Библиографическое описание:

Ткачук В. А., Ткачук А. А. Взаимосвязь психофизиологических особенностей профессиональной деятельности летного состава и его статокинетической устойчивости // Молодой ученый. — 2014. — №2. — С. 373-375.

Статья посвящена раскрытию психофизиологических особенностей летного состава и их влиянию на выполнение профессиональной деятельности, влияющей на статокинетическую устойчивость. В работе представлен ретроспективный анализ статокинетической устойчивости курсантов авиационных училищ за пятилетний отчетный период.

Ключевые слова: статокинетическая устойчивость, курсанты, психофизиологические особенности, авиация.

Проводимые в стране реформы несколько ослабили функционирование созданной ранее системы мероприятий, направленной на обеспечение эффективной учебно-боевой подготовки и тренировки летного состава. Нельзя не отметить и тот факт, что проводимые в стране реформы сопровождаются изменениями в социальном, психологическом и соматическом статусе летного состава.

Вместе с тем возрастание сложности и напряженности полетных заданий на фоне уменьшения количества учебно-тренировочных полетов, приводит к повышению нервно-эмоционального напряжения и более быстрому развитию утомления, ухудшению самочувствия и снижению профессиональной работоспособности, а значит и изменению статокинетической устойчивости летного состава [3].

Сокращение налета и увеличение перерывов между летными сменами изменили ритмичность производства полетов. Вместе с тем именно ритмичность, как показали ранее выполненные исследования, выступает ведущей детерминантой, определяющей формирование стереотипного механизма регуляции психофизиологических функций, обеспечивая экономное расходование ресурсов организма и повышение устойчивости к экстремальным, в том числе статокинетическим воздействиям [5; 7].

Исключительная сложность профессиональной деятельности летного состава обусловлена с одной стороны специфическими условиями среды, в которой выполняются полеты, а с другой стороны — сложностью самой профессиональной деятельности летного состава во время выполнения полетного задания.

Специфические условия среды профессиональной деятельности летного состава, на фоне меняющихся условий, оказывают выраженное влияние на функциональное состояние, уровень профессиональной работоспособности и величину психофизиологических резервов. Так, в полетах на самолетах СУ-27, по сравнению с полетами на МИГ-21, произошло уплотнение действий на единицу времени в 10–15 раз. При этом частота сердечных сокращений увеличилась более 160 ударов в минуту, а выброс гормонов в кровь (адреналин и др.) превышает физиологическую норму в 5–7 раз. Высокий вынужденный темп работы и жесткий лимит времени в сочетании с огромным потоком информации делают профессиональную деятельность летчика чрезвычайно напряженной [1;6].

Все это приводит к хроническому повышению нервно-эмоционального напряжения, преждевременному развитию утомления, нарушению пространственной ориентировки и координации движений, а значит и снижению уровня статокинетической устойчивости.

Выполнение полетного задания, неуверенным в себе летчиком, на фоне неблагоприятного действия факторов полета, сопровождается напряжением всех его физиологических функций, которые со временем переходят в синдром хронического профессионального перенапряжения, приводящего в 30 % к вегетативной дистонии, а в 73,7 % к снижением физиологических резервов.

В начале перестройки, в военной авиации дисквалификация по медицинским показаниям составляла 70,0 %, а 25,0 % летного состава имели различные диагнозы уже в возрасте до 30–32 лет. Последнее коррелирует с ухудшением эффективности летной деятельности и безопасности полетов.

К концу 90-х годов заметно выросла аварийность, на 7–10 лет снизилось летное долголетие и на 2–5 лет омолодилась общая заболеваемость.

В 1991 году произошло около двух десятков авиационных катастроф, хотя у летчиков было достаточно времени для использования средств аварийного спасения.

В первой половине 1992 года из всех летных происшествий в 90,0 % случаев произошли катастрофы, связанные с утратой необходимого уровня профессиональной подготовки.

В 1992–93 г.г. на 1200 часов уменьшился налет на одно летное происшествие. Впервые за много лет число катастроф в военно-воздушных силах РФ превысило число аварий [8; 9].

В связи с вышеизложенным целью настоящего исследования являлось оценка влияния условий профессиональной деятельности на статокинетическую устойчивость летного состава.

Оценка влияния условий профессиональной деятельности на статокинетическую устойчивость осуществлялась на основе анализа литературных данных, архивных отчетов и собственных материалов авиационных врачей. Оценивался уровень статокинетической устойчивости курсантов и летчиков истребительной, бомбардировочной, транспортной авиации, а также летчиков вертолетов и авиации палубного базирования.

Анализ материалов, обобщенных в период с 1995 по 2000 год, показал: у курсантов авиационных училищ во время выполнения вывозной программы учебно-тренировочных полетов, скрыто протекающие симптомы статокинетических расстройств отмечены у 45,0 %, незначительно выраженные — у 12,0 %, средне выраженные — у 7,0 % и резко выраженные — у 3,0 % всех летавших курсантов.

То есть явные симптомы статокинетической неустойчивости (на которых фиксируется внимание) отмечались в 22,0 % случаев, а скрытые (не всегда фиксируемые, как правило, проходящие незаметно) — почти в два с лишним раза чаще — 45,0 % случаев.

Несколько иная симптоматическая картина снижения статокинетической устойчивости наблюдалась у летчиков-инструкторов авиационных училищ. Так, скрыто протекающие симптомы отмечены у 62,0 %, незначительно выраженные — у 3,0 %, средне выраженные — у 2,0 %, резко выраженные проявления статокинетической неустойчивости отмечены не были. В данном случае явные симптомы отмечены только у 5,0 % летающих летчиков-инструкторов, а подавляющее число — 62,0 % относится к симптомам скрыто протекающей формы укачивания.

У летчиков истребительной авиации скрыто протекающие симптомы отмечены у 65,0 %, незначительно выраженные — у 3,0 %, средне выраженные — у 1,0 %, явно выраженные симптомы снижение статокинетической устойчивости отсутствовали. То есть у данной категории летного состава отмечено: — 4,0 % явных и 65,0 % скрыто протекающих симптомов статокинетической неустойчивости.

В бомбардировочной авиации отмечается аналогичная закономерность: скрыто протекающих — 65,0 %, незначительно выраженных — 3,0 %, средне выраженных — 1,0 %, явно выраженных симптомов снижения статокинетической устойчивости так же отмечено не было. То есть только 4,0 % явных и подавляющее число — 76,0 % скрыто протекающих симптомов статокинетической неустойчивости.

В военно-транспортной авиации: скрыто протекающих — 64,0 %, незначительно выраженных — 9,0 %, средне выраженных — 5,0 % и также отсутствие резко выраженных симптомов статокинетической неустойчивости. В данном случае явных симптомов — 14,0 % и опять таки отмечается подавляющее число — 64,0 % скрыто протекающих симптомов статокинетической неустойчивости.

У летного состава вертолетов: скрыто протекающих — 76,0 %, незначительно выраженных — 10,0 %, средне выраженных — 5,0 %, резко выраженных симптомов статокинетической неустойчивости не отмечено. Явное преобладание скрыто протекающих симптомов — 74,0 % над явными — 15,0 %.

У летчиков авиации палубного базирования: скрыто протекающие — 67,0 %, незначительно выраженные — 14,0 %, средне выраженные — 7,0 %, резко выраженные — отсутствуют. Явных симптомов статокинетической неустойчивости — 21,0 %, скрыто протекающих — 67,0 %.

В целом, как следует из материалов проведенного анонимного опроса, за период ухудшения социально-бытовых условий и резкого сокращения количества учебно-тренировочных полетов, отмечалось снижение уровня статокинетической устойчивости летного состава практически всех родов авиации. Так, количество лиц со сниженной статокинетической устойчивостью увеличилось у курсантов летных училищ на 2,0 %, у летчиков-инструкторов на — 3,4 %, у летчиков истребительной и бомбардировочной авиации соответственно на 2,4 % и 2,4 %, у летчиков военно-транспортной — на 2,0 %, у летчиков вертолетов — на 3,0 % и у летчиков авиации палубного базирования — на 3,0 %.

Конечно же, само по себе снижение статокинетической устойчивости на 2–3 % не должно являться серьезной угрозой для безопасности полетов и, в данном случае, правильнее было бы говорить лишь о тенденции снижения статокинетической устойчивости у летного состава наблюдаемой в сложный перестроечный период.

Но, говоря о профессии военного летчика — опасной профессии, необходимо иметь в виду, что успешность выполнения полетного задания и жизнь членов экипажа зависит от многих, четко взаимодействующих элементов, в том числе и от уровня статокинетической устойчивости [2; 4].

Нет необходимости доказывать тот факт, что при неблагоприятном стечении обстоятельств, каждое из которых в отдельности не привело бы к летному происшествию (снижение уровня статокинетической устойчивости, оптокинетические воздействия, ускорения, пониженное парциальное давление О2 во вдыхаемом воздухе, нарушение режима труда, отдыха и питания и тд.), вместе, потенциируя негативное действие друг друга, они приводят к ухудшению функционального состояния и, в конечном итоге, увеличению количества ошибочных действий, в том числе и грубых, что является прямой угрозой безопасности полетов.

Особенно важно подчеркнуть тот факт, что при анализе полученных данных отмечены лица (62,0–76,0 %) со скрытыми симптомами статокинетической неустойчивости, что почти в два с лишним раза превышает данные полученные в доперестроечный период.

Именно эти летчики требуют повышенного внимания со стороны командования и медицинской службы авиационных частей. Потому, что скрытая форма укачивания, во-первых, не всегда диагностируется и поэтому соответствующие меры коррекции своевременно не принимаются, а, во-вторых, скрытая форма как было сказано выше, при сочетании неблагоприятных обстоятельств, факторов полета может перейти в явное ухудшение функционального состояния организма и повлиять на качество выполнения полетного задания со всеми вытекающими последствиями [10; 11].

Большой процент скрытой формы укачивания среди курсантов (45,0 %) может объясняться пока еще недостаточным опытом и тренированностью. Как показывают результаты исследования, в процессе летного обучения этот процент значительно снижается. Но вместе с тем есть серьезные основания обратить самое пристальное внимание на профессиональный отбор абитуриентов поступающих в летные училища и на курсантов, приступающих к выполнению учебно-тренировочных полетов (особенно приступающих к самостоятельным вылетам) [12].

Таким образом, выявляется явная взаимосвязь увеличения напряженности летной деятельности, сокращения количества учебно-тренировочных полетов, ухудшения материально-бытового обеспечения, снижения мотивации к летной работе, тенденцией к снижению статокинетической устойчивости практически у всех категорий летного состава.

Литература:

1.         Буйнов, Л. Г. Бемитил повышает статокинетическую устойчивость человека / Л. Г. Буйнов, Л. А. Глазников, Д. В. Ястребов, П. Д. Шабанов // Психофармакология и биологическая наркология (Psychopharmacology and Biological Narcology). 2002. Т. 2. № 1–2. с. 225.

2.         Буйнов, Л. Г. Патогенетический подход к разработке средств и методов повышения статокинетической устойчивости операторов авиакосмического профиля / Л. Г. Буйнов, Л. А. Глазников, М. И. Говорун, Л. А. Сорокина, Р. А. Нигмедзянов, А. Е. Голованов // Вестник оториноларингологии. 2012. № 4. с. 33–36.

3.         Буйнов, Л. Г. Применение кортексина для повышения статокинетической устойчивости человека / Л. Г. Буйнов, Л. А. Глазников, Г. А. Рыжак, В. Х. Хавинсон // Медицинский академический журнал. 2002. Т. 2. № 3. с. 91.

4.         Буйнов, Л. Г. Статокинетическая устойчивость и подходы к ее фармакологической коррекции / Л. Г. Буйнов // Обзоры по клинической фармакологии и лекарственной терапии. 2002. Т. 1. № 2. с. 27–50.

5.         Плахов, Н. Н. Использование реографии для оценки состояния периферического кровообращения при воздействии на организм шума и вибрации // Н. Н. Плахов // Военно-медицинский журнал — 1983. т. 304. № 7. с. 51.

6.         Плахов, Н. Н. К оценке функциональных резервов организма / В. В. Пастухов, Н. Н. Плахов, З. К. Сулимо-Самуйлло // Военно-медицинский журнал — 1987, т. 308. № 5. с. 38–39.

7.         Плахов, Н. Н. Оценка функции системы кровообращения при эрготермических воздействиях / А. Н. Бухарин, Н. Н. Плахов // Физиология человека — 1990, т. 16. № 1. с. 106–111.

8.         Соловьев, А. В. Антропометрические аспекты профессионального отбора лиц подвергающихся действию знакопеременных ускорений / А. В. Соловьев, О. В. Савчук, И. А. Хартанович // Новости оториноларингологии и логопатологии. 2002 — с. 4.

9.         Соловьев, А. В. Возможности компьютерной стабилографии для отбора лиц в профессии, связанные с действием знакопеременных ускорений / А. В. Соловьев, Л. А. Глазников, Л. А. Сорокина // Российская оториноларингология — 2013, № 6 — с.118–120.

10.     Соловьев, А. В. Конституциональные аспекты устойчивости человека к укачиванию // М. И. Говорун, А. В. Соловьев, А. Е. Голованов // Российская оториноларингология. 2007. № 6. с. 51–54.

11.     Соловьев, А. В. Прогнозирование устойчивости человека к укачиванию на основе психофизиологических и конституционально-типологогических особенностей // А. В. Соловьев [автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук], Санкт-Петербург, 1997.

12.     Соловьев, А. В. Психофизиологическая адаптация человека к укачиванию / Л. Г. Буйнов, А. В. Соловьев // Российская оториноларингология — 2013. — № 6. — с.16–19

13.     Сорокина, Л. А. Способ повышения умственной работоспособности человека патент на изобретение / Л. Г. Буйнов, Сорокина Л. А. и др. RUS 2435617 23.03.2010

14.     Сорокина, Л. А. Способ повышения умственной работоспособности человека патент на изобретение/ Л. Г. Буйнов, Сорокина Л. А. и др. RUS 2437689 04.06.2010

15.     Сорокина, Л. А. Способ повышения умственной работоспособности человека патент на изобретение / Л. Г. Буйнов, Сорокина Л. А. RUS 2453346 27.04.2010

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle