Библиографическое описание:

Муллаев А. Ш. Из истории экономических связей Центральной Азии и России // Молодой ученый. — 2014. — №3. — С. 718-720.

Много исторических данных, свидетельствующих о центральноазиатских городах и купцах, обеспечивавших реализацию экономических и культурных функций международной трассы. Были известны кварталы ремесленников и поселки, специализирующиеся на производстве экспортных товаров (Бухара, Самарканд, Худжанд, Нахшаб, Зандана, Искиджкат и Нахшаб, Пенджикент и др. ремесленники). Центральноазиатские купцы действовали не только в пределах своего государства, но и далеко за его пределами. Они проникли вглубь Центральной Азии, их колонизация шла вдоль торговых путей. В оазисах Тарима, вокруг Лобнора, в Ганьсу появляются их владения. В Ордосе и Монголии формируются их поселения. В Семиречье сложилась территориальная федерация центральноазиатских городов, хорошо укрепленных, имевших собственные военные отряды и обладавших широкими торговыми и дипломатическими связями.

В этот период роль согдийского языка и согдийской письменности в Центральной Азии определялась в первую очередь их применением в международной торговле и культурной значимостью. Центральноазиатские купцы фактически держали в своих руках значительную часть международной караванной торговли. Одновременно эти купцы становились носителями новых достижений, способствовали распространению информации, интеграции культурных связей. Объективное и всестороннее изучение вклада связах в международном обмене, определении места и роли Центральной Азии в формировании условий функционировании Великом шёлковый путы обогатит отечественную историю.

Интерес к изучению торговых трасс, соединяющих Восток и Запад, вклада народов Центральной Азии на Великом шёлковом пути возник еще в древности. Когда шёлк и другие экзотические товары достигли Средиземноморья, греко-римские ученые стали собирать данные о дальних странах и путях к ним. Тогда же стали появляться первые работы по торговым путям и их направлениях. Сведения о культурном и торговом обмене между Средней Азией и других государств. И в средние века не ослабевал интерес к международной трассе. Многие знатоки географии, особенно Арабского халифата описывали маршруты караванов, города и торговые пункты, расположенные вдоль международных трасс.

Экономические отношения Центральной Азии и России имеют свою давнюю историю, в этих двух регионах очень много похожего в их истории и культуре. В основе появления и развития связей между двумя регионами имеются множество факторов. В средние века между этими двумя большими регионами существовали всесторонние и взаимные экономические связи.

Со времен ранных средневековья торговые и ремесленные центры Средней Азии соединялись сухопутными и отчасти подними путями сообщения с соседними и отдаленными регионами, в том числе с Русью и теми государствами, земли которых позже вошли в состав России.

Авторам арабских, персидских и тюркоязычных сочинений раннего средневековья известны были Куяб (Киев), столица Булгарского царства — Булгар, а также Сувар и другие города Восточной Европы.

Уже к VIII в. относятся конкретные сообщения о торговых караванах, направлявшихся из Хорезма в Волжскую Булгарию и обратно. По формировавшуюся в течение веков Великому Шелковому пути из и через Самарканд. Бухару, Ташкент, Андижан поступали на Запад «свои» и транзитные товары с Дальнего Востока, из Индии и других стран.

Между народами восточных и западных стран шел оживленный обмен ремесленной продукцией, сырьем и полусырьем, что способствовало не только взаимному обогащению конкретными предметами, но и общему развитию хозяйства и культуры.

С VIII в. далеко за пределы Центральной Азии вывозилась знаменитая писчая бумага из Самарканда. О ее высоком качестве свидетельствуют дошедшие до нас рукописи X в. Из одной страны в другую перевозились и книги — распространители культуры и науки. Как свидетельствует поэт, мыслитель и государственный деятель XVI в. Захириддин Мухаммад Бабур, научные открытия великого астронома Мирзо Улугбека получили распространение во многих западных и восточных городах. «Улугбек Мирза написал в... обсерватории «таблицы», которыми теперь пользуются во всем мире», — сообщает Бабур [1, с. 61].

Вместе с купцами из одного региона в другой передвигались поэты, ученые, музыканты, певцы.

Среднеазиатского происхождения, между прочим, были и верблюды, из которых состояли караваны. Как показали исследования остеологических останков животных, основным транспортным средством для перевозки товаров по степным пространствам служили именно верблюды. При этом широко использовались среднеазиатские (двугорбые) бактрианы [6, с. 285].

С раннего средневековья до начала XIX в. одним из основных товаров, доставлявшихся из городов современного Узбекистана в Россию, были ткани, главным образом хлопчатобумажные. Они могли быть разных видов, сортов, расцветок, широкие и узкие.

Одной из распространенных на Западе тканей была зеньдень (занданачи), вырабатывавшаяся в центре текстильного производства — селении Зандана (близ Бухари), чуд позже — во многих других ремесленных центрах, но сохранившая свое наименование по первоначальному месту выработки. На ранних этапах она изготовлялась из шелка; как отметил один из историков того периода, из этой ткани «вельможи и цари шьют себе одежду и покупают ее по той же цене, что и парчу».

VI-VIII векам относятся фрагменты тканей занданачи, представленные в нескольких музеях Западно Европейских стран. Согдийская надпись на одном из них, хранящемся в музее города Юн (Бельгия), помогла установить название н место изготовления этой ткани. Как выяснили специалисты по древним тканям, эта богато орнаментированная шелковая ткань была изготовлена в селении Зандана. В результате археологических раскопок аналогичные ткани были найдены и на Северном Кавказе [2, с. 93; 3].

XIV-XVI вв. занданачи, изготовленная из хлопка, отличалась высокой товарностью. Письма, написанные на бересте, обнаруженные при раскопках в Новгороде, свидетельствуют о привозе этой ткани на Новгородскую землю. К 1401 г. относятся документы, анализ которых дает основание говорить, что в западноевропейских городах того времени, в том числе прибалтийских, занданачи считалась одной из самых доступных горожанам привозных тканей [5, с. 59–61].

XVII веке ввоз в Россию занданачи зафиксирован в московских описях товаров из Средней Азии. Однако под названием занданачи в них подразумеваются разнообразные хлопчатобумажные ткани, каждая из которых имела собственное наименование. Это удалось выявить при сопоставлении московских описей со списками тех же товаров, составленными на месте отправления в Бухаре. В этих списках названия тканей передаются на узбекском и таджикском языках арабской графикой, а слово занданачи вообще отсутствует [7, с. 426–427]. Анализ приведенных материалов позволяет сделать вывод: хлопчатобумажная ткань занданачи была настолько известна на Руси еще в предыдущие столетия, что название «зендень» использовалось в XVII в. и как собирательное наименование для всех среднеазиатских тканей.

Если говорить об количество европейских тканей, доставлявшихся в Среднюю Азию, было незначительным, и до конца XVIII в. Бухара, Самарканд и Ташкент оставались важными экспортерами тканей и ткацких изделий в Россию. В дальнейшем, особенно с XIX в., вывоз среднеазиатских тканей в Россию значительно сокращается. Рост и технический прогресс российских хлопчатобумажных фабрик, сужение среднеазиатских рынков сбыта и ряд других обстоятельств, требующих специального исследования, привели к превращению прежних поставщиков ткацких изделий — среднеазиатских ремесленных центров — в сырьевые базы сбыта готовой продукции российской текстильной промышленности.

Общеизвестно в числе бытовых предметов, ввозившийся из Европы, упоминаются европейские часы и очки.

Уже к концу XVI века приехали в Бухаре купцов «со всего мира». Некоторые из них приезжали с переводчиками, другие сами знали язык народов той страны, куда приезжали. В результате осуществлялось общение представителей разных народностей, которые могли поделиться своими впечатлениями о странах, обычаях и быте народов, обитавших там. Эту черту как одну из характерных для купцов подметил еще великий мыслителя Алишер Навои. «Купцы благодаря своему ремеслу, путешествиям, — писал он, — представление о странах и городах имеют, об удивительных вещах и диковинных событиях рассказывать умеют». Между прочим, распространение произведений Навои уже при его жизни среди жителей Поволжья — одно из убедительных свидетельств культурных взаимосвязей Средней Азии с северо-западными странами.

Торговые взаимосвязи сопровождались оформлением договоров и денежных документов. Возникали торговые товарищества, вступавшие в связи между собой и использовавшие при этом денежные документы определенной формы. Несмотря на отсутствие в позднесредневековый период крупных коммерческих учреждений современного типа, по документу, выданному в одном месте, купцы могли получить деньги в другом городе даже если он находился под властью иного правителя Подобная торговая операция осуществлялась при помощи чеков, которые могли быть приобретены в одном городе, а использованы в другом. Чеки получили широкое распространение сначала в коммерческом мире Востока, а позже перешли в деловой мир Западу [5, с. 51–69].

Эти экономические взаимосвязи получали поддержку на государственном уровне. В них участвовали нередко и сами правители. До нас дошли письма государей, специальные указы, инструкции, акты, имевшие целью развивать и расширять взаимовыгодную международную торговлю, обеспечивать нормальный обмен и передвижение товаров.

Вместе с послами и купцами в иностранные государства прибывали путешественники и ученые, желающие расширить свои знания. Имена отдельных представителей некоторых народов сохранились в названиях кварталов и площадей разных городов (Тазикяр в Казани, квартал Ходжа Булгар и Бухаре и др.) [4, с. 200–215].

Экономические отношения между народами отдельных стран могли влиять и на структуру взаимосвязанных между собой городов. В. О. Ключевский писал: «...В далекой Москве, которая одинаково подвергалась влиянию и Запада, и Востока, торговля одним и тем же товаром также всегда была сосредоточена в одних и тех же рядах, как в Бухаре и других городах Востока... Для каждого товара назначены были особые места и лавки»[4, с. 225].

В качестве вывода можно сказать то, что Среднеазиатские купцы в течении более тысячи лет на межконтинентальном Великом Шелковом пути активно вели свою деятельность. Через этот путь добирались до России товары ремесленничества, разнообразные продукты торговли и культура среднеазиатских народов.

Торговые действия самаркандских, кешских, бухарских купцов по Центральной Азии подготовили политическую, общественно-экономическую почву, а также активизировали процесс возрождения единственной этнокультурной обители на огромной области. И это сближало народов Центральной Азии и России, живущих на этой территории на основе экономического партнерства.

Литература:

1.         Бабурнаме. — Ташкент: 1958. — С. 61.

2.         Беленицкий А. М., Бентович И. Б., Большаков О. Г. Средневековый город Средней Азии. — Л: Наука, 1973. — С. 93.

3.         Иерусалимская А. А. К вопросу о связях Согда с Византией и Египтом (Об одной уникальной ткани из Северокавказского могильника Мощеная балка) // Народы Азии и Африки. 1967. — № 3.

4.         Ключевский В. О. Сказания иностранцев о Московском государстве. — СПб: 1918. — С. 200–215.

5.         Мукминова Р. Г. Очерки истории ремесла в Самарканде и Бухаре XVI века. — Ташкент: 1976. — С. 51–69.

6.         Петреко А. Г. Остеологические остатки животных из Болгара / Город Болгар: Очерки ремесленной деятельности. — М: 1988. — С. 285.

7.         Торговые отношения Московского государства с народами Средней Азии XVI-XVII вв. // Материалы по истории Узбекской, Таджикской н Туркменской ССР. — Л: 1932. — С. 426–427.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle