Библиографическое описание:

Гриневич И. М. Развитие идей пореформенной педагогики в конце 50-х-60х годах XIX века // Молодой ученый. — 2009. — №6. — С. 165-168.

 50-е годы XIX века характеризовались переосмыслением обществом сложившихся в стране реалий. Накопившиеся проблемы со всей очевидностью высветила Крымская война, показавшая несостоятельности курса на сохранение феодальных порядков и неизбежность буржуазных реформ. Данные преобразования должны были затронуть все сферы государства, включая сферу народного просвещения. Переход к буржуазному устройству общества, предстоящее освобождение крестьян от крепостной зависимости и другие преобразования предполагали создание школы для всех слоев населения. Как следствие этого страна в очередной раз оказалась перед необходимостью совершенствования нормативно-правовой базы системы образования.

В преддверии преобразований на страницах периодических изданий «Морской сборник», «Русский педагогический вестник», «Журнал для воспитания» и других развернулась общепедагогическая дискуссия, в процессе которой свое мнение по вопросам образования высказали многие педагоги и общественные деятели страны. «Для них это время наиболее интенсивной новаторской работы; много интересных деятелей приобщилось к проблемам педагогики и к педагогическому труду в различных губерниях России», – пишет Д.И. Латышина [1.c.247].

Начало дискуссии положила опубликованная в сентябрьском номере «Морского сборника» за 1856 году статья Н.И. Пирогова «Вопросы жизни»[2.c.10],  в которой «необходимость общечеловеческого воспитания для всякого показана была так ярко, вопрос был выдвинут настолько талантливо и резко, что «Вопросы жизни» сделались настоящим событием, их основная мысль была подхвачена всеми и стала лозунгом предстоящей школьной реформы»[3.c.211].

Свободному выражению взглядов способствовало воцарение 19 февраля 1855 года на престол более демократичного Александра II. «Государь настолько интересовался делом народного образования, что указом Сенату от 5 мая 1856 г. потребовал, чтобы все журналы Главного правления представлялись в подлиннике», – отмечал И. Алешинцев [4.c.213].

Началом первого этапа школьных преобразований явилось принятие императором 5 марта 1856 года решения о проведении школьной реформы на принципах централизации управления общеобразовательными заведениями, осуществления реального образования в специально-создаваемых образовательных учреждениях и  разработки нормативных документов по устройству в женских школ, приближенных по курсу преподавания к гимназиям [5.c.44]. При Главном правлении училищ для подготовки проектов новых уставов низших и средних учебных заведений был создан расширенный Ученый комитет. Основной образовательной школой должна была стать гимназия, призванная заменить многочисленные разрозненные учебные заведения.

17 марта 1860 года  проект устава был опубликован и разослан педагогическим советам для обсуждения. В отличие от предыдущего устава, в нем провозглашалась новая цель общего образования.  «Цель гимназии, как среднего учебного заведения состоит в  том, чтобы дать учащимся полное общее образование, потребное для разумной человеческой жизни, а не в том, чтобы снабдить их сведениями, потребными для успешной деятельности в известном звании…

Предлагаемый проект устава распространялся на подведомственные Министерству народного просвещения учебные заведения. На практике значительная часть школ находилась в ведении других ведомств, от чего многие из школ были лишены необходимого руководства. «В учебном отношении они не имеют никакого единства управления, способного направить действия к одной общей цели», – указывалось в представлении Государственного Совета [7.c.610]. В целях упорядочения деятельности школ Министерство народного просвещения подняло вопрос о составления общего плана устройства учебных заведений.  Для решения задачи 18 июля 1861 года был создан особый комитет из представителей министерств государственного имущества, уделов, внутренних дел, финансов и народного просвещения. 15 ноября 1861 года составленный комитетом проект общего устройства народных училищ был представлен Государственному Совету. В итоге было  подготовлено два во многом не согласующихся нормативно-правовых документа, регулирующих деятельность школы. На этом основании Государственный Совет отложил рассмотрение вопроса и предложил Министерству просвещения разослать проекты в учебные заведения и известным иностранным педагогам для обсуждения [8.c.1352]. С учетом замечаний было выработано «Положение о начальных народных училищах», утвержденное императором 14 июля 1864 г.[9.c.609].

Изменения в проекте устава отражали общие перемены в социально-политической жизни начала 60-х годов XIX века. «Падение крепостного права знаменовало явный поворот истории России рабской в другую, противоположную сторону свободы. Если народная масса радовалась непосредственно ощущая на себе духовные и материальные блага великого законодательного акта 19 февраля, то лучшая часть образованного общества сливалась  в общем восторге с народом, приветствовала в освободительной хартии упразднение застарелой вековой неправды и начало всеобщего обновления русской жизни  во всех  сферах и направлениях… С уничтожением крепостного права Россия вступила в новую эпоху развития», – писал Джаншиев[10, c.114].

Доработанный вариант проекта был повторно разослан для обсуждения[11.c.495]. Было получено 365 отзывов о проекте (110 от университетов и педагогических советов и 225 от частных лиц). Анализ отзывов высветил главную проблему: каким должно быть образование – классическим или реальным? Большинство респондентов высказались за совместное существование обоих типов гимназий. Значительная их часть высказалась за замену реальных гимназий классическими. Основной причиной такого рассогласования являлись то, что «разделение гимназий на филологические и реальные создавало много неудобств, в большинстве городов России могло быть всего по одной гимназии и мальчику не представлялось выбора по собственным его наклонностям». Были сомнения и в отношении реальности поставленных перед гимназиями задач. Н.И. Пирогов, в частности, задавал вопрос, можно ли в 4 года изучить классический язык настолько, чтобы читать свободно сочинения древних классиков и, необходимо ли для университета знание латинского языка? Если необходимо, то филологическое направление должно преобладать. Если нет, то пусть поступают в университет из обеих гимназий, и нет необходимости в поверхностном изучении латинского языка в реальных гимназиях. Педагог указывал, что гимназия  дает только общее образование, а его следует впоследствии закончить, будет ли это в ученой карьере или на практическом поприще. Часть замечаний касалось педагогических советов, прав и обязанностей должностных лиц и т.п. Все респонденты высказались за необходимость «улучшения материального содержания учителей и воспитателей», писали о невозможности «при нынешней материальной обстановке вполне предаться делу воспитания и образования».

В течение апреля – мая 1863 г. был создан третий «Проект устава гимназий и прогимназий», однако и он не получил одобрения в Государственном совете. Прежде всего, срок обучения в гимназии было признано оставить семилетним. Возникли разногласия относительно рекомендованной проектом классической системы преподавания и пансионатов. После внесения соответствующих поправок проект был принят Государственным советом 2 ноября 1864 г., а 19 ноября утвержден Александром II[12.c.631].

В соответствии с Уставом в стране предстояло создать двухуровневую  общеобразовательную системах: прогимназии и гимназии. Гимназия, говорится в документе, «имеет целью доставить воспитывающемуся в них юношеству общее образование, и вместе с тем служить приготовительными заведениями для поступления в университет и другие высшие специальные училища».

Устав предоставил Министру народного просвещения право выбора типа гимназий с учетом местных условий. Имеющиеся 80 гимназий были разделены: 16 гимназий на классические с двумя древними языками; 16 – на реальные, 48 – на классические с одним латинским языком. Вскоре число реальных гимназий уменьшилось до 5, а остальные по желанию местных жителей были переведены в классические с одним древним языком. «Это было вызвано тем, что только классические гимназии открывали доступ в университет, а, следовательно, через него к служебной карьере», – Д.И. Латышина.

Одновременно Министерство народного просвещения продолжило политику поддержки частных и  сокращению сословных образовательных учреждений. Считая нецелесообразным закрытие пансионатов законодательным путем, Министерство закрывало их по ходатайству местных властей.

Принятие нового устава являлось реакцией правительства на происходившие в обществе изменения, приводящие к росту образовательной потребности.

Рост числа  обучающихся и увеличение количества гимназий обусловили актуализацию проблемы подготовки учительских кадров. Как показала практика, учрежденные в 1860 году педагогические курсы «по многим причинам оказались несоответствующими своему назначению, а число стипендиатов этих курсов не достаточно сравнительно с потребностью в учителях». Для решения проблемы правительство приняло ряд мер. Во-первых, было увеличено общее число стипендиатов в университетах со 150 до 259 человек. Во-вторых, функцию подготовки учителей возложили на историко-филологические и физико-математические факультеты. В-третьих, было разрешено назначать славян и чехов на должности учителей древних языков в гимназиях и допускать преподаванию кандидатов духовных академий. Однако эти начинания не были реализованы в полной мере.  Не  была завершена и реформа средней школы на условиях Устава 1864 года.

Противники созданных согласно Уставу гимназий развернули активную борьбу с А.В. Головниным, используя весь запас средств, до обвинения в измене, включительно, хотя, по замечанию Масловского, «за два года своего существования классическая и реальная гимназии не могли дать материала в пользу каких-либо выводов». Увольняя министра, император отметил, что ценит его намерения и усердие и ни в чем не может упрекнуть, но против него сильно возбуждено «общественное мнение».

Головнина сменил Д.А. Толстой. Сначала он увлекался гимназиями уваровского типа, ориентированных на усвоение идейного наследия классического мира, но под влиянием консервативно настроенных сил стал проводить направленную на развитие классической системы образования политику. Этому способствовало распоряжение императора от 13-го мая 1866 г., предписывающее в образовании «руководствоваться по преимуществу охранительными началами христианской религии и существующего государственного строя». 

Большинство исследователей сходятся во мнении, что Д.А. Толстой и его преемник И.Д. Делянов сослужили плохую службу русскому просвещению. Однако, несмотря свертывание демократических преобразований в школе, обращает внимание характерная для их руководства целенаправленная политика Министерства народного просвещения по упорядочению нормативной базы образования и по подготовке педагогических кадров.

Изменение в нормативной базе касались трех основных направлений: 1) создание условий для безусловного преобладания классического типа средней школы; 2) переход к единым учебным планам и программам; 3) сохранение пансионатов при гимназиях.

Разделились мнения членов Государственного Совета  и по вопросу о реальных училищах. 19 членов согласились с Д.А. Толстым и приняли проект Министерства, а 27 членов стали на сторону Головнина. Александром II был утвержден министерский проект устава реальных училищ. «Реальные училища, – говорилось в нем, – имеют целью доставлять учащемуся в них юношеству общее образование, приспособленное к практическим потребностям и к приобретению технических познаний». Общество в целом негативно отнеслось к нововведениям. Когда же пошли выступления в печати против принятых нормативных актов, Д.А. Толстой добился высочайшего распоряжения «воспретить печатание в повременных изданиях коллективных заявлений частных лиц, заключающих в себе обсуждение, одобрение или порицание действующих законов, и также предположений правительственных установлений об изменение существующих узаконений и законопроектов, внесенных на утверждение в установленном порядке». Исключив, таким образом, законотворческую инициативу в области образования со стороны педагогической общественности, лишив классическую систему всякой конкуренции, Министерство народного просвещения  превратило школу в инструмент политического регулирования общественной жизни.

Целью проводимой Д.А. Толстым реформы являлось «охранение дела народного образования от посторонних пагубных влияний поддержанием и упрочением онаго в духе религии и нравственности и возложение заботы о достижении этой цели на совместные усилия министерства народного просвещения, духовенства и дворянства». В соответствие этим в 1872 г. Министерством были изданы подробные планы гимназического курса, право разработки которых раннее принадлежали педагогическим советам. В том же году вышли «Правила об испытаниях учеников»,  «Порядок отчетности учителей по результатам текущей и итоговой аттестации учащихся». 4 мая 1874 г. министром были утверждены «Правила для учеников гимназий и прогимназий» и «Правила о взысканиях».  С 1871 года в школах начал функционировать институт классных наставников и их помощников.

Одновременно министерство стремилось ограничить развитие начальных народных училищ, что нашло выражение в утвержденном 25 мая 1874 г. «Положении о начальных народных училищах». Положение, прежде всего, меняло порядок управления училищами. В нем были четко разграничены сферы деятельности. Хозяйственная часть возлагалась на учредителей; административной властью наделялись училищные советы и инспектора народных училищ; учебной – только инспектора. Ранее состоящий из представителей имевших отношение к школе ведомств, Учительский совет получил иное устройство – в него вводились два представителя от Министерства народного просвещения, представители от министерства внутренних дел, от духовного ведомства и от земства. Председателем совета назначался предводитель местного дворянства.

Главными фигурами становились инспектора народных училищ. Они являлись заместителями председателей училищных советов и обладали исполнительной властью вне совета практически по всем вопросам. Начиная с 1885 г. в период руководства Министерством народного просвещения И.Д. Деляновым (1882 – 1897 гг.) классическое образование постепенно приобретает черты сословного[13.c.334]. 11 апреля 1887 г. принимается решение о запрещении принимать в гимназии детей лиц, занимающихся предосудительными профессиями, и признано целесообразным упразднение подготовительных классов с целью «отвлечения от гимназий таких учеников, которым по условиям быта их родителей совершенно не следует стремиться к среднему гимназическому образованию».  Заручившись поддержкой Александра III «о допущении впредь в гимназии и прогимназии детей лишь некоторых сословий не ниже купцов 2-й гильдии», Министерство  увеличило плату за обучение и рекомендовало директорам гимназий и прогимназий принимать только детей, «которые находятся на попечении лиц, представляющих достаточное ручательство в правильном над ними домашнем надзоре».

Частичные изменения не могли избавить гимназии от всех недостатков, о чем свидетельствовали участившиеся ходатайства о пересмотре устава гимназий и открытии доступа в университеты выпускникам реальных училищ. Так, в феврале 1896 г. такое ходатайство поступило от курского дворянства. Ранее об этом ходатайствовали смоленские, орловские и самарские дворяне. Реакцией правительства стало образование очередной комиссии по вопросам улучшения средней школы.

Вторая половина XIX века являлась уникальным в развитии отечественного образования временем. Начавшись под знаменем кардинальных социально-экономических преобразований, оно характеризовалось противоречивостью, острой борьбой прогрессивных и регрессивных сил и завершилась победой представителей консервативного направления. Оценивая данный период, необходимо отметить следующее. Во-первых, в пореформенный период была сформирована отвечающая потребностям времени нормативно-правовая база образования, охватывающая все его уровни и оперативно реагирующая на происходившие в обществе и в государстве изменения. Во-вторых, принимаемые в области образования документы не просто отражали указанные изменения, а активно способствовали проведению образовательной политики. В-третьих, был выработан и апробирован демократический механизм принятия нормативных актов.

Литература

1. Латышина Д.И. История педагогики.- С.247.

2. Чехов Н.В. Народное образование в России с 60-х годов XIX годов. - М., 1912.- С.10-11.

3. Там же. - С. 211 - 212.

4. Алешинцев И. История гимназического образования в России. (XVIII-XIX век) - СПб., 1912. - С. 213.

5. Сборник постановлений. - Т.3. - 44.

6. Алешинцев И. История гимназического образования в России. (XVIII-XIX век). - СПб., 1912. - С. 215.

7. Представление в Государственный совет. Положение о начальных народных училищах // Сборник постановлений. - Т.3. – 610.

8. Там же. – Т. 3. - С.1352

9. Сборник постановлений… - Т.3. – С. 609.

10. Джаншиев. Эпоха великих реформ. – М., 1900. - С. 114.

11. Сборник распоряжений по министерству народного просвещения. - Т. 2. – С. 495.

12. Устав гимназий и прогимназий ведомства Министерства народного просвещения. - Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. - СПб., 1876. - 631.

13. Алешинцев И. История гимназического образования в России. (XVIII-XIX век). – С. 334.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle