Библиографическое описание:

Климова Ю. А., Сенюкова О. В. Атрибутивная картина мира в языке: лингвокогнитивный анализ русских прилагательных, обозначающих запах // Молодой ученый. — 2014. — №3. — С. 827-829.

Статья посвящена анализу русских перцептивных прилагательных с модусом запаха. В статье делается попытка найти ответ на главный вопрос современной когнитивистики о том, что в этих прилагательных отражено и обобщено, что является референтом данных признаковых единиц, как в объективной реальности, так и в сознании человека.

Ключевые слова: концепт, лингвокультура, когнитивистика, картина мира.

This article analyzes the Russian perceptual adjectives modus smell. This article attempts to answer the central question of modern cognitive science that is reflected in these adjectives, and generalized, which is the referent of the data indicative of units, both in objective reality, and in the consciousness of man.

Keywords: concept, linguistic culture, cognitive science, picture of the world.

На современном этапе развития когнитивистики главным является изучение вопроса того, какая именно часть знаний, какой концепт или группа концептов получают отдельное вербальное наименование и в частности — наличие каких признаков и свойств необходимы, чтобы человек как носитель своей лингвокультуры обозначил некую реалию словом определенной части речи.

В нашем исследовании при анализе русских перцептивных прилагательных делается попытка найти ответ на главный вопрос современной лингвистики о том, что же в этих прилагательных отражено и обобщено, что является референтом данных признаковых единиц, как в объективной реальности, так и в сознании человека.

В статье мы будем оперировать термином «перцептивные прилагательные», подразумевая качественные прилагательные, «в семантике которых репрезентированы перцептивные образы признаков предметов, сформированные в сознании человека на основе работы его органов чувств [1 с. 37]».

Перцептивные прилагательные закономерно привлекают большое внимание исследователей. Традиционно прилагательные, обозначающие различного рода ощущения, рассматриваются либо в рамках той или иной общей классификации прилагательных (Н. Д. Арутюнова, Е. М. Вольф, Щ З. А. Харитончик, А. Н. Шрамм, О. В. Афанасьева и др.), либо осуществляется всесторонний анализ прилагательных одной из пяти сфер чувственного восприятия.

Предметом синхронического исследования уже являлись прилагательные, обозначающие такие жизненно важные качества, как: слух (Г. Н. Бабич, 1975 г.); вкус (А. В. Куценко, 1979 г.); температура (Л. Д. Тарасова, 1980 г.); тактильность: «твердый» (В. В. Попова, 1980 г.); «острый» — «тупой» (В. П. Полковский, 1988 г.); цвет (И. П. Устинова, 1986 г.); размер (О. В. Бублик, 1991 г.). Прилагательные восприятия в целом являются объектом исследования И. Г. Рузина, которого интересует выражение модусов перцепции в языке [1 с. 79].

Изучением и анализом перцептивных прилагательных с модусом запаха занимались Куликова 1965; Шрамм 1979; Петрова 1981; Суржко 1986; Носуленко 1988; Рубинщтейн 1989; Журавлев 1991; Яковлева1994; Рузин 1994; Картащова 2004; Павлова. 2006 и др.

Сообразно типу перцептуального канала получения информации, перцептивные прилагательные образуют естественные лексические объединения — лексико-семантические группы (своеобразные контейнеры смыслов в языковых означиваниях, связанные между собою отнесенностью к одной ментальной области), вместе составляющие лексико-семантическое поле «Восприятие». Информация о признаках предмета, воспринятых органами чувств человека, хранится в его сознании после предварительной обработки последним в виде перцептивных образов. В языке данные образы объективируются в семантике перцептивных прилагательных в частности запаха. Перцептивные прилагательные — богатый источник характеристики и оценки признаков запаха.

Основное значение перцептивных прилагательных, репрезентирует информацию об объективном чувственно воспринимаемом признаке предмета.

Оценочные смыслы при характеристике запаха выражаются в русском языке следующими группами атрибутивных лексических единиц: а) общеоценочными прилагательными; приятный/неприятный; б) двумя группами прилагательных собственно обонятельной семантики с общими соответственно для каждой группы оценочными интегральными компонентами «приятный запах» (аромтный ароматический душистый) — «неприятный запах» (; вонючий, затхлый, тухлый, зловонный).

В русском языке появляются эталонные названия многих положительно оцениваемых естественных запахов (ландышевый, мускусный, миндальный, смолистый, хвойный, фруктовый, цветочный, яблоневый), которые заимствуют функцию обозначения запаха в процессе деривации от существительных, обозначающих приятно пахнущие объекты, г) прилагательными-определителями других перцепций: вкусный, сладкий, кислый, жгучий, сильный, свежий, нестойкий идр. [6 с. 123].

. Эксплицируемая в семантике имени обонятельного признака (перцептивном прилагательном) оценка мотивирована экстралингвистическими факторами — природой запаха как физической субстанции. «Обонятельная оценка, являясь индивидуальной, всегда понятна за счет своей ассоциативности, обращения к социально-бытовому, чувственному опыту адресата, к фоновым знаниям носителей языка» [2 с. 31].

Помимо оценки запаха по шкале «приятный/неприятный», запахи как субстанция имеют особые характеристики. От других субстанций запахи отличаются большим разбросом даваемых им определений, иным ассоциативным рядом, привлечением названий из других сфер и значительным числом метафорических номинаций. Запахи как физические сущности характеризуются рядом признаков.

Такими признаками является интенсивность и качество (мотивированная принадлежность к определенному объекту — источнику запаха). Интенсивность воздействия выражается чаще всего собственно обонятельными прилагательными как позитивной, так и негативной оценки: пахучий (обладающий сильным запахом; душистый — пахучие цветы); вонючий (издающий вонь, дурно пахнущий — вонючее лекарство). По интенсивности русские ароматный и ароматический слабее, чем благовонный, душистый, пахучий. Качество запаха регулярно передается через сочетание с родительным падежом существительного запах чего-л, которое указывает источник запаха (запах прения) или запах-ориентир (запах горького миндаля).

Качество запаха оценивается носителями русского языка через вкусовые и осязательные ощущения. Переосмысление последних находит выражение в семантике синестетических метафор.

Так, метафора вкус-запах проявляется: сладко-горький аромат; соленый запах; пикантный запах;, вкусный запах; кислый запах (c актуализированной семой «острый, неприятный»), пряный (острый и ароматный по вкусу, запаху — пряный запах), мятный (мятный запах, мятные конфеты, мятное масло), спелый (спелая пшеница, спелое яблоко), терпкий (вызывающий вяжущее ощущение во рту, резкий, раздражающий — терпкий, дурманящий запах, терпкие ягоды).

Как правило, эти слова употребляются применительно к несъедобным объектам, обладающим специфическим вкусом и запахом. С одной стороны, русские говорят: пряный запах какого-то блюда, пряный вкус (какого-то блюда), с другой, — соленый запах (моря) и соленый вкус (морской воды), горький запах (полыни) и (полынь)/горькая на вкус и т. д. Всеми психологами отмечается, что модусы вкуса и запаха тесно взаимосвязаны. Одно и то же прилагательное может определять и вкус предмета, и его запах.

Примечательно, что доминирующим здесь, по-видимому, является вкус. Характерный запах предмета обозначается тем же атрибутом, что и его вкус. Кроме того, в ряде случаев вкус блюда представляется как комплексное образование, определяемое, с одной стороны, собственно вкусом, а с другой — издаваемым пищей запахом. Взаимодействие прямого и производного значений видоизменяет и осложняет номинативную функцию данных прилагательных: они уже служат не только средством наименования, но и передачи оценки воспринятого запаха с помощью метафорически переосмысленных ощущений.

Н. Ф. Спиридонова утверждает, что «каждый из органов чувств не только отвечает за свой «фрагмент» воспринимаемого объекта, но и предполагает конкретный способ и определенную ситуацию восприятия. Так, при тактильном и вкусовом восприятии человек и объект взаимодействует друг с другом, а при зрительном, слуховом и обонятельном восприятии ощущения от воспринимаемых объектов поступают в соответствующе органы опосредованно, поскольку между ними не предполагается физического контакта [3:8].

Метафора «осязание- запах проявляется в таких сочетаниях как:влажный запах (актуализирована сема «избыток влаги, неприятно»); сухой запах (актуализирована сема «недостаток влаги, неприятно»),– едкий запах (с актуализированной семой «резкий, вызывающий физическое раздражение»)нежный (приятный на ощупь, мягкий — нежная кожа, приятный по очертаниям окраске — нежный голос, приятный на вкус, аромат — нежный запах) или жгучий (горячий, палящий — жгучий воздух пустыни, причиняющий острую боль — жгучая крапива). Вданном случае запах оценивается на основе переосмысления известных человеку осязательных ощущений.

Ряд прилагательных отражает психологический процесс переживания говорящим обонятельного восприятия, эмоциональную реакцию на него волнующий запах, успокаивающий запах. Запаху присуща узнаваемость, иэто также находит отражение в языке: знакомый запах, странный запах.

Согласно исследованию Н. С. Павловой, характеристики запаха в русском языке малочисленны, что свидетельствует о «недостаточной разработанности когнитивного представления [2 с. 8]. Даже частотные характеристики имеют свойства периферии: дают (субъективную) оценку запаха.

Таким образом, в формировании русской языковой картине мира принимают участие разные типы деятельности человеческого сознания, одна из которых — сенсорно-рецептивная, отвечающая за восприятие и концептуализацию перцептивных признаков предметов, объектов, явлений окружающего мира и «являющаяся определяющей при формирования национального «мироощущения» [4 с. 71–77].

Специфика обонятельной перцепции, гамма ее свойств, способность человека воспринимать их, дифференцировать и оценивать, в конечном итоге, инспирирует носителей языка пополнять словарь модифицирующей лексики запахов в речи различными средствами: качественными определениями адъективного лексико-грамматического типа; использованием метафорически переосмысленных наименований других ощущений. Именно в определителях запах получает свою оценку. Именно определители при объектах обонятельного восприятия эксплицируют комплекс характерных для сообщений о запахах оценочно-квалификативных смыслов.

Литература:

1.      Рузин, И. Г. Когнитивные стратегии именования: модусы перцепции (зрение, слух, осязание, обоняние, вкус) и их выражение в языке / И. Г. Рузин // Вопросы языкозн. № 6. — 1994. — С. 79–99.

2.      Павлова Н. С. Лексика с семой «запах» в языке, речи, тексте. Автореферат диссертации на соискание ученой степени к. ф.н. Екатеринбург: 2006.

3.      Спиридонова, Н. Ф. Плоский, прямой и ровный, или как трудно описать форму предмета / Н. Ф. Спиридонова // Сокровенные смыслы: Слово.

4.      Лаенко Л. В. Перцептивный признак как объект номинации // Вестник ВГУ. Серия: Филология. Журналистика. 2004. № 2. С. 71–77.

5.      Рахилина, Е. В. О тенденциях в развитии когнитивной семантики / Е. В. Рахилина // Изв. РАН. Сер. лит. и яз. 2000. — Т. 59, № 3. — С. 3 -15.

6.      Климова Ю. А. Имя прилагательное как репрезентант концепта «качество» в русской языковой картине мира: диссертация... кандидата филологических наук: Белгород, 2008.- 197 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle