Библиографическое описание:

Зубов В. А. Мужчина и женщина в XXI столетии: кросскультурная пастишность // Молодой ученый. — 2014. — №2. — С. 978-981.

Человечество всегда интересовала логика взаимоотношений между полами, которая в XXI столетии приобрела окраску кросскультурной пастишности. Последнее можно определить как тип социальной конструкции и социальных взаимоотношений, для которых характерна эклектика стилей социального бытия, социокультурная неоднородность. Основным атрибутом кросскультурного пастиша является вытеснение традиционных культурных форм и создание эклектической смеси элементов из разнотипных культур жизнедеятельности человека. Пастишность фиксирует свободу человека в творческой субъективной репрезентации себя, легитимизирует изменение им самим его половой природной предопределенности и, соответственно, социального поведения. Это становится возможным в условиях ослабления или даже исчезновения моральных и правовых «табу», а также размытости во многих современных культурах аксиологических приоритетов в вопросах толкования нормы во взаимоотношениях между полами. Заметим, что численность населения планеты достигла на начало 2014 года 7,1 млрд. человек, из них численность мужчин во всех возрастных группах до 55 лет превышает численность женщин [1]. В некоторых странах в связи с возможностью планировать пол ребенка и особенностями демографической политики государств дисбаланс между полами (перевес мужского населения) достигает десятков миллионов (Китай, Индия), что также провоцирует появление кросскультурной половой пастишности.

Акцентуация сексуальности также подчеркивает кросскультурную пастишность социального бытия современного человека. Сексуальность становится неотъемлемой составляющей социально успешной личности — будь-то мужчины или женщины. Происходит трансформации интимности. Сексуальность рассматривается как феномен, определяющий взаимосвязь между человеческой телесностью, самоидентификацией личности и социально-нормативной сферой общества. Общество XXI века готовит новые лики интимности, ее разнообразные экзистенциально-личностные горизонты в глобализированном мире. Социальные изменения, происходящие в мире в начале XXI столетия, например, такие как, масштабное изменение положения женщины в обществе, трансформируют традиционные коммуникационные механизмы между мужчиной и женщиной. Один из древнейших социальных институтов — семья — сейчас находится в процессе деформации. Если раньше институт семьи базировался на принципах двойного стандарта (различных для мужчины и женщины), то современность эти границы успешно стирает. Радикальных изменений претерпевает и представление о норме (как моральной, так и правовой) в сексуальных отношениях. Стремление к эмоциональной насыщенности индивидуальной жизни, возможности получения ярких, новых и неповторимых ощущений и переживаний и создание в обществе сервисных услуг для удовлетворения таких потребностей, делает современного человека гедонистом. Любовь все больше приобретает форму яркой, но кратковременной, встречи двух индивидов без обязательств в дальнейшем. Традиционные представления о любви как сильном чувстве дружбы и симпатии, которая может достигать силы высокого напряжения и стать страстью в виде сильного полового влечения и сохраняться в течение всей жизни и сочетаться с осознанием счастья все чаще относятся к идеальным, романтическим, «голливудским» вариантам взаимоотношений, но невыполнимых в реальной жизни. В повседневной практике современного общества ушло в прошлое рассуждение, которое обусловливало некоторое недоверие в отношении женщины и женского начала в разных традициях, где женщина рассматривается как источник «греха», нечистоты и зла, как соблазн и опасность для того, кто направляет свой путь в сферу возвышенного и сверхъестественного. В XXI веке значимость пола проявляется не столько в простом факте появления на свет мужчиной или женщиной, а в особом процессе духовного пробуждения в теле человека того или иного пола. Обычно задача традиции в сексуальной сфере заключалась в создании четких каналов и строгих форм контроля, чтобы хаотические тенденции взаимоотношений полов могли течь по ним в нужном направлении. Свободными можно назвать тех, кто, принимая традиционные ориентации, воспринимают их как нечто навязанное извне, но как возможность сознательно, повинуясь внутреннему импульсу, высшему предназначению, реализовать «традиционную» возможность своей собственной природы, как перспективу своего духовного спонтанного развития. Считается, что реализовывать свою природу согласно традиции — это вытравливать из мужчины все «женское», а из женщины — все «мужское», стремиться к тому, чтобы стать «абсолютным мужчиной» и «абсолютной женщиной». Две основополагающие формы деятельности человека, согласно традиции, это Действие и Созерцание. Воин (Герой) и Аскет — вот два фундаментальных типа чистой мужественности. Параллельно этим двум мужским типам существует в традиции два типа, соответствующих женской природе. Так, считается, что женщина реализует себя, поднимаясь на тот же уровень, что и человек-воин и мужчина-аскет, через тип Любовницы или тип Матери [2]. Если традиционная этика требовала от мужчин и женщин, чтобы они всегда оставались самими собой, чтобы они всячески акцентировали те черты, которые делают одних именно мужчинами, а других именно женщинами, то современная кросскультурная пастишность стремится, наоборот, к уравниванию, к сфере бесформенного, к области, находящейся вне всякой индивидуализации в различии полов. «В обществе, которое больше не знает ни Аскета, ни Воина; в обществе, где руки последних аристократов более привычные не к мечу и скипетру, но к теннисной ракетке и шейкеру для коктейлей; в обществе, где высшим мужским типом является грубый боксер или киноактер, — не говоря уже об искусственных масках «интеллектуалов» или «профессоров», о нарциссической марионетке «художников» или суетливо-отвратительных «банкиров» и «политиков», — в таком обществе вполне естественно, что и женщина поднимается и требует для себя прав на «личность» и «свободу», которые понимаются в анархическом и индивидуалистическом смысле, присущем последним временам» [2].

Можно выделить следующие проблемы взаимоотношений полов и любви в XXI веке: — потребительское отношение к высокому чувству; — распространение практики сексуальных отношений без любви; — сексуальность и гендер становятся значительно в большей степени частным, личным делом человека. Фактом общественной жизни последних десятилетий является широкое распространение по планете «сексуальной революции» — комплекса изменений в современных обществах, особенно западных, охвативших сферы полового поведения и гендерных отношений и соответственно отразившихся на общественном мнении, морали, кодексах поведения. Эти изменения охватили сферы гуманитарных наук, медицины и сферы права, регулирующие сексуальные отношения, брак, семейные отношения и развод. Часто эти изменения также называют «сексуальным освобождением», поскольку сексуальная активность мужчины и женщины приобрела больше возможностей для творчества и индивидуальных проектов для осуществления. Проявлением кросскультурного пастиша является, в частности, признание законными браки геев и лесбиянок. Некоторые западные державы — США, Франция, Великобритания и еще около 10 стран уравняли браки представителей секс-меньшинств с гетеросексуальными браками. Есть мнение, что в тех обществах, где в результате мнимой борьбы за свободу выбирается, с точки зрения религии, грех, все обернется, в конце концов, падением моральных устоев. Практика однополых браков рассматривается как вступление человечества на путь самоуничтожения, как «потеря человеком собственной личности и полное его подчинение нищим животным инстинктам», как «очень опасный апокалиптический симптом» [3]. Кросскультурный пастиш в отношениях полов нашел свое проявление и в таком явлении как феминизм. Феминизм представляет собой совокупность движений и идеологических комплексов, направленных на определение и защиту равных с мужчинами политических, экономических и социальных прав женщин. Феминизм можно толковать как: — социально-политическую теорию, в которой анализируют угнетение женщин и превосходство мужчин в историческом прошлом и настоящем, а также осмысливают пути преодоления мужского превосходства над женщинами; — идеологию, которая противостоит всем теориям и действиям женоненавистничества; — теорию социокультурного развития, альтернативную существующей европейской традиции, которая обнаруживает превосходство в женском социальном опыте в представлениях о мире и обществе. Сам термин «феминизм» ввел в обращение французский социалист-утопист Шарль Фурье в конце XVIII века, который считал, что социальное положение женщин является мерилом общественного прогресса. Он именовал феминистами сторонников женского равноправия. Многие критики движения считают, что говоря о равноправии полов, феминистки современности пропагандируют идеологию, в центре которой стоит женщина. Эти критики отмечают неизменно повышенное внимание только к тем вопросам, которые касаются женщин. Такая подача материала, по их мнению, заставляет последователей этой идеологии видеть мир лишь через призму женских проблем, тем самым искажая восприятие мира и создавая устойчивые предрассудки. Критики феминизма утверждают, что в странах Запада через феминистское движение теперь мужчины подвергаются дискриминации. Феминизм считают причиной разрушения традиционного уклада жизни и уничтожения привычных ролей, традиционно указанных мужчинам и женщинам в зависимости от их пола. Действительно, между мужчинами и женщинами существует целый ряд естественных различий, и современное общество, на наш взгляд, только выиграет от их признания.

Вместо следования естественному предназначению и завоевания для себя новых горизонтов социальной и мировоззренческой свободы современная женщина с позиции современного мужчины отказывается от своей собственной естественной функции. После долгих веков «рабства» женщина захотела стать свободной и не сделать ничего другого, как скопировала идею «самостоятельной женской личности» с архетипа «личности мужчины». И в этом проявляется глубокое недоверие «современной женщины» в отношении себя самой, неспособность ее быть для себя своей собственной ценностью, т. е. быть именно как женщина, а не как человек. В этом и заключается источник глубоко ложной ориентации: женщина стремиться получить реванш над мужчиной, отстоять свое «достоинство», доказать свою «значимость», понемногу привыкая сравнивать себя с мужчиной. В рамках действия кросскультурного пастиша не может быть и речи ни о каких действительно легитимных привилегиях одного из полов, в его пределах женщины не способны осознать своего естественного призвания и защитить его, а способны только продемонстрировать владение теми интеллектуальными и материальными свойствами и качествами, которые ассоциируются с противоположным полом и особенно ценятся в современном западном обществе. Но и современный мужчина, с полной безответственностью со своей стороны, не только допустил это, но еще и сам подтолкнул женщину к работе во всех институтах современного общества и современной культуры. Очевидно глубокое вырождение женского типа до телесного уровня атрофии естественных возможностей, удушения специфически женского внутреннего мира. Показательно, что для многих современных женщин даже перспектива физической любви не представляет такого интереса, как нарциссический культ собственного тела, как желание показать свою плоть в одежде или с минимумом ее, как физический тренинг, как танцы, спорт, деньги и т. д. Пристрастившись к эгоцентризму, женщина начинает с некоторого момента интересоваться уже не самим мужчиной, а тем, что он может ей дать для удовлетворения ее тщеславия и прихотей. Параллельно этому происходит разложение и вырождение мужского типа, который становится все более и более поверхностным по мере привыкания к сугубо практической жизни, которая в современном мире способствует деградации и денатурации мужского начала [2]. Равенство мужчин и женщин — это вопрос равенства человеческого существования. Недопустима дискриминация как мужчин, так и женщин. Исторический опыт требует соблюдать права и создание условий для реализации сущностных сил человека безотносительно пола.

Существование кросскультурной пастишности отражается и в распространении в современном обществе такого феномена как нетрадиционная сексуальная ориентация. К ней относятся, в частности, однополые сексуальные отношения, отношение общества к которым неоднозначно. Появилось также сообщество людей, которое обозначают ЛГБТ (лесбиянки (Lesbian), геи (Gay), бисексуалы (Bisexual) и трансгендеры (Transgender). Аббревиатура была принята большинством общественных организаций и СМИ в большинстве стран мира как самоназвание людей, которые объединяются на основе их сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Отметим, что нормативность является непременным условием существования общества как системы совместной жизнедеятельности. Но всегда в обществе существуют и те, кто их нарушает. Социальные практики демонстрируют два варианта реакции общества на девиантное поведение отдельных людей или групп в рамках принятой в социуме нормативности: попытка исключить такое поведение путем разного рода репрессий со стороны социальной системы или сделать его социально допустимым. Для современного демократического общества в западном варианте второй путь является предпочтительным. Этот путь предполагает, что между теми членами общества, которые ориентируются на существующие нормы, и теми, кто действует, нарушая их, заключается некоторое соглашение, позволяющее установить приемлемый консенсус относительно более фундаментальных норм совместной жизни. Отношение общества к ЛГБТ является одним из наиболее типичных проявлений такого пути достижения согласия как условия социального мира. ЛГБТ, будучи особой формой общественного поведения, является девиантным в одном из основных институтов и ценностей современного общества, — в гетеросексуальной и моногамной семье, поскольку за последней признается выполнение важнейшей функции — воспроизводство непосредственной жизни людей. Однако есть и другое (кроме согласия) базовое условие существования демократического и плюралистического общества — права человека, которые признаются обществом в той мере, в какой они не приносят вреда другим людям. Следствием такой иерархии ценностей, когда права человека имеют приоритетный характер, является то, что современный человек считает легитимным даже такой образ жизни и стандарты сексуального поведения, которые не соответствуют его собственным. Существует реальная проблема, требующая конкретного решения в каждом государстве — это или право человека самому определять форму поведения или ему надо следовать в своем поведении определенным социально значимым нормам, отступление от которых не поощряется или даже наказывается обществом. Отношение, при котором и мужчина, и женщина предпочитают самостоятельно определять форму сексуального поведения, базируется на ряде политических, правовых, культурных и экономических факторов современного общества: в политической сфере этому соответствуют принципы демократии и свободы, в правовой — наличие соответствующих нормативно-правовых актов, в культурной — релятивность и толерантность нормативных систем, в экономической — финансовая независимость человека. Никто не становится сразу человеком с нетрадиционной ориентацией, она не падает на пути людей как листья с деревьев и не передается подобно вирусной инфекции. Она есть результат мыслей человека, затем, если он соглашается с такими мыслями, то они переходят в действия, действия — в привычки, привычки формируют характер. Бытует мнение, что на «нетрадиционно» ориентированных людей, на их мировоззрение и поведение повлияли биологические механизмы, которые не поддаются контролю сознания.

Отношение мировых и этнических религий к ЛГБТ-сообществам резко отрицательное. Так, в Библии Третья книга Моисеева (Левит, 18:22) гласит: «Не ложись с мужчиною, как с женщиною: это мерзость» [4]. «Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них» (Левит, 20:13) [4]. Но сегодня во всем мире, особенно в Европе, проявлением высшей степени демократии, свободы слова, мысли, действий считается открытое заявление о своих пристрастиях. Во многих государствах уже регистрируются однополые браки и им позволяют воспитывать приемных детей. Такая социальная практика, по мнению церковников, противоречит естественным и моральным установкам человечества. За это может быть Божественное возмездие в форме новых заболеваний или смертоносных эпидемий. В Коране рассказывается о народе пророка Лута (Лота). Народ за свою причастность к греху мужеложства был просто стерт с лица земли. «Воистину, в этом — знамения для зрячих» (Коран, 15:75) [5]. Когда обезумевшие от своих страстей люди стали добиваться гостей-ангелов, которые появились в образе прекрасных юношей, Лут, основываясь на своей пророческой проницательности, сказал: «Поистине, в этом знамение для верующих» (Коран, 15:77) [5].

Современное общество, с одной стороны, является таким коммуникативным сообществом, внутри которого имеется базовое согласие относительно общих правил общежития, но с другой, оно является гетерогенным образованием по условиям и образу жизни, культурным ценностям и нормам. В этой ситуации само понятие нормативности и, соответственно, девиантности имеет большую неопределенность. На примере существования ЛГБТ-сообщества мы видим, как меняется принцип отношения общества к поведению мужчины и женщины, которое, с одной стороны, продолжает считаться ненормативным в некоторых случаях в традиционных обществах, но с другой является нормальным для гетерогенных структур современного западного социума. Отношение к нетрадиционным сексуальным ориентациям и ЛГБТ-сообществам имеет поколенческий характер, что связано с политическими, экономическими и культурными изменениями в современном обществе, которые делают ценность индивидуальной свободы мужчины и женщины приоритетной в их социальном бытии.

Литература:

1.         World // The World Factbook [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos /xx.html.

2.         Эвола Ю. Мужчина и женщина // «Восстание против современного мира» // Юлиус Эвола [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.musa.narod.ru/evola1.htm.

3.         Патриарх Кирилл назвал однополые браки движением к концу света [Электронный ресурс]. — Режим доступа: //http://www.ntv.ru/novosti/633297/.

4.         Библия [Электронный ресурс]. — Режим доступа: // http://jesuschrist.ru/bible/

5.         Коран [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://musulmanin.com/koran-na-russkom.html

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle