Библиографическое описание:

Яргин С. В. К вопросу о материалистическом обосновании этики // Молодой ученый. — 2014. — №1. — С. 721-726.

Предлагаемое в этой статье материалистическое обоснование морали основано на законе возрастания энтропии, который возник в физике (второе начало термодинамики), но проложил себе путь в химию, биологию и гуманитарные науки. Величина энтропии пропорциональна натуральному логарифму вероятности состояния системы; согласно одному из определений, энтропия представляет собой меру вероятности пребывания системы в данном состоянии. Понятие энтропии возникло в термодинамике: существование в рамках изолированной системы тел с различной температурой менее вероятно, чем одинаковая температура во всех точках, поскольку термодинамические параметры в замкнутой системе со временем выравниваются. При этом замкнутая система переходит в состояние равновесия, когда энтропия достигает максимального значения. Закон возрастания энтропии характеризует направление протекания самопроизвольных процессов в замкнутых системах: от менее вероятного к более вероятному состоянию. При обратимых процессах уровень энтропии остается постоянным, при необратимых — увеличивается. Однако все реальные процессы в том или ином приближении необратимы, поэтому эволюция замкнутой системы всегда идет от менее вероятного состояния к более вероятному, от сложного к простому: в сторону выравнивания температуры и давления, разрушения сложных структур, гомогенизации, перемешивания. Будучи статистическим, закон возрастания энтропии не исключает спонтанных флюктуаций, однако в более длительном временном промежутке система развивается в направлении состояния равновесия [1]. Важно подчеркнуть, что абсолютное термодинамическое равновесие включает также структурное упрощение (гомогенизацию) хотя бы потому, что к расшатыванию и разрушению всякой макроскопической структуры ведет броуновское, а также другие виды движения. Кроме того, в условиях гравитации всякая неоднородная по плотности структура обладает потенциальной энергией: вес более плотных компонентов не уравновешивается архимедовой силой, и они постоянно давят вниз. Лежащий на столе кирпич рано или поздно вызовет прогиб и поломку столешницы. Поэтому при реконструкции старых домов с деревянными перекрытиями (Рис. 1) не следует менять перегородки из дранки на стены из кирпича или блоков [2].

Рис. 1. Климентовский пер. д. 6 в Москве (построен в 1912 г.) признан объектом культурного наследия. Дополнительная нагрузка на старые деревянные перекрытия недопустима и может рано или поздно вызвать их обрушение, особенно, если по той или иной причине «тряхнет», чего в наше время исключать нельзя. Новые перегородки из блоков вместо старых из дранки положены в квартирах № 85, 88 и частично в кв. № 79. Сейчас работы идут в кв. 90. ДЕЗ Замоскворечье не принимает мер и отказывается составлять акты о повреждениях соседних квартир.

Рис. 2. Дом № 6 по Климентовскому переулку признан объектом культурного наследия. На 5-м этаже лестничной клетки 3-го подъезда рядом с отопительным стояком стоит мотороллер. Ранее другой мопед стоял в подъезде на 1-м этаже; около 3 лет назад рядом с ним была обнаружена лужа бензина [3].

Потенциальная энергия рано или поздно перейдет в тепловую: более плотные компоненты под действием силы тяжести переместятся вниз с образованием тепла, при этом сформируется некоторый градиент плотности с концентрацией более крупных молекул в нижних слоях. Абсолютное термодинамическое равновесие означает также остановку на макроскопическом уровне всякого движения; сохраняется только тепловое движение молекул. Кинетическая энергия движения на макроскопическом уровне постепенно переходит в тепловую: двигающиеся тела, потоки жидкостей и газов замедляются и останавливаются, а температура выравнивается.

Можно услышать возражение, что закон возрастания энтропии, возможно, не является всеобщим. Однако сомнения в его всеобщем характере возникают на уровне элементарных частиц или, напротив, звезд и галактик. Возможно, это связано с тем, что Вселенная и ее составные части незамкнуты и не могут находиться в равновесном состоянии [4]. В отношении элементарных частиц следует отметить, что действующие в окружающем нас макромире законы механики можно рассматривать как предельный случай квантовых закономерностей. Так, при нахождении элементарной частицы в так называемой потенциальной яме (когда энергия частицы недостаточна для выхода из «ямы», например, электрон в металлическом теле) вероятность расположения частицы в данной точке пространства зависит от ее энергии. В соответствии с законами квантовой механики энергия элементарной частицы не может иметь любое произвольное значение, а должна соответствовать определенным дискретным уровням. При нижнем (минимальном) энергетическом уровне частицы вероятность ее нахождения максимальна посередине ямы. Если частица находится на одном из более высоких энергетических уровней (на n-ном), то вероятность ее нахождения имеет n максимумов, равномерно расположенных по длине ямы. При этом наблюдается переход к равномерному распределению вероятности расположения частицы в пространстве, как это имеет место в соответствии с законами классической механики. Иными словами, наиболее вероятным в реальном мире оказывается состояние, при котором частицы в пространстве распределены равномерно, что соответствует максимальному уровню энтропии. Для нашей темы элементарные частицы и галактики не имеют большого значения: достаточно доказать материалистическую основу морали в рамках окружающего нас мира.

В окружающем макромире могут сохранять стабильность некоторые структурные стереотипы, отклоняющиеся от гомогенного состояния вещества, например, границы между различными агрегатными состояниями или кристаллические структуры. Даже будучи сложными, такие структуры однообразны в своем многократном повторении. Если считать дополнительную сложность структурной организации материи, привносимую некой структурой, обратно пропорциональной занимаемому данной структурой объему, то при бесконечной распространенности данной структуры в пространстве привносимая ею сложность будет стремиться к нулю. Например, атом железа, будучи довольно сложно организованным, повсеместно распространен во Вселенной. Поэтому привносимая им структурная сложность на единицу объема стремится к нулю. Точно также не добавляет пространству структурной организованности рассыпанный в кухне на полу сахарный песок (при всей сложности молекулярной и кристаллической структуры сахара). По-видимому, в условиях высокоэнтропийного хаоса могут возникать и сохраняться однообразно повторяющиеся структуры. При наблюдении с высоты многие продукты жизнедеятельности человечества (города, сельскохозяйственные угодья, свалки) имеют ритмический, повторяющийся характер. Это видно на фотографиях, представленных на выставках «Earth from the Air — Земля из воздуха» (Yann Arthus-Bertrand). Морфологический анализ хаоса выходит за рамки этой статьи; важно то, что тенденция к упрощению, гомогенизации и переходу в равновесное состояние прослеживается в рамках различных систем, в том числе антропогенных.

Термодинамическому пониманию энтропии соответствует ее интерпретация в теории информации, где она рассматривается как мера неопределенности состояния системы, которая в зависимости от случайных явлений может развиваться по различным путям. Энтропия равна нулю, если возможен только один исход (кошка поймала мышь) и максимальна, если различные исходы равновероятны. Понятно, что бесструктурная масса в состоянии термодинамического равновесия обладает максимальной энтропией также с позиций теории информации: ее изменения зависят только от внешних факторов, а все исходы a priori равновероятны.

Закон возрастания энтропии возник в физике, но оперирует формально-логическим понятием вероятности, не привязанным к определенному материальному субстрату. Величина энтропии имеет размерность (энергия/температура или Джоуль/Кельвин) в соответствии с входящей в ее формулу постоянной Больцмана. Эта размерность условна, потому что температура является мерой энергии теплового движения молекул: было бы корректно выражать температуру в Джоулях. Формальную привязку к физике можно устранить, если использовать «безразмерную энтропию», величина которой равна энтропии в обычном понимании, деленной на постоянную Больцмана. Физический смысл после деления на константу не изменится.

Понятие вероятности в количественном или качественном выражении применимо к самым разным областям науки, практики и повседневной жизни. Соответственно, энтропия как характеристика, а также закон ее возрастания, применимы по крайней мере в качественном выражении к самым разнообразным системам, материальным и нематериальным. Зародившись в физике, закон возрастания энтропии стал «методом рассуждений» [5] и философским законом. Если в физике универсальный характер этого закона подвергается сомнению (в отношении космоса и микромира), то в окружающем нас макромире он приобретает всеобщий характер подобно другим философским законам. Понятие энтропии и закон ее возрастания применимы в химии: стоящие рядом сосуды с кислотой и щелочью будут иметь более низкую энтропию, чем раствор соли, который получится при их смешивании. Активные реагенты взаимодействуют между собой и другими веществами, постепенно превращаясь в гомогенный солевой раствор, лишенный энергетического и синтетического потенциала.

Понятие энтропии применимо в биологии, где также соблюдается закон ее возрастания. Наряду с энергией живые организмы для поддержания своей сложности потребляют отрицательную энтропию — негэнтропию, например, поедая сложно организованные животные и растения. Помимо материальной пищи, животным в той или иной форме необходима информация — нематериальный носитель негэнтропии. Действие закона возрастания энтропии в биологии видно на примере старения живых организмов. Из палеонтологии известно, что стареют не только отдельные особи, но также экосистемы и биологические виды. Согласно теории биологической сукцессии, жизнедеятельность любого биологического сообщества (биоценоза) приводит к тому, что занимаемый им ареал становится все менее пригодным для жизни входящих в данное сообщество видов. Соответственно, одной из задач экологии является воздействие на сукцессию с тем, чтобы затормозить ее на нужной стадии (целенаправленное творческое воздействие на природу). С этой задачей экологическая политика сегодня не справляется, потому что лишена возможности влиять на основной повреждающий фактор — перенаселение.

Против всеобщего характера закона возрастания энтропии в биологии можно возразить, что эволюция ведет к усложнению живых существ. Однако в настоящее время в биосфере преобладает не усложнение, а деградация с исчезновением биологических видов. Новые разновидности животных и растений возникают сегодня вследствие целенаправленной творческой деятельности человека, селекции или генной инженерии. По аналогии можно предположить, что и ранее создание биологических видов отчасти происходило при участии акта творения. Живая материя подчиняется второму началу термодинамики: процессы в ней протекают в направлении более вероятных состояний [6]. Способность живых организмов временно (в период роста, до начала старения или заболевания) снижать свою энтропию за счет поглощения негэнтропии не нарушает всеобщего закона. За анаболизм живая материя платит катаболизмом в большем количественном выражении [7], что, очевидно, справедливо как для отдельных организмов, так и для экосистем. Наиболее четко тенденция к упрощению биологических систем проявляется при участии людей, безграничное размножение которых ведет к деградации природной среды, исчезновению биологических видов, распространению пустынь и истощению невосполнимых ресурсов [8,9]. Воздействие человечества на среду своего обитания представляет собой наглядный пример возрастания энтропии в рамках изолированной системы — земной поверхности.

Энтропийная концепция применима в патологии, где она обладает практической значимостью. Все заболевания можно в некотором приближении разделить на высоко- и низкоэнтропийные. В первую группу относятся состояния, при которых отклонение от нормы происходит в сторону структурно-функционального усложнения. При этом речь может идти о привнесении внешнего усложняющего компонента (инфекция, паразитарная инвазия) или о местном структурном изменении (локализованная опухоль, порок развития). Во вторую группу относятся болезни, сопровождающиеся упрощением, дегенерацией, имеющие генерализованный или системный характер — на их примере проявляется действие закона возрастания энтропии в патологии. Для первой группы заболеваний возможно радикальное излечение с помощью повышающих энтропию мер: антибиотики, антипаразитарные средства, хирургические операции. Для второй группы терапия носит сохраняющий характер, направлена на торможение дегенеративного процесса. Эффективность такой терапии тем выше, чем тоньше и индивидуальнее механизм ее действия, вплоть до молекулярного: генная инженерия, конъюгация лекарственных препаратов с моноклональными антителами и т. п. Дегенерация и структурное упрощение часто происходят именно на молекулярном уровне. Ранее предлагалось отчасти аналогичное подразделение заболеваний на аддитивные (например, вшивость) и когерентные или линейно прогрессирующие [10].

Величина энтропии определяется не только сложностью структурной организации, но также целесообразностью и полезностью данной системы: возникновение и сохранение целесообразной системы менее вероятно, чем бесполезной, поскольку полезная система должна отвечать целому ряду условий. Отход от требований целесообразности означает повышение вероятности существования системы, а значит — повышение энтропии. Свалка компьютерной техники остается сложноорганизованной в структурном отношении, но она бесполезна; соответственно, ее энтропия будет выше, чем у действующего вычислительного центра. Разлад системы электрооборудования автомобиля с отклонением от нормы момента зажигания происходит под действием тряски. Заметной структурной дезорганизации при этом не происходит; однако, повышение энтропии, переход из менее вероятного в более вероятное состояние, очевидно, имеет место. Восстановление целесообразности системы электрооборудования и снижение энтропии возможно в результате целенаправленного творческого воздействия автоэлектрика.

По аналогии с целесообразностью, понятие энтропии применимо к этическим категориям добра и зла. При всем многообразии понимания этих категорий, добро должно отвечать большему числу требований, чем зло. Зло разнообразнее: можно воровать, брать взятки, вести аморальный образ жизни и т. п. Точно также, поскользнуться и упасть можно самыми разными способами, а пройти по тропе — одним или немногими путями. Не даром говорится, что ко злу дорога широка. Таким образом, этическая категория добра, также как целесообразность, творчество, разумное строительство, усложнение структуры и функции — противоположны по своей сущности злу, распаду, упрощению, коррупции, хаосу. Энтропия служит мерилом этих процессов. Порядок и чистота, будучи низкоэнтропийными состояниями, как бы символизируют положительную сторону мироздания. Однако не следует путать форму и содержание: под неопрятным обликом может находиться чистая душа и наоборот. Типичным примером этически значимого возрастания энтропии в общественной жизни является коррупция, которую можно сравнить с явлением малигнизации (озлокачествления) в патологии. Подобно раковой клетке, продажный чиновник перестает выполнять специализированные общественно-полезные функции и начинает заботиться только о своем питании и воспроизведении. Это сравнение справедливо также в отношении фальсификаторов в науке. Недобросовестные исследователи превращают науку из снижающий энтропию творческой деятельности в средство достижения своих личных целей.

Закон возрастания энтропии перестает действовать только тогда, когда вступает в действие благонамеренное творческое начало. Перенос ведрами воды из колодца в бочку снижает энтропию. Инженер с чертежной доской, программист с компьютером, рассматриваемые в некотором приближении как изолированные системы, значительно снижают энтропию, создавая сложные целесообразные системы, которые могут быть воплощены в материи. Построенный по их чертежам атомный реактор представляет собой снижение энтропии в рамках более широкой системы.

Можно возразить, что все продукты человеческой деятельности — это всего лишь локальные повышения степени организованности материи на фоне всеобщей деградации, наподобие произрастающих на свалке шампиньонов. Нелегко отвергнуть подобные сравнения. В глобальном масштабе, благодаря жизнедеятельности человечества, деградации окружающей среды и истощению невосполнимых ресурсов, энтропия повышается. Глядя с высоты, перенаселенные города и населенные пункты по морфологическим признакам сходны с метастазами злокачественной опухоли. Разрушение и реконструкция памятников архитектуры с утратой подлинности ведет к однообразию архитектуры в глобальном масштабе. В этом направлении ведет, например, реконструкция исторического центра Москвы [2,3].

Среди процессов, сопровождающихся повышением энтропии человеческого общества, можно назвать преступность, коррупцию, бесконтрольные миграции и пр. Прогрессирующее перенаселение представляет собой важнейший фактор, повышающий энтропию, как общества, так и окружающей природы. В результате притока мигрантов в развитых странах перегружается и теряет эффективность система здравоохранения, в лечебных учреждениях растут очереди, снижается доступность медицинской помощи. Ломаются конструктивные поведенческие стереотипы, нарастают агрессия и аутоагрессия. Подобным образом нарушается и упрощается поведение животных в перенаселенных популяциях: они начинают поедать друг друга и свое потомство. В применении к человеческому обществу эти явления можно охарактеризовать как утрату морали и законности.

История полна примерами тому, как цивилизации (низкоэнтропийное состояние) рушились под напором варварства (высокоэнтропийное состояние). Гибель цивилизованных государств, революции и беспорядки сопровождаются структурной дезорганизацией, упрощением, уменьшением продолжительности жизни людей. Напротив, экспансия более развитых и цивилизованных стран, строительство колониальных империй, сопровождались развитием со снижением энтропии, одним из объективных показателей чего служило увеличение средней продолжительности жизни. Рост продолжительности жизни и снижение детской смертности в колониях при сохранении высокой рождаемости привело к перенаселению, распаду колониальных империй, этническим конфликтам, эрозии земель [8] и т. п. В условиях глобализации человечество может превратиться в единую систему, которая, в соответствии с законом возрастания энтропии, должна развиваться в направлении упрощения, деградации и разрухи. Предотвратить возрастание энтропии в такой системе может только благонамеренная творческая деятельность, исходящая из наиболее развитых, низкоэнтропийных регионов. Такое развитие было бы в интересах всего человечества, кроме коррумпированных элит некоторых развивающихся стран.

Преодолеть действие закона возрастания энтропии, иными словами, преодолеть деструктивные тенденции развития как общества, так и окружающей среды, можно при условии сочетания творчества и добросовестности. Творчество без этической составляющей может быть разрушительным: ничто так быстро не повышает энтропию, как атомная бомба, продукт творческой деятельности. Только сочетание творческой деятельности с добросовестностью и благими устремлениями, направленными на сохранение и улучшение ранее достигнутого, могут заставить мироздание усложняться и совершенствоваться, а энтропию — снижаться. Здесь энтропийная теория этики находит соприкосновение с богословской парадигмой продолженного творения (Creatio continua) — через людей и при их участии. Один Бог ведает, что люди могут сотворить, если этот процесс не контролировать. Очевидно, что осуществлять централизованный контроль должны те, кто достиг наибольшего совершенства в этическом и научно-техническом отношении.

Критерием истины согласно марксистской философии является практика. Если на практике криминальная мораль позволяет систематически добиваться больших благ, чем всякая другая, значит истинна именно такая мораль. Поэтому бывшие партийные руководители, вопреки собственным лозунгам и программным документам, нередко обогащались с помощью незаконных и аморальных действий. Вместе с тем, обществу в целом воровская мораль приносит вред. Коммунистическая теория пыталась обосновать этику, исходя из классовых и общественных интересов: «Смысл жизни человека в служении общественному прогрессу, благу и счастью людей» [11]. В восьмидесятые годы подобные лозунги едва ли были искренними. Обоснование этики через общественные интересы несостоятельно с позиции индивида, для которого более существенны его собственные, а не общественные интересы. Мораль обладает свойствами императива только в рамках религий, где за нарушения обещано наказание после смерти. Однако в вопросе поднятия морального уровня общества мало надеяться на возрождение веры: многие по-прежнему остаются неверующими и спонтанными материалистами. Некоторые студенты сегодня изучают богословие по тем же соображениям, по каким в прежние годы изучали марксизм-ленинизм. В начале девяностых годов студенты переходили с философских факультетов в духовные семинарии.

Материалистическое обоснование морали представляет собой аргумент в пользу принятия дополнительных мер по подкреплению моральных норм наряду с законодательными. Однако возникают вопросы: каким моральным кодексом пользоваться? Одна мораль для всех? Как быть с религиозными и традиционными моральными нормами, которые различаются между собой? Очевидно, что в одном месте может действовать только один моральный кодекс для всех, подобно правилам дорожного движения. По-видимому, в условиях глобализации нужно стремиться к распространению на все человечество моральных норм, принятых в наиболее развитых странах.

Такова материалистическая основа этики: творческая деятельность в сочетании с добросовестностью и благими устремлениями позволит сохранить и снизить уровень энтропии или, иными словами, повысить уровень структурной организованности, целесообразности и гуманности общества. Основными требованиями современной этики в условиях перенаселения должно быть регулирование рождаемости, борьба с коррупцией, а также учет отдельными субъектами общественных интересов.

Литература:

1.                  Вестерхофф Х., ван Дам К. Термодинамика и регуляция превращений свободной энергии в биосистемах. Westerhoff H. V., van Dam K. Thermodynamics and control of biological free-energy transduction. Москва: Мир, 1992–684 c.

2.                  Яргина З. Н., Яргин С. В. О реконструкции исторического центра Москвы. Молодой ученый, 2012, № 12, стр. 120–124. http://www.moluch.ru/archive/47/5805/

3.                  Jargin S. 10/11/2009, h 14: Reconstruction of Moscow, some mechanisms. Dumus 10 November 2009 http://www.domusweb.it/en/news/2009/11/10/10–11–2009-h-14-reconstruction-of-moscow-some-mechanisms.html

4.                  Воскресенский В. Ю. Об основаниях энтропии. Москва: Московский гос. ун-т технологий и упр., 2010. — 104 с.

5.                  Шамбадаль П. Развитие и приложение понятия энтропии. Chambadal P. L'Évolution et applications du concept d'entropie. Москва: Наука, 1967. — 278 с.

6.                  Doerr W. Entropie und Pathogenese. In: Entropie und Pathogenese. Interdisziplinäres Kolloquium der Heidelberger Akademie der Wissenschaften. V. Becker, H. Schipperges (Hrsg.) Berlin etc.: Springer Verlag, 1993; S. 1–5.

7.                  Schaefer H. Entropie und Pathogenese. In: Entropie und Pathogenese. Interdisziplinäres Kolloquium der Heidelberger Akademie der Wissenschaften. V. Becker, H. Schipperges (Hrsg.) Berlin etc.: Springer Verlag, 1993; S. 6–11.

8.                  Яргин С. В. Перенаселение с позиций медицинской и общей этики. Украинский мед. журнал, 2009, № 6 (74) — XI/XII, стр. 34. http://www.umj.com.ua/article/2895/perenaselenie-s-pozicij-medicinskoj-i-obshhej-etiki

9.                  Яргин С. В. Причины гендерного дисбаланса. Народонаселение 2011, № 4(54), стр. 122–124.

10.              Becker V. Dissipative Prozesse und Pathogenese. In: Entropie und Pathogenese. Interdisziplinäres Kolloquium der Heidelberger Akademie der Wissenschaften. V. Becker, H. Schipperges (Hrsg.) Berlin etc.: Springer Verlag, 1993; S. 110–6.

11.              Апресян Р. Г., Гусейнов А. А., Скрипник А. П. Основы марксистско-ленинской этики. Москва, «Высшая школа», 1987. — 239 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle