Библиографическое описание:

Виноградова И. В. Личность в центре философского дискурса // Молодой ученый. — 2014. — №2. — С. 975-978.

Статья посвящена исследованию проблематики, связанной с определением понятия личность и способами интерпретации данного феномена.

Ключевые слова: личность, личностное становление, социализация, духовная социализация личности.

Личность — понятие чрезвычайно сложное для понимания и изучения. Когда мы говорим о сложности в понимании чего-либо — как в широком смысле, так и в контексте интересующей нас проблемы личности, то становится очевидно, что эта сложность может быть осмыслена двояко. Есть сложности в понимании феномена личности, которые вызваны рядом обстоятельств, преодоление которых (безотносительно к трудности задачи) представляется принципиально возможным, так, что мы всякий раз облегченно вздыхаем, расставшись с ними, как с недоразумением. Но есть сложности стабильные, укоренившиеся в фундаментальные предпосылки.

Вникнуть в суть этих фундаментальных предпосылок и, переместив изучение феномена личности в центр философского дискурса, увидеть новые способы его интерпретации и есть цель написания данной статьи. Данная цель предполагает решение следующих задач:

1)                    Исследовать проблемы, связанные с определением понятия личность;

2)                    Выяснить, возможно ли и при каких условиях рассматривать процесс личностного становления через процесс социализации личности;

3)                    Дать определение личности, отражающее ее целостность, динамику процесса личностного становления, наиболее полно, на наш взгляд, раскрывающее данный феномен.

Личность — понятие расщепленное и всесторонне исследованное различными социальными и гуманитарными науками, такими как психология, педагогика, социология и др. Создается впечатление, что мы хорошо научились делить человека на части и измерять каждую из них в отдельности, но собрать человека воедино у нас пока не получается. Но ведь «личность не состоит из кусочков, это не «полипняк» [3]. Поэтому необходим философский синтез, поиск общности, который даст основу для дальнейших исследований, позволит сосредоточить внимание на основных пунктах исследования феномена личности, сделать ее предметом мировоззренческого анализа. «Дело в том, что рост научного знания… быстро стирает грани между отдельными науками. Мы все больше специализируемся не по наукам, а по проблемам. Это позволяет, с одной стороны, чрезвычайно углубляться в изучаемое явление, а с другой — расширить его охват со всех точек зрения» [1, С.69].

Слово «личность» в европейских языках происходит от лат. Persona: person (англ.), die Person (нем.), personne (франц.), persona (итал.). В классической латыни это слово означало прежде всего «маску» (сравните с русским «личина») — слепок с лица предка, ритуальную маску и театральную, которая служила резонатором для усиления голоса, в результате чего возникла традиция возводить это слово к глаголу personare — громко звучать. В Средние века это слово интерпретировали как «звучать через себя», персоной, таким образом, является тот, кто обладает собственным голосом. В древнем Риме понятие «персона» является фундаментальным понятием юриспруденции и обозначает индивидуума, занимающего конкретное положение в обществе. У стоиков понятие личности усложняется и учитывает биологические, психологические и социальные составляющие. Философская экспликация понятия «личность» продолжается и в христианской этиологии. Определения Боэция, Ришера Сен-Викторского, Петра Ломбардаского, Фомы Аквинского и др. фиксируют существенные черты личности — нечто самостоятельное, одаренное разумом, обладающее достоинством. В эпоху Возрождения теоцентричное понятие личности меняется на антропоцентричное: личность тождественна яркой, многосторонней индивидуальности, способной достичь всего, чего захочет. Новое время отождествляет личность с сознанием и самосознанием (Декарт, Лейбниц, Кант), развивается идея о том, что личностное бытие предполагает признание Другого (Фихте, Гегель). К.Маркс определяет личность как «совокупность общественных отношений». М. Шелер полагает, что личность — центр не только познавательных, но прежде всего волевых и эмоциональных актов («Формализм в этике и материальная этика ценностей»), охватывает собой «Я» и плоть, общается с другими благодаря симпатии. ХХ в. диктует необходимость осмысления феноменов «массового человека, «общества потребления», «бегства от свободы». Дегуманизированный мир и проблематичность личностного бытия в нем — главная тема в философии Э.Мунье, М.Бубера, Н. А. Бердяева. Из приведенных выше определений можно сделать вывод, что история развития представлений о личности — история открытия ее различных измерений. [7, С.399–401]. Но какими бы разнообразными не были подходы к изучению личности и те определения феномена личности, которые они предлагают, их объединяет одно: именно многомерность личности является ее сущностью. «Личность — индивидуальный человек как субъект общественной жизни, общения и деятельности, а также — своих собственных сил, способностей, потребностей, интересов, устремлений и т. д». [6, С.44]).

Как говорил А. Н. Леонтьев, «личностью не рождаются — личностью становятся» [3]. Этот процесс личностного становления — процесс длиною в человеческую жизнь. Он немыслим без действия, а последнее немыслимо без взаимодействия с другими. Об этом говорит В. Е. Кемеров: «В философии речь идет, по сути, не о личности, а о личностях. Общество рассматривается как связь или система людей, утверждающих и реализующих свои позиции, установки, интересы». [6, C.449]. Можно ли в таком случае говорить о том, что понятия социализация и личностное становление процессы в какой-то степени совместимые?

Традиционно под социализацией понимается усвоение норм, правил, ролей, различного рода адаптации: профессиональные, психологические, биологические. «Распространенные социологические концепции социализации личности делают акцент на усвоение человеком внешних стандартов» [6, C.449]. Исследования социализации в рамках частных наук (социологии, социальной психологии и др.) многое оставляет «за скобками», т. к. объясняет его лишь отчасти, в рамках какого-либо среза социальной действительности и конкретного временного промежутка, в основном подвергая анализу лишь определенный спектр адаптивных поведенческих паттернов. Но, как справедливо замечает А. И. Матвеева «…стало очевидно, что в ХХ1 веке механизмы традиционной социализации стали давать сбой. Это обусловлено, на наш взгляд, определенной девальвацией духовного содержания самого процесса социализации личности, в рамках которого отношение человека к высшим ценностям своего бытия оказалось в значительной степени подмененным конъюнктурными ценностными ориентациями текущего характера». [5]

К проблеме социализации как проблеме, включающей сферу духовного бытия человека, обращались такие исследователи как Р. Г. Апресян, И. С. Вдовина, А. А. Гуссейнов, В. А. Падорога, Л. П. Буева, П. С. Гуревич и др. авторы, которые предпринимали попытки комплексно рассмотреть данную проблему. Но духовный аспект социализации все еще слабо разработан в науке. В то же время изучение проблемы в таком метафизическом ракурсе могло бы позволить вести речь о том, что социализация — это основа личностного становления и развития, подчеркивало бы высший смысл социализации — личностного становления: сохранение, развитие и воспроизводство личности как духовного и нравственного существа.

Если личность знает, как устроена и «работает» социальная система (т. е. обладает определенным уровнем социальной компетенции: усвоил нормы, правила, стандарты, адаптирован), то можно говорить лишь о том, что реализован формальный аспект социализации. Отношения в современных обществах формализованы сегодня в высшей степени. Одна из таких формальностей, которая является всеобщей мерой — закон. Невозможно говорить об успешной социализации личности, даже в формальном ее аспекте, если действие человека выходит за рамки закона. Последний выступает в этом случае как преграда и блокирует действие, субъект (личность) в этом случае рискует превратиться в объект. Но даже если человек детально учитывает все формальные ньюансы законодательства перед тем, как что-либо предпринять, слепо полагаться на его букву не менее опасно. Еще один пример — привычная экономическая составляющая социализации. Трудно поспорить с тем, что экономическое пространство индивида — необходимое условие его личностного становления. Можно ли реализовать свой личностный потенциал, состояться в обществе, живя в долг или за счет других? Экономическая база должна неустанно создаваться, контролироваться и поддерживаться субъектом. Но ведь и высокий уровень благосостояния не является залогом того, что человек состоялся как полноценная личность (зато человека своим заложником делает не так уж и редко. [2, C.78] Эти два примера — две грани того, что включает в себя формальная социализация. Их можно привести огромное количество. Семья в этом контексте определяется как совокупность норм, правил, образцов поведения между родителями, супругами и детьми, другими родственниками, трудовая деятельность — обязанность и необходимость, совокупность умений и навыков и т. д., но тот «луч», который «освещает» процесс личностного становления, позволяя увидеть его наиболее полно и целостно — духовный аспект социализации. «Духовная социализация — это центральный вопрос воспроизводства любого здорового общества и всякой полноценной личности. Без духовной социализации немыслимо их прогрессивное развитие. Формирование и развитие духовных основ такого воспроизводства, включение их в сам процесс воспроизводства, освоение, усвоение и творческое развитие — вот ключевые детерминанты подлинного социального творчества, подлинной целостности самого человека» [4, C.5].

Если духовный аспект социализации достаточно учтен, то для человека на пути личностного становления находится место и для творческого самодвижения, и для максимально полного раскрытия всех его способностей, и для его связи с логикой жизни, воплощенной в логике действия, и для целостной связи общего и индивидуального, значимости мировоззренческого аспекта: человек знает, что он ценность, воплощенная в него ценностью бытия; осознавая себя носителем ценности такого высокого порядка, человек видит в других людях эту нить родства, связывающего его с ними. Посредством этих существенных моментов, как посредством своего рода духовных инструментов, личность способна совершенствовать систему социальных взаимоотношений, способствовать социальному приросту, неустанно формировать и развивать себя саму (самоформирование, саморазвитие, самосовершенствование, самопродолжение себя в будущее).

Эволюцию социально-философских взглядов на рассматриваемую нами проблематику со времен античности прослеживает А. И. Матвеева в статье «Социальная адаптация и духовная самоидентификация личности» [5].. Хотя в данной работе речь идет о процессе социализации, обзор, приведенный автором, показывает, что включение некоего философского идеала («пайдея» в античности, рассмотрение человека как существа духовного, а не только телесного и «волящего» в христианской философии, идея социализации как духовного обновления человека у А. И. Ильина и др.), позволяет, на наш взгляд, в значительной степени совместить понятия социализация и личностное становление; показать, что они не чужды друг другу, но одно из них органически связано с другим. Социализация, включающая духовный аспект, перестает быть узким социологическим или социально-психологическим термином и проникает во все сферы жизнедеятельности личности: политическую, правовую, экономическую, сферу взаимоотношений с другими людьми.

Итак, начав с проблем, связанных с определением понятия «личность», мы в дальнейшем сфокусировали внимание на способе интерпретации личностного становления как процесса, тесно связанного с процессом социализации личности. Из рисунка, приведенного ниже, видно, что первая фаза процесса личностного становления, совпадающая с реализацией формального аспекта социализации, является предпосылкой второй, включающей духовный аспект.

Лишь учитывая духовный аспект и пропуская через него, как через призму, все события социальной действительности и социального взаимодействия, личность способна состояться как целостная, гармоничная, зрелая, а ее существование будет в этом случае наполнено высшими смыслами.

Выводом из всего изложенного в данной статье можно считать следующее определение личности. Личность — это человек в процессе социализации, которая включает в себя как формальный аспект (адаптация), так и духовный аспект; обладающий системой социально-значимых черт, качеств, способов поведения, определяющих устойчивость его бытия и возможность самореализации посредством социального творчества.

Литература:

1.         Вернадский В. И. Философские мысли натуралиста. М.: Академический проект, 2013.

2.         Виноградова И. В. система и личность: правила игры//ХХ1 Уральские социологические чтения, Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. Екатеринбург: Изд-во УрФУ, 2012, С. 78–80.

3.         Леонтьев А. Н. Индивид и личность. Электронный ресурс PSYERA.RU.

4.         Матвеева А. И. [и др.]. Духовность, личность, социальное партнерство: социально-философский аспект. Екатеринбург: Изд-во НОУ ВПО «УРФЮИ», 2012.

5.         Матвеева А. И. Социальная адаптация и духовная самоиндетификация личности//Молодой ученый, 20011, № 8, Т.2, С. 6–14. Электронный ресурс www/moluch.ru/arсhive/31/3601/

6.         Современный философский словарь под общ. ред. д.ф.н. профессора Кемерова В. Е., М.: 1998.

7.         Новая философская энциклопедия в 4-х Т. Т.2. М.: Мысль, 2010.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle