием учредителя фирмы и наступившим ущербом не очевидна.

На основании вышесказанного, мы считаем, что назрела необходимость пересмотра и приведения действующего российского законодательства, регулирующего вопросы реабилитации в уголовном процессе в соответствие с Конституцией РФ и международным законодательством по вопросам возмещения вреда.

На наш взгляд, так же существуют и некоторые проблемы института обвинения. Особое место занимает сегодня институт частного обвинения, который в УПК РФ принудительно ограничивается рамками производства по делам частного обвинения (согласно ч.2 ст. 20 УПК к уголовным делам частного обвинения относятся только дела о преступлениях предусмотренных ст.115ч.1, 116 ч.1, УК.), что не может быть признано оправданным, если учесть происходящие демократические преобразования. Вполне закономерно напрашивается необходимость расширения института частного обвинения и распространение его на производство по многим категориям уголовных дел. Законом должна быть предусмотрена возможность для отстаивания потерпевшим своей позиции, если даже эта позиция чем-то отличается от позиции прокурора. Естественно, что не все потерпевшие пожелают возложить на себе бремя частного обвинителя, но лицам, желающим действовать в уголовном процессе активно, подобная возможность должна быть все-таки предоставлена. В частности, я считаю, что дела частно-публичного характера могут быть рассмотрены в порядке частного обвинения, если сам потерпевший этого желает.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle