Библиографическое описание:

Вализадех Х. Сопоставительный анализ пассивных конструкций в русском и персидском языках // Молодой ученый. — 2014. — №2. — С. 933-941.

Работа посвящена сопоставительному анализу пассивных конструкций в русском и персидском языках. Глаголы в русском и персидском языках, в зависимости от самого глагола и способности его в сочетании с дополнением, делятся на две разновидности: пассивные и активные. В данной работе читатели познакомятся с различными типами пассивных конструкций в русском и персидском языках. Кроме того, в настоящей статье изложены взгляды на подобные конструкции различных лингвистов и филологов русского и персидского языков. Кроме того, читатели познакомятся с теми структурами в русском и персидском языках, которые не считаются пассивными, хотя по структуре аналогичны таковым. И напротив, можно найти в обоих языках такие конструкции, которые с формальной точки зрения не сходны с пассивными, однако, считаются пассивными структурами.

Ключевые слова: русский язык, персидский язык, глагол, действительный залог, страдательный залог.

Исследование пассивных конструкций в традиционной грамматике и лингвистике во все времена была спорным вопросом. Лингвисты и филологи расходятся во мнениях относительно существования подобных конструкций в персидском языке. Некоторые исследователи отрицали их наличие в персидском языке и рассмотрели такие конструкции в других категориях. Другие же ученые подтверждают существование таких структур в персидском языке. Небольшая группа лингвистов и филологов,  что утверждают отсутствие таких конструкций в персидском языке, рассматривают пассивные конструкции персидского языка в качестве непереходных глаголов (Аржанг, Садиги, Моин, цитируя Резаи Вали). В частности, Моин (1974) утверждал, что не существует никаких пассивных конструкций в современном персидском языке и все те конструкции, что называются пассивными, на самом деле являются непереходными. На основе исторического развития персидского языка и согласно тому факту, что предлоги, расположенные перед производителем в подобных конструкциях выражают орудие действия и субьектом, он делает вывод, что таких структур не может быть в персидском языке [15, 20].

Рассматривая пассивные конструкции с вспомогательным глаголом «шодан», Вахиди-е Лангруди такие конструкции называет не пассивными, а составными глаголами. Он утверждает, что вспомогательный глагол «шодан» относится к легким глаголам (сабок), и, поскольку названные глаголы обладают неполным смысловым содержанием, они должны быть объединены для создания составного сказуемого, должен существовать еще неспрягаемый элемент, в роли которого может выступать причастие прошедшего времени или имя прилагательное и существительное. [4, 76].

Среди филологов и лингвистов, утверждающих отсутствие пассивных конструкций в персидском языке, можно также указать на Хайампура. Он рассматривал такие конструкции как неполные глаголы. Тем не менее, подавляющее большинство лингвистов и филологов, в том числе, Анвари, Гиви, Парван, Омрани, Дабирмоггам, Натал-Ханлари, Хгвин, Вахидийан-камйар, подтвердили существование пассивных конструкций в персидском языке. Натал-Ханлари в своей книге «Грамматика персидского языка» о пассивных глаголах писал так: «пассивными являются те глаголы, которые в предложении выступают в роли объекта действия [11, 83–86]. В книге «Пять преподавателей» пассивные глаголы также определены, исходя из отношения глагола к субъекту или к объекту [7, 124].

В русском языке ситуация со страдательным и действительным залогами аналогична ситуации с таковыми в персидском языке. Вопрос о залоге в русском языке, как и в персидском, является одним из спорных. Разногласия вызывают вопросы о причинах наличия или отсутствия подобных конструкций,  виде глагола, его управлении. Как и в персидском, в русском языке существуют структуры, не являющиеся пассивными глаголами, хотя и  аналогичны таковым (хочется, спится). О залоге в русском языке Тихонов писал так: «С переходностью и непереходностью глаголов тесно связана категория залога. Залоговые формы глагола выражают отношения действия к субъекту или к объекту [17, 344]. Глаголы могут выступать в активной и пассивной синтаксических конструкциях. В активной (рабочие строят дом) конструкции подлежащее называет действующее лицо, сказуемое — действие, а прямое дополнение в винительном падеже без предлога — объект. Пассивная (дом строится рабочими) конструкция содержит подлежащее, называющее объект, сказуемое, называющее действие, и косвенное дополнение в творительном падеже, называющее действующее лицо. Глаголы, выступающие в пассивной конструкции, называются глаголами страдательного залога, а в конструкциях, подлежащее которых называют объект, глагол имеет действительный залог [16, 232–233].

Изучение страдательного залога в персидском языке.

Более точное и широкое исследование пассивных конструкций в современном персидском языке требует особого внимания лингвистов и филологов. Несмотря на то, что и те и другие в своих работах отчасти затрагивали данный вопрос, качество имеющихся письменных материалов можно охарактеризовать как низкое. Абд-ал-азим Гариб и его коллеги в своей книге «Пять преподавателей» рассмотрели вопрос кратко, и уделяли внимание только форме глагола. В тексте они дали такое определение пассивному и активному глаголам: «Активными глаголами являются те, что отнесены к объекту, а пассивные же относятся к субъекту. Такие глаголы называются глаголами страдательного залога в силу того, что субъект (производитель действия) не определен [7, 124]. Другие филологи и лингвисты, такие как Батени, Мешкат-ал-Дини, Натал Ханлари, также кратко подвергали изучению вопрос пассивных конструкций и дали такое же определение, как и предыдущие исследователи. Все эти авторы подчеркивали существование пассивных конструкций, однако классифицировали их по-разному. Мешкат-ал-дини называет пассивной структурой сочетание страдательного причастия с вспомогательным глаголом «шодан» [10, 54]. С другой стороны, некоторые лингвисты и филологи, такие как Ватени [1, 136], Вахидийан-камйар [5, 42–46] и Парван [13,41–44], выделяют для данной категории, кроме вышеупомянутой, еще и несколько других разновидностей. Одной из них, в частности, являются глаголы 3-его лица множественного числа. Некоторые филологи и лингвисты рассматривали как вариант пассивной конструкции превращение переходного глагола в непереходный [12, 73; 19, 56]. В данных составных глаголах с вспомогательным глаголом «кардан, کردن», глагольный элемент превращается в вспомогательный глагол «шодан». Другим вопросом, который следует отметить, является то, что некоторые филологи и лингвисты, в том числе, Хаг-бин кроме пассивной конструкции выделяли для персидского языка еще и иную структуру под названием «средней конструкции». Хаг-бин  пишет об этом так: «В персидском языке, как и во многих других языках мира, существуют три залоговые разновидности: пассивная, активная и средняя. Средние конструкции в персидском языке, содержат тот же вопрос, что и пассивные. Средние глаголы с морфологической точки зрения имеют сходство с активными, но по смыслу и синтаксически сходны с пассивными» [21, 141].

Исходя из вышеизложенного, подавляющее большинство филологов и лингвистов считает, что в персидском языке существуют пассивные конструкции, некоторые же отрицают наличие таких структур в персидском языке, рассматривая наличие данных конструкций в других языковых категориях. Таким образом, выдвигается вопрос, существует ли или нет в персидском языке пассивные конструкции? С целью доказательства своего утверждения о существовании в персидском языке пассивных конструкций, Вахидийан- камйар подвергал рассмотрению страдательное причастие.

То, что во многих работах называется страдательным причастием, образуется в результате сочетания основ форм прошедшего времени глаголов и суффикса –ه (-x). Вахидийан- камйар в своей статье «Изучение страдательного причастия и его важность в персидском языке» делит страдательные причастия на разные типы [5, 63–67]. Первая разновидность используется в образовании глагольных форм прошедшего времени. Такие конструкции (ساخته-построенный, دیده-увиденный) в персидском языке не только не относятся к прилагательным, но и не употребляются самостоятельно. Такие страдательные причастия образуются от некоторых переходных глаголов. Следует отметить, что такие конструкции также используются в образовании пассивных конструкций в персидском языке. Другой разновидностью страдательных причастий являются те, которые относятся к прилагательным и могут быть употреблены самостоятельно. Во многих случаях эти конструкции также могут переходить в существительные (пример 1). Кроме того, причастия данной группы могут быть использованы в предложениях в функции именной части составного сказуемого (пример 2).

1.                     چهره اش گرفته است. (گرفته: прилагательное, именная часть составного сказуемого в смысле мрачное)- чехре-аш герефте аст;

2.                     دیده اش از اشک پر شد. (دیده: существительное, глаза)- диде-аш аз ашк пор шод;

Таким образом, в соответствии с вышесказанным можно заключить, что страдательные причастия в персидском языке можно разделить на две группы. К первой группе относятся те страдательные причастия, которые в сочетании с глаголом-связкой являются именной частью составного сказуемого. Вторая группа страдательных причастий в сочетании с вспомогательным глаголом «شدن — шодан» используется в образовании пассивных конструкций.

Рассмотрев страдательные причастия, Вахидийан-камйар определил и другие отличия двух данных типов страдательных причастий. Они заключается в том, что страдательные причастия, употребляемые в роли именной части составного сказуемого, как качественные прилагательные часто могут сочетаться с суффиксом –تر (-тар) и образуют формы сравнительной степени: آهن گداخته تر شد. — Ахан годахте-тер шод; (железо стало более расплавленным). Однако, в том случае, если причастие будет использовано в образовании пассивных конструкций, оно не может сочетаться с суффиксом –تر и образовать форму сравнительной степени. Чтобы показать атрибутивность страдательных причастий, автор определил другое более точнее правило; это сопутствие данных причастий определяемым словам [6,43 и 45].

Говоря о пассивных конструкциях в большинстве языков мира, следует отметить такую особенность как сокрытие реального субъекта действия. Иными словами, это незначимость функции субъекта, производящего действие и выделение функции объекта, на которого направленно действие. [13, 41]. Учитывая роль пассивных конструкций, филологи, такие как Вахилийан- камйар, Парван, Резайи, Сахраий, Мансури и Каземи-нахад выделяют три грамматические формы пассивных конструкций: главная форма пассивных конструкций, безличные глаголы и неопределенно-личные глаголы (3-его лица множественного числа). Некоторые из филологов и лингвистов, такие как Батени, Нобахар, Фаршидвард, также выделяют другой тип пассивных конструкций: превращение переходных глаголов в непереходные. Следует отметить, что Фаршидвард такую разновидность пассивных конструкций называет глаголами страдательного залога с короткими пассивными причастиями [18, 270–271].

Типы пассивных конструкций в персидском языке.

Самой известной в персидском языке является первая группа пассивных конструкций. В персидском языке, в большинстве случаев, пассивные конструкции образуются от переходных глаголов с прямым дополнением. Следует отметить, что существуют некоторые исключения. В некоторых случаях пассивные конструкции могут быть образованы и от других типов переходных глаголов. Также можно образовывать пассивные конструкции в трехкомпонентных и четырехкомпонентных предложениях с косвенным дополнением или именной частью составного сказуемого; например:

دانشجویان از کتابخانه بازدید کردند. (активная, трехкомпонентное предложение с косвенным дополнением)- Студенты посетили библиотеку.

از کتابخانه بازدید شد. (пассивная, косвенное дополнение)- Библиотека была посещена.

آن ها به حمید دانشمند محله می‌گفتند. (четырехкомпонентное предложение с косвенным дополнением и именной частью составного сказуемого) - Они называли Хамида ученым в квартале.

به حمید دانشمند محله می گفتند. (пассивная, косвенное дополнение и именная часть составного сказуемого) — Хамид был назван ученым в квартале.

Косвенное дополнение и именная часть составного сказуемого в данных предложениях ближе по смыслу к объекту, чем к дополнению и именной части составного сказуемого.

Процесс образования таких пассивных конструкций в персидском языке осуществляется в следующем порядке:

1.             исключение подлежащего активного предложения;

2.             исключение знака объекта (را-ра);

3.             объект действительного оборота выступает в позиции подлежащего страдательного оборота;

4.             образование страдательного причастия от основного глагола действительного оборота;

5.             образование от инфинитива вспомогательного глагола «شدن» (шодан) спрягаемой формы и согласование ее с подлежащим страдательного оборота; Например:

Али разбил стекло - علی شیشه را شکست - активная конструкция.

Стекло разбито - شیشه (توسط علی) شکسته شد. - пассивная конструкция.

Как наблюдается в примере активной конструкции, Али выступает в роли подлежашего, и объект — شیشه. В пассивном конструкции علی (подлежашее активного предложения) и را (знак объекта) исключены и شیشه (объект активного предложения) появляется в функции подлежащего пассивного предложения. От глагола активного предложения образовано страдательное причастие — شکسته, а затем, к страдательному причастию прибавлена спрягаемая форма вспомогательного глагола «شدن» (шодан). Спрягаемая форма вспомогательного глагола «شدن» (шодан) должна быть согласована с новым подлежащим.

Следует отметить, что в персидском языке подлежащее активного предложения может быть употреблено в пассивных конструкциях при помощи предлогов توسط، به کمک، به وسیله ی، از طریق،....

В персидском языке от статических глаголов, таких как «داشتن» (даштан) и их сочетаний, не может быть образована пассивная конструкция, поскольку подлежащее в данных конструкциях не выступает в роли субъекта, производящего действие. Объект в предложениях с данными глаголами не является объектом активного действия. Например:

У Али интересная книга. — (دارد: статический глагол) علی کتاب جالبی دارد.

- Али очень любит свою мать.(دوست دارد: статический глагол) علی مادرش را بسیار دوست دارد.

От однокоренных глаголов, переходных и непереходных, среди которых переходный глагол образуется при помощи суффикса — اند (-анд) от непереходных, не всегда может быть образована пассивная конструкция. Иначе говоря, от непроизвольных переходных глаголов в персидском языке не образуется пассивная конструкция. Однако она может быть образована иным способом. Например: в таких случаях, может быть использованы непереходные глаголы [20, 76].

Сильная жара высушила цветы (активная конструкция) - گرمای شدید گل ها را پژمراند

Цветы завяли из-за сильной жары (использование непереходного глагола вместо глагола страдательного залога)  - گل ها (از گرمای شدید) پژمرانده شدند

Кроме того, в персидском языке от глаголов с возвратным местоимением в функции прямого дополнения — خود и خویشتن (себя) в предложениях не может быть образована пассивная конструкция. Например:

Я увидела себя в зеркале. - من خود را در آینه دیدم. 

В персидском языке большое количество составных глаголов. Образование пассивных конструкций от составных глаголов различается по типам. Данные глаголы образованы в результате сочетания либо существительных, либо прилагательных с глаголами, в том числе, کردن (кардан), ساختن (сахтан), قرار دادن (гарар- дадан),.... Дабирмогадам о составных глаголах писал так: «составной глагол состоит из сочетания либо существительного, либо прилагательного либо предложно-падежной конструкции с вспомогательным глаголом. Вспомогательными глаголами являются بودن — будан, شدن — шодан, ریختن — рихтан, انداختن — андахтан, ساختن — сахтан, رساندن — ресандан, نمودن — немудан, بردن — бордан, نهادن — нахадан,.».. [цитируя 20, 72]. По словам Дабирмогадама составные глаголы могут быть классифицированы следующим образом:

1.                   имя прилагательное + вспомогательный глагол کردن — кардан: شاد کردن — шад кардан, پر کردن — пор кардан, گم کردن — гом кардан;

2.                   имя существительное + вспомогательный глагол; данная группа составных глаголов содержит различные разновидности вспомогательных глаголов:

-        имя существительное + вспомогательный глагол کردن — кардан: تهدید کردن — тахдид кардан;

-        имя существительное + вспомогательный глагол زدن — задан: گول زدن — гул задан; آتش زدن — аташ задан;

-        имя существительное + вспомогательный глагол گرفتن — герефтан: تحویل گرفتن — тахвил герефтан;

-        имя существительное + вспомогательный глагол دادن — дадан: تحویل دادن — тахвил дадан; توضیح دادن — тозих дадан;

-        имя существительное + вспомогательный глагол کشیدن — кешидан: جارو کشیدن — джару кешидан, خط کشیدن — хат кешидан;

3.                     предложно-падежные конструкции + вспомогательный глагол: از میان برداشتن — аз-мийан-бардаштан; از بین بردن — аз-бейн-бордан; به آتش کشیدن — бе аташ кешидан;

Как упоминалось выше, механизм образования глаголов страдательного залога от составных глаголов несколько отличается от простых глаголов. Фаршид-вард выделяет два способа образования пассивной конструкции от составных глаголов:

-        глаголы страдательного залога с полным страдательным причастием;

-        глаголы страдательного залога без страдательного причастия [18, 270].

Первый тип глаголов страдательного залога подобно простым глаголам, является результатом сочетания полного страдательного причастия с вспомогательным глаголом شدن — шодан, например:

تحویل داد — тахвил дад ← تحویل داده شد –;тахвил дад-е шод

В персидском языке существует другая группа составных глаголов, от которых не может быть образовано страдательное причастие. Эта группа включает в себя большинство составных глаголов с вспомогательным глаголом کردن — кардан. Фаршид-вард назвал данную группу глаголов страдательного залога без страдательного причастия краткими глаголами страдательного залога [18, 271]; Например:

دعوت کردن — дават кардан ← دعوت شدن –;дават шодан

اخراج کردن — эхрадж кардан ← اخراج شدن -.эхрадж шодан

Для образования глагола страдательного залога от составного глагола со вспомогательным глаголом «کردن» (кардан), данный вспомогательный глагол опущен и к именной части (прилагательное, существительное, предложно-падежные конструкции) прибавляется вспомогательный глагол «شدن» (шодан).

В некоторых случаях в целях образования глагола страдательного залога в персидском языке используются иные способы, кроме способа - (причастие+ вспомогательный глагол «شدن» (шодан). В вышеуказанном способе употребляется глагольное сочетание «مورد... قرار گرفتن-» (моред-е... гараг герефтан); например:

وزیر علوم، تحقیقات و فناوری از دانشگاه تهران بازدید کرد. (активная конструкция) — Вазир-е олум, тахгигат ва фанавари аз данешгах-е Тегеран баздид кард. Министр науки, исследований и технологий посетил Тегеранский университет.

از دانشگاه تهران بازدید شد. (пассивная конструкция) — Аз данещгах-е Тегеран баздид шод. Тегеранский университет был посещен.

دانشگاه تهران مورد بازدید قرار گرفت. (пассивная конструкция) — Данещгах-е Тегеран моред-е баздид гараг герефт. Тегеранский университет посещен.

Кроме того, чтобы в персидском языке образовать пассивную конструкцию от другой группы глаголов с вспомогательным глаголом «مورد... قرار دادن-» (моред-е... гараг дадан) используется вспомогательный глагол «مورد... قرار گرفتن» (моред-е... гараг герефтан); например:

مورد انتقاد قرار دادن — моред-е энтегад гарар дадан ←مورد انتقال قرار گرفتن — моред-е энтегад гарар герефтан;

مورد تجزیه و تحلیل قرار دادن — моред-е таджзие ва тахлил гарар дадан ← مورد تجزیه و تحلیل قرار گرفتن -;моред-е таджзие ва тахлил гарар герефтан

Среди некоторых иранских филологов бытует неверное мнение о том, что  некоторые непереходные глаголы являются залоговой парой однокоренных переходных глаголов.

Например:

گول زدن — гул-задан (активная конструкция) ← گول خوردن- гул-хордан (пассивнаяконструкция)؛

شکست دادن — (активная конструкция) шекаст-дадан← شکست خوردن — (пассивная;конструкция) шекаст-хордан

Следует отметить, что хотя и вышеуказанные глаголы с формальной точки зрения не являются пассивными, однако, с точки зрения исполняемой функции данные глаголы могут выступать в пассивной роли. Некоторые иранские лингвисты и грамматисты, такие как Батени и Нобахар назвали такие группы глаголов تغییر تعدی- тагйр-е таади (т. е. от переходности к непереходности) [15, 28].

Иная группа, которую подвергают рассмотрению как пассивную конструкцию, некоторые лингвисты и филологи, является неопределенно-личной. В таких конструкциях отсутствует подлежащее, и глагол употреблен в третьем лице множественного числа [13, 41]. Хотя и в данных конструкциях порядок образования страдательного залога не соблюден, но, лингвисты и филологи, такие как Вахидян-камяр, Батини, Нобахар, и Парван, называли их пассивными. Нобахар считает, что для пассивных конструкций не всегда характерна собственная форма глаголов страдательного залога, и отсутствие подлежащего является знаком пассивной конструкции [12, 32].
            Например:

ماشین را دزدید. — Машин ра доздиданд. — Украли машину. (пассивная конструкция: объект + знак объекта-را-ра + глагол в третьем лице множественного числа)

کشور را ویران کردند. — Кешвар ра виран карданд. — рузрушили страны. (пассивная конструкция: объект + знак объекта-را-ра + глагол в третьем лице множественного числа)

Пассивные конструкции в персидском языке употребляются  в трех временных формах: настоящей, прошедшей, будущей. В настоящем времени (مضارع — мозарэ) у глаголов страдательного залога существует три разновидности:

مضارع اخباری (мозарэ эхбари): страдательное причастие + суффикс می (ми)+ корень формы настоящего времени (مضارع — мозарэ) вспомогательного глагола «شدن — шодан» + окончание (-م,-ی,-د, -یم,-ید,-ند); например:

این طرح در آینده‌ی نزدیک اجرا می‌شود. — Ин тарх дар айандех наздик эджра мишавад. — этот план выполняется в ближайшем будущем.

مضارع مستمر (мозарэ мостамэр): (-م,-ی,-د, -یم,-ید,-ند)دار- + -дар- + страдательное причастие + (суффикс می (ми)+ корень формы настоящего времени (مضارع — мозарэ) вспомогательного глагола «شدن» (шодан)  + окончание (-م,-ی,-د, -یم,-ید,-ند)); например:

این طرح توسط اداره ی آموزش و پرورش دارد اجرا می‌شود؛ — Ин тарх тавасот-э эдарех амузеш ва парвареш дарад эджра мишавад. — Этот план выполняется учреждением просвещения и воспитания.

مضارع التزامی (мозарэ элтезами): модальные слова (می بایست — мибайест- нужно, должно, نباید — набайад — нельзя, توانستن — таванестан- мочь и т. д.) + страдательное причастие + корень формы настоящего времени (مضارع — мозарэ) вспомогательного глагола «شدن» (шодан)  + окончание (-م,-ی,-د, -یم,-ید,-ند); например:

این طرح می‌بایست توسط کارشناسان مجرب اجرا شود. — Ин тарх мибайест тавасот-э каршенасан моджараб эджра шавад.- Этот план должен выполняться (будет выполнен) квалифицированными специалистами.

Кроме того, в прошедшем времени выделяются пять разновидностей глагольных временных форм страдательного залога:

ماضی ساده (мази садэ): страдательное причастие + корень глагольной формы прошедшего времени вспомогательного глагола «شدن» (шодан) + глагольное окончание прошедшего времени (-م,-ی,Ø, -یم,-ید,-ند); например:

سربازان زیادی در جنگ کشته شدند؛ — сарбазан-е зияди дар джанг кошт-е шоданд. — многие солдаты погибли в войне;

ماضی استمراری (мази эстемрари): страдательное причастие +(суффикс می (ми) + корень глагольной формы прошедшего времени вспомогательного глагола «شدن» (шодан)  + глагольное окончание прошедшего времени (-م,-ی,Ø, -یم,-ید,-ند); например:

هر ساله تعداد بسیاری از کودکان در اثر جنگ و خونریزی کشته می شدند؛ — хар сал-е тэдад-е бесяри аз кудакан дар асар джанг ва хунризи кошт-е ми-шоданд. — Каждый год многие из детей погибали в войне.

ماضی نقلی (мази тагли): страдательное причастие + корень глагольной формы прошедшего времени вспомогательного глагола «شدن — шодан» + -ه: -е + глагольное окончание (-ام,-ای,است, -ایم,-اید,-اند); например:

این سربازان در جنگ کشته شده اند. — Ин сарбазан дар джанг кошт-е шод-е -анд. — эти солдаты погибнуты в войне.

ماضی مستمر (мази мостамер): (-م,-ی,-د, -یم,-ید,-ند)داشت- + -дашт- + страдательное причастие + (суффикс می (ми) + корень глагольной формы прошедшего времени вспомогательного глагола «شدن — шодан» + -ه: -е + глагольное окончание (-م,-ی,Ø, -یم,-ید,-ند); например:

کتاب داشت توسط دانشمند بزرگ نوشته می شد. — Кетаб дашт тавасот-е данешманд-е бозорг невешт-е ми-шод. Книга писалось великим ученым.

ماضی بعید (мази ваид): страдательное причастие + корень глагольной формы прошедшего времени вспомогательного глагола «شدن — шодан» + -ه: -е + корень вспомогательного глагола «بودن — будан» + глагольное окончание прошедшего времени (-م,-ی,Ø, -یم,-ید,-ند); например:

نامه توسط مریم نوشته شده بود. — Наме тавасот-е марйам невешт-е шод-е буд. -. Письмо было написано Марией.

Кроме того, в персидском языке можно образовать глаголы страдательного залога будущего времени (مضارع مستقبل — мозаре мостагбал) от глаголов действительного залога; например:

این طرح توسط کارشناسان مجرب اداره‌ی آموزش و پرورش اجرا خواهد شد. — Ин тарх тавасот-э каршенасан-е моджараб-е эдарех амузеш ва парвареш эджра хахад шод. — Этот план будет выполнен квалифицированными специалистами учреждения просвещения и воспитания.

Пассивные конструкции в русском языке и сравнительный анализ их с пассивными конструкциями в персидском языке.

Грамматическая категория залога и в русском языке является одним из спорных вопросов. Русские лингвисты и филологи по-разному рассмотривали глагольную категорию залога. Некоторые исследователи, в том числе, Ломоносов и Буслаев рассматривали категорию залога как грамматическую категорию, выражающую отношение действия к объекту. Это будет приведено к тождеству грамматической категории залога и лексико-грамматического разряда переходности и непереходности глаголов. Согласно изложенному мнению одним их отличительных свойств активной и пассивной конструкций является наличие постфикса «ся» у глаголов. В трудах Аксакова и Фортунатова можно наблюдать другое описание грамматической категории залога. Фортунатов говорит о залогах как глагольных формах, которые выражают отношение действия к субъекту. В данном определении формальным показателем залога является аффикс -ся, поэтому выделяются два типа залога — возвратный и невозвратный. Подвергая рассмотрению грамматическую категорию залога, Ф. Ф. Фортунатов отказывается от отождествления залога и переходности-непереходности, однако, отмечает связь залоговых значений со значениями переходности-непереходности. Другие языковеды, как А. А. Потебня и А. А. Шахматов, при рассмотрении залога, указывают на субъектно-объектные отношения, и учитывает признак переходности-непереходности и выделяют три разновидности залога — действительный, страдательный, возвратный [3, §184].

Слово залог происходит от греческого слова диатез, имеющего значение «распределение, размещение». Залогом является грамматическая категория глагола, указывающая на то, как распределяется между подлежащим и прямым дополнением выражение субъектно-объектного значения глагола в предложении [8, 162].

Валгина так объясняет залог: «Грамматической категорией залога называется глагольная категория, которая выражает отношение действия к субъекту (производителю действия) и объекту действия (предмету, на который направлено действие). Она считает основными залогами действительный, средневозвратный и страдательный [3, §186-§187].

Учитывая вышеизложенное, в русском языке, как в персидском языке существует пассивная конструкция. В русском языке данные конструкции, как и в персидском, в большинстве случаев соответствуют своим родственным глаголам действительного залога. Другими словами, глаголы страдательного залога могут быть образованы от соответствующих глаголов действительного залога.

У подавляющего большинства глаголов в русском языке существует оба залога (строить — строиться(. Однако, в русском языке как в персидском языке существуют глаголы, имеющее только одну форму залога, либо страдательного залога, либо действительного залога. В русском языке можно образовать глаголы страдательного залога только от переходных глаголов. Возвратные и невозвратные глаголы с косвенным дополнением в русском языке имеют только форму действительного залога.

Возникает вопрос о том, существуют ли в русском языке глаголы, являющиеся только пассивными? В ответе на данный вопрос, Белошапкова указывает на глагол «сниться» и сравнивает данный глагол с его синонимом — «видеть сон». Так как глагольные формы глагола «сниться» способны сочетаться с формой именительного падежа и между тем, данная форма имеет объектное значение, на который направлено действие. Кроме того, в русском языке не существует глагол «снить». Таким образом, данный глагол принадлежит к страдательному залогу и не имеет форм действительного залога. Следовательно, хотя группа таких глаголов в русском языке малочисленна, однако, можно утверждать наличие глаголов только страдательного залога в русском языке. Некоторые из этих глаголов можно перечислить: «казаться», «показаться», «сниться», «присниться», «нравиться», «понравиться», «чудиться», «почудиться» [2, 554–555].

Разновидности пассивных конструкций в русском языке.

Как и в персидском языке, в русском языке, отсутствие подлежащего в предложении служит причиной пассивности конструкции. Белошапкова писала об этом: «те глагольные формы, которые могут сочетаться с существительными в форме именительного падежа, не имеющими субъектного значения, называются формами страдательного залога, а глагольные формы, не имеющие хотя бы одного из вышеизложенных условий, называются формами действительного залога» [2, 551].

Одним из основных признаков глаголов страдательного залога в русском языке является постфикс –ся. Однако, как и в персидском языке вспомогательный глагол «شدن — шодан» не всегда является признаком пассивности, в русском языке постфикс –ся не всегда свидетельствует о пассивности глагола; Например: Катать — кататься. Обе глагольные формы в вышеуказанном примере являются глаголами действительного залога.

Пассивная конструкция в русском языке, как и в персидском, обладает различными типами. Данные конструкции в русском языке могут быть образованы по-разному. В русском языке по причине наличия видового противопоставления глаголов (несовершенный вид и совершенный вид), глаголы страдательного залога также образуются при помощи двух способов: образование формы страдательного залога от глаголов несовершенного вида при помощи постфикса «–ся» (строится) и образование формы страдательного залога от глаголов совершенного вида при помощи образования краткой формы страдательного причастия (построен, -а, -о, -ы).

Для образования формы страдательного залога от глаголов несовершенного вида в русском языке используется постфикс «-ся». Процесс образования формы страдательного залога от глаголов несовершенного вида в русском языке осуществляется подобно тому, как это делается в персидском языке. Для образования формы страдательного залога от таких глаголов, на первоначальном этапе необходимо исключить подлежащее активного предложения; потом объект активного предложения появляется в функции подлежащего пассивного предложения; форма страдательного залога от глагола активного предложения образуется прибавлением к глаголу действительного залога постфикса «–ся»; а затем нужно согласовать по роду и числу глагол страдательного залога с новым подлежащим. В пассивных конструкциях подлежащее активной конструкции может быть употреблено в творительном падеже без предлога. Это является главным показателем пассивности предложения; например:

Ученики выполняют задание. (активная конструкция)

Задание выполняется учениками. (пассивная конструкция)

Следует отметить, что образование формы страдательного залога от глаголов совершенного вида в русском языке при помощи постфикса «–ся» невозможно за исключением редких случаев. Из этой группы исключаются такие глаголы, как «сменить», «покрыть», «осветить». От перечисленных глаголов можно образовать формы страдательного залога прибавлением постфикса «–ся» [14, 487]; Например: Поля покрылись снегом.

Следует уделять особое внимание вопросу от том, что постфикс «-ся» не только характерен для глаголов страдательного залога, но и многие другие глаголы в русском языке также имеют постфикс «-ся» в своей структуре. Постфикс «-ся» в этих глаголах имеет иное значение. В данную группу включаются безличные и возвратные глаголы; Например: постфикс –ся в глаголах спится и одеваться является показателями безличности и возвратности.

Вторая группа глаголов страдательного залога образуется от глаголов совершенного вида. Для образования таких форм страдательного залога необходимо образовать краткую форму страдательного причастия прошедшего времени от глаголов совершенного вида. Страдательное причастие прошедшего времени образуются от основы неопределенной формы или прошедшего времени при помощи следующих суффиксов:

-        если основа неопределенной формы или прошедшего времени заканчивается на гласный, то используются суффиксы  -нн- или -т-; например: прочита-нн-ый, взя-т-ый;

-        если основа неопределенной формы или прошедшего времени заканчивается на согласный или на -и- (за исключением некоторых случаев), то используется -енн-; Например: изуч-енн-ый.

Следует отметить, что от небольшого количества глаголов несовершенного вида можно образовать страдательное причастие. Страдательное причастие от глаголов несовершенного вида образуется прибавлением суффикса «–ем» к основе форм настоящего времени глаголов первого спряжения и суффикса «–им» к основе форм настоящего времени глаголов второго спряжения. Данные конструкции больше всего употребляются в художественных текстов: Мать любима дочерью.

В отличие от персидского языка, неопределенно-личные предложения в русском языке не считаются пассивными, но относятся к активным конструкциям [9, 244].

По соседству с ними строят дом. (неопределено-личное предложение, активная)

در همسایگی آن ها خانه می سازند. — Дар хамсаеги-е анха ханэ ми-сазанд. (неопределено-личное предложение, пассивная)

Глаголы страдательного залога в русском языке употребляются в разных временных формах. Глагольные формы страдательного залога, образованные от глаголов несовершенного вида употребляются в формах настоящего и прошедшего времени, а глаголы страдательного залога, образующиеся от глаголов совершенного вида, имеют формы прошедшего и будущего времени. о глаголах совершенного вида, формы страдательного залога прошедшего и будущего времени образуются при помощи вспомогательного глагола быть; например:

Задание выполняется учеником.تمرین توسط دانش آموز (دارد) انجام می‌شود.

Задание выполнялося учеником.تمرین توسط دانش آموز (داشت) انجام می‌شد.

Задание выполнено учеником. تمرین توسط دانش آموز انجام ‌شد (شده است).

Задание было выполнено учеником. تمرین توسط دانش آموز انجام ‌شده بود.

Задание будет выполнено учеником.تمرین توسط دانش آموز انجام خواهد ‌شد.

Заключение

-          В русском языке, как и в персидском, существуют пассивные конструкции. Пассивные конструкции в персидском языке разнообразнее чем в русском.

-          Принятым средством образования глаголов страдательного залога в персидском языке является вспомогательный глагол «شدن» (шодан), а в русском языке — постфикс «-ся». Также средствами образования страдательных конструкций являются суффиксы «-ем», «-им», «-енн-», «-нн-», «-т-».

-          В отличие от мнения некоторых иранских лингвистов, неопределенно-личные предложения в русском языке не считаются пассивными, а данные предложения относятся к активным односоставным конструкциям.

-          Как и в персидском языке вспомогательный глагол «شدن» (шодан) не всегда является признаком пассивности, в русском языке постфикс «–ся» не всегда свидетельствует о пассивности глагола. Постфикс «-ся» в структуре некоторых других глаголов имеет либо значение безличности, либо значение возвратности. В таких конструкциях определяющим фактором является способ сочетаемости глагола с субъектом и объектом.

-          Как и в персидском языке, в русском также невозможно образование форм страдательного залога от всех переходных глаголов. В русском языке пассивные конструкции образуются только от переходных глаголов с прямым дополнением. Однако, в персидском языке кроме данных переходных глаголов, пассивные конструкции в некоторых случаях могут быть образованы от других типов переходных глаголов. В персидском языке, также можно образовать пассивные конструкции в трехкомпонентных и четырехкомпонентных предложениях с косвенным дополнением или именной частью составного сказуемого;

-          В русском и персидском языках (за исключением неопределенно-личных предложений) сказуемое в активных и пассивных конструкциях согласуется по роду и по числу с подлежащим.

Литература:

1.         Батини Мохаммад Реза. (1985). Описание грамматической структуры персидского языка. 3-ое издание. Тегеран: издательство «Амир кабир».

2.         Белошапкова В. А. (2003). Современный русский язык. Москва: издательство «Азбуковник».

3.         Валгина Н. С., Розенталь Д. Э. (2002). Современный русский язык. Москва: «Логос».

4.         Вахиди Лангриди Мохаммад Мехди. (1998). пассивные конструкции с глаголом «شدن — шодан» в персидском языке. журнал «Модарес». № 7.

5.         Вахидян-камяр Таги. (1997). Рассмотрение страдательного причастие и значение их в персидском языке. журнал «языкознание». № 18.

6.         Вахидян-камяр Таги. (2005). Существует ли в персидском языке пассивные конструкции?. журнал «персидская литература исламского университета Азад Мешхед». № 7 и 8.

7.         Гариб Абдул-ал-азим и другие. (1994). Грамматика персидского языка (Пандж остад). Тегеран: «Тахид».

8.         Камынина А.А (1999). Современный русский литературный язык. Москва: «московский университет».

9.         Лекант П. А. (2004). Современный русский литературный язык. Москва: «Высшая школа».

10.     Мешкат-ал-дини Мехди. (2009). Грамматика персидского языка (слова и словосочетания). Тегеран: «Самт».

11.     Натал- Ханлари Парвиз. (1985). Грамматика персидского языка. Тегеран: «Тус».

12.     Нобахар Мехрангиз. (1993). Практическая Грамматика персидского языка. Тегеран: «Рахнатма».

13.     Парван Хосейн. (2002). Новый подход к пассивным конструкциям. Журнал «общественные и гуманитарные науки ширазского университета». № 1.

14.     Пулькина И. М. (1968). Учебник русского языка. Москва: «Высшая школа».

15.     Резаи Вали. (2010). Новый подход к пассивным конструкциям. Журнал «лингвистическое исследование». № 1.

16.     Розенталь Д. Э., Голуб И. Б., Теленкова М. А. (2005). Современный русский язык. Москва: «Аирис пресс».

17.     Тихонов А. н. (2003). Современный русский язык. Москва: «Цитадель-Трейд».

18.     Фаршид-вард Хосро. (2009). Краткая грамматика на основе нового языкознания. Тегеран: Голранг-е Йкта.

19.     Хаг-бин Фаридех. (1991). Анализ структуры глаголов в персидском языке. диссертация на соискание учебной степени магистратуры филологических наук. Тегеранский университет.

20.     Хаг-бин Фаридех. (2003). Рассмотрение переходных глаголов в персидском языке. научно- исследвательский журнал «гуманитарные науки» университета Ал-захра. № 13 и 14.

21.     Хаг-бин Фаридех. (2004). Средний залог глаголов в персидском языке. журнал «литература и гуманитарные науки» мешхедский университет И. М. Фердоси. № 3.

22.     Хайам-пур Абд-ал-расул. (1983). Грамматика персидского языка. Табриз: «Кетаб-форуши-е Тегеран».

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle