Библиографическое описание:

Зурначян А. С. Конституционно-правовые взгляды Шаамира Шаамиряна // Молодой ученый. — 2014. — №1. — С. 222-225.

История армянского народа складывалась таким образом, что его представители были вынуждены покидать свою Родину и переселяться за тысячи километров от нее. В Новое время (15–18 веках) массовая миграция армян была связана с тяжелым гнетом со стороны Персии и Османской империи. Во многих странах мира образовывались большие и влиятельные колонии армян. Как писал армянский историк Лео «для армян история Нового времени является преимущественно историей колоний» [4, с. 8]. Особую роль в вопросах поддержания национальной идентичности армян, развития культуры и права сыграли колонии в России, Индии, Украине, Польше, Италии и других странах. Выдающиеся представители армянских общин во многих странах мира создавали источники (памятники) права, в которых были сплетены лучшие элементы национальной правовой культуры и достижения ведущих правовых систем мира.

Одним из самых видных и авторитетных представителей армянской диаспоры в Индии был купец Шаамир Шаамирян из города Мадраса. Он родился 4 ноября 1723 года в Персии, но, как и многие армяне, по причине невыносимых для жизни условий, покинул свою родину и переселился в Индию. Благодаря своему упорству и таланту он стал одним из состоятельных людей города Мадраса, но, при этом не забыл о судьбе тех армян, которые продолжали оставаться под Османским и Персидским игом. Он стал одним из активных деятелей национально-освободительного движения армянского народа во второй половине 18 века.

Основные государственно-правовые идеи Шаамира Шаамиряна и его сподвижников получили свое отражение в великолепном памятнике армянского права — «Западня честолюбия» (Ворогайт Парац), который представляет собой проект Конституции независимого армянского государства и является ценнейшим вкладом в развитие армянской общественно-правовой мысли.

Указанный документ состоит из двух частей и включает 521 статью, четверть из которых посвящены вопросам конституционно-правового регулирования.

Первая часть «Западни честолюбия» изложена в 1773 году и представляет собой теоретическое введение, содержащее позицию автора к сущности государства и права, и их роли в жизни людей. Вторая часть написана несколько позже и в ней закреплены нормы, направленные на построение независимого Армянского государства и регулирование различных сфер жизни государства и общества, а также призыв к национально-освободительной борьбе. Полностью книга была издана в 1788 году, так как дорабатывалась и изменялась, как самим Шамиром Шаамиряном, так и его сторонниками [2, с. 21].

В период активной деятельности Шаамиряна, в Европе и Америке процветали идеи новой демократии, основателями которой были Руссо, Локк, Джеферсон и другие деятели 17–18 веков. На основании влияния идей этих ученых, Шаамирян закрепил в своей работе сразу несколько дополняющих друг друга точек зрения на право — теорию естественного права, права божественного и теорию общественного договора.

Первая часть исследуемой работы четко показывает позицию Шаамира Шаамиряна и группы его соавторов к пониманию государства и общества, вопросов их правовой, социальной и политической организации.

Шаамирян, вслед за Г. Гроцием писал о том, что естественное право представляет собой право в собственном смысле слова, как «предписание здравого разума» и заключается в том, чтобы предоставлять людям то, что им уже принадлежит изначально [3, с. 297–306]. «На земле, — писал он, — люди от природы рождаются естественно равными», поэтому и должны подчиняться только закону и ничему более. Отводя огромную роль закону, и придерживаясь позиции естественного права, Шаамирян описывал, что «… Творец силой всемогущества своего отдал под начало все созданное на земле и под солнцем, сделав естество человека разумным, а над нашим естеством… царствовал только он — Закон» [1, с. 575]. Учитывая, что по Шаамиряну понятие «естественного права» и «разума» совпадают, то он придерживался точки зрения, что естественное право не стоит на месте, а может развиваться и изменяться. По Шамиряну основным мерилом любого закона с точки зрения справедливости является естественное право (разум).

Незыблемым является только божественное право, согласно которому Бог дал людям жизнь, сделал их свободными и предоставил Закон, который «был над нами царем». Божественное право прямо запрещает учреждать монархии и именно в нарушении этого постулата Шаамирян видит причину бед армянского народа.

Он много писал о самодержавии, бесчинстве князей и царей, которые, чаще всего, приносили притеснения, бедность, голод и лишали «чести и радости свободы». Власть одного человека над целым народом, по Шаамиряну, невозможна по нескольким причинам. Основная из них заключается в том, что не родился в этом мире человек без греха, кроме Спасителя Христа, поэтому и не имеют право обычные люди быть властителями над целым народом. Еще одна причина заключена в вопросе, с которым Шаамирян обращается к читателям — «...как может царствовать над целым народом один-единственный муж, который ничем большим не обладает, как только силой одного человека?» [1, с. 575].

Резюмируя свое отношение к монархии и самодержавию, Шамирян писал, что если народ желает жить и оставаться свободными, какими изначально сотворил его Бог, то не должен никто по своей воле и своему желанию властвовать над ним (народом). Это было революционной и новейшей точкой зрения в общественно-политических источниках, так как именно монарх считался посланником Бога, получившим от Господа право царствования над конкретным народом.

Исходя из права естественного и божественного в качестве единственного источника власти он называл армянский народ, который будет «…следуя естеству своей природы царствовать над домом своим…дабы все в равной мере находились под сенью государства, начиная со дня своего рождения, и чтобы были все во все дни жизни своей и на веки царями над собственной своей страной» [1, с. 574–575].

В связи с этим надо отметить важнейшую особенность, связанную с трактовкой Шаамиряном теории общественного договора. Если ее основатели и говорили о возможности создания в результате такого договора монархии, а также о том, что суверен не обязан следовать Закону, так как он стоит выше Закона и судьи [3, с. 381–382], то Шаамирян был категорически против этого и стоял на той позиции, что только республиканская форма правления является благом для армянского народа, а власть обязана подчиняться Закону и не выходить за его рамки.

Органы власти должны быть избираемыми народом. Шаамирян придерживается принципа разделения властей, согласно которого представителями от народа по два человека от десяти тысяч домов будут приняты и подписаны законы, а получивший от них грамоту, подтверждающую избрание на высший должностной пост человек, будет применять эти законы в отношении народа. Это человека Шаамирян характеризует как «тот, кто средь нас станет великим, он же будет и меньшим — служителем, должностным лицом, обязанным служить всем» [1, с. 580].

Анализ положений части первой «Западни честолюбия» показывает, что Шаамирян говорит о необходимости создания не просто государства республиканской формы правления, но и государства правового. Это выражается в установлении следующих принципов: во-первых, Закон является основой всех областей жизни государства и общества, исходит из права (естественного и божественного), должен быть «нерушимым, незыблемым и несомненным» и соответствовать критерию справедливости; во-вторых, все граждане равны перед законом и соответственно перед государством; в-третьих, устанавливаются взаимные права, обязанности и ответственность личности и государства (прежде всего конкретных должностных лиц за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей); в-четвертых, устанавливается стабильность законности и правопорядка в обществе.

Конституционно-правовые нормы, содержащиеся во второй части «Западни Честолюбия» можно разделить на две большие группы — «Основы государственного строя» и «Права и свободы человека и гражданина».

По форме государственного устройства Армения предполагалась как унитарное государство, а по форме правления — парламентская республика. Конституция закрепляет принцип разделения властей и верховенства права, а также разделение государства и церкви (ст. 63,64,83).

Высшим государственным органом является парламент — Дом Армении («Айоц Тун»), который выполняет законодательные и распорядительные функции. Как писал Шаамирян, закрепляя правовой статус членов парламента, всенародно избранные депутаты являются «единственными хозяевами страны армянской, они принимают законы и осуществляют выборы всех высших должностных лиц Дома Армении» [1, с. 589].

Членами Айоц туна, которые именуются «танутерами» (домовладельцами) могли стать только мужчины армянской национальности и армянского вероисповедания. Формирование верховной власти Армении происходит в два этапа. На первом этапе по два депутата избираются напрямую народом на срок три года. Для этого в стране создаются избирательные округа из расчета 1200 домов в каждом. Причем был установлен единый месяц для голосования — декабрь (прототип современного единого дня голосования). На втором этапе путем жеребьевки определяется кто из избранных станет танутером, а кто из них займет пост в органах исполнительной власти. Особый порядок по делегированию депутатов был предусмотрен для Патриарха. Один представитель духовенства направлялся в Дом Армении на срок три года и при голосовании по государственным вопросам обладал не одним, а двумя голосами.

Высшим органом исполнительной власти был «нахарар» (глава государства) — Отец Армении. Он избирался Домом Армении путем жеребьевки на три года. Он обладал серьезными, но небезграничными полномочиями. Отец Армении решал все вопросы международных отношений, был верховным главнокомандующим, подписывал решения верховной власти, но при этом был подконтролен и подотчет Дому Армении. У Отца Армении было 12 заместителей-советников, которые избирались на три года. Они несли личную ответственность за исполнение своих обязанностей. Например, в случае, если Отец Армении не выполнял поручения и законы Дома Армении, то он снимался с должности и его функции, до новых выборов, выполнял первый заместитель.

Конституция предусматривала и альтернативный способ замещения должности главы государства. Статья 52 содержала обращение к потомкам армянских царей Аршакидов или Баградитов, которые могли стать главой армянского государства. Условиями для замещения должности в таком порядке были необходимость «клятвенно подтвердить, что будут безусловно соблюдать традиции святой армянской церкви, подчиняться законам Армении и действовать как требует конституция Армении, а также возместить ущерб, нанесенный им Армении, если таковой был или будет» [1, с. 596].

В этом случае предусматривалась возможность признать эту должность наследственной, причем, как по мужской, так и по женской линии.

На наш взгляд, это нисколько не противоречит принципам республиканской формы правления и не превращает модель государственного устройства в монархическую. Во-первых, в отличие от монархий, нахарар в Армении осуществляет функции управления, но при этом не царствует; во-вторых, в остальном порядок деятельности нахарара не меняется, он подточен и подконтролен Дому Армении, может быть отрешен от своей должности и при наличии оснований может привлекаться к ответственности, вплоть до уголовной.

Судебную власть в Армении представляла Палата Верховного суда. Так, согласно ст. 26 из числа «наиболее принципиальных и добросовестных» депутатов верховная власть избирает группу в количестве 25 человек для работы в Верховном суде, которые из своего числа путем жребия избирают председателя Верховного суда сроком на три года. На местах судебную власть осуществляли областные и городские суды, председатели которых назначались Армянским Домом. Судебные органы войск также находились под контролем Верховного суда.

«Западня честолюбия» закрепляла за гражданами Армении широкие права и свободы, о получении которых они долгое время мечтали. Анализ данных норм показывает, что при их установлении и формулировке Шаамирян придерживается своей естественно-правовой позиции. Среди основных личных прав и свобод можно выделить, прежде всего, право на жизнь и право личной свободы каждого человека, живущего в Армении независимо от пола или национальной принадлежности, отвергается возможность принадлежности на праве собственности одного человека другому (ст. 3,11). Статья 6 закрепляла право всех людей, живущих в Армении, свободно веровать в своих богов, свободно осуществлять свои обычаи и традиции. Все иноверцы имели право принимать армянскую веру, а вот армянам под страхом смерти было запрещено отрекаться от христианской веры.

Статья 4 также посвящена вопросам личной свободы — «Все люди в Армении обладают свободой мысли, слова и дела. За творимое добро они заслуживают уважения, за зло — наказания, согласно законам Армении». Таким образом, свобода ограничивалась только теми деяниями, которые прямо запрещены армянскими законами. Выход за рамки должного поведения приводил к применению мер ответственности. Соответственно, выбор модели своего поведения оставался за самим человеком.

Защитить свои права и свободы, гарантированные Конституцией, граждане Армении могли путем обращения в суд. При этом, всем гражданам Армении гарантировалось право обращаться в суд по месту их жительства. Данная норма является современной и для нашего времени, содержится в Конституциях почти всех развитых демократических государств и является основой для установления правил подсудности в процессуальном законодательстве. Среди судебных прав значались также право на обжалование приговора, право на помилование, право на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей, а также право на оказание квалифицированной юридической помощи. Так, ст. 223 предусматривала, что «Дела уголовные могут быть рассмотрены лишь в городских судах и при участии присяжных заседателей и адвокатов».

Для граждан Армении предусматривались и экономические права. Статья 11 закрепляла право на свободное владение, пользование и распоряжением имуществом. Собственность на землю могла быть государственной и частной. Церковь тоже имела право собственности на землю и другое имущество. Собственнику также принадлежали природные богатства земли и ее недр. Иностранцы могли пользоваться землей и недрами только на праве аренды (ст. 408 и 409). Кроме иностранцев собственниками недвижимого имущества не могли быть незаконнорожденные дети граждан Армении, которые могли пользоваться недвижимостью только на основании найма (ст. 10).

Согласно ст. 8 «Земля в Армении является собственностью государства, и ни одна пядь ее не может быть присвоена или отчуждена без ее купли у государства». Основанием возникновения права собственности на землю являлся договор купли-продажи, по которому человек, причем только армянской национальности и верующий армянской церкви, покупал ее у государства. Затем, новым собственником договор купли-продажи мог быть заключен с другим физическим лицом, но опять же, только армянином.

В статье 3 было закреплено право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности — «Человек — хозяин лишь своего труда и его результатов, а труд оплачивается по затратам, согласно армянским законам».

Право на жилище и невозможность проникновения в него без разрешения хозяев прямо прописывалось в статье 273: «Вошедшие в чужие жилища без приглашения… хозяевами могут быть избиты, даже ранены и выброшены вон из своих жилищ». Это же право защищено нормой ст. 71, согласно которой «Должностные лица армянского государства не вправе против воли хозяев дома насильно врываться в их жилище…».

Согласно ст. 129 Конституции имущество граждан Армении охранялось государством.

Политические права и свободы гражданина также нашли свое отражение в нормах конституции Шаамиряна. Статья 16 устанавливала всеобщее избирательное право: «Все граждане Армении обладают равными избирательными правами, создают одинаковые по количеству избирательные округа и осуществляют выборы своих депутатов в верховную власть Дома Армении». Можно утверждать, что правом избирать обладали не только мужчины, но и женщины.

Правом быть избранными не обладали женщины и иностранцы (ст. 186). Этой возможностью наделялись только мужчины армянской национальности и армянского вероисповедания (ст. 15). Избранные должностные лица, вплоть до Отца Армении, несли личную ответственность за ненадлежащее исполнение своих обязанностей и несоблюдение норм армянских законов. Она могла выражаться как в отзыве избирателями, так и в бессрочном отрешении от должности, например за взяточничество (ст. 56).

Большое внимание Шаамирян уделял социальным и культурным правам и свободам, обеспечивающим человеку достойный уровень жизни, социальную защищенность и культурное просвещение. Особенно защищались права малоимущих, обделенных слоев населения. Государство брало на себя обязательство по обеспечению населения лекарствами и бесплатным лечением, содержанием бедноты (ст. 140). Так, согласно статьям 139,140 Конституции все немощные, инвалиды, люди с различными увечьями и стрики, не имеющие кормильцев, должны быть взяты на содержание государства. Государство предоставляло нищим право беспрепятственно для своих нужд собирать в государственных и частных лесах фрукты, мед, яйца, диких животных и т. д. (ст. 97).

Государство брало на себя также ответственность за содержание незаконнорожденных детей в приютах до наступления им семнадцатилетнего возраста. При этом, незаконнорожденные дети граждан Армении, как и законнорожденные, обучались там грамоте, а мальчики еще и военному делу. В случае, если по достижении двадцатилетнего возраста незаконнорожденные дети не устраивались на работу самостоятельно, то имели право обратиться к местным властям за помощью в поиске работы. Необходимо отметить, что большое внимание образованию — это один из элементов, связывающих все источники армянского права.

Данные факты, а также то, что впервые было предложено создать специальное министерство по вопросу социальной защиты населения, провозглашение приоритета прав человека и закона свидетельствуют о том, что Шаамирян в своей Конституции закреплял основы не только правового государства, но и государства социального.

Кроме прав, Конституция предусмотрела и обязанности. Так, статья 2 закрепляла за армянином обязанность уметь говорить, писать и читать по-армянски. Статья 233 предусматривала обязанность всех верующих граждан Армении посещать церковь. Многочисленные статьи были посвящены вопросу налоговой обязанности как граждан Армении, так и иностранцев (ст. 60,101,102,121–123, 239).

Подводя итог, можно с уверенностью отметить, что Шаамир Шаамирян был сторонником построения государства на принципах демократии и гуманизма. Шаамирян сумел воплотить в тексте «Западни честолюбия» самые лучшие достижения политико-правовой мысли своего времени и создал уникальный документ, положения которого нашли отражения во многих Конституциях современных государств и были направлен на построение правого и социального государства, где источником власти являлся сам армянский народ. В ней нашли отражения чаянии армянского народа, который мечтал о том, чтобы вновь стать хозяином на своей земле. Но, к сожалению, в связи с поражением армянского освободительного движения «Западня честолюбия» осталась только проектом Конституции и не получила юридическую силу.

Литература:

1.                  Авакян Р. О. Памятники армянского права. Ереван: ЕФ МНОЮИ- XXI ВЕК, 2000.

2.                  Иоанисян А. Р. К истории возникновения «Западни честолюбия».// Известия АН АССР. 1948. № 3.

3.                  История политических и правовых учений: учеб. для вузов / под общ. ред. В. С. Нерсесянца. М.: Норма, 2007.

4.                  Лео. История Армении. Т. 3. Ереван, 1946.(на арм. яз.)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle