Библиографическое описание:

Смирнова А. С. Городской модернизм с тоталитарным фасадом: анализ реконструкции Минска в послевоенный период // Молодой ученый. — 2014. — №2. — С. 186-193.

Процесс реконструкции города Минска после Второй мировой войны играет важную роль в его истории. Радикальные изменения в городской структуре, реализованные в течение послевоенного периода, превратили Минск в город с уникальной градостроительной структурой.

В статье представлен анализ Генерального Плана реконструкции города Минска 1946 года и его основные градостроительные особенности с целью демонстрации процесса перехода от довоенного города традиционной застройки к актуальной городской структуре.

Ключевые слова: Минск, разрушения, реконструкция города, модель Советского города

В настоящее время Минск является столицей Республики Беларусь. Город расположен в географическом центре страны, имеет общую площадь 348,85 км2 и население 1 943 664 жителей. [13]

По причине отсутствия большого количества градостроительный исследований на тему Минска, город представляет собой малоизученную территорию, что помещает его в сферу особого интереса со стороны градостроительной науки.

Отсутствие исследование на тему Минска — это не единственная причина, по которой город заслуживает внимания со стороны градостроительного анализа. Помимо того, что Минск практически не изучен с урбанистической точки зрения, он также представляет собой единственный в своем роде градостроительный феномен. Данная уникальность заключается в городской структуре Минска, предложенной в Генеральном плане реконструкции города в послевоенный период, и определившей критерии модели Нового Советского города.

В статьи осуществляется краткий обзор довоенного градостроительного развития Минска, после чего основное внимание уделяется проекту Генерального плана 1946 года с целью анализа его основных характеристик, которые превратили Минск в образец воплощения идей Советского градостроительства.

Градостроительное развитие города в довоенный период

Первое упоминание о Минске относится к 1067 году: в Повести Временных Лет описывается сражение на реке Немига, вследствие которого город был практически полностью разрушен.

История Минска начинается с разорительного конфликта, который привел к уничтожению всей городской структуры того времени и предопределил будущую участь города: бесконечные разрушения ввиду военных действий, переход из одной страны в другую, подчинение различным правительствам и политикам. [4]. В связи с этими обстоятельствами в довоенный период город непрерывно менял свой облик, не имея возможности достигнуть высокого экономического, политического и культурного уровня.

Со времен первого упоминания Минска в Повести Временных лет город находился в центре сопротивления между двумя крупными государствами того времени, а именно Полоцкого княжества и Киевской Руси, которые вели бесконечную борьбу за контроль над его территорией. В тринадцатом веке, в период монгольского нашествия на Русь, Минск исчезает из исторических хроник. Следующее упоминание о городе относится к его вступлению в состав Великого Княжества Литовского, которое продлилось до XVI века. Ввиду объединения ВКЛ и Польского Королевства образовалось новое государство — Речь Посполитая, во владения которого перешла территория Минска. Данные исторические этапы — период существования ВКЛ и Речи Посполитой — отмечаются экономическим и культурным ростом города. Тем не менее, после краткосрочного периода затишья между бесконечными политическими конфликтами наступил очередной период войн и междоусобиц. В результате этих конфликтов территория Минска превратилась в периферийную зону Речи Посполитой, а затем перешла во владения Российской Империи в качестве промышленного придатка. [2]

Октябрьская Революция стала причиной многочисленных изменений не только в социальной сфере, но также в градостроительной и архитектурной практиках. Однако на начальном этапе утверждения Советской власти градостроительные изменения носили точечный характер и не затрагивали общую структуру городов.

В случае города Минска, после Первой Мировой войны была предложена реорганизация городской структуры, которая впоследствии не была реализована; а также возведено несколько зданий монументального характера. [4 с. 9–16, 11]. Однако с началом Второй Мировой войны все идеи по преобразованию как городской, так и социальной структуре откладываются на шесть лет, в течение которых произошли изменения на мировой политической и экономической сцене, оказавшие влияние на градостроительные и архитектурные течения.

В заключение можно сказать, что, несмотря на беспрерывные циклы завоеваний и разрушений, в довоенный период развитие Минска имело логичный и линейный характер. Данный тип роста выражался в постепенном формировании традиционной городской структуры, представлявшей из себя систему застройки замкнутого характера, организованной согласно ортогональной сетке улиц.

Разрушения после второй мировой войны

После окончания второй Мировой войны многим городам был нанесен крупный ущерб. Минск, будучи третьим по количеству разрушений городом после Варшавы и Берлина, может быть отнесен к городам, потерпевшим наибольшие убытки.

Столица Беларуси была оккупирована немецкими войсками с 1941 по 1944 года. После освобождения город представлял собой груду развалин и обломков. В течение оккупации, многочисленных атак и бомбардировок, было разрушено 80 % городской инфраструктуры и 5975 зданий, которые составляли 70 % жилого фонда довоенного периода; население уменьшилось на 80 %. Если в довоенные годы Минск насчитывал 250–300 тысяч жителей, то после оккупации выжили лишь 40–50 тысяч человек. [4, с. 8, 16; 8; рис. 1]

Рис. 1. Разрушения Минска после немецкой оккупации, источник: УП «Минскградо»

Данные по разрушениям Минска демонстрируют, что город нуждался в срочной реконструкции. По этой причине сразу после освобождения начинается работа над планом по его восстановлению. Однако ввиду многочисленных разрушений было принято решение отказаться от восстановления города в пользу его полной перестройки. Другим словами, возвести новый Минск на месте довоенного. [11]

В итоге в 1946 году был представлен новый Генеральный План города, целью которого было преобразование Минска из традиционного города ортогональной структуры в Советский город с радиальной системой улиц.

Модернистский город

План по реконструкции Минска 1946 года имеет ключевое значение в градостроительной истории города и является переломным документом, который кардинальным образом изменил облик Минска, превратив его в Идеальный город с точки зрения Советского урбанизма [6, с.2]. Градостроительные решения, представленные в 1946 году, определили функционирование города, и по сей день координируют направление его градостроительного развития.

В проекте были приняты следующие пункты по реконструкции и преобразованию планировочной организации Минска: [11; рис.2]

-          рационализация общей городской структуры с помощью переустройства довоенной ортогональной сетки улиц и кварталов в радиально-кольцевую систему;

-          проектирование двух взаимоперпендикулярных диаметров — главного проспекта и водно-зеленого диаметра — формирующих архитектурную и пространственную организацию города;

-          создание системы непрерывных зеленых коридоров;

-          функциональное зонирование города, в соответствии с которым общественная и формальная зоны занимают географический центр, в то время как жилой и индустриальный сектора располагаются в периметральных участках Минска;

-          формирование нового городского центра и его развитие.

Другими словами, данная градостроительная инициатива была нацелена на реорганизацию уличной сети города и сегрегацию городских функций.

Рис. 2. Планировочные решения Генерального плана Минска 1946 года: а.) городская структура; б.) городские фрагменты, зеленые зоны и водно-зеленный диаметр, в.) функциональное зонирование: промышленная, жилая и общественная зоны, рис. автора

Таким образом, в соответствии с Генеральным Планом 1946 года, было утверждено формирование радиально-кольцевой системы, характеризующейся развитой иерархией и спецификацией улиц, а также строгим функциональным зонированием. Данная структура основывается на идеях, предложенных Модернистским движением в градостроительстве, где особое значение имеет рационализация городского пространства путем его фрагментации в соответствии с функциональным зонированием. В свою очередь послевоенное Советское Градостроительство основывалось на достижении следующих основных задач: [7, с. 19–20]

-          восстановление и превышение в период первой пятилетки довоенного экономического уровня посредством усиления производственного сектора;

-          создание Идеального города, целью которого являлось содействие социалистической идеологии при помощи возведения монументальных и репрезентативных городских ансамблей.

Сочетание советских градостроительных задач и идей модернистского движения приводит к появлению Нового Советского градостроительства[1], нашедшего отражение в Генеральном плане Минска 1946 г.

Как упоминалось ранее, рационализация городской структуры и функциональное зонирование Минска базировались на идеях модернистского движения, утвержденных в Афинской Хартии. В свою очередь распределение функциональных зон основывалось на экономической и идеологической системах Советского Союза. Размещение промышленного сектора в Юго-Западной части города отражает необходимость строительства индустриального города; а формирование изолированного политического и общественного центра демонстрирует идею создания представительного архитектурного ансамбля, дополненного монументальными сооружениями.

Модернистское движение и Советское градостроительство используют различные формальные решения; тем не менее, их основным задачам присуще схожее направление, заключающееся в рационализации планировочной структуры города путем ее трансформации из естественно эволюционировавшего организма в искусственно созданный механизм. [12, с.2] Данные особенности обоих градостроительных течений находят свое отражение в реконструкции Минска.

Тоталитарная архитектура[2]

Помимо изменений в структурных элементах города в послевоенное время осуществляется другая идея советского градостроительства, подразумевающая строительство нового социалистического общества, интерпретированного как создание символического и изолированного городского центра. Другими словами, внутри реального города осуществляется строительство города идеального с точки зрения советского градостроительства. Первый, соответствующий индустриальным и жилым зонам, отвечал экономическим и социальным требованиям; в то время как второй удовлетворял идеологические интересы. [2]

Различие между центральной и периферийной зоной Минска выражается также в их формальной репрезентации. Несмотря на то, что строительство центрального архитектурного ансамбля совпадает со временем разработки Генерального плана Минска, градостроительные и архитектурные приемы, примененные в проектирование центральной зоны, отличаются от общей концепции города. Если периферийная зона отражает рационалистические идеи, воплощенные в создании фрагментированного города, состоящего из жилых секторов микрорайонного типа, то центральная часть представляет собой традиционный город с характерной ему застройкой в стиле сталинского ампира.

Структурными элементами центрального ансамбля города Минска являются главный проспект, который играет роль композиционной оси, и «нанизанных» на него трех площадей, решенных в тоталитарном стиле. Проект центральной части Минска имеет символическое значение в его градостроительном развитии, так как отражает утопические идеи социалистического Города солнца[3] [1, 2]. Важность создания идеологически верного проекта, который подчеркивал бы значимость и централизованность государственного аппарата, осознавалась в момент его разработки. Именно по этой причине, несмотря на принадлежность различным авторам, все предложенные на конкурсе эскизы центральной части города отличались строгим и торжественным характером. [4 с.27–36, рис. 3]

Что касается структуры главного проспекта, то он повторяет очертания довоенной улицы. Тем не менее, его облик подлежал радикальным изменениям. На рис. 3 можно видеть разницу между ранее существовавшей улицей и проектом нового проспекта. Помимо увеличения расстояния в красных линиях, меняется ее композиционный и градостроительный масштаб. Проектом предусмотрено изменение типологии зданий: мелкомасштабная традиционная застройка заменяется кварталами с озелененными внутренними пространствами; архитектура приобретает монументальный характер.

Рис. 3. Проект центрального архитектурного ансамбля города 1946г. а.)структура главного проспекта в довоенный период и предложение по его реконструкции; б.) застройка главного проспекта [4]

В заключение можно сказать, что проект центральной зоны города Минска заслуживает особого внимания, так как согласно идеям социалистического градостроительства отображает концепцию утопического города, возведение которого по различным причинам не было возможным в других городах Советского Союза.

Разрушение как двигатель городских преобразований

В своей докторской работе Карлос Итриаго [5] предлагает три стратегии реставрации разрушенных городов: «...стратегии, которые стремятся быть честными с наследством прошлого (автореферентные города); те, что, напротив, используют разрушения для создания нового города, чуждого своему прошлому (заново основанные города) и те, которые ищут компромисс между полученным наследством и желаемой модернизацией (эмансипированные города)».

Согласно этому определению, реставрация города Минска была осуществлена в рамках стратегии заново основанных городов, подразумевающей пренебрежение градостроительным наследием города в пользу его нового развития.

Анализируя довоенный план города Минска (1941), эскиз генерального плана, реализованный в 1944 году, и Генеральный План 1946 года, можно отчетливо проследить эволюцию городской структуры с 1941 года по 1946 год. Если в плане 1941 года представлен традиционный город с ортогональной сеткой улиц, то в эскизе 1944 года выделяются определенные атрибуты радиально-кольцевой системы. Тем не менее, ввиду менее острых идейных и политический установок и меньших разрушений Минска в момент разработки эскиза, в структуре города сохраняются некоторые черты ортогональной системы. В свою очередь в Генеральном Плане города 1946 года радиально-кольцевая система полностью вступает в силу, не оставив ни единого напоминания о довоенной городской структуре. Таким образом, можно заключить, что эскиз Генерального плана является в своем роде промежуточным этапом между историческим и новым городом. [рис-4]

Рис. 4. а.) план Минска 1941 г.; б.) эскиз Генерального плана (1944); в.) Генеральный план 1946 г., источник: УП «Минскградо»

Существование переходного планировочного решения в полной мере объясняет восстановительную стратегию, выбранную для реставрации Минска, целью которой являлось игнорирование ранее существовавшей застройки и создание модели нового Советского города. Выбор данной стратегии превращает Минск в уникальный и показательный пример Советского урбанизма.

Безусловно, модель социалистического города должна была быть представлена Москвой, столицей Советского Союза. В 1935 году разрабатывается Генеральный план Москвы по преобразованию ее городской структуры в соответствии с идейно-политическими взглядами советской власти, который был взят в качестве примера при разработке восстановительного плана Минска. [3, с.54] Однако по причине существования богатого городского наследия и меньших разрушений Москвы в течение Второй мировой войны, строителям новой столицы не удалось добиться полной реализации всех градостроительных стратегий, предложенных в Генеральном плане 1935 года. В свою очередь в случае Минска, ввиду беспрерывных разрушений города, постоянных культурных изменений и практически полного уничтожения городской структуры во время немецкой оккупации, было возможно радикально изменить модель города, достигнув таким образом городских и социальных преобразований, невыполнимых при других обстоятельствах. [2, с.50]

В заключение можно сказать, что физическое уничтожение (а во многих случаях и культурное) может быть причиной более быстрого, полного и радикального преобразования городской структуры. [3, с.54]

Советский город

Изменения в городской структуре Минска, вызванные массовым разрушением города, являются ключевым пунктом в его развитии. Градостроительные критерии Советского города были утверждены в Генеральном плане Москвы, однако физическое воплощение идей Нового Советского градостроительства находит свое отражение в реконструкции Минска.

Анализ Генерального плана Минска 1946 года помог установить основные пункты, на основе которых базируется модель советского города, и выявить его ключевые градостроительные характеристики:

-          рационализация городской структуры, выраженная в иерархии и специализации уличной сети, городском зонировании и функциональной сегрегации

-          формирование комплексных дорожных категорий, определяющих конфигурацию городских фрагментов, которые в свою очередь подразделяются на функциональные зоны в зависимости от типа пользования (жилые, общественные и промышленные зоны);

-          проектирование каждого фрагмента в качестве независимой и изолированной единицы;

-          создание городского общественного центра формального и торжественного характера, дополненного тоталитарной архитектурой и эмблематическими зданиями.

Целью разделения города на две части (официальная зона, удовлетворяющая формальным и общественным требованиям, и функциональная зона жилого и промышленного назначения) является осуществление центральных задач советского градостроительства послевоенного времени: рост экономического уровня страны путем развития промышленного сектора, обеспечение населения жильем и укрепление идеологического влияния за счет строительства идеального города.

В результате советский город представляет собой двойной эклектизм, выраженный монументальной архитектурой того периода [2 с. 70–71] и комбинацией двух градостроительных направлений: первое основано на рационалистических идеях Модернистского движения, а второе связано с идеологией правительства. Таким образом, советский город может быть представлен следующей формулой:

Модернистское движение + Тоталитарная архитектура = Советский город

Сочетание этих двух элементов можно наблюдать в планировочной структуре Минска, где периферийная зона соответствует функциональному городу, а центр представляет собой идеальный город, сформированный тоталитарной архитектурой.

Память

Как было упомянуто ранее, концепция советского города впервые была представлена в генеральном плане Москвы 1935 года. Тем не менее, реализация нового типа городской планировки была точечной и не привела к радикальному изменению городской структуры. В случае Москвы строителям нового города не удалось стереть слои, накопленные на протяжении ее существования, в связи с наличием исторической застройки значительной ценности. [3, с.49] В противоположность этому, при восстановлении Минска речь идет о полном переопределении функции и системы города путем формирования новой городской структуры. Однако в Новом Минске наблюдаются некоторые фрагменты ранее существовавшего города. В качестве примера можно привести участок главного проспекта, повторяющий направление и очертания довоенной улицы.

Таким образом, возникает следующий вопрос: является ли возможным создание абсолютно нового города в результате безвозвратного стирания Коллективной Памяти ранее существовавшего?

Примеры применения автореферентных реконструктивных стратегий демонстрируют, что Коллективная Память играет важную роль в восстановлении разрушенных городов. Одним из наглядных случаев влияния Памяти в процессе городской реконструкции является Варшава. Несмотря на почти полное разрушение городской структуры и давление со стороны советской власти, которая стремилась применить в реконструкции столицы Польши социалистические градостроительные идеи, стремление вновь утвердить свою самобытность и восстановить потерянное культурное наследие приводит к точному воспроизведению довоенного города. В случае реконструкции Варшавы речь идет не только об ее физическом восстановлении, но и о возрождении национальной идентичности. [5, с.79–86]

Примеры послевоенной реконструкции Москвы и Варшавы демонстрируют, что стирание и забвение городского наследия, накопленного за историю существования города, является задачей, требующей определенных условий. Как же принимается решение о том, что необходимо сохранить, а что можно забыть?

В ранее упомянутой докторской диссертации Карлоса Итриаго говорится о Креативной памяти: «...добровольно забывая или запоминая, мы получаем доступ в сферу, которую мы назвали Креативная память, которая характеризуется избирательностью в проектной деятельности. Данный феномен углубляет нас в давнее обсуждение того, что следует помнить и что должно быть забыто». Принимая во внимание, что «...память и забвение существуют одновременно как две стороны одной медали.»..,можно сказать, что реконструкция Минска была реализована с помощью Креативного забвения, в соответствии с которым было принято решение о полном стирании предшествующей городской структуры в пользу строительства нового города. Тем не менее, отдельные фрагменты довоенного города указывают на существование в Новом Минске городского прошлого. Таким образом, возникает следующие вопросы:

Что, если при намерении стереть историю города после разрушительного бедствия, некоторые черты прежней структуры воссоздаются непроизвольно? В этом случае может ли идти речь о существовании Бессознательной памяти, которая способствует сохранению коллективного опыта?

Осуществление краткого обзора истории Минска в довоенный период и согласование его с восстановительным процессом после Второй мировой войны приводит к выводу, что, несмотря на потенциальное существование Бессознательной Памяти, разрушения в течение немецкой оккупации не являются единственной причиной, по которой Минск радикально изменил свою городскую структуру, став градостроительной моделью Советского города. С момента своего появления в исторических хрониках, будучи несколько раз разрушенным ввиду военных действий, постоянно изменяя свое экономико-политическое положение и располагаясь на пересечении двух культур (восточно- и западноевропейской), Минск никогда не имел возможность создать свою собственную градостроительную историю. Таким образом, разрушения после Второй мировой войны лишь помогли реализовать строительство нового города, который не терял при этом раннее существовавшие ценные исторические особенности.

В связи с постоянными разрушениями и отсутствием сформировавшейся городской коллективной культуры, независимо от степени разрушений вследствие Второй мировой войны, Минск был обречен на полную реструктуризацию городской системы и не имел возможности выбора иного типа реконструктивной стратегии.

Литература:

1.                  Кампанелла Т. Город солнца, 1602

2.                  Клинов А. Минск: путеводитель по городу солнца // ООО Ад Маргинем Пресс, Москва 2013

3.                  Киличи В. Русский город, Советский город: характер исторической структуры. Идеология и практика социалистической трансформации // Густаво Гили, Барселона 1978 (Vieri Quilici Ciudad rusa, ciudad soviética: caracteres de la estructura histórica. Ideología y práctica de la transformación socialista // Gustavo Gili, Barcelona 1978).

4.                  Осмоловский М. Практика советского градостроительства. Минск // Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре, Москва 1952.

5.                  Итриаго К., диссертация на соискание ученой степени доктора градостроительных наук, О копиях, трансформациях и забвении: восстановление разрушенных городов // Политехнический каталонский университет, Барселона 2006 (Carlos Teodoro Itriago Pels tesis doctoral, Sobre copias, transformaciones y omisiones: la recomposición de ciudades devastadas // Universitat Politècnica de Catalunya, Barcelona 2006).

6.                  Фернандес С. Социалтстический город и устойчивое развитие // географический и социологический журнал, Барселонский университет, том X, № 622, Барселона, 2005 (Sergio Tomé Fernández La ciudad socialista y la ciudad sostenible // revista bibliográfica de geografía y ciencias sociales, Universidad de Barcelona, Vol., nº 622, Barcelona 2005).

7.                  Косенкова Ю. Советский город 1940-х — первой половины 1950-х годов. От творческих поисков к практике строительства // Автореферат на соискание ученой степени доктора архитектуры [Электронный ресурс] URL: http://www.niitag.ru/info/doc/?104&print=1, Москва, 2001 (дата обращения 25.11.2013).

8.                  Национальный статистический комитете Республики Беларусь, численность населения по областям и г. Минску [Электронный ресурс] URL: http://belstat.gov.by/homep/ru/indicators/regions/1.php (дата обращения 10.10.2013).

9.                  Шеер Т. Город архитектуры/Архитектура города. Берлин 1900–2000, Идеи для Столичного города Востока и Запада // (Scheer, Thorsten The city of architecture/The architecture of the city. Berlin 1900–2000, Ideas for a Capital City in East and West).

10.              Боровой Р. Послевоенная реконструкция и восстановление Минска: История написанная и ненаписанная // журнал Архитектура и строительство, Минск, 2004.

11.              Линевич Я. Градостроительное развитие Минска // журнал Архитектура и строительство, № 4 (215), Минск 2010.

12.              Александр К. Город — это не дерево // переиздание статьи из журнала Дизайн, управление по промышленному дизайну, № 206, Лондон 1966 (Cristofer Alexander City is not a tree // reprint from the magazine Design, Council of Industrial Design, N° 206, London 1966).

13.              Минск [Материал из Википедии — свободной энциклопедии] URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/ %D0 %9C %D0 %B8 %D0 %BD %D1 %81 %D0 %BA (дата обращения 30.11.2013).



[1] См. 16 Принципов Советского градостроительства [9]

[2] См. архитектура сталинского периода или советский монументальный классицизм.

[3] Концепция сравнения центрального архитектурного ансамбля Минска с Городом солнца Кампанеллы принадлежит белорусскому писателю и архитектору А. Клинову.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle