Библиографическое описание:

Медведева О. Е. Внедрение международных стандартов Базель III: плюсы и минусы // Молодой ученый. — 2014. — №1. — С. 398-401.

Внедрение международных стандартов Базель III в настоящее время для всех стран является актуальным вопросом, это касается и Российской банковской системы.

Мировой финансовый кризис 2007–2009 г.г. коснулся практически всех стран мира и в настоящее время мировая банковская система находится на стадии восстановления. Данный кризис нанес сильнейший удар по собственному капиталу коммерческих банков и привел к нехватке высоколиквидных активов.

Многие банки понесли значительные убытки, некоторые из них прошли санацию и реструктуризацию своих долгов, другие были ликвидированы. В результате произошедших событий, мировой кризис заставил регулирующие и надзорные органы усилить контроль над банковской деятельностью, ужесточить требования по расчету и соблюдению пруденциальных нормативов и внести корректировки в законодательные акты.

Над решением данной проблемы также занялся международный Базельский комитет по банковскому надзору, который в ноябре 2010 г. в Сеуле на саммите стран «большой двадцатки» одобрил третье базельское соглашение — Базель III.

Остановимся на понятии и функциях Базельского комитета.

Базельский комитет по банковскому надзору при Банке международных расчётов (англ. Committee on Banking Supervision of the Bank for international Settlements) был основан в г. Базель (Швейцария) в 1974 году президентами центральных банков стран «группы десяти» (G10). Членами комитета являются высокопоставленные представители центральных банков и органов финансового регулирования таких стран как, Аргентина, Австралия, Бельгия, Бразилия, Великобритания, Германия, Гонконг, Индия, Индонезия, Испания, Италия, Канада, Китай, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Россия, Саудовская Аравия, США, Сингапур, Турция, Франция, Швеция, Швейцария, ЮАР, Южная Корея и Япония [4].

Европейская служба банковского надзора, Европейский центральный банк, Европейская комиссия, Институт финансовой стабильности и Международный валютный фонд принимают участие в работе на правах наблюдателя.

Базельский комитет по банковскому надзору собирается четыре раза в год. Постоянно действующий секретариат при Банке международных расчётов располагается в Базеле.

Основная задача Комитета — внедрение единых стандартов в сфере банковского регулирования. Комитет разрабатывает директивы и рекомендации для органов регулирования государств-членов. Эти рекомендации не являются обязательными к выполнению. Разработка директив и рекомендаций осуществляется в сотрудничестве с банками и органами регулирования всего мира и поэтому они используются не только в государствах-участниках Комитета, так например, работы по внедрению рекомендаций «Базель II» ведутся более чем в 100 странах. В Европейском союзе рекомендации Комитета также используются для взаимной интеграции государств-членов союза [5].

Основными документами Базельского комитета считаются:

1.    Основные принципы эффективного надзора (1997 г., пересмотрены в 2006 г.).

2.    Базель-I (введен в 1988 г), согласно которому капитал банка для регулятивных целей должен быть подразделен на две категории — капитал первого и второго уровня, а все активы банка для регулятивных целей разделяются на 5 групп в зависимости от степени риска.

3.    Базель II (принят 26 июня 2004 года). Подход Базель II основан на трех компонентах: минимальных требованиях к капиталу (основа Базель I), процедурах надзора и рыночной дисциплине. Тем самым существовавший с момента принятия Базель I механизм расчета минимального уровня достаточности капитала, который уже доказал свою эффективность, был дополнен системой надзора и взаимодействия между банками и надзорными органами, а также широкой системой раскрытия информации [8].

4.    Базель III (принят в декабре 2010 года), нормативы которого планируется ввести с 2013 по 2018 года. Основные изменения Базель III, по сравнению с Базель II, включены в расчет капитала банков, в пруденциальные требования к капиталу, в пруденциальные требования к ликвидности. Базель III также вводит дополнительные буферы капитала: консервационный буфер (резервный запас капитала в размере 2,5 % величины риска, который вне периода стресса должен поддерживаться банком) и контрциклический буфер [7].

Коснемся более подробно Базеля III. Базель III является реакцией на глобальный финансовый кризис 2007–2099 г.г. года. Анализируя его причины, эксперты в качестве одной из основных причин выделяли провалы пруденциального регулирования деятельности финансовых посредников. В условиях углубления финансовой глобализации национальные стандарты организации, функционирования и регулирования деятельности финансовых посредников перестали отвечать современным требованиям.

Базель III значительно ужесточает требования к структуре и качеству капитала банка: вводятся новые минимальные требования к достаточности капитала первого уровня и его составляющей части — базового капитала, происходит постепенное прекращение признания в капитале гибридных инструментов, уточняется список регулятивных вычетов из капитала [6].

Базовый капитал первого уровня включает в себя обыкновенные акции (или их эквивалент для неакционерных компаний), а также нераспределенную прибыль и эмиссионный доход по обыкновенным акциям.

Далее в целях расчета базового капитала будут производиться регулятивные корректировки, такие как нематериальные активы, отложенные налоговые активы, прямые или косвенные вложения банка в обыкновенные акции и доли участия, собственные акции, приобретенные за счет банка, убыток, полученный в течение года, и другие вычеты. В результате минимальное значение базового капитала по стандартам Базеля III — 4,5 %.

Базельский комитет допускает постепенное повышение требований к базовому капиталу (на усмотрение национального регулятора): 3,5 % в 2013 году, 4 % в 2014 году и 4,5 % в 2015 году.

Необходимо отметить, что не все страны воспользовались этой опцией прогрессивного повышения требований. Например, Китай сразу ввел требования к достаточности базового капитала в размере 5 %, а Индия — 5,5 % [1].

Добавочный капитал первого уровня включает в себя: гибридные инструменты, удовлетворяющие единому критерию конвертации и списания на убытки и дополнительным критериям — таким как бессрочность, а также эмиссионный доход от инструментов, учитываемых в добавочном капитале, с учетом регулятивных корректировок. Например, участие в добавочном капитале дочерних обществ, субординированные кредиты, предоставленные дочерним обществам, и иные вычеты.

По сравнению с соглашениями Базеля I и II в Базеле III основная нагрузка по вычетам ложится на базовый капитал первого уровня. Базель III не ограничивает величину дополнительного капитала второго уровня величиной основного капитала первого уровня, а устанавливает минимальные требования к достаточности компонентов капитала на покрытие рисков.

Также допускается постепенное повышение требований к капиталу первого уровня: 4,5 % в 2013 году, 5,5 % в 2014-м, 6 % в 2015 году.

Новыми стандартами предусматривается создание двух буферов капитала: буфера консервации (conservation buffer) и контрциклического буфера (countercyclical buffer range).

Основной целью формирования буфера консервации, «простой» надбавки к минимальным требованиям, является поддержание достаточности капитала на определенном уровне в целях покрытия убытков банка во время системного экономического спада. В целях поддержания буфера консервации банки будут ограничиваться в распределении прибыли (чтобы она направлялась в капитал).

Данный показатель будет увеличиваться с 2016 года на 0,625 % ежегодно до достижения к 1 января 2019 года значения 2,5 %.

Ограничение избыточной кредитной активности банков регулируется формированием контрциклического буфера.

Контрциклический буфер предназначен для сдерживания кредитной активности банков в периоды экономического подъема и стимулирования ее в периоды спада.

Важно отметить, что буферы капитала формируются из инструментов, удовлетворяющих критериям базового капитала первого уровня, т. е. инструментов, обладающих наибольшей способностью поглощать убытки [2].

Так же, по Базелю разработаны предложения по введению нового регулятивного показателя «leverage ratio» — это соотношение всех активов банка (без взвешивания на риск к его капиталу первого уровня). Минимальный показатель левериджа предлагается установить на уровне 3 % для капитала первого уровня:

Базель III для оценки стабильности банков вводит два норматива ликвидности: показатель краткосрочной ликвидности (Liquidity coverage ratio, LСR) и показатель чистого стабильного фондирования (Net Stable Funding Ratio, NSFR), которые должны стать внешними индикаторами устойчивости банков на случай возникновения кризисных проблем с ликвидностью.

Показатель краткосрочной ликвидности (или ликвидного покрытия) LCR, позволяющий оценить, располагает ли банк возможностями продолжать свою деятельность в течение ближайших 30 дней, представляет собой отношение ликвидных активов к чистому денежному оттоку.

Показатель чистого стабильного фондирования NSFR позволяет оценить ликвидность банка с временным горизонтом в 1 год. NSFR определяется как отношение имеющихся в наличии стабильных источников финансирования к необходимому объему стабильного финансирования. Этот показатель должен быть выше 100 %. Надзорный орган вправе устанавливать дополнительные пороговые значения коэффициентов чистого стабильного финансирования, которые будут являться индикатором для применения соответствующих мер.

Так же изменения касаются расчета риска активов. Это увеличение требований по покрытию капитала по кредитным рискам контрагента (counterparty credit risk — CCR) по операциям с производными финансовыми инструментами, сделками РЕПО и операциями по секьюритизации активов. Документ определяет подход к оценке данного вида риска через показатель CVA (Credit Value Adjustment). В отличие от кредитного риска по ссуде, CCR создает двусторонний риск убытков: рыночная стоимость данной транзакции может быть положительной или отрицательной в отношении каждой из сторон данной сделки, а рыночная стоимость является величиной неопределенной и может варьироваться с течением времени по мере изменения основополагающих рыночных факторов [3].

Также для вложений в секьюритизированные активы установлен коэффициент взвешивания 1250 % (равно покрытию регулятивным капиталом на 100 %) вместо вычетов из капиталов первого и второго уровня 50/50 согласно Базелю II.

Так же меняется расчет кредитного риска по требованиям к центральному контрагенту. В рамках стандартизированного подхода требования к ЦКА подлежат взвешиванию с коэффициентом не менее 2 % (ранее не взвешивались вообще) [9].

Дополнительно (в рамках IRB подхода) увеличивается коэффициент корреляции (на 25 %) для расчета кредитного риска крупных финансовых организаций (банки, брокеры/дилеры, страховые компании с активами более 100 млрд. долларов). По сути, это изменение требований к параметрам модели.

В настоящее время одиннадцать юрисдикций объявили о вступлении в силу банковских правил Базель III с 1 января 2013 г. К ним относятся: Австралия, Гонконг, Индия, Канада, Китай, Мексика, Саудовская Аравия, Сингапур, Таиланд, Швейцария, Южная Африка, Япония. ЦБ России отложил внедрение «Базеля III» до 1 января 2014 года. Ранее ЦБ намеревался перевести российские банки на «Базель III» с 1 октября. Банки же просили об отсрочке, ссылаясь на то, что российский регулятор опережает в этом вопросе европейские страны и США.

Все выше перечисленные рекомендации Базеля III позволят повысить устойчивость банковской системы? На данный вопрос можно ответить двояко.

В нормальных условиях ведения бизнеса, когда банки способны оценить свои риски, для устойчивой работы банков необходим гораздо меньший уровень капитала. Но с другой стороны, если риски оценены неверно, то увеличение подушки безопасности, предписанное Базель III, будет явно недостаточным. Допустим, если розничный банк даже не работал с ипотечными кредитами, которые обрушили финансовую систему в 2007–2009 годах, то он легко может столкнуться с резким ростом процента невозврата кредитов [6].

Таким образом, Базель III защищает банковскую систему от небольших циклических рисков. Но необходимо отметить, что только циклических. Вряд ли он сможет защитить от системных кризисов, вроде кризиса или долгового кризиса в ЕЭС 2010 (Греция).

Минусами от введения новых нормативов являются.

Во-первых, банкам в ближайшие 8 лет может потребоваться до 1 триллиона долларов вливаний в акционерный капитал. Где они возьмут такие финансовые ресурсы в условиях очень медленного роста мировой экономики неизвестно.

Во-вторых, увеличение капитала означает, что увеличится стоимость этого капитала, т. е. банкам придется увеличить свои прибыли вдвое. А для увеличения прибылей банки будут вынуждены поднимать процент по кредитам. Рост процентной ставки будет небольшим, вряд ли более 0,25 % в годовом исчислении, но даже рост процента по кредиту на такие пункты может плохо сказаться на нездоровой экономике [7].

В-третьих, банковскую систему, скорее всего, ждет череда слияний и поглощений, особенно это относится к ЕС. А слияния уменьшат число банков, конкуренцию в банковской сфере, и устойчивость системы (поскольку, чем меньше игроков, тем менее устойчива вся система) [10].

Литература:

1.    Анисимова, Ю. А. Модели хеджирования финансовых рисков на рынках электрической энергии (мощности) [Текст]/Ю. А. Анисимова, А. А. Аюпов//Вектор науки Тольяттинского государственного университета -2012 -№ 3 (21).

2.    Изместьева О. А. Сущность и понятие финансово-информационной среды коммерческой организации//Вестник «Вектор науки ТГУ». -2011. -№ 4 (18). -С. 206 -210.

3.    Коваленко О. Г. Организация политики управления привлеченными ресурсами как резерв роста ликвидности коммерческого банка/Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия: Экономика и управление. -2012. -№ 4. -С. 89–92.

4.    Коваленко О. Г. Экономическое содержание активных операций и их значение в банковской деятельности//Проблемы современной экономики (II)/Международная научная конференция/Челябинск, 2012. -с. 87–93

5.    Коваленко О. Г. Дефиниция понятия антикризисного финансового управления//Вестник ТИСБИ «Научно-информационный журнал». -2009. -№ 1 (январь-март) -С. 42–47

6.    Курилов К. Ю. К вопросу определения финансового механизма управления, его содержания и основных элементов [Текст]/К. Ю. Курилов, А. А. Курилова//Финансовая аналитика: проблемы и решения. -2012. -№ 11. -С. 24–31.

7.    Макшанова Т. В. Рынок структурированных финансовых продуктов в России: современный этап и перспективы развития/ Т. В. Макшанова//Молодой ученый. -2013.-№ 3. -С. 258–262.

8.    Медведева О. Е. Применение деривативов в реальном секторе экономики/О. Е. Медведева// Вестник СамГУПС. -2011. -№ 2. — С.17а-24.

9.    http://ru.wikipedia.org

10.     http://www.banki.ru

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle