Библиографическое описание:

Гойибов Б. С. О некоторых особенностях конфедерации раннесредневекового Согда // Молодой ученый. — 2014. — №3. — С. 704-708.

Несмотря на то, что в конце XIX — начале XX веков было положено начало изучению раннесредневековых согдийских монет, основная часть которых чеканена из бронзы в VI-VIII вв., новые материалы, введенные в научный оборот в последние десять лет, подвигли исследователей к более глубокому изучению данного вопроса. Это дало возможность выделению некоторых проблемных моментов истории Согдийской конфедерации [3, с. 5]. Среди которых вопросы становления конфедерации Согда, связанные с денежной системой и особенностями чекана монет отдельных правителей.

Согдийская конфедерация в нумизматических источниках. Раннесредневековые монеты Согда в основном исследовали О. И. Смирнова, Э. В. Ртвеладзе, В. А. Лившиц, Е. В. Зеймаль, Б. И. Вайнберг. В настоящее время приоритетным направлением нумизматических исследований являются источники долины Чача. Э. В. Ртвеладзе, Л. С. Баратова, А. Мусакаева‚ А. В. Кузнецов, Г. Бaбaяров, А. Атахаджаев, А. Кубатин в своих работах широко осветили данную тему. Но чекан согдийских монет до сиих пор остается недостаточно изученным.

Конфедерация Согда — относительно общий термин, под которым подразумевалось политическое объединение таких владений долины Зеравшана как Самарканд, Панч, Маймург, Иштихан, Кабудан, Кушания, а также расположенные в бассейне Кашкадарьи — Кеш и Нахшаб. Правители этих политических единиц были самостоятельны во внутренней политике, имели свои символы власти — столичный город, денежная система, герб, строгая генеалогия царской власти. Вместе с тем, в основе объединения их в единый политический союз лежат такие факторы как подчинение малых владений единому центру или верховной династии, а также выполнение их социально-политических и культурно-идеологических обязательств. К примеру, в Самарканде правила семья Чжаову (Джамук), а остальные малые династии подчинялись ей. Приняв на себя обязательства борьбы с общим внешним врагом, представители этих малых династий в определенное время года собирались для совместного оправления религиозных обрядов, в частности традиций зороастризма. Здесь уместно подчеркнуть, что определение по раннесредневековым монетам согдийского чекана целого ряда административных званий, а также имен представителей правящей династии, дают возможность вычленить династические связи между различными главенствующими семьями, основу и условия объединения их в единую конфедерацию, различный статус малых правителей государства. Однако, исследователи не достаточно уделяли внимания вышеназванным критериям, в большинстве случаев опираясь на китайские и арабские письменные источники, слабо вводя в научный оборот нумизматические материалы.

В связи с этим, для более полного представления сущности рассматриваемой проблемы целесообразен краткий обзор традиций денежного чекана на территории Средней Азии, где располагалась конфедерация Согда и соседствующие с ней политические объединения.

Согласно письменным, археологическим источникам и нумизматическим материалам первые денежные знаки на рассматриваемой территории появляются в V-IV вв. до н. э. в период господства ахеменидской династии. Но наиболее широко в качестве средства обмена монеты использовались в период Греко-Бактрии (IV — II вв. до н. э.) и Кушанского царства (II в. до н. э. — III в. н. э.). В первые века нашей эры налажен чекан монет в Согде и Хорезме. Примерно в это же время в государстве Кангха (III до н. э. — III н. э.), центром которого являлась долина Чача, вместо существовавшего натурального обмена внедряются товарно-денежные отношения. В VII-VIII вв. н. э. правители Ферганы и Уструшаны начали чеканить свои монеты.

Династийные клейма на монетах Cогдийской конфедерации. Чеканка собственной монеты и установление денежной системы правителей Согдийской конфедерации к середине первого тысячелетия нашей эры обусловленное экономической необходимостью, также свидетельствует в определенном смысле о государственной независимости. Это одна из причин, по которой на раннесредневековых монетах, чеканенных на территории нашей страны, изображались личные клейма правителей. Причем клейма имели не только верховные правители, но также мелкие владетели, входившие в конфедерацию. Подобные клейма встречаются как на монетах, так и на керамических и металлических изделиях. В действительности, если личное клеймо и становилось официальным знаком правителя, то его нельзя считать неизменным традиционным гербом государства. Так как, в каждый период существовали своеобразные официальные знаки, в корне отличающиеся друг от друга. В частности, несмотря на определенную преемственность между Кушанским царством и государством Кангха, имеется большая разница между античными и раннесредневековыми гербами. Каждый владетель имел своё клеймо. Поэтому логичнее официальные знаки того периода считать не государственными, а лишь династийными клеймами.

Специфической чертой вышеназванных гербов является постоянно добавляемые элементы в традиционное клеймо, в случае если представитель правящей династии получает власть от близкого родственника. Это особенно характерно для монет ихшидов Самарканда и правителей Панча.

Ниже наиболее часто встречающиеся на монетах и различных предметах клейма и титулы правителей Согдийской конфедерации:

а) Самарканд: Описание: тамга-согд-1; хакан‚ MLK’

б) Панч: Описание: 1-1 (варианты — Описание: nana-panc-1 ٫ Описание: Bilge-1); MR’Y.

в) Кеш: Описание: tunga-2; ахурпат.

г) Нахшеб: Описание: nahshab-1; хуву.

Особенности конфедерации Согда на Самаркандских монетах. Враннее средневековье Согд делился на крупные — Самарканд (центр), Панч (Панжикент), Кеш (Шахрисабз), Нахшеб (Карши), и малые — Кушания (Каттакурган), Маймург‚ Кабудан, Фай владения, среди которых только крупные могли чеканить монеты. Согдийские монеты именовались драхмы [4, с. 52]. Драхма первоначально являлась мерой веса и составляла ок. 4 гр. серебра. Соответствуют арабскому «мискаль». Позднее это чеканенные из данного объема монеты.

В правление Вархумана, взошедшего на престол в 655/56 годы, Самарканд являлся центром конфедерации. На монетах этого правителя его имя передается в форме Авархуман [13, с. 28]. Хотя между его предшественником Шишпиром и Вархуманом нет пропущенных лет, в нумизматических коллекциях встречается более 30 монет чеканенных от имени Вазурга, правление которого приходится на время между Шишпиром и Вархуманом. Прочтение имени «Вазург» до сих пор является относительным [5, с. 179]. В монетных каталогах Панджикента предполагается прочтение его имени как «Тунга» [14, с. 40]. В письменных же источниках эти имена вообще не упоминаются. Возможно, чекан этих монет был осуществлен в процессе борьбы за власть одним из претендентов.

Во второй половине VII — середине VIII вв. Самаркандские ишхиды чеканили монеты китайского образца. Подобные монеты достаточно широко выпускались от имен Шишпира (640-гг.)‚ Авархумана (650-гг.)‚ Тукаспадака (690-гг.)‚ Тархуна (700–710)‚ Гурака (710–738)‚ Тургара (738–750) [14, с. 35–43]. Сведения об этих правителях даны в основном в китайских и арабских источниках, частично встречаются в согдийских документах. Однако, до сих пор не удается определить имена и классифицировать монеты правивших c середины VI до 40 годов VII века владетелей Самарканда. Хотя в китайских источниках и встречаются имена Шифуби (590-гг.) и Кюймучжи (610-гг.) неизвестно какие монеты выпускались от их имени. Встречаются «анонимные» монеты Самаркандского чекана 3 типа с клеймом в форме Описание: тамга-согд-1. По некоторым особенностям их можно отнести либо к вышеназванным правителям, либо к одному из владетелей Самарканда правившим до Шишпира 640 годов. В своё время О. И. Смирнова надпись одной группы монет twr’k γwβ — расшифровала как «Владыка туров» [14, с. 21], но возможная интерпретация twrnyn γwβ — “Владыка Турана/турков?” настоятельно требует пересмотра этого вопроса. Особо следует обратить внимание на легенду одной из монет х’γ’n γwβtwrnyn — “хакан владыка Турана (?)”, которая вносит определенную ясность. Эта монета была прочитана О. И. Смирновой в форме — γwβmwrnyn γnš’n — “Владыка Мукрнин обладающий добрым знаком” [14, с. 21–22]. Однако большинство исследователей не разделяли это мнение.

Важно то, что на монетах этого типа изображения правителей имеют тюркские черты и характерна общая схожесть. Кроме того, на всех монетах встречается слово twrnyn. В случае, если этот термин будет объяснен как Туран, то целый ряд вопросов, связанных с историей нашего края, найдет свое логическое объяснение. С другой стороны, требует своего толкования встречающееся на самаркандских монетах звание хакан. Вероятно, самаркандские правители чеканили деньги от имени тюркских каганов. Согласно китайским летописям, в конце VI — начале VII вв. правители Кана (Самарканда) наладили хорошие отношения с властителями каганата. По причине этого среди других политических образований региона они обладали лидирующим положением. Так, Тарду хакан (576–603) выдал свою дочь по имени Шифуби‚ а Тун ябгу-хакан (618–630) дочь Кюймучжи за Самаркандских правителей [1, с. 271]. Возможно в ознаменование этих брачных договоров в Самарканде чеканились монеты от имени каганов. К тому же, именно на монетах этого периода встречаются сдвоенные портреты правителя, имеющего тюркские черты, и принцессы. Данные монеты имеют клеймо в форме Описание: hatun-1, и в легенде встречается звание — x’ttwn — «хотун» [14, с. 359]. Следует не упускать из виду, сдвоенные портреты и титулы джабгу‚ джабгу-хакан и хакан на монетах этого типа иконографически схожи с монетами Западно-тюркского каганата.

Во второй четверти I половине VII века в денежном обращении вместо вышеназванных монет начинается чекан денежных знаков подобных китайским монетам с квадратным отверстием посредине. Это связано с политическими событиями 630 годов: империя Тан с одной стороны разгромила Восточно-тюркский каганат с центром Орхон/Отукан в Монголии, с другой подчинила своему влиянию Западно-тюркский каганат с центром в Семиречье. Таким образом, в связи с ослаблением авторитета каганата над своими вассалами, Самаркандские правители начинают чеканить деньги под влиянием Китая. И всё же влияние каганата на Самарканд в первой половине VII века сохранялось.

Согласно китайским летописям, в период со второй половины до конца VII века в Самарканде неоднократно менялась правящая династия. Эти события нашли своё отражение в нумизматических материалах — вместе с традиционным клеймом (Описание: тамга-согд-1), в Самарканде чеканятся монеты с клеймом в форме (Описание: gurek-2).

Раннесредневековые монеты Панча. Как и во всей конфедерации Согда, административно-политическое управление Панча имело относительно самостоятельную внутреннюю систему конфедеративного управления. Сведения об этом государственном образовании сохранились в основном в согдийских документах с горы Муг, арабо-персидских источниках и китайских источниках. Нумизматические материалы занимают особое место в освещении истории этого владения. В письменных источниках того периода упоминаются входившие в состав Панча административные единицы — рустаки, которые в той или иной степени локализуются современными районами и селениями Верхнего Зеравшана. В согдийских документах с горы Муг приведены названия следующих владений: Мохиён, Паргар, Кштут, Мартушкат, Мадм, Кум, Зароват, Искадар, Хшиканд, Варз, Крут, Фатмив, Пахут, Эфтмаут, Шавкат, долина Янаба, Анзаб, Буттаман и другие [12, с. 56–61].

Имена возглавлявших Панч в VII-VIII веках правителей — Чакин чур Билга, Деваштич — часто упоминаются в согдийских документах с горы Муг.

Известно, что середины VII века в Пенджикенте чеканилась монеты. Одной из первых денежных единиц Панча было подражание китайской монете с четырехугольным отверстием посередине. На лицевой стороне обычно шла надпись — pncy MR’Y cm’wky’n — “Панча владыка Чамукйан”, на реверсе чеканились клейма либо в форме Описание: camukyan-1‚ либо — Описание: 1-1. Существенно, что они эти клейма похожи на монеты Западно-тюркского каганата, которые чеканились в Чаче. Первое стрелообразное клеймо близко напоминает клеймо Тарду хакана (576­603) в форме (Описание: 171). Второе совпадает с клеймом — βγу twwn x’γ’n — “Божественного Туун хакана” на монете из Чача в форме — Описание: ton-kagan-1 (сравните:Описание: camukyan-1-Описание: 171/Описание: 171;Описание: kobadian-1/Описание: kobadian-1 — Описание: ton-kagan-1). Этот факт ставит на повестку дня вопрос о возможном существовании определенной связи между вышеназванными династиями. В более поздних монетах Панча встречаются клейма (Описание: Bilge-1Описание: nana-panc-1), которые подобны (Описание: 1-1), и на них имеется надпись pncy MR’Y βylk’’ γwβ — «Панча владетель царь Билга» [7, с. 57–58]. Исследователи идентифицируют имя «Билга» чеканенного на монете с правителем Чакин Чур Билга — ck’yn cwr βylk’’ ck’yn cwr βylk’’ — который правил в Панче согласно согдийским документам с горы Муг в 693–708 гг. По мнению большинства исследователей, этот правитель имеет тюркское происхождение, и он правил Панчем до Деваштича [9, с. 40–42]. Именно поэтому до сих пор не известно монет чеканенных от имени согдийского правителя Деваштича (708–722). Напротив, на монетах, выпускавшихся в Панче после Билга, чеканилась легенда — pncy nnδβnpnwh — “Панча королева Нана”. Согдологи поясняют смысл данной надписи тем, что Деваштич, не будучи представителем правящего рода, чеканил монеты от имени своей жены — дочери Билга. К тому же, в источнике, где приводится родословная Деваштича, имена нескольких из его предков даны в форме Шур. По мнению В. А. Лившица, это имя имеет отношение к тюркскому званию чур и связано с тем, что Деваштич приходился зятем Чакин чур Билге [7, с. 66–67]. Не отрицая существования и главенства политического управления тюркского каганата, необходимо отметить, что по отношению к центральному правительству Согда, владение Панч проявляло в некоторых случаях относительную автономию. В частности, это проявлялось в системе должностей и званий, чеканке денег и др.

В результате археологических исследований на развалинах городища Пенджикент было обнаружено более тысяч монет различной ценности. В основном они чеканились из меди и на них достаточно хорошо представлены имена правителей этого владения. Изучение и подробный анализ этих монет показывает, что Пенджикентский престол занимали и женщины. Здесь возникает вопрос, а кто эта правительница? В результате исследования целого ряда нумизматического материала было определено, что это жена Деваштича — nnδβ’mpnh — Нандиманпан. Не будучи ишхидом, то есть не являясь представителем правящего дома, Деваштич не чеканил деньги от собственного имени, а выпускал от имени своей жены — Нандиманпан [13, с. 16]. К тому же, чеканка монет от имени жены было правильным решением. Поскольку вероятно отсутствие мужского поколения в роду тюркского правителя Чакин чур Билги, вынудило его зятя Деваштича чеканить монеты от имени действующей принцессы. Этот метод оправдывается управленческими традициями того времени.

Однако, нельзя отрицать и следующую мысль. Деваштич, будучи независимым правителем, не мог не чеканить деньги от своего имени. А раз он этого не сделал, то значит, преследовал определенную цель. Непосредственно сначала претендуя на Самаркандский престол, а затем и заняв его, он назначает в качестве своего представителя в Панче жену, и преследует цель управлять от её имени. То есть, через чекан монеты Деваштич показывает автономию Панча. В конце концов, наличие собственного монетного двора является опосредствованным подтверждением автономии Пенджикента. После ихшидов Согда только правители Панча имели право чеканить квадратные монеты китайского образца [11, с. 9–10].

Таким образом, и нумизматические материалы, и письменные источники подтверждают, что во второй половине VII — первой четверти VIII веков владение Панч управлялось тюркско-согдийской династией.

Раннесредневековые монеты Кеша. В640–642 годы Кешский престол занимает Шишпир. В этот период центром Согда являлся Кеш, и между Самаркандом и Кешем в 656–660 годы шла ожесточенная борьба за право статуса центра [10, с. 39]. Все входящие в конфедерацию владения платили дань Кешу. В то же время, несмотря на столичный статус Кеша в конфедерации, правители всех владений чеканили от своего имени деньги.

Кеш, являясь одной из крупнейших частей согдийской конфедерации, имел достаточно древнюю традицию отливки монет. Данные письменных источников о том, что в определенный период Кеш лидировал в конфедерации, подтверждают и нумизматические материалы. В частности, на некоторых самаркандских монетах середины VII века встречается клеймо в форме античного трискелеса (Описание: tunga-2), считавшиеся знаком Кешских правителей [14, с. 37–38]. К слову, считается что, правивиший в 640-е годы в Самарканде Шишпир, был в действительности кешским правителем.

На многих монетах, отлитых в Кеше встречается надпись — kšy’n’k γwβ ’’xwrp’t — “Кеша правитель Аахурпат”. Следует отметить, что одна из первых расшифровок монет этого типа данное О. И. Смирновой, где согдийское предложение — rγβ’n’k γwβ ’’xwrpt — переведено как “Рагфана правитель Аахурпат”, привела к целому ряду нестыковок [14, с. 306]. Здесь «Аахурпат» было идентифицировано с правителем Кеша, направившего послов в Китай в 720-е годы. В китайских источниках имя этого правителя представлено как Ахубидо [1, с. 316]. В действительности «аахурпат» — это согдийский титул, который означает «управляющий конюшней».

Раннесредневековые монеты Нахшеба.Ещё одно из крупных образований в Конфедерации Согда Нахшеб также имел свою денежную систему. Определенную часть монет Нахшеба этого периода составляют образцы с изображением правителя, имеющего тюркские черты на аверсе, и изображение коня с легендой на согдийском языке по кругу — «владыка блага» на реверсе. Другая часть монет имеет на одной стороне изображение коня с надписью — βγy γwβ — “божественный правитель”‚ а на второй стороне Описание: nahshab-1 образное клеймо с надписью вверху — ’šknδk -, которую исследователи прочитали как “Aşkandak” [15, с. 180; 6, с. 46]. По их мнению, на монете отображено имя сипахбеда Несефа 730-х годов, имя которого в арабских источниках упоминалось как «ал-Ашканд» [6, с. 46]. В китайских летописях есть сведения, что в 738 году в сражении у Бага Тархана против предводителя туркешей Тухосян Кут-чура возглавлял войска владетель Ши (Кеш) Сигинти [17, с. 46]. Настоящее имя этого правителя Ашканд, и он управлял Нахшебом. То, что в китайских источниках он упоминается как властелин Кеша, объясняется ростом военного влияния ближайшего соседа Нахшеба.

Находки в Нахшебе артефактов с изображением правителей имеющих тюркские черты объясняются историческими фактами. В частности, в 560-х годах разгромившие эфталитов в районе Нахшеба тюрки, разместили здесь свой военный контингент [17, с. 228–229]. В результате, центр административного управления Нахшеба смещается из современного городища Еркурган к югу в окрестности современной Шулуктепа, откуда представители новой династии возглавляли территорию долины Кашкадарьи. По мнению археолога Р. Сулейманова, происхождение данной династии имеет тюркские корни [16, с. 69]. Они чеканили монеты, которые отличались от денежных знаков прежних династий и имели свои особенности.

Заключение. Торговые сделки, обмен продукции земледелия и скотоводства, продуктов ремесленного производства, совершавшиеся на основе обмена, создавали определенные трудности. Поэтому роль значение начала использования в качестве средства обмена определенных металлов, таких как медь, золото трудно переоценить для исторического процесса человечества.

Сведения, содержащиеся в монетах, отлитых, прежде всего для удовлетворения экономических потребностей, также играют важную роль в освещении политической, хозяйственной и культурной жизни определенного исторического периода. Если отлитые на монетах имена, титулы, звания правителей, различные клейма, гербы и знаки помогают раскрыть политическую историю. То иконографические, палеографические особенности, техника чекана, состав металла и др. служат для понимания культурно-экономического положения того или иного времени.

Значение нумизматического материала в качестве исторического источника состоит в том, что в отличие от письменных источников в них практически не встречаются такие субъективные и объективные недостатки, связанные с особенностями языка как искажение имен, званий, титулов и т. п. С этой точки зрения, монеты можно квалифицировать как надежный исторический источник.

Литература:

1.                  Бичурин Н. Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. — М.-Л.: 1950. — Т. II. — С. 271‚ 311.

2.                  Гафуров Б. Г. Таджики, древнейшая, древняя и средневековая история. — М: 1972. — С. 317–318.

3.                  Гойибов Б. Место владения Панча в конфедерации Согда (на примере раннего средневековье) / Автореферат дисс. кан. ист. наука. — Ташкент: 2011. — 25 с.

4.                  Исҳоқов М. Унутилган подшоликдан хатлар. — Тошкент: Фан, 1992. — Б. 52.

5.                  Исхаков М. М. Центральная Азия в системе мировой письменной культуры. — Ташкент: УМЭД, 2008. — С. 179.

6.                  Кочнев Б. Д. Среднеазиатские куфические фельсы с изображением коня // Нумизматика Центральной Азии. — Вып: IV. — Ташкент: 1999. — С. 46.

7.                  Лившиц В. А. Правители Панча (Согдийцы и тюрки) // НAA. — № 4, 1979. — C. 57–58.

8.                  Лившиц В. А. Согдийская эпиграфика Средней Азии и Семиречья. — СПб: 2008. — С. 39.

9.                  Отахўжаев А. Суғд шаҳрининг турк ҳокими // Шарқшунослик, ТДШИ. — № 2, 2001. — Б. 40–42.

10.              Отахўжаев А. Суғд конфедерациясида Кешнинг ўрни / Шаҳрисабз шаҳрининг жаҳон тарихида тутган ўрни. — Тошкент, 2002. — Б. 39.

11.              Смирнова О. И. Материалы ко сводному каталогу согдийских монет // Эпиграфика Востока. — М., 1952. — № 6. — С. 9–10.

12.              Смирнова О. И. Вопросы исторической топографии и топонимики верхного Зарафшана // МИА. — М: 1953. — № 15. — С. 56–61

13.              Смирнова О. И. Каталог монет с городища Пенджикент. — М: ИВЛ, 1963. — С. 28.

14.              Смирнова О. И. Сводный каталог согдийский монет. — М: Наука, 1981.

15.              Смирнова О. И. Очерки из истории Согда. — М: Наука, 1970. — С. 180.

16.              Сулейманов Р. Х. Древний Нахшаб. — Ташкент: Фан, 2000. — C. 69.

17.              Chavannes E. Documents sur les Tou-kiue (Turks) occidentaux // Сборник трудов Орхонской экспедиции. — Вып. 6. — СПб: 1903. — Р. 46.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle