Библиографическое описание:

Горинова Н. С. Структура ассоциативного имени Удача по данным русского ассоциативного словаря // Молодой ученый. — 2009. — №6. — С. 90-93.

Проблемы исследования отдельных концептов в современной лингвистике «являются настолько сложными, многообразными и богатыми, что требуют постоянного более глубокого проникновения в их сущности» [4, с. 109], особенно, если мы говорим об абстрактных единицах, в данном случае таких, как Удача. Изучение концептуального содержания понятий, принадлежащих к ядерной части духовной культуры этноса, дает возможность рассмотреть структуру языкового сознания. Одним из способов изучения структуры языкового сознания является анализ результатов ассоциативного эксперимента. По мнению Н. Ф. Уфимцевой, ассоциативные поля являются фрагментами вербальной памяти человека, фрагментами образа мира этноса, отраженного в сознании «среднего» носителя той или иной культуры, его мотивов и оценок а, следовательно, его культурных концептов, в определенный период развития общества [12, с. 141].

В данной статье представлен анализ ассоциативного поля концепта Удача по данным Русского Ассоциативного Словаря (РАС) под руководством Ю. Н. Караулова. Существительное Успех относится к группе абстрактных, непредметных имен, обозначающих феномен действительного мира, который не является физическим телом, веществом и не представляется в качестве такового [1, с. 19], т.е. оно является единицей класса интерпретационной лексики.

Существуют различные способы систематизации ассоциативных реакций. Учитывая особую природу интерпретационной единицы Удача, на наш взгляд, за основу следует взять трехуровневую модель языковой личности (ЯЛ) Ю.Н. Караулова, т.е. все типы ассоциаций можно разделить на: реакции, отражающие связи между словами в системе языка; реакции, отражающие различные виды знаний, ассоциированных со стимулом; реакции, отражающие ценностные установки и элементы коммуникативного поведения субъекта. Ассоциации первого типа соответствуют вербально-семантическому уровню ЯЛ и определяют языковую специфику слов, выражающих интересующие нас концепты. Реакции, отражающие различные виды знаний, ассоциированных со стимулом, соответствуют лингвокогнитивному уровню, который раскрывает "картину мира" индивида, отражающую иерархию его ценностей. А реакции третьего типа совпадают с прагматическим уровнем - цели, мотивы, интересы, установки субъекта.

Когда мы говорим о связях между словами в системе языка, мы, вслед за многими авторами, выделяем, по крайней мере, 3 основных направления их дифференциации: связи по форме (фонетической, графической, морфологической), смысловые связи (отражающие разные виды соотношения значений слов, заданные в лексико-семантической системе языка), синтагматические связи (отражающие типовую сочетаемость и особенности совместной встречаемости разных слов в дискурсе). Рассмотрим ассоциативные реакции стимула Удача, опираясь на названные типы отношений.

Стимул Удача чаще всего вызывает в качестве реакций, отражающих связи слов по внешнему подобию, лексему дача. В быстрой речи звучание этих слов совпадает, так как фонема «у» стоит в безударном положении. В данном случае мы наблюдаем фонетическое сходство между стимулом и реакцией. Слово удочка встречается один раз. Возможно, это объясняется тем, что фонетическое сходство здесь основано лишь на совпадении буквосочетаний «уд…ч». В целом, ассоциации, основанные на связях по форме, занимают в рассмотренном материале незначительное место – 2,7%.

Большая часть ассоциаций, представленных в РАС, отражает смысловые связи слов, заданные в лексико-семантической системе языка. Такие реакции аналогичны по своей сущности определениям, представленным в толковых словарях. К этой группе мы относим: синонимические, антонимические и квазиантонимические замены, семантические аналоги (частично-пересекающееся значение) и «наивные» дефиниции.

В восприятии носителей языка синонимами к стимулу Удача являются фортуна (1,8%) и везение (0,9%). Содержание концепта Удача раскрывается в реакциях судьба, халява, неожиданность, случай. Судьба и случай указывает на то, что Удача не зависит от желания, стараний, интенций человека, она может прийти, а может обойти стороной. Неожиданность связана с непредсказуемостью, предопределенностью свыше. Халява подтверждает представление об Удаче как некой внешней силе, которая действует благотворно, но избирательно, подчиняясь особым законам, неподвластным здравому смыслу, так что Удача может сопутствовать даже тем, кто ее не слишком заслуживает. Кроме синонимических замен, семантических аналогов и «дефиниций» (которые не встретились в ассоциативных статьях) к группе ассоциаций, основанных на лексико-семантических связях, относятся антонимические и квазиантонимические замены. Наиболее типичные реакции на стимул Удача: неудача (2,7%), поражение (0,9%), несчастье (0,9%). В РАС II Удача в качестве квазиантонимических замен имеет ассоциации невезение, катастрофа, ошибка, промах.

Синтагматические связи отражают типовую сочетаемость лексемы Удача. Учитывая принципы анализа таких ассоциаций, мы обнаруживаем следующие виды синтаксических структур, представленные парами S↔R: атрибутивные словосочетания, глагольно-объектные словосочетания и предикативные комплексы. Рассмотрим такие соотношения более подробно.

Удача в сознании русских, по своему масштабу должна превышать предполагаемую норму – большая(3,6%). Обычно она внезапная(0,9%), неожиданная(0,9%) , случайная(0,9%), т.е. неконтролируемая человеком, но желанная (0,9%) и нужная(0,9%). Деятельностная сфера локализации Удачи практически не представлена в адъективно-именных словосочетаниях, а вот отсутствие усилий подчеркивается реакцией легкая. Именные атрибутивные словосочетания наиболее детально разграничивают жизненную сферу концепта Удача. Удача может присутствовать в трудовой деятельности: в делах, в деле, в работе, в бизнесе. Ответ в любви подчеркивает важность Удачи во взаимоотношениях между мужчиной и женщиной. Миг; мгновение; час; минутами свидетельствуют о кратковременности и быстротечности Удачи; а корабль, океан, фонтан о её значительном масштабе. Местоименные атрибутивные словосочетания, с одной стороны, указывают на субъект деятельности – моя, не моя, ты; а, с другой, подчеркивают основное свойство лексемы Удача как интерпретационной единицы – необходимость уточнения конкретного референта - в чем-то.

Удача приходит вне зависимости от воли человека, поэтому в большинстве случаев данная лексема должна выступать в качестве грамматического субъекта: Удача сопутствует (3,6%), улыбнулась (2,7%); привалила (1,8%), пришла (1,8%), вернулась; постигла; присутствует; светит, блеснула; ждет, будет, улыбнется; пусть придет ко мне; не дошла, отвернулась, отсутствует, упорхнула. Из данных реакций большинство показывают, что Удача есть или будет, и лишь 7 говорят об ее отсутствии. Можно сделать вывод о том, что респонденты верят и надеются, что им будет сопутствовать Удача. Реакции к стимулу Удача экспрессивны: улыбнулась, привалила, упорхнула, блеснула Ассоциация привалила, в очередной раз подчеркивает масштабность Удачи, а улыбнулась, блеснула, упорхнула – ее кратковременность. Но, в то же время, появляется реакция светит, что уже говорит о возможности более долгого присутствия Удачи. Во многих глагольно-объектных словосочетаниях Удача, хотя и выступает в роли объекта, по сути, является активным субъектом, а человек выступает в качестве пассивного субъекта, так как он может ждать и надеяться, а сделать ничего не в силах: жду, надеяться; желать; радоваться. Но, как ни парадоксально, можно добиться и достичь Удачи. Вероятно, в данном случае такие реакции были получены через пресуппозицию: Удача → успех → достичь. Гарантировать Удачу можно только теоретически, т.е. ее можно предсказать, не обещать, так как Удача, так же как и фортуна, везение не определяются способностями человека.

Среди ассоциаций, в основе которых лежит информация о мире, мы выделяем: названия типичных предметных атрибутов, сопровождающих и / или символизирующих Удачу; обозначение субъекта деятельности, ассоциирующейся с Удачей; указание на типичные обстоятельства, сопутствующие Удаче; указание на сферу жизни, деятельности, с которой связана Удача; обозначение конкретных ситуаций, которые ассоциируются с Удачей; указание на типичные или ожидаемые последствия достижения Удачи; ассоциации, отражающие связь лексемы с прецедентными феноменами.

В силу особой интерпретационной природы лексемы Удача ассоциации данной группы раскрывают характер ее референтной области, что проявляется как в семантике, так и в сочетаемости стимула и реакции. В сознании русских Удача ассоциируются с дипломом, билетом (вероятно, имеется в виду экзаменационный билет), шпаргалкой (смог воспользоваться – повезло), что подчеркивает наличие пресуппозиции на связь с учебной деятельностью в концептуальном содержании единицы. Как и во многих других, в русской культуре существуют стереотипы, приметы. Удача, как проявление судьбы, как счастливый исход, предопределяемый сверхъестественными силами, часто присутствует в суевериях. Так, считается, что если подкову прибить изнутри на дверь дома, то всегда будет сопутствовать Удача (подкова),потому что она принадлежит лошади - древнему магическому животному, связанному с солнцем и богами (солнце). Весьма показательным является и тот факт, что Удача часто ассоциируются с материальными средствами, полученными как вознаграждение, или, возможно, потраченными в процессе достижения цели: деньги, прибыль, выигрыш, премия. Среди прецедентных феноменов реакция Госпожа указывающая на известную песню: «..Ваше Благородие Госпожа Удача..» и реакция джентльмены, указывающая на фильм «Джентльмены Удачи». Реакция Америка намекает на то, что за Удачей надо лететь в США. Фемида, являясь богиней правосудия, вершила судьбами людей, а значит, предопределяла Удачу. Паука нельзя убивать, это к несчастью, неудаче (реакция – паук); решка ассоциируется с ситуацией, когда подбрасывают монету, чтобы прийти к общему соглашению, и результат будет зависеть от того, выпадет орел или решка.

Информация о мотивах, интересах, установках самого респондента представлена в реакциях третьего типа - предикативных комплексах, отражающих аффективно-оценочное отношение к ситуациям, связанным с Удачей, (условно: прагматические реакции), а элементы коммуникативного поведения – в реакциях диалогового режима. Остановимся на них подробнее. Представление об Удаче как о событии желанном весьма устойчиво - счастье(3,6%); радость; надежда. Эмоциональное состояние в таких случаях выражается через реакции: ура!, это да, повезло. Аффективно-оценочные комплексы: здорово, хорошо, почаще бы, охота, замечательно, пусть придет ко мне подтверждают желанность Удачи для самого субъекта. Но, как видно из полученных ответов, Удача не всегда сопутствуют нам в нашей жизни: вряд ли; редко; редкость; если бы; нет, редка, не всегда, не моя, не дошла, стороной, упорхнула, что является причиной досады, сожаления; страдания и даже горя. В некоторых реакциях респондент - участник диалога и тогда стимул – это вопрос, а реакция – ответ. Здесь возможны да/нет ответы: Удача – нет и ответы, в которых информант рассказывает про себя: пусть придет ко мне, жду, не моя, моя.

Итак, проанализировав ассоциативные поля концепта Удача по данным РАС, мы рассмотрели его лингвокультурную специфику и особенности ее отражения в ассоциативном поведении носителей русского языка, а также попытались раскрыть характер референтной области данной лексемы, что является основополагающим для единиц интерпретационной лексики.

 

Список литературы

 

1.      Апресян Ю. Д. Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. Третий вып. М.: Яз. славянской культуры, 2003. - 624 с.

2.      Дмитрюк Н. В. Ассоциативное поведение и национально-культурная специфика // Текст как инструмент общения. М.: 1983. с.81-92.

3.      Ефремова Т. Ф. Современный толковый словарь русского языка. В 3 томах. АСТ, Астрель, 2006 г.

4.      Жаркынбекова Ш. К. Моделирование концепта как метод  выявления этнокультурной специфики //Материалы IX Конгресса МАПРЯЛ. Братислава, 1999.

5.      Караулов Ю. Н. Что же такое «языковая личность»? // Этническое и языковое самосознание. М.: 1995. с. 63—65.

6.    Кустова Г. И. Предикаты интерпретации: ошибка и нарушение // Логический анализ языка. Язык и этика. М., 2000.

7.      Леонтьев А. А. Общие сведения об ассоциациях и ассоциативных нормах // Словарь ассоциативных норм русского языка. М.: МГУ, 1979. с. 3-16.

8.      Леонтьев А. Н. Словарь ассоциативных норм русского языка. М.: 1977. 192 с.

9.      Русский ассоциативный словарь /под рук. Ю. Н. Караулова. М.:Астрель, 2002. 755 с.

10.  Уфимцева Н. В. Русские: опыт еще одного самопознания // Этнокультурная специфика языкового сознания. Сборник статей /отв. ред. Н. В. Уфимцева. М.: Институт языкознания РАН, 1996, с.139-162.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle