Библиографическое описание:

Крикунова Я. В. Н.А. Некрасов и Ф.И. Тютчев (история двух циклов) // Молодой ученый. — 2014. — №2. — С. 949-953.

В середине ХIХ века лирика большинства русских поэтов тяготеет к циклизации (Н.Языков, Н.Огарев, А. Григорьев, Н.Некрасов, Ф.Тютчев, А.Фет и др.). Этому способствовала "общественная и историко-литературная ситуация, возникшая в первой трети ХIХ века, когда на смену идее государственности пришла идея личности" [9, 4]. Именно личность заняла главенствующее положение в системе ценностей, а потому она стала не только субъектом, но и объектом творчества.

Некрасовский и тютчевский поэтические циклы выбраны не случайно. Во-первых, оба они по своей природе – романные; во-вторых, их объединяет общая тема – любовь и пафос – страдания лирического героя; в-третьих, этнически совпадает эпоха создания стихотворений: 1846-1877 у Некрасова и 1850-1869 – у Тютчева.

Общность мотивов можно объяснить тем, что оба романа развертывались в какой-то мере в сходных биографических условиях, и оба были "незаконны" с точки зрения общепринятых моральных норм. Так, в 1847 году, формально оставаясь женой И.И. Панаева, Авдотья Яковлевна становится гражданской женой Некрасова, что послужило предметом постоянных разговоров и пересудов. Достаточно шумный скандал произошел вокруг связи Тютчева с Е.А. Денисьевой, когда в 1851 году их тайная связь обнаружилась (напомним, что Тютчев в это время был человеком семейным: с детьми от первого и второго браков, с умной и красивой женой – Э. Ф. Дернберг).

Образ "жестокого общества" с его предрассудками и мнением отразился в обоих циклах, причем оба поэта дают ему одно определение – "толпа":

"... Толпыбессмысленному мненью

Ужель и ты покорена...

... Не верь толпе – пустой и лживой... "(1845 г., "панаевский цикл") [1,Ι,134].

"... Толпавошла, толпа вломилась

 В святилище души твоей...

... Ах, если бы живые крылья,

Души, парящей над толпой,

Ее спасали от насилья

Бессмертной пошлости людской"(1851-52 гг., "денисьевский цикл") [2,150].

"... Толпанахлынув, в грязь втоптала,

То, что в душе ее цвело... " (1851 г., "денисьевский цикл") [2, 144].

В борьбу же с общественным мнением выступает "гордая сила", воплощенная в образе молодой женщины. Так, Некрасов и Тютчев создают в интимной лирике не традиционно один, а два характера: лирического героя, отражающего круг переживаний и настроений автора, и образ его возлюбленной. И хотя судьбы героев тесно связаны, основным (центральным) выступает все же женский образ. У Некрасова – это личность, знающая волнение, тревоги, испытывающая необходимость утвердить то, что ей кажется справедливым. Она – спутница, с нею делят не только веселье, но и нужду, горе, утраты. На нее легко опереться в жизненной борьбе, она помогает герою сохранить "святыню убеждений" и нравственную чистоту даже в самых трудных обстоятельствах. Н. Некрасов подтверждает это в стихотворении "Ты всегда хороша несравненно..." (1847 г.):

"С тобой настоящее горе

Я разумно и кротко снесу..." [1, I, 64].

И это не случайно, ведь в лице Авдотьи Яковлевны он нашел не только любимого и близкого человека, но и друга, соратника, готового с увлечением взяться за любую работу. Панаева – женщина эмансипированная, вращавшаяся в литературных кругах Петербурга, среди ее друзей были Белинский, Тургенев, Грановский, она участвовала во всех беседах, впитывала их идеи. В 1848 году Авдотья Яковлевна помогает Некрасову писать для "Современника" роман "Три страны света", а немного позже, размышляя о бесправном положении женщины, и о проблемах семьи и брака, она самостоятельно пишет роман "Семейство Тальниковых".

Несколько по-иному представлен образ возлюбленной у Тютчева. В его стихотворениях женщина не равна мужчине, она намного выше, сильнее, самоотверженнее его. Именно поэтому Тютчев пишет от лица женщины стихотворение "Не говори: меня он, как и прежде любит..." (1851-52 гг), в котором переданы глубокие переживания любящего женского сердца. Задыхаясь от нахлынувших на нее чувств, она горячо высказывает все, что у нее наболело:

"Не говори: меня он, как и прежде любит...

...О нет! Он жизнь мою бесчеловечно губит,

Хоть вижу, нож в руке его дрожит...

... Я стражду, не живу... им, им одним живу я -

Но эта жизнь!.. О, как горька она!.."[2,154].

Внутреннее превосходство героини над лирическим героем ярко вырисовывается и в стихотворении "Не раз ты слышала признанье...", в котором поэт замечает:

"... Перед любовию твоей

Мне больно вспомнить о себе

- Стою, молчу, благоговею

И поклоняюся тебе... " [2, 148].

Тютчев хорошо понимал и осознавал то положение, в котором по его вине оказалась любимая женщина. От нее отказывается отец и запрещает родственникам с ней общаться, тетка – инспектриса Смольного института из-за нее вынуждена оставить институт, "свет" ее не принял и отверг. Елена Александровна в фальшивом положении: мать троих детей, которые всегда будут считаться незаконнорожденными, возлюбленная поэта, незаконная жена. Все это оставило свой отпечаток на характере и здоровье Е.А. Денисьевой. Беззаветная любовь к Тютчеву сделала ее вспыльчивой, экзальтированной, болезненной. Тютчев не раз говорил в стихах о том, что, породив такую любовь, он не способен подняться до ее высоты и силы; вот его поразительные строки об этом:

«Ты любишь искренно и пламенно, а я –

Я на тебя смотрю с досадою ревнивой.

И, жалкий чародей… без веры я стою-

И самого себя, краснея, сознаю

Живой души твоей безжизненным кумиром…» [2, 155].

Эти признания справедливы в одном отношении: поэт не мог расстаться с Эрнестиной Фёдоровной и целиком отдал себя этой любви.

В поэтических циклах Некрасов и Тютчев наделяют своих героинь индивидуальными, ни на кого не похожими чертами. И всё же здесь тоже можно уловить сходство. Обратимся к текстам циклов: «Ты всегда хороша несравненно,

 Но когда я уныл и угрюм,

 Оживляется так вдохновенно

 Твой весёлый, насмешливый ум,

 Ты хохочешь так бойко и мило…

 … То понурив головку уныло,

 Так лукаво меня ты смешишь,

 Так добра ты, скупая на ласки,

 Поцелуй твой так полон огня…»(«панаевский» цикл) [1, I, 64]

«Ты волна моя морская,

Своенравнаяволна…

… Ты на солнце ли смеёшься,

Отражая неба свод

Иль метёшься и бьешься

В одичалой бездне вод,-

Сладок мне твой тихий шепот,

Полный ласки и любви

Внятен мне и буйный ропот,

Стоны вещие твои…» ( «денисьевский» цикл) [2, 159]

 Как видим, уже на первых станицах «лирических дневников» перед нами «своенравные», полные жизненной энергии женщины.Но проходит сравнительно короткий, насыщенный радостными и трагическими переживаниями промежуток времени, и во внешнем облике героинь происходит разительные перемены:

«Год не прошёл

Спроси и сведай,

Что уцелело от нея…

Куда ланит девались розы,

Улыбка уст и блеск очей?

Все опалили, выжгли слёзы

Горючей влагою своей» («денисьевский цикл) [2, 144]

«Истерзана, озлоблена борьбой…

Страдалица! Стоишь ты предо мной

Прекрасным призраком с безумными глазами («панаевский» цикл) [1, III, 81]

«… Давно ни с кем она не знает встречи,

 Угнетена, пуглива и грустна…» («панаевский» цикл) [1, III, 76]

Некрасов и Тютчев осознавали ответственность и каждый по-своему осуждали в себе эгоистические, недостойные «святыни убеждений» чувства. Некрасов сострадает и сочувствует той, которую так жестоко укоряет и мучает. Он глубоко переживает трагическое одиночество и разочарование.

«Тяжёлый крест достался ей на долю;

Страдай, молчи, притворствуй и не плачь;

Кому и старость, и молодость, и волю-

Всё отдала – тот стал её плач!...» [1, I, 164]

Поэт именует себя «палачом» и «тюремщиком» («Тюремщиком больного не зови»), так как всегда понимал и сетовал на свою «хандрящую натуру». Он часто признавался, что не умеет ценить искреннего расположения своей спутницы. Любовь, ревность и ожесточение – столь противоречивые чувства – слились в стихах Некрасова в страстный монолог:

«Не говори, что дни твои унылы,

Тюремщиком больного не зови:

Передо мной – холодный мрак могилы,

Перед тобой – объятия любви!

Я знаю: ты другого полюбила,

Щадить и ждать наскучило тебе…

… Она молчит, свои ломая руки…» [1, I, 164]

Несколько по-иному представлен лирический герой «денисьевского» цикла. В стихотворениях Тютчева он выступает носителем «рокового» губительного начала. И если Некрасов употребляет слово «палач» в метафорическом значении, то Тютчев, сам того не ожидая, становится действительным палачом любимой женщины:

«О, как убийственно мы любим,

Как в буйной слепоте страстей

Мы то всего вернее губим,

Что сердцу нашему милей!» [2, 144]

В этом стихотворении сосредоточены все основные темы и мотивы, характерные для стихотворения «денисьевского цикла».

Наверное, не случаен и тот факт, что большинство стихотворений цикла Тютчева несут отрицательную экспрессию в широком смысле этого слова. Один только эпитет «роковой» встречается более десяти раз: «При первой встрече роковой… » [2, 144]; « И, как страданье, роковой…» [2, 157]; « С того блаженно-рокового дня…» [2, 203]; «Две силы есть – две роковые силы…» [2, 158] и др.

В отличие от Некрасова, в стихотворениях Тютчева основное внимание обращено на переживания женщины. Так, в стихотворениях «Она сидела на полу…» (1858 г.) и «Весь день она лежала в забытьи…» (1864 г.) герой только потенциально присутствует в лирической сюжетной ситуации в качестве «стороннего», но заинтересованного наблюдателя. Он, «убитый», но «живой», забывая о себе окончательно, механически, непроизвольно фиксирует все происходящее с героиней:

«… И медленно опомнилась она,

И начала прислушиваться к шуму…

… И вот, как бы беседуя с собой,

Сознательно она проговорила

(Я был при ней, убитый, но живой):

О, как все это я любила!» [2, 198]

Сходные черты можно уловить и в структуре циклов. Обратим внимание на хронологию создания стихотворений. Время их написания можно условно разделить на два периода. В «панаевском цикле» к первому относятся стихотворения, написанные на протяжении совместной жизни поэта с Авдотьей Яковлевной – с 1856 по 1858 гг; второй же создавался после полного разрыва их отношений (середина 1860 г.) – в 1861– 1877 годы. В «денисьевском цикле» в одной группе – стихотворения, написанные при жизни Е. А. Денисьевой – с 1856 по 1858 г; в другой – после е смерти (4 августа 1864г.) – 1864 – 1869 годы.

Мотивы стихотворений второго периода у обоих авторов навеяны грустными и неугасающими воспоминаниями о былой любви. Каждый из них по-своему переживает потерю близкого человека, разница лишь в том, что если А. Я. Панаева уходит в другую жизнь и выходит замуж (за сотрудника «Современника» А. Ф. Головачева), то Е. А. Денисьева уходит из жизни навсегда, оставаясь до последней минуты верной своему «губителю» (после рождения второго сына Николая у неё началось быстрое развитие туберкулёза, и через несколько месяцев она умирает на руках Тютчева. 7 августа 1864г. он похоронил её на Волковском кладбище в Петербурге).

«Один, один! А ту, кем полны

Мои ревнивые мечты,

Умчали роковые волны

Пустой и милой суеты…» [1, ΙΙΙ, 128]

Так Некрасов с грустью размышляет в «Трёх элегиях» (1874г.) о своей жизни. Поэт признаётся в своей нетленной любви:

 "Простить не можешь ты ее -

И не любить ее не можешь!.." [1, ΙΙΙ, 128].

Он снова ревнует, вновь мучительно пытается понять, легко ли она решилась на разлуку, и тут же утешает себя мыслью, что "без него нет счастья ей!" Нахлынувшие горькие воспоминания терзают Некрасова, он не понимает "зачем ... в душе неистребима Мечта любви, не знающей конца?.." и молит: "Усни ...умри!"

В стихотворениях Тютчева мы тоже слышим признание о непокидающих душу воспоминаниях: "Нет дня, чтобы душа не ныла,

Не изнывала б о былом... [2, 208].

"Опять стою я над Невой,

И снова как в былые годы..." [2, 213].

Однако, если Некрасов просит чувства "уснуть" и "умереть", то Тютчев, наоборот, страстно молит навсегда сохранить эту острую боль:

"О, господи, дай жгучего страданья

И мертвенность души моей рассей:

Ты взял ее, но муку вспоминанья,

Живую муку мне оставь по ней... " [2, 201].

Общие черты в циклах Н.А.Некрасова и Ф.И.Тютчева можно увидеть даже в начальных строках стихотворений.Некрасовские и тютчевские вступления – это своего рода продолжения вновь и вновь начинаемого спора, длящейся ссоры, непрерываемого диалога. У Некрасова: "Я не люблю иронии твоей...", "Да, наша жизнь текла мятежно...", "Так это шутка, милая моя...", у Тютчева: “Не говори: меня он, как и прежде, любит…”, “О, не тревожь меня укрой справедливой…”, “Не раз ты слышала признанье…”. Так же характерны многоточия, которые присутствуют во многих стихотворениях циклов. Это указание на фрагментарность, на не исчерпанность ситуации, своеобразное "продолжение следует". Замечательно, что многие стихи обоих циклов, и «денисьевского», и «панаевского», появлялись почти в одно время на страницах одного и того же – некрасовского – журнала.

При анализе метра, рифмы и строфики стихотворений циклов, можно также найти много общего. Наиболее распространенным видом строфы и в «панаевском», и в "денисьевском" циклах являются катрены – четверостишия, в которых стихотворения рифмуются перекрестной рифмовкой (у Н.А.Некрасова – 16 стихотворений, У Ф.И.Тютчева – 24 стиха). Отличительная особенность "денисьевского" цикла – все стихотворения написаны двусложным размером (25 из которых написаны ямбом). Н.А.Некрасов же пользуется не только двусложными способами рифмовки (17 стихотворений), но и трехсложными (7 стихов), такими как анапест и дактиль.

Таким образом, сопоставительно-типологический анализ "панаевского" и "денисьевского" циклов, позволяет утверждать, что Некрасов и Тютчев два лирических поэта, у которых в жизни и творчестве много общего.

Оба цикла имеют реальную жизненную основу. Стихотворения в них являются автобиографическими "романами в стихах", все переживания в них в исключительной степени индивидуальны и субъективны. Причиной создания обоих лирических произведений послужила любовь – чувство, от которого ни Некрасов, ни Тютчев никогда не могли освободиться окончательно.

Тютчев и Некрасов создают в интимной лирике не традиционно один, а два характера: мужской и женский. Образ любимой женщины получает новое звучание и трактовку. Лирическая героиня предстает в поэтических циклах как подлинная героиня любви, отстаивающая право на личное чувство, на борьбу за него. Отношения героя и героини лирических циклов складываются по-разному. У Некрасова — это союз равных в любви. В тютчевской лирике утверждается фактическое неравенство героев. Ее чувство — цельно, любовь к «нему» составляет смысл жизни, его чувство — раздвоено, так как он не может полностью посвятить себя одной женщине (из-за чего герой испытывает жестокие уколы совести). Герой Тютчева, в отличие от героя Некрасова, пассивен, созерцателен.

Два цикла объединяет еще одно обстоятельство, лежащее за пределами поэзии, но имевшее для этой поэзии громадное значение – любовь Некрасова к Панаевой, как и любовь Тютчева к Денисьевой, была «незаконна», ставила их в положение необычное, кризисное. Вся атмосфера русской жизни способствовала углублению этой кризисности, в известном смысле оставляла героев с глазу на глаз, один на один.

При анализе рифмы и строфики стихотворений циклов, найдено тоже много общего: и в «панаевском», и в "денисьевском" циклах самым распространенным видом строфы является катрен (у Н.А.Некрасова – 64%, У Ф.И.Тютчева – 77%). Большинство стихотворений обоих циклов написаны двусложным размером (у Н.А.Некрасова – 72% , у Ф.И.Тютчева – 80%).

Изучение и осмысление истории создания, структуры, образного мира таких циклов расширяет наше представление о внутреннем мире поэтов и глубинах их психологического переживания. Сравнительно-сопоставительный анализ открывает новые возможности изучения лирики Ф.И. Тютчева и Н.А. Некрасова в школе.

Литература:

1.      Некрасов Н.А. Полное собр. соч. и писем. В 15 т. -Л.:Художественная литература, 1981.

2.      Тютчев Ф.И. Сочинения. В 2 т, -М.: Художественная литература, 1984.              

3.      Аксаков И.А. Биография Ф.И.Тютчева. –М:. Просвещение, 1986.

4.      Жданов В. Жизнь Некрасова. – М.: Художественная литература, 1981.

5.      Кожинов В.В. Ф.И.Тютчев. – М:. Молодая гвардия, 1988.

6.      Некрасов Н.А. Русские второстепенные поэты (Ф.И.Тютчев. О вещая душа моя). Вступит. статья, сост. Л.А.Озеров – М.:. Школа-Пресс, 1995.

7.      Озеров Л. А. Поэзия Тютчева. – М.: Художественная литература, 1975.

8.      Пигарев К. Жизнь и творчество Тютчева, М.: изд-во АН СССР, 1962, с. 136-138.

9.      Фоменко И.В. Лирический цикл: становление жанра, поэтика (монография). АДЦ.-Тверь, Твер.гос.унив, 1992.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle