Библиографическое описание:

Азизов И. Ш. Д. И. Логофет о налоговой системе Бухарского эмирата в последней четверти XIX — начала XX века: противоречия взглядов и факты // Молодой ученый. — 2014. — №3. — С. 689-692.

Накануне и после завоевания Средней Азии Российской империей сюда были отправлены для всестороннего изучения региона исследователи и ученые разных специальностей. В то время как большинство из них проводили исследования на основании своих специальностей и полученных данных, некоторые выражали свое мнение, основываясь на своих личных наблюдениях и впечатлениях. Ученые советского периода, которые освещали колониальную историю и социальное положение края, приводили и по сей день приводят цитаты из путевых записок, дневников и других книг русских и иностранных путешественников в качестве исторических источников. “Страна безправия. Бухарское ханство и его современное состояние” принадлежащая перу военного чиновника, подполковника Д. И. Логофета является одной из работ, написанной в колониальный период.

Как известно, наряду с другими работами, написанными в колониальный период, специалисты исследовавшие историю Бухарского эмирата, использовали ее в своих трудах и приходили к разным научным заключениям. А также положительно оценивали данный труд.

В свое время у Д. Логофета были сторонники, поддерживающие идею превращения Бухары в губернию Российской империи. Один из них, Энпе в своем очерке о Бухаре подчеркивал, что “Страна безправия” похоже первая книга, разорвавшая оковы цензуры по Бухарскому вопросу [1, с. 181]. Кроме того, в конце очерка он весьма эмоционально заключает, что нужно как можно быстрее присоединить Бухару к Туркестанскому краю, как рекомендуется в главе “Что нужно Бухаре” в труде Д. Н. Логофета, и что Бухара должна принадлежать русским, в чем он не сомневался [1, с. 188].

Многие сведения в очерке Энпе о механизме осуществления налоговой системы совпадают с другими источниками своего времени. Но он выразил свое отношение необъективно, оценивая свои впечатления. Энпе, спекулируя некоторыми несущественными неудобствами, возникающими во время сборов налогов во всех регионах, выдвигал идею о том, что только русские могут положить конец существующей несправедливости в данном вопросе.

Д. Логофет в своем труде “Страна безправия” с уверенностью отмечает, что в казну Эмира со всех бекств поступают налоги в размере равному 9 миллионам рублей, а вместе с другими налогами — 18 миллионов рублей [2, с. 54]. В свое время данные приведенные в этом труде стали причиной недоверия и претензий со стороны многих. Также они вызвали сомнения в правительстве Российской империи. В целях установления достоверности сведений, 2–3 февраля 1909 года было созвано заседание чиновников Туркестанского генерал-губернаторства по Бухарскому вопросу. Председательствующий на данном собрание генерал-губернатор края, генерал-адъютант Г. А. Мищенко, требует от политического агента Лютша, дать подробный отчет о действительном положении дел в Бухарском эмирате, что было поддержано участниками собрания. На повестку собрания был поставлен вопрос о чрезмерности налогов и соответствии действительности совершаемых преступлений во время их сбора, как было указано в труде Д. Логофета.

В своем ответном выступлении политический агент проинформировал собравшихся о том, что сумма всех собранных в эмирате различных налогов составляет не восемнадцать миллионов, как утверждает Логофет, а 7 349 500 рублей, а также поземельная подать составляет не девять миллионов, а 4 909 500 рублей [3, д. 251, л. 29 об]. Также он в своей речи подчеркнул, что налоги не являлись чрезмерными и хотя во время сбора налогов происходили превышение полномочий сборщиками налогов, эмир контролирует ситуацию с целью предотвращения подобных нарушений.

Присутствующий на собрании секретарь канцелярии Туркестанского генерал-губернаторства В. А. Мустафин заявил, что несмотря на то, что население Бухаре вдвое меньше населения Туркестана, они платят в два раза больше налогов, чем туркестанцы [3, д. 251, л. 30]. Политический агент Д. С. С. Лютш добавил, что не наблюдал разорения среди населения и не видел голодающих, и несмотря на уплату большого количества налогов уровень жизни бухарцев не отличается от уровня жизни туркестанцев.

Помощник генерал-губернатора, генерал-лейтенант Г. Л. Кондратович подчеркнул, что нужно задействовать все имеющиеся возможности и приказать политическому агенту собрать еще больше сведений по Бухарскому вопросу, так как нельзя полагаться на сведения Логофета. Также он приходит к заключению, что несмотря на русское правление в Туркестане тоже немало свидетельств недовольства среди населения, и следует приводить более точные доказательства массового недовольства против правления действующего эмира [3, д. 251, л. 30 об].

Генерал-губернатор Г. А. Мищенко тоже ставил перед политическим агентом задачу изучения настроения населения Бухары, отношения к своему правительству и России. Применительно к ситуации сохранилось его высказывание, что если та же задача была бы невыполнимой в Японии, где население отличается высоким патриотизмом, то в Бухаре выяснить данный вопрос будет нетрудно, так как там картина совершенно другая [3, д. 251, л. 31]. В заключении, по итогам собрания необоснованные сведения, приведенные в труде Логофета, вызвали резкий протест со стороны российских чиновников.

Некоторые исследователи критически относились к сведениям, предоставленным Д. Логофетом в “Стране безправия”. В частности, Б. И. Искандаров в своем исследовании Восточной Бухары и Памира отмечает, что и другие военные чиновники Туркестанского края, так же как и Логофет, иногда писали необъективно о действительном состоянии Бухарского эмирата. Б. И. Искандаров объяснил это тем фактом, что Д. Логофет выступал за скорейшее присоединение Бухарского эмирата к Российской империи [4, с. 10]. Учитывая позицию Энпе, в своем очерке поддержавшем Д. Логофета в этом вопросе, исследователь советского периода Б.Искандаров правильно оценивал их целеустремления.

Логофет в своем труде упоминает о налогах, предусмотренных шариатом. По его мнению: 1. Херадж — выплачивается в размере 1/10 урожая, собранного с обрабатываемых земель с искусственным орошением, 1/6 урожая с земель с естественным орошением; 2. Амина (Аминона — А.И) — выплачивался со скота и товаров, купленных и проданных на базарах; 3. Закят — собирался со всех товаров привезенных на базары; 4. Жизя — подушная подать, собираемая с мусульман [2, с. 48].

В этих данных существует ряд ошибок и неточностей. Говоря о херадже Логофет имел ввиду общую поземельную подать. Но по шариатскому праву херадж является налогом на доход от количества урожая, полученного от посевов. Херадж налагается в различных количествах, исходя из разных обстоятельств и называется тоже по-разному. По мусульманскому праву фикх, херадж входит в категорию закята, означающего общий налог.

Согласно этому праву, с земель с естественным орошением, т. е. если они орошаются естественными осадками или водами рек, выплачивается 1/10 часть. Для данного вида налога был принят термин «ушр» [5, с. 100]. Налог «ушр» взимался и в Бухарском эмирате. Исходя из условий «ушр» взимался с земель, постоянно дающих урожай. Доход с таких земель должен составлять пять “васқ” или шестьдесят “соъ”. Лес, бамбук и травы не облагаются налогом.

Такие термины как “васқ” и “соъ” означают единицы измерений, использовавшиеся арабами еще до ислама, и сохранившиеся в мусульманском мире. Данные единицы измерения были приняты как законные единицы измерения в период распространения ислама. Данные единицы измерения означают “нисоб” т. е., налогооблагаемую сумму с урожая, полученного с земель. Слово “нисоб” в шариате является юридическим термином и означает количество имущества облагаемого налогом. Согласно этому, налогооблагаемое количество любого объекта определяется по виду объектов. Зерновые посевы такие как пшеница, ячмень, овес, джугара, домашний скот, такие как овцы, козы, крупный рогатый скот, верблюды, деньги и драгоценности такие как золото и серебро в слитках, драгоценные украшения и наличные деньги, недра земли как полезные ископаемые, природные богатства такие как дикие пчелы и сухофрукты являются объектами налогооблажения и имеют разную налогооблагаемую сумму, т. е. “нисоб”. С некоторых бахчевых культур — морковь, огурец, помидор и др., которые невозможно долго хранить, в Бухарском эмирате взимался налог танобона. По сведениям Р. Гурковского выплачивался танобона в размере: с каждого дерева 1 теньга (15 коп.), с 1000 кв.саженей лугов 15 теньга, такая же площадь с бахчевыми культурами облагалась налогом в 50 теньга [6, с. 9]. По сведениям Энпе с 1 десятины люцерны взимается 90 коп., с дынь и арбузов 1 р. 50 коп., с виноградников 1 р. 80 коп. ежегодно.

С земель, орошаемых с помощью ведер, механическим способом и посредством верблюдов было принято взимать налог в размере половины одной десятой части урожая, т. е. 1/20 части. Землевладельцы живущие на завоеванных арабскими завоевателями землях должны выплачивать “ушр” в двухкратном размере, т. е. 1/5 урожая. С этим мнением согласны все правоведы мусульманских стран [5, с. 103].

По этой причине с земель на территориях Басры и Хурасана взимался “херадж” [7, с. 102]. В период завоевания земель Ирака, Умар бин Хаттаб учредил вид “хераджа”, называемого миқосама. Данный вид “хераджа” выплачивался деньгами, исходя из количества урожая. Например, в количестве 2/5 с земель с естественным орошением, в количестве 3/10 с земель с искусственным орошением, в количестве ¼ с пшеницы на богарных площадях [7, с. 88].

В данных обстоятельствах прогноз на количество будущего урожая не делается и рассчитывается исходя из реальной цены, когда станет ясным по какой цене будут покупать продавцы на базарах. Для этого справедливый правитель должен определить средную цену продукта и рассчитать херадж. Такой вид хераджа как микосама хорошо подходил к высокопроизводительным землям, таким как на Ближнем Востоке.

Когда Логофет приводит сведения о налогах, он не объясняет на основе правовых источников, с каких земель и в каком количество следует взимать налог на землю. Точно так же, налог “закят” приведенный Логофетом, принципиально отличается от термина “закят” на основе шариата, где термин “закят” имеет широкий смысл. Закят является четвертым из пяти основных столпов Ислама — благотворительность, сбор средств в пользу нуждающихся; позднее он превратился в обязательный налог, взимаемый с состоятельных мусульман, исходя из общей суммы имущества и доходов. Следовательно “закят” означает налог всех категорий. Например выше мы рассмотрели налоги на землю. “Закят савоим” — этот вид налога взимается со домашнего скота на пастбищах. Их “нисоб” или как мы ранее объясняли налогооблагаемая сумма, исчисляется из вида и количества домашнего скота. За пять верблюдей выплачивается одна коза в виде налога, если меньше пяти верблюдей не выплачивается. Обладатель верблюдей в количестве от десяти до четырнадцати обязан платить налог в количестве двух коз [5, с. 73].

Если количество крупного рогатого скота меньше тридцати голов, то их хозяин ничего не платит, в случае если они достигнут отметки в тридцать голов — выплачивается годовалый бычок, если достигнет сорока — одна телка двух лет. Владелец коз в количестве от сорока до ста двадцати выплачивает одну козу, от ста двадцати до двухсот обязан выплатить две козы [5, с. 75].

В Бухаре если стоимость скота или товаров не достигла налогоблагаемого предела, за их продажу на базаре взимался налог закоти чакана [8, с. 203]. По нему стоимость скота или товара облагалась налогом в размере 1/40 (2,5 %) и выплачивалась деньгами.

Количество закята относительно движимого имущества определяется в следующем виде. По нему с серебра меньше 5 “авкия” налог не взимается. “Авкия” равняется 40 дирхемам, значит 5 авкия равняется 200 дирхемам. Тот у кого есть двести дирхемов серебра платит пять дирхем как закят, т. е. обязан платить налог в количестве 2,5 %.

Если мы будем рассматривать жизя, т. е. подушную подать, который Логофет приводит четвертым налогом, то автор приводит о нем тоже противоположные и неверные сведения.

Если арабские покорители завоевали земли немусульман, то в этом случае вопрос оставления или присвоения их земель находится в компетенции султана (имама). Султан оставляет хозяев на их землях и берет жизя, т. е. подушную подать, оставляя при этом им все их имущество и облагает хераджем в размере 1/5 урожая. Если покоренные мусульманами мужчины из числа немусульман отказываются выплачивать жизя, то им предлагается выбрать, или принятие ислама, или смерть [7, с. 120]. Подушная подать жизя взимается с состоятельного немусульманина в размере 48 дирхемов, с немусульманина среднего достатка — 24 дирхема и с тех, кто зарабатывает ручным трудом — 12 дирхемов. Точно также в Бухарском эмирате жизя взимался с немусульман исходя из их возможностей. Так было установлено, что бедняки каждый месяц платили по 1 теньге, середняки по 2 теньги, а состоятельные немусульмане платили по 6 теньге [9, с. 29]. Из этого видно, что жизя или подушная податьвзимался не с мусульман, как подчеркивает Логофет, а взимался с немусульман, живущих под покровительством мусульманского государства и сохранивших свое вероисповедание.

В процессе анализа сведений Логофета, приведенных выше автором наряду с безосновательными сведениями о налоговой системе в Бухарском эмирате, становится известным, что сведения о шариатских основах налогов тоже неверны. Сведения, приведенные в книге российского военного чиновника, подполковника Д. И. Логофета не нашли своего подтверждения, встретили возражения и критику со стороны современников и соратников из числа чиновников и политиков Российской империи.

На сегодняшний день перед мировой историографией стоит задача освещения исторической действительности на основе новых методов, а не на основе примитивных схем. Синергетический подход в исторических исследованиях предполагает изучение событий и процессов в комплексной совокупности.

Известно, что новое отношение к истории и теоретико-концептуальные подходы определяют перспективу данной науки. Поэтому в использовании литературы вроде вышеобозначенной работы, сравнение с другой исторической литературой, источниками и документами, проведение анализа с точки зрения источниковедения и историографии, позволяет беспристрастно и объективно освещать историческую действительность.

Литература:

1.         Энпе. Очерки Бухары. Туркестанский сборник. Т. 541. — 1910.

2.         Логофеть Д. И. Страна безправия. Бухарское ханство и его современное состояние. Санкт-Петербург. — 1909.

3.         Центральный Государственный Архив Республики Узбекистан, Ф.И.-2, оп.1.

4.         Искандаров Б. И. Восточная Бухара и Памир во второй половине XIX в. Часть 1. — Душанбе. — 1962.

5.         Ҳидая. Комментарии мусульманскаго права. — Ташкент. — 1994.

6.         Р. Гуровский. Экономическая жизнь Бухары. Туркестанский сборник. Т. 542. — 1910.

7.         Абу Йусуф Йакуб б. Ибрахим ал-Куфи. Китаб ал-Хараж (Мусульманское налогообложение). — Санкт-Петербург. — 2001.

8.         Мажлисов. А. Аграрные отношения в восточной Бухаре 19 — начале 20 века. — Душанбе — Алма-ата. — 1967.

9.         Русские в Бухаре в 1820 году. (Записки очевидца). Туркестанский сборник. — Т. 239. — 1880.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle