Библиографическое описание:

Раджапов Э. Г. Был ли Резо Якубов польским разведчиком? // Молодой ученый. — 2014. — №2. — С. 647-652.

Военные кадры всегда считались одной из основных опор государства. Изучение политики подготовки военных кадров советского правительства и ее последствий, проблемы национальных военных кадров национальных республик, входящих в состав СССР считается одной из актуальных проблем современной науки истории.

В советское время в УзССР были воспитаны такие талантливые узбекские национальные военные кадры, как Миркамиль Миршарапов [1], Юнус Наримонов [2], Саид Азаматбек Худаярханов [3], Резо Якубов. Несмотря на то, что большинство из них активно участвовали в деле укрепления советского правительства в Узбекистане и всю свою жизнь посвятили идеям коммунизма и социализма, их тоже не пощадила Сталинская репрессия 1937–1938 гг. Эта репрессия, покушавшаяся на жизнь множества людей, не обошла стороной и начальника Объединённой среднеазиатских национальностей военной школы Резо Якубова.

Сведений о личности и деятельности Резо Якубова сохранилось очень мало, сейчас эти немногочисленные документы о военной деятельности Резо Якубова хранятся в Российском Государственном Военном архиве.

Во время научной командировки в Российскую Федерацию в августе-сентябре 2013 года мне удалось ознакомиться с отдельными архивными данными и литературой Российского государственного военного архива и Российской Государственной библиотеки имени В.И.Ленина по теме моей презентационной работы (“Политика советского правительства по подготовке военных кадров в Узбекистане(1917-1941 гг.)”).В Российской государственной библиотеке в книге российских историков Н.С.Черушева и Ю.Н. Черушева «Расстрелянная элита РККА 1937-1941 (Биографический словарь)», а также в статье военного историка О.Ф.Сувенирова (1917-1999), опубликованного в 2008 году в 4-ом номере журнала“Военно-исторический архив” (№ 4 (100) 2008) ознакомился с интересными материалами о Резо Якубове (1898-1957) – ведущего представителя узбекских военных кадров. Исследования российских ученых о представителе узбекских военных кадров Резо Якубове наряду с целым рядом военных кадров, ставших жертвами Сталинской репрессии, заслуживают уважения. Однако кроме Резо Якубова еще около ста узбекских военных различных военных званий и должностей стали жертвами репрессии1937-1938 гг. В исследованиях выше перечисленных авторов утверждается, что Резо Якубов дважды был арестован и сослан в лагерь трудового исправления. Однако в них нет никаких сведений об уголовном процессе, и какие обвинения были предъявлены ему.Архивные документы уголовного процесса над Резо Якубовым полностью дают основания утверждать, что он стал невинной жертвой репрессивнойполитики.

Согласно служебному свидетельству № 518266, хранящемуся в Российском Государственном Военном архиве (РГВА), Якубов Резо Абдуллаевичродился 5 мая 1898 года в кишлаке Замингузар (ныне Самаркандская область) в семье ремесленника. По национальности – узбек, кроме родного языка свободно говорил на русском и всех местных языках Средней Азии. Отец (до и после революции) был рабочим, мать – домохозяйкой.Был женат, жена – Абдуллаева Маршида Гадеевна. Имел двоих детей: сына по имени Марат и дочь по имени Гуля [4, с.1]. Партийность – с 13 августа 1919 года был членом ВКП(б). Учился в русско-туземной школе в городе Ташкенте. С 1912 года был подсобником слесаря в городе Мерв, водителем вагонетки в шахте, помощником машиниста в хлопкоочистительном заводе. В литературах очень мало сведений о личности и биографии Резо Якубова. Журнал “Ер юзи” (Вокруг света) [5] пишет о нем следующее: “Товарищ Якубов после окончания Высшей военной академии Москвы, был назначен начальником и комиссаром Среднеазиатской Объединенной военной школы. Товарищ Якубов родился в 1898 году, в 1914 году уезжает в Ленинград и поступает в ряды старой армии. До февральской революции был на войне. Во время Октябрьской революции вернулся в Туркестан и поступил в Красную Гвардию, был на всех полях сражений Средней Азии, на Закаспийском, Оренбургском, Ферганском, Бухарском и других фронтах. В 1922 году окончил артиллерийскую школу. Ныне владеет всей оружейной информацией” [6, с.3].

15 (28) января 1918 года был принят декрет СНК РСФСР о формировании Рабоче-Крестьянской Красной армии. На основании декрета в Туркестане тоже начали формировать национальные части Рабоче-крестьянской Красной армии. Резо Якубов 20 июня 1918 года поступил в ряды Красной Армии, и по стечению обстоятельств был вынужден участвовать в борьбе против вооруженного движения сопротивления советскому правительству в Средней Азии (в литературе советской эпохи данное движение искажено как “басмаческое движение”). В борьбе против представителей вооруженного действия сопротивления он был начальником пулемётной команды Мервского красногвардейского отряда, начальником конной разведки Ташкентской учебной команды.19 января 1919 года он участвовал в подавлении восстания Осипова против советского правительства. Р.Якубов с июня 1920 г. по август 1922 года был инструктором конно-сапёрного дела 3-х артиллерийских командных курсов в городе Ташкенте. В это время был ранен в сражениях против представителей вооруженных действий сопротивления Средней Азии [7, с. 2].

Позже он служил командиром в сухопутных войсках Рабоче-Крестьянской Красной Армии, в 1921– 1922 гг. начальником связи легкой батареи Части отдельного назначения (ЧОН), помощником командира батареи и командиром той же батареи, помощник командующего ЧОН.22 декабря 1923 года был назначен начальником Объединённой среднеазиатских национальностей военной школы, служил комиссаром. До назначения на эту должность Коммунистическая партия Туркестана в 1923 году отправила Р. Якубова на съезд политических руководителей по вопросу формирования частей Национальной Красной армии. После этого он был назначен начальником Среднеазиатской военной школы [8, с.3]. Резо Якубов неспроста был назначен начальником Среднеазиатской военной школы. В Туркестане свершилось одно из важнейших событий в военной сфере – Советским правительством были организованы национальные военные части и мобилизованы в военную службу представители местного населения. В октябре 1923 года этот вопрос был обсужден на заседании Туркестанской комиссии. В Туркестане национальные военные части начали формироваться на основании принципов строения Красной армии РСФСР. Однако в организации национальных военных частей и пополнении их национальными кадрами не хватало местных военных кадров.Учитывая данное обстоятельство Революционно-военный совет (РВС) Туркестанского фронта начала организовывать пешие и конные национальные отряды при школе по подготовке младших командиров в городе Фергане. Точно такие же военные учебные курсы по подготовке пулемётчиков, гранатометчиков, связистов и разведчиков были организованы и в городе Ташкенте.

В декабре 1923 года был издан приказ об организации Объединенной среднеазиатских национальностей военной школы, ориентированных на подготовку пешего и конного среднекомандирного состава для национальных военных отрядов. Р. Якубов стал начальником этой школы, подготавливающей военные кадры для национальных частей, М.Г. Мирбадалов – его заместителем, И.П. Куглеев – комиссаром.

В период с января 1924 года по 22 августа 1927 года он служил в должности начальника Объединенной среднеазиатских национальностей военной школы по подготовке средних пеших и конных командиров (САВО) в Ташкенте [9].

Вот что пишет об этой школе Р. Якубов: “Национальная военная школа - школа по подготовке командиров национальной Красной армии в Средней Азии. Советское правительство не боится вооружать местное население. Во времена царского правительства (Российской империи – Р.Э) местное население не имело право носить с собой даже нож” [10, с.3].

В 1926 году Р. Якубов окончил Военную академию имени М.В.Фрунзе. Вот что пишет о его аттестации командир Среднеазиатского военного округа К.А. Авксеньтьев в 1926 году: “Товарищ Якубов, окончивший КУВНАС, значительно повысил свою теоретическую подготовку и политическую развитость, тем не менее, незначительный багаж организационно-административных и главное педагогических (что очень важно для начальника школы) навыков сильно сказывается на его руководяще-воспитательной работе курсантов. Волевые элементы также недостаточно развиты. Участие товарища Якубова в окружных военных играх и маневрах дало возможность определить также слабые места и в его тактической подготовке. Однако Якубов по национальности – узбек, и при некоторых его отрицательных сторонах все же более подходящего начальника школы для Среднеазиатской объединенной национальной школы найти невозможно”.[11, с.307].

Данная характеристика Резо Якубова и надежда командира Среднеазиатского военного округа К.А. Авксеньтьева оправдали себя. Резо Якубов служил на различных военных должностях городов СССР, награждён несколькими высшими орденами и воинскими званиями СССР и УЗ ССР. Имя Резо Якубова очень часто появляется в узбекской национальной периодической печати 20-ых годов – в газетах и журналах “Туркистон”, “Қизил Байроқ” (Красный флаг), “Қизил юлдуз” (Красная звезда) “Ер юзи” (Вокруг света).

1 октября 1927 года Резо Якубов согласно приказу № 247/39 Революционно-военного совета (РВС) был назначен командиром и военным комиссаром специальной узбекской национальной конной дивизии. В августе 1929 года был принят слушателем в двухлетние курсы Военной академии имени М.В.Фрунзе.В 1931 году после окончания военной академии, был назначен помощником командира 30-ой Иркутской стрелковой дивизии. В ноябре этого же года (1931 год – Р.Э) Высшим военным советом РККА был назначен командиром 35-й авиабригады.

После окончания в 1932 году курсов повышения квалификации командиров при Военно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского был награждён званием “Военного лётчика-наблюдателя”.

Резо Якубов некоторое время был начальником Конотопского аэропорта, позже был командиром 206-ой легкобомбардировочной авиабригады. С 1933 до конца1936 года служил начальником и военным комиссаром 2-ой военно-технической школы Высшего военного совета РККА (г. Вольск).

Приказом № 2484 Народного Комиссариата обороны СССР от 26 ноября 1935 года о личном составе, а также постановлением Совета Народного Комиссариата СССР от 22 сентября 1935 года “О личных военных званиях состава РККА” Р.Якубову присвоено военное звание комбрига [12].

А с 1936 года он назначен председателем Высшего Военного Совета Среднеазиатского военного округа. По сведениям российских историков Н.С.Черушева и Ю.Н.Черушева, за храбрость в сражениях 22 февраля 1928 года Резо Якубов награждается орденом Трудового Красного Знамени УзССР №65 [13, с.300]. В 1933 году награждается орденами Красного Знамени № 63, а в 1936 году – “Знак Почёта” № 2927[14, с.307].Кроме того, его заслуги не раз поощрялись денежными премиями Среднеазиатским военным округом.

Приказом № 83 Революционно-военного совета (РВС) Среднеазиатского военного округа от 24 ноября 1926 года Резо Якубов, работавший на то время директором Среднеазиатской военной школы командиров, наряду с редактором газеты “Қизил юлдуз” (“Красная звезда”) Поляком, военным прокурором Пелихом, руководителем специальной конной дивизии Таджикистана Обухова был награжден премией в 150 рублей [15, с.109].

Сталинская репрессия 1937-1938 гг., духовно и физически истребившая множество талантливых личностей различных профессий и национальностей, не обошла стороной и Резо Якубова. В мае 1938 года он был арестован как “народный враг”. До ареста Резо Якубов находился под наблюдением особого отдела Среднеазиатского военного округа (САВО). На закрытом заседании парторга Высшего Военного Совета Среднеазиатского военного округа 14-15 февраля 1938 года были рассмотрены «противореволюционные действия Резо Якубова и его отношения с «народными врагами».Однако на заседании его вина не находит доказательств, его членство в партии восстанавливается [16, с.41-42].

На основе ордера №3305 Главного управления государственной безопасности (ГУГБ) Народного Комиссариата Внутренних Дел (НКВД) от 28 мая 1938 года он был арестован и обвинен 2-й частью 57-й статьи [17, с.25],

58-й вооруженное восстание[18, с.26] и 67-й статьей[19, с.29], 2-й частью 57-й статьи Уголовного Кодекса УзССР, а также пунктом «б» 58-й статьи Уголовного Кодекса РСФСР в членстве в антиреволюционной организации в составе частей 19-й узбекской горно-конной дивизии. Целый ряд членов состава 19-й узбекской конно-горной дивизии был обвинен в организации в частях дивизии национального антиреволюционного движения против советского правительства, и расстрелян в 1938 году как “народные враги”, а некоторые из них были сосланы в исправительные трудовые лагеря. Резо Якубов – один из немногих узбекских военных, кому удалось спастись от этой ужасной репрессии. Он остался в живых благодаря тому, что в тот момент, когда в 1931 году Миркамиль Миршарапов стал командиром 19-й узбекской конной дивизии, служил вдали от Узбекистана – в 30-й Иркутской стрелковой дивизии, а затем командиром 35-й авиабригады.

На заседании специального совета при НКВД СССР 23 августа 1939 года Резо Якубову предъявили обвинение в покушении (однако когда и по отношению к кому он участвовал в военном покушении в архивных документах не указано), а также в шпионаже в пользу Польши. Во время допроса он был обвинен в заговоре с начальником милицейского управления Саратовской области Науиокайтис Казимиром Иосифовичем [20]и в том, что они вместе были польскими разведчиками. Согласно сведениям, приведённым в протоколе допроса, Резо Якубов в это время работал начальником авиационного училища в Вольске. В протоколе допроса Науикайтиса указывается, что он познакомился с Резо Якубовым во время его пребывания в Саратове на Саратовском вокзале. Науиокайтис спрашивает у него, сколько учеников обучается в Вольской военной школе, которую он возглавляет. Так как вопрос не был в тему, Р.Якубов оставил его открытым. Это не понравилось Науиокайтису, в силу чего он угрожает Р.Якубову со словами «Твоя жизнь в моих руках, я в любое время могу арестовать тебя как троцкиста и в распространении антисоветских листовок» и потребовал, чтобы тот предоставил все сведения о Вольской военной авиационной школе (количество курсантов, учебные программы, сколько курсантов завершают учебу за год и в какие военные части они направляются после учебы). Р.Якубов предоставил всю интересующую его информацию и взял у Науиокайтиса за это более 10 тысяч рублей. В 1935-1936 гг. Р.Якубов и Науиокайтис встречались 5-6 раз, вовремя этих встреч Р.Якубов давал ему устные сведения о военной школе летчиков имени Энгельса, XII стрелковом корпусе. В письме, написанном Р. Якубовым председателю Президиума Высшего Совета СССР К.Е.Ворошилову, Р.Якубов утверждает, что все это клевета и ложь. (в конце статьи прилагается текст письма).

Согласно решению совета его ссылают в Северный железнодорожный лагерь (Севжелдорлаг), а позже в Сибирь. Во время Второй мировой войны, когда СССР как хлеб и вода были необходимы профессиональные военные специалисты Резо Якубов с апреля 1943 года работал главным конструктором в особом конструкторском бюро (специальная тюрьма №1) при заводе № 172 в городе Молотове (Пермь).

После отбывания срока, Резо Якубова освобождают 28 мая 1946 года. После освобождения он живет в городе Александровск Владимирской области и работает в ремонтно-монтажном управлении прорабом. В характеристике Р.Якубова, данной начальником ремонтно-монтажного управления, указывается, что Р.Якубов работал на этой должности начиная с 30 августа 1948 года и с ответственностью относился к своей работе. В это время репрессивная политика ещё продолжалась, он ещё не избавился полностью от клейма «народного врага». Спустя три года 30 марта 1949 года на основании 339-ордера начальника Управления Государственной безопасности Владимировской области Горелева его арестовывают во второй раз. Решением Специального совета при Министерстве Государственной безопасности СССР от 18 июля 1949 года его ссылают в Красноярский край.

Неоднократные аресты, необоснованная клевета, ложные свидетельства и долгие процессы расследования сделали свое дело: он устал физически и духовно. Поэтому в письме, написанном председателю Президиума высшего Совета СССР К.Е.Ворошилову и председателю Совета Министров СССР Маленкову 4 сентября 1953 года, он просит пересмотреть его дело.

Это письмо, написанное человеком, ставшего жертвой несправедливости советского режима, в целях оправдания своего честного имени, раскрывает объективную картину страшной репрессивной политики действующего режима, обличает военных следователей, являющихся «искусными исполнителями» этого процесса, раскрывает всю правду об органах наказания и нечеловеческих пытках во время следствий.

И в завершении можно заключить, что Резо Якубов был одним из первых профессиональных военных кадров узбекского народа, хоть и был вынужден по стечению обстоятельств служить советскому правительству. На сегодняшний день ознакомление с архивными документами, связанными с его личностью, и введение их в научный оборот, даёт возможность получить достоверную полную информацию о личности и военной деятельности Резо Якубова.

Ниже приводиться письмо Резо Якубова, написанного председателю Президиума Высшего Совета СССР К.Е.Ворошилову. Письмо с тем же содержанием было отправлено и Председателю Совета Министров тов. Маленкову Г.М.

Председателю Президиума

Верховного Совета Союза СССР

тов. Ворошилов К.Е

от Якубова Розе Абдуллаевича

проживающего в Красноярском крае

Казачинский район дер. Мамонотово

ЗАЯВЛЕНИЕ

Прошу Вас рассмотреть мое дело. 28 мая 1938 года Особым отделом МВО я был арестован по обвинению в шпионаже в пользу Польши. Это обвинению стало известно мне только по окончании следствия.

Обвинение было основано на заявлении некоего Нукайтиса (Науиокайтис Казимир-Р.Э), которого я лично не знал. Этот человек утверждал, что знал меня еще с 1922 года по Средней Азии, где я в то время, якобы командовал крупным авиасоединением, а завербовал меня он в г. Энгельсе, где я, якобы, был начальником авиашколы.

Если бы Особый отдел МВО задался целью проверит правильность этой клеветы, то он установил бы следующее:

1)   я никогда в жизни авиашколой в городе Энгельсе не командовал и в этом городе не был.

2)   В 1922 г в Средней Азии авиацией не командовал, в авиачастях не состоял только в 1933 году по окончании Военно-Воздушной Академии в гор. Москве, тов. Ворошилов К.Е назначил меня в авиачасть на Украину.

Все эти данные и мой послужной список имелись в командном Управлении Советской Армии.

Но следователей, очевидно, не интересовали эти данные.

Следствие все сотрудник Особого отдела Вуль, арестованный в 1940 г. Как враг народа. Вел следствие Вуль в Лефортовской тюрьме, где он вынудил меня подписать эту клевету на себя.

Ревтрибунал к судопроизводству это дело не принял и меня перевели в гор. Ташкент, где я с 1936 г. по 1938 г. был помощником командующего округом по авиации.

В гор. Ташкенте следствие продолжалось под тяжелым физическим давлением, без предъявления мне обвинительного материала.Следователи, мечась в поисках на меня материала, вдруг начинали обвинять меня в том:

-       -что я, уезжаю из города Вольска (где был начальником авиашколы) не сдал керосиновой лампочки.

-       – что, отдыхая в доме отдыха школы, ел курей, имея у себя дома курей.

-       – что, был знаком с Тухачевским.

-       – что, не поздоровался с командиром одного из эскадронов.

-       – что, будучи начальником Объединенного Военного училища хвалил своих воспитанников, из которых впоследствии некоторые были арестованы.

Следователи получили от белогвардейского офицера, сидевшего в Ташкентской тюрьме, Новокрещенского показание в котором он пишет: «что он где-то, слышал на сходке (где не помнит), что бывший комдив Якубов кажется националист: «В том же показании он говорит «что, лично меня он нигде не видел и не знал».

После годичного, в тяжелой форме, дополнительного следствия Военный трибунал вторично дело к судопроизводству не принял. Дело было оформлено через Особое Совещание, и я в не чем виновный получил 8 лет ИТЛ.

Арестованы были и следователи, которые вели мое дело и прибыли в том-же ИТЛ, куда был направлен я.

Упорно стремясь реабилитировать себя, я неоднократно писал заявления в Вышестоящие органы, но все они оставались без ответа. Только часть заявлении по моему настойчивому требованию, были подшиты к делу с грифом «хранить вечно».

После отбытия срока незаслуженного наказания я по старому-же необоснованному делу в 1949 году был вторично арестован.

Не смотря на то, что я вновь категорический отрицал какую-либо причастность к предъявляемому обвинению тем-же Особым Совещанием я вновь был осужден и получил ссылку в Красноярский край, где нахожусь и сейчас.

Будучи заключенным в период Великой Отечественной войны, я работал инженером-конструктором в конструкторском бюро № 172, откуда я писал, что даже в рядах штрафных батальонов я готов своей кровью еще раз доказать свою преданность Родине, партии и правительству.

Я думаю, что отзывы обо мне могут дать б (бывший) секретарь У. Юсупов, генерал командующий С.В.Петров, генерал Ока Иванович Городовиков, Маршал Астахов и другие.

Прошу Вас рассмотреть мое заявления снять с меня незаслуженное, надуманное обвинение, реабилитировать меня и как честному преданному Родине и партии гражданину СССР предоставить возможность знание полученные в двух военных Академиях использовать на укрепление мощи Советской Родины.

4/IX.53 г Якубов Р.А

Лишь спустя два года его полностью оправдали определением Военной коллегией СССР от 18 июня 1955 года.

После оправдания он был переаттестован. Ему вернули все его награды. Он получил звание полковника. Он был одним из немногих ласточек национальных военных кадров, кому удалось провести последние годы своей жизни на пенсии. Полковник в отставке Резо Якубов, неоднократно отхлебавший горечь репрессивной политики бывшего режима умер 23 апреля 1957 года.

Один из первых узбекских военных кадров Резо Якубов был не только одаренным командиром национальной армии, он внес достойный вклад в дело воспитания нового поколения узбекских национальных военных кадров и процветания военного дела в Узбекистане.

Резо Якубов (из журнала “Ер юзи” (Вокруг света))

Литература:

1.      Миркамиь Миршарапов (1900–1938) – военный деятель. Родился в городе Авлията (сейчас Тараз). Окончил русско-туземную школу (1914). В 1917 году переехал в Ташкент. Военный надзиратель Харезмской Народной Республики (1921), заместитель надзирателя (1924). Он уделяет особое внимание организации национальной армии в ХНСР. Учился в военной академии в Москве (1925-1929). Командир и комиссар 19-й горной коннной особой узбекской дивизии (1932-1935). См.: Каримов Н.Ф. Ликвидация узбекская дивизия (на узбекском языке) // “Гулистон”, 2002, №4.

2.      Наримонов Юнус Мусаевич – родился в 1898 году в городе Ташкенте. Начальник политического отдела 19-й горной коннной особой узбекской дивизии.

3.      Саййид Азаматбек Худаярханов – родился 20 июля 1888 года в Ташкенте. Отец Саййид Мухаммад Аминбек был военным. В 1907 году окончил 2-й кадетский корпус в Оренбурге, в 1909 году окончил Александровское военное училище. Военную деятельность начал во 2-ом Сибирском полку, в 1912 году служил командиром 1-й Туркестанского артиллерийского дивизиона. После начала I мировой войны в 1914 году отправился на фронт, участвовал в боях против немецкой армии в Западном фронте. Награждён Георгиевским крестом за высокие военные достижения и отличное исполнение военных заданий. Достиг звания штаб капитана.

4.      Российский Государственный Военный архив (РГВА). Служебная карточка Резо Якубова № 518266.

5.      Журнал “Ер юзи” – социально-политический журнал, публиковавшийся в городе Ташкенте в 1925-1931 гг., с 1935 года по сей день издаётся под названием “Гулистон”.

6.      Журнал “Ер юзи” (Вокруг света), 19 октября 1926 года, №14.

7.      РГВА. Служебная карточка Резо Якубова № 518266.

8.      Журнал “Ер юзи” (Вокруг света), 19 октября 1926 года, №14.

9.      Объединенная Среднеазиатских национальностей военная школа//http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic

10.  Резо Якубов. Ўрта Осиё миллий ҳарбий мактаби (Среднеазиатская национальная военная школа)// Газета “Туркистон”. № 376. 19 октября1924 года.

11.  Черушев Н.С, Черушев Ю.Н. Расстрелянная элита РККА 1937-1941. Биографический словарь. Кучково поле. 2012.

12.  Якубов Розе (Розы) Абдуллаевич (Абдулович) // http://forum.patriotcenter.ru/index.

13.  Куценко А.Н., Смирнов Ю.Д. Ордена советских республик. Донецк. Лебедь. 1996.

14.  Черушев Н. С, Черушев Ю.Н. Расстрелянная элита РККА 1937-1941. Биографический словарь. Кучково поле. 2012.

15.  РГВА. Фонд-25895, Опись 1, Дело –1.

16.  Сувениров Олег Федотович. Сопротивление личного состава РККА партийно-государственному руководству истребления военных кадров (1937 – июнь 1941)// Журнал «Военно-исторический архив». 2008, №4

17.  Измене родине, те же преступления, совершенные военнослужащими, караются–Высшей мерой уголовного наказания–расстрелом с конфискацией всего имущества. Уголовный кодекс Узбекской ССР. (По состоянию на 1 ноября 1954 года). –Т.: Госиздат Узбекской ССР.1954.

18.  Вооруженное восстание или вторжение в контрреволюционных целях на советскую территорию вооруженных банд, захват власти в центре или на местах в тех же целях и, в частности, с целью насильственно отторгнуть от Союза ССР и отдельной союзной республики какую-либо часть ее территории или расторгнуть заключенные Союзом ССР с иностранными государствами договоры, влекут за собою – Высщую меру социальной зашиты-расстрел или объявление врагом трудящихся с конфискацией имущества и с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда, с допущением при смягчающих обстоятельствах понижения до лишения свободы на срок не ниже трех лет с конфискацией всего или части имущества. Уголовный кодекс Узбекской ССР. (По состоянию на 1 ноября 1954 года). –Т.: Госиздат Узбекской ССР.1954

19.  Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению контрреволюционных преступлений, а равно участие в организации, образованной для подготовки или совершения одного из этих преступлений, влекут за собою – Меры социальной зашиты, указанные в соответствующих статьях настоящего раздела о контрреволюционных преступлениях. Уголовный кодекс Узбекской ССР. (По состоянию на 1 ноября 1954 года). –Т.: Госиздат Узбекской ССР.1954

20.  Науикайтис Казимир Иосифович – родился в 1896 году в Литве, по национальности литовец, в 1918 году стал членом КПСС. 3 июня 1937 года арестован Главным Управлением Государственной Безопасности Народного Комиссариата Внутренних Дел СССР в подозрении в шпионаже. 21 августа 1937 года был приговорен к расстрелу. (Уголовное дело, связанное с Резо Якубовым, протоколы допроса во время следствия, показания лжесвидетелей в настоящее время хранятся в Президентском аппарате Республики Узбекистан. В связи с этим протокол допроса и документы процесса следствия приводим без сносок)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle