Библиографическое описание:

Изотов И. В., Каукина Т. Ю. Дело майора Таврина — Операция «Туман» // Молодой ученый. — 2014. — №2. — С. 636-638.

Были ли покушения на Сталина? Что нам о них известно? Большая часть информации засекречена, до сих пор на папках с этими делами стоит гриф «Совершенно секретно». За долгие годы правления, на И. В. Сталина по полученной нами информации было произведено не менее восьми покушений. Ни одно из совершенных покушений не только не привело к убийству вождя, но даже не привело к его ранению. Охрана и безопасность Сталина были на очень высоком уровне. В годы сталинского правления информация по этим вопросам являлась строжайшей государственной тайной, сложилось даже убеждение, что на жизнь вождя никто и никогда не покушался. Только сегодня приподнимается и то не до конца эта сторона жизни советского вождя.

В своей статье мы хотим рассказать вам о покушений на Сталина, которое получило наиболее широкую огласку, а именно о операции разработанной в недрах немецкой разведывательно-диверсионной организации «Цеппелин».

Попытка убийства Сталина была поручена Петру Таврину. Настоящее его фамилия была — Шило Петр Иванович, уроженец села Бобрик Нежинского района Черниговской области. Почему выбор немецкого командования пал на Таврина-Шило? Почему именно ему было поручено совершить покушение на советского вождя? Ответ стоит искать в биографии Таврина-Шило.

Всё детство Пётр Иванович до 1930 года батрачил у местных кулаков, затем перебрался в город Нежин. После переезда в Нежин он устроился в отдел труда, который занимался вербовкой рабочей силы для строительства промышленных предприятий. В качестве уполномоченного этого отдела был послан в Глуховский район Черниговской области, где проиграл пять тысяч казенных денег. Попытался бежать, но в Саратове был арестован и осужден.

Просидев в тюрьме не долгий срок, он, разломав вместе с сокамерниками кирпичную стену, бежал. После побега Таврин долго скрывался в Иркутске потом в Воронежской области, у жены, которая работала учительницей в станице. После пожара в результате, которого сгорели все документы. Таврин воспользовался этим и, сделав себе, новые документы взял фамилию жены и стал Тавриным.

Под фамилией Таврин устроился на учебу в Воронежский юридический институт. После окончания первого курса был принят на должность старшего следователя в воронежскую прокуратуру. Через год самовольно оставил работу.

После того как Таврин оставил работу старшего следователя прокуратуры он перебрался в Киев где и был арестован, и обвинен по статье 111 УК РСФСР и этапирован в Воронеж. Совершил побег из воронежской тюрьмы во время работ за ее пределами.

После вторичного побега жил временно в Ташкенте потом в Уфе. В 1940 г. подправил свою фамилию и стал Тавриным, и под этой фамилией перебрался в Свердловск. Устроился там, на работу в трест Урал-золото, откуда 14 июля был призван в Красную Армию, в 28-й запасный стрелковый полк на должность командира хозяйственного взвода. В феврале 1942 года — отправлен на фронт. Служил офицером за штатом в интендантском отделе штаба 359 стрелковой дивизии, потом командир транспортной роты полка, затем в мае назначен командиром пулеметной роты и практически сразу побег. На фронте отличился, в боях за что и был предоставлен к ордену «Красная Звезда», замененной при утверждении на медаль «За отвагу» (получить не успел в связи с перебежкой), был представлен и ко второй награде. 29 мая 1942 года Таврин-Шило был вызван к уполномоченному Особого отдела 1196 саперного полка, капитану Васильеву, который поинтересовался, почему он переменил фамилию Шило на Таврин. После разговора Шило понял что второй разговор с особистом может закончится арестом, решил бежать к немцам. 30 мая Таврин с двумя солдатами был послан в разведку на 2 недели. Сказав что ему нужно по нужде, отлучился от солдат. На траве нашел немецкую листовку призывающую красноармейцев сдаваться в плен. Листовка послужила пропуском. Таврин сдался первым попавшимся немецким солдатам и перешел на сторону врага [2]. После сдачи в плен Таврин-Шило попал в разведывательно-диверсионную школу Абвера.

В школе Абвера Таврин проходил специализированное обучение. Первым его заданием была задача негласно работать в группе, в которую он был зачислен и отбирать людей на предмет недостаточно лояльных к Германии, не совсем надежных. Второе задание Таврина было выявить и предотвратить в лагере антифашистскую деятельность и готовящуюся подготовку к массовому побегу. Таврин справился со своей задачей. В лагере будущие агенты проходили общую подготовку, умение водить машину, мотоцикл, паровоз. Затем агенты заучивали каждый свою легенду.

Через несколько дней Таврина вывезли в Берлин где его лично принял начальник восточного отдела 6-го управления главного управления имперской безопасности Германии обенштурмбанфюрер СС доктор Грейфе. После того как доктор Грейфе очень внимательно изучил дело Таврина и определил его на подготовку совершения террористических актов на территории Советского Союза. 5 сентября Таврина снова доставили в Берлин, на Потсдамерштрассе, 29, к оберштурнбанфюреру Грейфе. В Берлине Таврина стали готовить для диверсионных операций в Москве и уничтожению руководителей Советского Союза. Через три дня Таврина познакомили с штурмбанфюрером Отто Краусом, под чьим руководством Таврин был доставлен в Псков в учебно-тренировочный центр.

В центре Таврин осваивал новейшие образцы оружие, панцеркнаке новейший портативный гранатомет, специально сконструированный немецкими оружейниками. На заводе, на котором он работал, Таврин познакомился с женой Лидией Шиловой. Она работала бухгалтером. Через две недели они поженились. После свадьбы Таврина и его жену отправили в Ригу, где его положили в госпиталь. Жена Таврина получила имя агент Адамчик. К весне 1944 года подготовка Таврина была завершена. Вечером 5 сентября 1944 года самолет взлетел с рижского военного аэродрома и взял курс на Восток. Цель переброски Таврина — организовать и осуществить террористический акт против Сталина, а при удобном случае также и других членов правительства — Берии, Кагановича и Молотова.

Посадка была осуществлена неудачно, при перелете самолет несколько раз обстреляли, так что у него загорелся один из двигателей. После приземления из самолета выкатили мотоцикл, на котором сразу же уехали Таврин и Шилова. В ночь на 5 сентября 1944 года начальник Гжатского РО НКВД старший лейтенант милиции Ветров из «точки» службы получил сообщение, что в направлении Можайска пролетел вражеский самолет, который был трижды обстрелян нашей зенитной артиллерией в районах станции Кубинка Московской области, Можайска и Уваровки. Из-за обстрела самолет повернул на обратный курс. Однако один из двигателей воспламенился, и летчики решили совершить вынужденную посадку.

В ночь на 6 сентября 1944 года на пост, выставленный на проселочной дороге от деревни Карманово на Ржев, заступил начальник местного райотдела НКВД старший лейтенант Ветров, одетый в милицейскую форму. Около 6 часов утра он остановил для проверки мотоцикл с коляской, на котором следовали двое: мужчина в кожаном пальто с погонами майора госбезопасности и миловидная женщина. Протягивая чекисту документы, майор как бы случайно распахнул пальто, и на груди его засиял иконостас наград (два ордена Красного Знамени, ордена Ленина, Александра Невского, Красной Звезды), увенчанный золотой звездочкой. Начальник райотдела подчеркнуто спокойно отнесся к этой демонстрации и стал внимательно изучать офицерское удостоверение личности.

Согласно ему, перед ним стоял заместитель начальника отдела контрразведки СМЕРШ 39-й армии, майор ГБ Петр Иванович Таврин. В связи с развившимся в результате тяжелого ранения заболеванием он направлялся в столицу для медицинских обследований. В удостоверение была вложена вырезка из центральной газеты о присвоении Таврину П. И. звания Героя Советского Союза. Не вызывали на первый взгляд сомнений и документы его спутницы — жены Лидии Ивановны, носившей фамилию Шилова.

На том можно было и расстаться. Но Ветров спросил, откуда едут в Москву майор и его супруга. Тот назвал одну деревню. От нее до Карманова километров двести — за 5 часов, хоть в темноте и по раздолбанному проселку, можно доехать. Однако Ветров прикинул, что всю ночь лил дождь, он сам, простояв на посту около трех часов, вымок до нитки, а на майоре и его спутнице одежда была сухой, словно те путешествовали не на мотоцикле! Не меняясь в лице, постовой предложил проехать с ним в райотдел, чтобы поставить отметки о выезде из прифронтовой зоны.

Пока супруги Таврины ставили в райотделе требуемые отметки в документы, Ветров обыскал коляску мотоцикла и три лежавших там чемодана. Он обнаружил: «панцеркнакке» с полным комплектом зарядов, магнитную мину с дистанционным управлением, 7 пистолетов, 5 гранат. Когда о задержанных обладателях столь внушительного арсенала сообщили в Москву, Главное управление СМЕРШ выслало за супружеской четой самолет. Оказывается, на Лубянке незваных гостей ожидали, причем знали наверняка, что кто-то будет наряжен чекистом [1].

Перехват диверсантов был проведен аккуратно, и начальник Главного управления контрразведки СМЕРШ, заместитель наркома обороны СССР генерал-полковник Виктор Абакумов принял решение начать радиоигру под условным названием «Туман». Под контролем контрразведчиков Лидия Шилова начала выходить в эфир.

Проведение радиоигры было лично санкционировано наркомом Внутренних дел СССР Л. П. Берией. Непосредственное руководство проведением операции осуществлял старший оперуполномоченный 3-го отдела ГУКР СМЕРШ майор, а затем — старший оперуполномоченный 3-го отдела ГУКР СМЕРШ майор Григоренко.

Цель операции «Туман» заключалась в вызове на нашу сторону германской агентуры и ее последующем аресте, а также получении явок к другим агентам германской разведки в СССР. Шило-Таврин и его супруга содержались под стражей во Внутренней тюрьме. Вместо фамилий им для конспирации присвоили номера "35" и "22" соответственно [3].

Шилова регулярно поддерживала двустороннюю радиосвязь с немецким разведцентром. Этими радиограммами чекисты “туманили” мозги сотрудникам немецкой разведки. Среди множества ничего не значащих телеграмм была и такая: “Познакомился с врачом женщиной, имеет знакомых в Кремлевской больнице. Обрабатываю”. Были и телеграммы, в которых сообщалось о выходе из строя батарей для радиостанции и о невозможности достать их в Москве. Просили о помощи и поддержке. В ответ немцы благодарили агентов за службу и предлагали объединиться с другой группой, находившейся в нашем тылу. Естественно, эту группу вскоре обезвредили. Последнее сообщение, отправленное Шиловой, ушло в разведцентр 9 апреля 1945 года, но ответа получено не было: приближался конец войны. В мирные дни предполагалось, что на конспиративную квартиру Таврина и Шиловой может выйти кто-либо из оставшихся в живых бывших сотрудников немецкой разведки. Но так никто и не пришел.

16 августа 1951 года Шило-Таврину П. И. было предъявлено обвинение в совершенных им преступлениях: Вопрос: «Вам предъявлено обвинение по ст.ст. 58–1 пункт «б« и 58–8 УК РСФСР в том, что, являясь военнослужащим Советской армии, вы изменили Родине и добровольно перешли к немцам, где были завербованы германской разведкой и в ночь на 5 сентября 1944 года переброшены на самолете в тыл Советской армии со специальным заданием по центральному террору. Содержание обвинения вам понятно?". Ответ: «Да, содержание обвинения мне понятно». Вопрос: «Вы признаете себя виновным?". Ответ: «Признаю себя виновным только по ст. 58–1 п. «б«, т. е. в том, что я, являясь командиром роты 1196-го стрелкового полка 359-й стрелковой дивизии 30-й армии Калининского фронта, 30 мая 1942 года в районе города Ржева добровольно перешел на сторону немцев, чем изменил Родине. По статье 58–8 виновным себя не признаю, так как я никогда не был намерен выполнять задание немцев по центральному террору».

1 февраля 1952 года Военной коллегией Верховного суда СССР П. И. Шило-Таврин и Л. Я. Шилова приговорены к высшей мере наказания. 28 марта Шило-Таврин был расстрелян, а 2 апреля того же года в исполнение приведен приговор в отношении Шиловой.

Литература:

1.                  Н. А. Зенькович Н. А. Покушения и инсценировки: от Ленина до Ельцина, М.: Олма-Пресс, 1998. — 478 С.

2.                  В. Телицын. СМЕРШ: операции и исполнители. Смоленск, Русич, 2000. — 354 С.

3.                  А. Север «Смерть шпионам!» Военная контрразведка СМЕРШ в годы Великой Отечественной войны, М.: Эксмо, 2009. — 238 С.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle