Библиографическое описание:

Яргин С. В. О механизмах эстетического восприятия // Молодой ученый. — 2014. — №1. — С. 727-730.

Приобщение к классическому искусству требует усилий и затрат времени. В связи с этим, большое значение имеет понимание механизмов развития эстетического восприятия. Одним из таких механизмов служит психологический феномен дежа-вю (уже видел), то есть, узнавание ранее виденного. Мы воспринимаем красоту горного пейзажа, потому что с детства видели фотографии и картины с изображением горных видов, каждый раз с подтекстом, что это — красота. Затем, проезжая по дороге мимо горы Казбек, происходит узнавание знакомой картины. Эстетическое восприятие зависит от количества и качества накопленных в памяти образов [1], поэтому его можно развивать: просматривать художественные альбомы, посещать выставки и музеи.

Эстетическое восприятие складывается из нескольких компонентов. Во-первых, узнавание ранее виденного: мыслительное усилие, вознаграждаемое успехом. Во-вторых, самовнушение, что это — красота, то есть, «сознательное преобразование подсознательного» [1]. В третьих, в деле эстетического восприятия может участвовать алкоголь как усилитель эстетического восприятия или, наоборот, «анестетик», к которому часто прибегают души малой емкости, плохо переносящие красоту мироздания. Участие алкоголя в эстетическом восприятии можно показать на следующем примере: приехав на берег моря, многие лица инстинктивно идут в магазин, покупают бутылку сухого вина и распивают ее на берегу. Эстетическое восприятие морского вида при этом усиливается. Однако если прием алкоголя продолжить, эстетическое восприятие может вновь уменьшиться. Лицам социально адаптированным, имеющим ученые степени и звания, следует рекомендовать посещение прибрежных кафе и ресторанов, в которых сегодня недостатка нет, нежели пить из горлышка на пляже.

То же самое касается некоторых других напитков. Например, трехзвездочный коньяк в семидесятые годы бывал хорошего качества, по запаху напоминая раздавленных клопов или нагретую резину (медицинскую трубку), о которой напоминал незабываемый болгарский коньяк «Слънчев бряг». Поначалу пахнет клопами, а затем происходит узнавание знакомого аромата и букета, при этом возникает феномен дежа-вю или, точнее, дежа-бю (уже пил). Подобно классической музыке, чтобы по достоинству оценить коньяк, нужно иметь некоторый опыт его употребления. Кроме того, употребление коньяка и прочих дорогих напитков служит средством подтверждения социального статуса, что усиливает положительный эмоциональный фон при их употреблении. Позже качество коньяка снизилось, а после антиалкогольной кампании (1985–88 гг.) в коньячных бутылках нередко продавали суррогаты (Заметим в скобках, что производящиеся за пределами Франции имитации коньяка правильнее называть бренди). Во время антиалкогольной кампании имело место не только снижение качества алкогольных напитков, но также рост потребления технических жидкостей и парфюмерии. Провал кампании и «эффект отдачи» в нужный момент были предсказуемы и способствовали успеху экономических реформ. Широко распространенное пьянство в начале девяностых годов облегчило приватизацию государственных предприятий. Аналогичные механизмы лежат в основе восприятия одеколона. Однако посмотрим трезво на живопись. Одно из отличий живописи от порнографии заключается в отсутствии морального осуждения — можно спокойно рассматривать, находясь в общественном месте. Современная живопись в связи с этим иногда встречает непонимание, поскольку знакомые детали иногда подвергаются фрагментации и искажению. Потом начинается дежа-вю: узнавание картины И. И. Шишкина по конфетной обертке. Лица, знакомые с немецкой романтической живописью, также испытывают дежа-вю при виде картин И. И. Шишкина, в частности, световых эффектов в работах русского классика. Феномен дежа-вю возникает при виде картин старой Москвы до лужковской реконструкции (Рис. 1) и Подмосковья.

Описание: C:\Documents and Settings\t\Рабочий стол\estet\Рис. 1.JPG

Рис. 1. Большая Татарская улица в Москве. Разрушение прошлого

Кроме того, эстетическое восприятие может усиливаться благодаря психологическому феномену сверхценной идеи, что сопровождается усиленным эмоциональным фоном. Сверхценностью для многих обладает, например, унитаз; не случайно он часто используется в современном искусстве. Образ унитаза прочно запечатлен в памяти и, соответственно, вызывает реакцию дежа-вю. В соответствии с эстетической теорией «отчуждения», одним из создателей которой был Виктор Шкловский, усиление восприятия наблюдается при помещении знакомых предметов в новую обстановку, изучении объектов под необычным углом зрения. Унитаз, попадая в чужеродную среду художественной выставки, вызывает ассоциации и воспоминания… «Бабушка была нездорова и забывала сказанное. Она вспоминала о замечательных людях: Милютин, Сиверс, Чичагов… Бабушка была слаба; но и внук был не очень крепок: он страдал подмышечным гидраденитом, фурункулезом и диареей. В данный момент он был сильно пьян. Внук сидел, слушал и дышал себе под свитер, чтобы бабушка не почувствовала запах алкоголя. Затем она задремала в кресле; внук пошел в уборную, лег на пол и прижался лицом к прохладной керамике унитаза. Так он и лежал, иногда приподнимаясь, чтобы вырвать; время ускользало незаметно. Через час или два ему стало легче; он пошел на кухню, допил из горлышка вино, покурил и пошел спать. Завтра в школу, восьмой класс, шутка ли сказать…»

Начав разбираться в изобразительном искусстве, следующим этапом является критика. Проще всего критиковать социалистический реализм: претензии на академичность, склонность к фальшивой романтике… а также истинной, что становится понятым спустя много лет тем, кто работал на стройках Севера и Сибири. На смену соцреализму пришел Илья Глазунов, творчество которого характеризуется упрощением вплоть до двухмерности изображения [2]. Подобного рода отказ от достижений техники живописи наблюдался в истории искусств неоднократно, в частности, у британских прерафаэлитов XIX века. Вершиной развития техники живописи было изображение человеческих фигур в движении; по мнению автора, близки к совершенству в этом отношении были Франсуа Буше и Жан-Оноре Фрагонар. Несмотря на замечательную красоту, образы прерафаэлитов (подобно образам итальянской живописи до Рафаэля) малоподвижны, статичны. Аналогичен переход от соцреализма, который реалистично изображал фигуры в движении, к красивым, но малоподвижным образам Глазунова. Идеализация национальных черт, увеличенные глаза богатырей и красных девиц — плохо это или хорошо? Наверное, хорошо, поскольку соответствует запросам времени и публики. Можно привести аналогию с сериалом «След» с его небывалой популярностью в истории отечественных телефильмов. Актуальность тематики, простые и красивые образы, клубничка и мораль — все это полезно и привлекательно. Номенклатурный художник, сразу после окончания института в пятидесятые годы ставший выездным и выставлявшийся за границей, использовал для рекламы скандальные сюжеты и критические статьи в «Советской культуре» — лучший способ достижения популярности. В недрах старого зрело новое… Сегодня создается впечатление, что трансформации девяностых годов готовили заранее, что патриотические силы в партии выдвигали правильных людей. В целом, однако, это вызывает сомнение; скорее личности меняли свой образ в соответствии с меняющейся политической конъюнктурой. Не вызывает, однако, сомнения, что горбачевская антиалкогольная кампания (1985–88), ее провал и «эффект отдачи» с повышением смертности были предсказуемы. Широко распространенное пьянство в начале девяностых годов облегчило приватизацию государственных предприятий их администрацией и партийным активом. Кроме того, было подорвано отечественное виноделие, открыв дорогу импортным винам. Правильно, однако: в соответствии с международной практикой портвейн (vinho do Porto) должен производиться в Португалии, а херес (Sherry, Jerez) — в Испании [3]. Однако вино можно было переименовать, но корчевать виноградники не стоило. Не досмотрели патриотические богатыри Ильи Глазунова своими увеличенными глазами. Не досмотрели они также, когда доламывали исторический центр Москвы, в частности, освобождая место под персональную галерею народного художника СССР А. М. Шилова, что напротив Кремля и Дома Пашкова. Шилов вывешивает свои автопортреты в рамы, достойные Рафаэля. Его произведения также напоминают картины раннего Рафаэля некоторой статичностью. Однако Рафаэль был среди первых художников, кто научился реалистически изображать человеческую фигуру в движении. Реалистическое изображение движения и эмоций требует кропотливого труда и подлинного таланта. Свою персональную галерею народный художник СССР оформил в стиле классицизма с амфорами и голыми фигурами. Еще один пример — строительство нового музея Пушкина напротив резиденции Президента Академии художеств (рис. 2).

Описание: C:\Documents and Settings\t\Рабочий стол\estet\Рис. 2.JPG

Рис. 2. Новое здание музея А. С. Пушкина (Гагаринский переулок, Москва). На заднем плане видна резиденция Президента академии художеств. Рядом расположены здания, пережившие пожар 1812 года

Нескромность отталкивает; культивируя подобные качества, мы помогаем нашим потенциальным противникам решать кадровые вопросы. Имперской нации нужно искать мудрые и конструктивные решения, основанные на порядке и законности, а не хамить всем подряд, ставя честных людей в тупик. Советскому и послесоветскому искусству свойственен один общий недостаток — отсутствие скромности. Зураб Церетели изображает себя в виде римского императора, однако этот вопрос выходит за рамки искусствоведения. Сочетание языческой Ники с ангелом в Парке победы также не имеет прямого отношения к эстетике (рис. 3).

Описание: C:\Documents and Settings\t\Рабочий стол\estet\Рис. 3.JPG

Рис. 3. Стелла в Парке победы в Москве. Ника в сочетании с ангелом, расположенным почти горизонтально

Строительство Британской империи нашло отражение во многих произведениях изобразительного искусства. Для британской живописи на колониальные темы характерно уважение к национальным культурам наряду со скромным, подвижническим образом европейца, приносящего себя в жертву служению цивилизации. В России тоже встречалась скромность в патриотическом искусстве. Близки к британским аналогам произведения В. В. Верещагина, который работал в Индии. Верещагин воспроизвел скромный и героический образ русских военных, несущих цивилизацию в Среднюю Азию и на Балканы.

Нескромность в изобразительном искусстве способствует дискредитации пропагандируемых идей. В целом, однако, трансформация соцреализма в патриотическое искусство заслуживает одобрения. Конечно, нескромно, однако к скромности у нас не привыкли. Иначе не будет эффекта. Необходима пропаганда патриотизма и национального единства. Однако вновь и вновь возникает вопрос, не скрывается ли иногда за патриотическими лозунгами вредительство, подобно корчеванию виноградников во время антиалкогольной кампании и реконструкции исторического центра Москвы.

Литература:

1.                  Заневский АН. Эстетическое восприятие городской застройки в проекте и в натуре. Автореф. дис. канд. архитектуры. Минск: Белорус. политехн. ин-т, 1967.

2.                  Bird A. A History of Russian Painting. Oxford: Phaidon, 1987.

3.                  Jargin SV. Changing pattern of alcohol consumption in Russia. Adicciones, 2013, V 25, N 4, p. 356 –7. http://www.adicciones.es/ficha_art_new.php?art=822

4.                  http://www.adicciones.es/files/356–357_JARGIN_LetterEditor.pdf

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle