Библиографическое описание:

Бочков П. В. Процессы политической манипуляции в церковной сфере // Молодой ученый. — 2009. — №6. — С. 132-142.

   Проблемы современных юрисдикционно-политических церковных расколов постсоветского периода вызваны с одной стороны — вмешательством государства во внутреннюю, каноническую жизнь Церкви на фундаменте принятия православным сознанием и раскольниками в частности, узких секулярных национальных интересов, идеологических установок, ложных и временных политических ориентиров. С другой стороны — процессами политической манипуляции в церковной сфере и политизацией вопроса о Поместной Церкви. «Возникновение раскола, как известно, было обусловлено целым рядом причин, среди которых — политизация церковной жизни, проникновение в жизнь Церкви националистической идеологии этнофилетизма, гордыня и нераскаянность предводителей раскола»[1].

     Но, прежде чем приступить к проблематике вопроса о Поместной Церкви, нужно проанализировать основные аспекты самой политической манипуляции. Власть, которая находится в руках правящей государственной и экономической элиты осуществляется с помощью правовых, социальных и психических норм регуляции поведения субъектов общественной жизни. Используют три основных способа влияния на поведение индивидов, социальных групп и общества в целом: принуждение, манипулирование и сотрудничество.

Наилучшим из них есть, безусловно, сотрудничество. Этот способ влияния гуманный и этически благоприятный, но он длительный и трудоемкий. А те, кто находится во власти, чаще всего ориентированны не на стратегические, а на тактические проблемы настоящего. Подавляющее большинство из них, к сожалению, проникается не проблемами общества, а собственным благосостоянием. Власть имущим намного проще (да и по душе) заниматься манипулированием общественного сознания в собственных субъективных политических целях. Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл подчеркивает: «Сегодня общество устроено так, что общественным сознанием очень легко манипулировать, так как существует телевидение. Человек, потребитель данной информации, становится очень уязвимым. Он даже не может понять, в какой момент его сознание направляется в нужную сторону для тех, кто этим занимается. Это делается за деньги. За большие деньги. Есть такое понятие: пиар-кампании. Что это такое? Это значит, что эта кампания направлена на промывку мозгов. И делают это люди, которые никому неподотчетны»[2].

Этот метод побуждения людей к «правильной» с точки зрения власти поведения, в отличие от силовых методов, есть направленным не на физическое принуждение людей, а на формирование желательных для правящей элиты стереотипов и стандартов поведения и мышления. Это обеспечивается путем внедрения, в общественное сознание запрограммированных властью социальных и психических норм регуляции поведения членов общества.

Таким образом, под манипулированием общественным сознанием мы будем понимать скрытое (латентное) управление сознанием и поведением людей в определенных политических, социальных и экономических интересах правящей элиты. Указанный способ социального управления имеет определенные преимущества сравнительно с силовыми, административно-правовыми и экономическими методами планирования, поскольку осуществляется незаметно для человека и не нуждается в значительных материальных затратах и «жертвах» для установления контроля над обществом.

Политическая манипуляция в сфере религии — это система средств идеологического и духовно-психологического влияния на массовое сознание верующих людей с целью навязать определенные идеи, доктрины, ценности в религиозной жизни; целенаправленное влияние на религиозное сознание и социально-политическое поведение верующих людей для направления их в заданном направлении.

Политологи и социологи исследуют политическое манипулирование в двух направлениях. Первый — апологетический, согласно которому политическое манипулирование рассматривается как необходимое средство управления сознанием масс. Второй — социально-критический — квалифицирует политическое манипулирование как принципиально новое восприятие социальной действительности. Оба направления имеют огромное значение для современной политики, особенно в условиях принципиально новой роли средств массовой информации в формировании массового сознания. «Информационное поле сегодня в подлинном смысле является полем битвы за сердца людей, и поэтому на этом поле нередки столкновения мнений, полемические противостояния и даже прямые конфликты»[3].

Технология политической манипуляции в церковной сфере осуществляется благодаря внедрению в сознание верующих христиан под видом объективной информации ложного и необъективного, однако, желательного для отдельных политических групп. К процессам манипуляции можно отнести влияния на болевые точки религиозного сознания, которые служат причиной страха, тревоги, ненависти, а также реализации определенных скрытых целей, достижение которых выгодно для определенных групп влияния в области политики и экономики.

Политические манипуляции есть двух видов — межличностные и массовые. И те, и другие имеют соответствующую цель и технологии, благодаря которым достигают цели.

Для осуществления межличностных манипуляций важно знать тип и особенности личности, поскольку именно с их учетом и осуществляется влияние на человека, а для того чтобы манипулировать группой людей, особенно большой, необходимо точно знать ее общие характеристики и «болевые» точки.

История стран постсоветского периода знает много политических, государственных деятелей — манипуляторов — психологически сильных или неординарных личностей, которые профессионально влияли и продолжают влиять не только на отдельно взятого человека, но и на большие группы людей благодаря личностным качествам. Леонид Кравчук, Александр Проханов, Звиад Гамсахурдия[4] (После распада СССР, Первый Президент Грузии, известный своими ультранационалистическими воззрениями, приведшими к межнациональному кровавому конфликту в 1992 г в Южной Осетии и Абхазии, вследствие чего напряженная обстановка в Кавказском регионе сохраняется до сих пор. Православие же, как и все население непризнанных республик пребывает в болезненном разделении. На территории, вследствие политических конфликтов, действуют различные группировки раскольников, – запрещенных клириков РПЦЗ из тех, что не пожелали воссоединиться с РПЦ в 2007 году, раскольничьей полусектантской ПРЦ (Православной Российской Церкви) «митрополита» Рафаила (Прокопьева), и даже греков – старостильников. Последние весьма сильны в Южной Осетии, где создали «Аланскую епархию» во главе с «епископом» Георгием (Пухаевым)[5]) ,Владимир Жириновский, Юлия Тимошенко, Юрий Луценко, так называемый «патриарх Киевский и всея Руси – Украины Филарет» - Михаил Денисенко, бывший епископ Иоанн (Боднарчук), Виктор[6] и Петр Ющенко, Михаил Саакашвили[7], Лиля Григорович[8], и многие другие общественно-политические деятели, в совершенстве владеющие технологией формирования общественной мысли за счет как собственных черт, качеств, способностей и умений, так и с помощью инструментов государственного аппарата, а также разных средств массовой информации.

Политические манипуляции чаще всего используют с целью достижения власти, ее реализации и удержание. Цель любого манипулятора или группы манипуляторов — подчинить собственной воле другой человека или группу людей. Зачастую, лидеры раскольнических «юрисдикций», обладая необходимыми юридическими правами и являясь субъектами права, пытаются с помощью политических сил и разного рода партий создать некий орган государственного контроля в сфере религии, рассчитывая на то, что в перспективе смогут диктовать свою волю группе чиновников из одного ведомства, ведь это проще чем вести диалог с представителями разных государственных департаментов и ведомств, нередко соподчиненных друг другу. Зачастую под «омофором» неканонических «юрисдикций» создаются различные общественно-политические объединения, имеющие своей целью все тоже влияние на умы и сердца «потенциальных клиентов» - простых верующих, склонение их к переходу в раскол, совращение в отпадение от Вселенского Православия. К примеру, именно такой целью задалось общественное движение «За Украинскую Поместную Православную Церковь», одним из лидеров которого является родной брат Президента Украины[9], депутат Верховной Рады, Петр Ющенко[10].

      Политическая манипуляции в религиозной сфере — нечто другое, откровенная спекуляция на богословских вопросах и религиозных чувствах. Отсюда, церковные расколы, раздоры, противостояния, национальные конфликты, фанатизм, религиозный радикализм, социальный изоляционизм, экстремизм, терроризм и другие явления, в основу которых положено, прежде всего, вторжение в глубинные религиозные чувства не только отдельных людей, а и целых народов. «И политические силы в Украине делают это с огромным мастерством, результативностью, используя разнообразные средства и технологии. От выборов до выборов технология манипулирования сознанием масс становится каждый раз совершеннее»[11], — подчеркивает Блаженнейший Митрополит Владимир (Сабодан). Все это можно наблюдать во время проведения очередных избирательных кампаний, когда имиджмейкеры используют множество манипулятивных приемов, лишь бы убедить граждан в том, что их кандидат в президенты, депутаты или мэры — наилучший и его поддерживает та или иная конфессия.

Самое яркое и результативное политическое манипулирование в церковной сфере осуществляется с помощью масс-медиа — прессы, радио, телевиденияя, рекламы и других информационных средств. Благодаря средствам массовой информации создают и эффективно используют как элементы манипуляции разные образы, условные формулы и штампы, стереотипы поведения, подают заранее заготовленные ответы на вопросы, которые волнуют многих. Примером этому являлись красочные большие плакаты, развешенные по всему городу Киеву во время празднования юбилея 1020-летия Крещения Руси, на которых был изображен президент Украины Виктор Ющенко и Константинопольский Патриарх Варфоломей. Такое количество баннеров с изображением патриарха и президента напоминали украинскому обществу, времена с изображением советских партийных лидеров, призывающих к торжеству, труда, партии и светлого коммунистического будущего. Надписи на этих плакатах гласили о том, что Украина прямая наследница Киевской Руси, а Константинопольский Патриархат — историческая Церковь-Мать для украинского Православия. Этим также подчеркивалась политическая и «мессианская» миссия президента Украины — как объединителя Церквей и гаранта единства украинского народа. Украинские же раскольники воспринимали это мероприятие и действие президента как «попытку оторваться от смертельных объятий Москвы»[12], — пишет «профессор и доктор богословских наук» «Киевской Православной Духовной Академии Киевского Патриархата» Дмитрий Степовик, яростный апологет «филаретовской» формы автокефалии. В своем официальном пресс – релизе  посвященном празднованию 1020-летия Крещения Руси Киевский Патриархат не скрывал своей радости по поводу визита Патриарха Варфоломея, именно как Предстоятеля Матери-Церкви связывая с ним ожидания признания Киевского Патриархата Поместной Украинской Церковью[13]. Нужно отметить, что план «легализации», «выхода из канонической изоляции от Вселенского Православия» и признания раскольнических организаций путем использования авторитета Вселенского Патриарха, созрел еще много лет назад в недрах филаретовской корпорации[14]. На протяжении всего времени существования раскола на Украине, и УПЦ КП и УАПЦ, периодически посещали Константинопольскую Патриархию на Фанаре, встречаясь с Вселенским Патриархом Варфоломеем, умоляя его признать их каноническими образованиями.

Арсеналом манипуляции средств массовой информация является: намеренное перекручивание церковной истории путем замалчивания одних фактов и навязывание других; публикация лживых сообщений о жизни церковных иерархов, священнослужителей, пробуждение в общественном сознании отрицательных эмоций по отношению к Церкви с помощью визуальных средств, словесных образов, социологических опросов, анкетирования и многое другое.

Отсюда и раскольническая деятельность в жизни Церкви имеет много общего с политической демагогией и манипуляцией как формой сознательного одурачивания широких масс, спекуляции на реально существующих противоречиях и проблемах, нуждах и ожиданиях людей. В арсенале раскольнической пропаганды распространенны такие средства, как перекручивание действительности, популизм, подтасовка фактов, провозглашение безответственных заявлений, обещаний, постоянный поиск виновных, врагов, борьба с которыми якобы улучшит существующее положение, и т.п. Раскольник — чаще всего еще и корыстолюбец, авантюрист, а то и просто лжец, человек безответственный и нечестивый. «Еретики и раскольники уподобляются врагу нашего спасения, смысл отрицательного бытия которого состоит в разрушении, вражде и смерти»[15].Святитель Феофан Затворник свидетельствует о подобном лжеучителе, который говорит «с воодушевлением, но это не свидетельствует об истине его слов, а только доказывает, что он вседушно увлечен своим учением и ратует за него, как за истинное, хотя оно полно лжи и обмана»[16]. Таким образом, технология общественной раскольнической проповеди базируется на таких способах:

Ложь — прямая откровенная подтасовка фактов и распространение недостоверной, неправдивой информации о жизни Церкви и православных христиан.

Замалчивание — блокирование правдивой информации относительно деятельности того или иного иерарха, священнослужителя Церкви, события и др.

Полуправда — препарирование информации, которая объективно и основательно освещает малозначимые детали церковной истории и истории религии, вместе с тем неправдивая интерпретация исторических событий и реальных фактов существующей действительности.

Внедрение клише — укоренение в общественное сознание желательных для раскольников стереотипов относительно тех или других деятелей Церкви, богословских доктрин, отдельных событий и фактов из истории Церкви. «Захватчики, империалисты, враги, жиды, москали, масоны» — основные девизы раскольников.

Навешивание ярлыков — бездоказательное навязывание верующим отрицательных (с точки зрения большинства) оценочных категорий с целью компрометации определенных иерархов, священнослужителей и богословов. Например «еретик», «безбожник», «модернист», «неверующий», «отступник», «экуменист».

Основной церковный вопрос, с которым, связаны процессы политической манипуляции в церковной сфере — это вопрос о «создании» Поместной Церкви. «Что хотелось бы отметить, — это замечание относительно самого слова «создание» в контексте поставленного вопроса. Обращаю ваше внимание на то, что это слово, которое регулярно повторяют политики и разные деятели «от религии», применительно к Церкви употребляться вообще не может. Церковь создана один раз своим Главой — Господом нашим Иисусом Христом и является, по словам апостола Павла, Его Телом»[17].

В то же самое время для раскольников существует иная «экклезиология»: «Построение единой в Украине Поместной Церкви является заданием государства»[18] и, наоборот «в построении Украинского государства Церковь не может стоять в стороне»[19].

С точки же зрения православного богословия, Православная Церковь может называться Поместной, если Евангелие Христа укоренено в конкретной местной ситуации, а спасительные дары, милости и благодать Бога пронизывают, освящают все природные, культурные, социальные и другие особенности данной территории, характеризующие образ жизни и мысли живущих там людей. Подобно тому, как, на Божественной Литургии, созидая Тело Христово, народ приносит Богу все, что «принадлежит Ему» (плоды земли и ежедневного труда), так и в жизни церкви, если она действительно «Поместная», должны проявляться именно местные особенности, без навязывания свойств иной культуры. Но при этом, необходимо помнить: абсолютизация культурно-исторических различий в сопоставлении с вечными и непреходящими христианскими ценностями — это отход от полноты вселенской миссии Православия.

Другими словами, актуализация Евангельского вероучения с учетом особенностей определенной культуры позволяет назвать Церковь Поместной, но это еще не делает ее собственно Церковью, так как спасительное событие Христа не только оправдывает культуру, но и судит ее. Христианизация, воцерковление, освящение культуры, преображение и очищение её от человеческих слабостей, грехов и пороков — одна из основных миссий Поместной Церкви. Какие же свойства должны быть исключены из жизни местной церкви, чтобы она была не просто местной, а именно Поместной Церковью? Ответ зависит от общего богословского взгляда на существо христианской веры и выделяемых приоритетов. Решающая роль здесь принадлежит Евхаристии и богословию Православной Церкви, а не истории, политической целесообразности и коньюктурной выгоде, какую мы наблюдаем в современном мире. Исходя из этого, Православная Церковь в странах постсоветского пространства, делает все возможное, чтобы сохранить свободу от политического и идеологического контекста, памятуя слова своего Предстоятеля и Отца, Святейшего Патриарха Алексия II: «Единство Церкви, заповеданное нам апостолами, является великой ценностью и должно осознаваться в качестве таковой не только епископатом, но и каждым клириком и мирянином. Церковное единство есть сокровище, которое наши предки сохранили, несмотря на пережитые ими грозные испытания. Унаследованный нами дар, приумноженный на протяжении веков, не может быть растрачен в одночасье ради сиюминутных политических соображений. Наш долг — принятое от отцов в нераздробленном виде передать потомкам»[20].

Божественная Евхаристия есть такое событие в жизни Церкви, в котором предвосхищается эсхатологическое явление Царства Христа Спасителя. Анамнезис (воспоминание) жизни Христа означает не воспроизведение прошлого, но проникновение в будущее Церкви, т. е. эсхатологическое событие. Церковь становится отображением эсхатологической общины Христа — Мессии, образом троичной жизни Бога. В терминах собственно человеческого существования это, прежде всего, означает преодоление всяческих разделений, как природных, так и культурно-социальных, удерживающих этот мир в состоянии дезинтеграции, фрагментарности разобщенности, т. е. греховной смертности. Все культуры в том или ином отношении несут на себе печать греховного падения — утраты целостности, разделения этого мира, поэтому в каждой культуре присутствуют элементы, которые необходимо преодолеть. Если в этом отношении Церковь данной территории не являет образа грядущего Царства, то она не заслуживает названия Церкви. Точно так же и литургическое собрание, лишенное такого признака, не может быть названо в подлинном смысле Евхаристией. Если в евхаристическом собрании допускается дискриминация по национальному, половому, возрастному, социальному или профессиональному признаку — это не просто нарушение определенных этических принципов, а искажение церковного вероучения. Такое собрание не просто явление негативного опыта, по причине своей моральной неадекватности, а оно вовсе не церковное собрание

Имея в виду такой критерий, мы может видеть как многие раскольнические национальные формирования, вместо преодоления греховных культурных различий и противоречий, призывают современное общество к национальной исключительности, национализируя, подстраивая церковное вероучение под временные и преходящие культурно-исторические ценности.

Если в странах постсоветского пространства соседствуют разные культурные формы, как это, например, обычно бывает и во многих наших современных западных плюралистических обществах, то Православная Церковь должна приложить все усилия к тому, чтобы в своей миссионерской деятельности полноценно использовать эти культурные формы для проповеди Евангелия и церковного вероучения. Эти усилия могут предполагать создание специальных групп из людей одной культуры для углубленного понимания ими смысла Евангелия доктринального учения Церкви. То же самое можно сказать о ситуациях, где на первый план выступает не миссионерская, а пастырская деятельность. Здесь могут создаваться аналогичные группы из людей, которые работают в условиях, радикально отличающихся от привычных. Им поэтому необходима дополнительная помощь в том, чтобы прилагать Евангелие к своим специфическим профессиональным или социальным условиям.

Группы или сообщества, сформированные на основе культурных, социальных, профессиональных или возрастных особенностей, должны избегать отождествления себя с Церковью. Только опыт Церкви как явление евангельского обетования о Царстве Божьем  — месте, где преодолены все природные, и социальные различия дает нам право говорить о церковном единстве и Теле Христовом. И поскольку Божественная Литургия, как собрание верных чад Христу — есть эсхатологическое вдохновленное Духом Святым собрание, ее назначение следует усматривать в проживании именно этого опыта. В силу того, что природа Церкви выражается как эсхатологическая реальность, изображаемая Евхаристией, названия «Церковь» заслуживают лишь собрания такого свойства, где все едины во Христе Иисусе. Собрания другого социального характера нельзя, конечно, считать вовсе не связанными с Церковью или Евхаристией. Они могут быть расширением церковной реальности, но при этом у них отсутствует признак вселенскости Истины Христовой, который вытекает из эсхатологической природы Церкви и Евхаристии, и поэтому их нельзя именовать «церквами».

Сведение термина и понятия «Поместная Церковь» к территориальной и географической проблематике — это сужение богословского критерия восприятия церковной реальности.

Такой подход к местной церковности сообщает преимущественное значение географической стороне локальности в сравнении с другими ее аспектами, например культурой или профессией. Географическое «место» может служить общим основанием для собирания различных культурных и других характеристик  — «в одно место». При таком подходе географический аспект локальности оказывается неотъемлемым элементом понятия Поместной Церкви, но не определяющим и главенствующим в конечном определении Поместная Церковь.

Собрание Поместной Церкви приобретает существенное значение только тогда, когда эсхатологическая община оказывается богословской фундаментальной величиной, а не территориальным или культурно-полтитичеким собранием. Из сказанного вытекает, что «Поместность» Церкви не стоит сопоставлять с территориальностью, поскольку она представляет собой только первое неотъемлемое свойство Поместной Церкви, только начальный критерий церковности любого местного образования. Другое дело — универсальность распространение Христовой Истины во всем мире: это иное понятие, которое, безусловно, следует четко отличать от локальности. Природа Евхаристии состоит в преодолении не только тех разделений, которые проявляются в определенном месте, но и самого принципа разделения мира на географические части. Подобно тому, как всякое церковное собрание без преодоления местных разделений будет псевдоцерковным собранием, аналогичный вердикт приложим и к национальному единству, сознательно нацеленному на изоляцию от себя иных местных общин другой национальности, рассеянных по миру. Отсюда неизбежно следует, что Поместной Церкви для подтверждения своих свойств — «Поместная» и «Церковь» — необходимо находиться в полноте общения с остальными Поместными Церквами мира. Чего никогда не было у раскольнических структур и образований на территории стран постсоветского пространства. Если говорить о преодолении культурных различий на универсальном уровне, то Церковь всегда должна иметь в виду, что это может осуществиться только на основании единой веры, в церковно-приходской жизни конкретной общины, а не в политических структурах, пытающихся выступать от имени Церкви и реформировать религиозное бытие.

Современная же церковная ситуация особенно осложнена тем, что осмысление проблемы Поместной церкви вынужденно происходит в контексте политических разделений и противостояний. Если церковность необходимо связывается со свойством национальной или партийной принадлежности, то ответ будет определенно отрицательным: такая церковность от лукавого. Об этом пишет Блаженнейший Митрополит Владимир: «Ничто так не может навредить единству Церкви, как влияние политических процессов. Проникая внутрь церковной жизни, политика отравляет ее и разделяет верующих на «правых» и «левых», «помаранчевих» и «бело-синих», поклонников «восточной» и «западной» моделей цивилизации. Исходя из этого, Собор епископов Украинской Православной Церкви, состоявшийся в Киеве в декабре 2007 г., единогласно осудил теорию так называемого «политического православия» и призвал верных чад Церкви не вносить свои политические взгляды в церковное святилище, оставляя их во «дворе язычников». Как отмечено в соборной резолюции, «политическое православие» по своей природе нецерковно и не может иметь места в нашей Церкви, подобно тому, как оно возводится в ранг догмы в раскольнических группировках «автокефального движения». Оно «предусматривает внесение в церковную ограду политических лозунгов», а это не «отвечает духу Христовой проповеди». Православный епископат Украины четко определил свою позицию по вопросу, являющемуся весьма актуальным для современной церковной жизни — проблемы политизации Церкви, когда в церковную ограду пытаются внести дух и методы политической борьбы. Из Церкви, являющейся «обществом спасающихся», сегодня пытаются сделать политическую партию, инструмент влияния. С одной стороны, мы чувствуем на себе давление партий, которые ориентируются на идеологию национализма, пытаются свести бытие Церкви к функции освящения национального государства. С другой — церковная жизнь в Украине страдает от организаций и политиков, пытающихся навязать нашей Церкви роль своеобразного «политического интегратора» на постсоветском пространстве. В такой ситуации Церковь не может молчать, покрывая этот грех против соборности своим долготерпением. Политика раздирает живое церковное тело на части, она отравляет дух христианской проповеди, приуменьшает любовь, образ которой должна являть Церковь миру»[21].

Церковь должна объединять людей, а не идеи или идеологии. Священномученик Владимир Митрополит Киевский пишет; «Мир должен служить Церкви, чтобы Церковь служила миру…. Последняя цель состоит в том, чтобы Бог был все во всем. Но чтобы некогда Бог был во всем, что бы пришло Его полное Царство, о котором мы ежедневно молимся, для этого Христос должен теперь наполнять все во всем. То есть цель, а это – путь. На этом пути стоим мы. Но средство – это деятельность Церкви, работа миссии, вдали и здесь»[22].

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, обращаясь ко всем верным чадам Церкви, напоминает: «Православие, по существу своему, — это не идеология, не форма культуры, не лозунг на стяге каких бы то ни было политических сил, но образ жизни во Христе в соответствии со словами Евангелия: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14:6)[23].

«Многие политики стремятся управлять не только экономикой и силовыми структурами, но и Церковью, воспринимая ее лишь как социально-культурное образование, которым можно манипулировать в своих политических интересах, либо использовать для достижения тех или иных прагматических целей.… Но так могут рассуждать люди, которые не знают, ни канонов Церкви, ни ее природы, ни ее возможностей, ни ее назначения и миссии в этом мире»[24], зачастую и самим постсоветским политикам, юным поборникам различных форм демократии, чужд опыт Церкви, опыт молитвы, и эти люди весьма далеки от воцерковленности.

Сказанное, впрочем, не отрицает проблемы координации деятельности разных государственных структур в области преодоления церковных разделений. Такая координация нужна. Государственная власть призвана способствовать общецерковному диалогу, но, не вмешиваясь во внутренние дела Церкви и не «приватизируя» канонику Православия.

Крупнейшие религиозные организации Украинской Православной Церкви Московского Патриархата являются одними из самых надежных и благонамеренных партнеров украинского государства в созидании мирной и благоденственной жизни общества. Обсуждать их нужды и проблемы без их участия — значит демонстрировать откровенное недоверие к десяткам миллионов верующих граждан Украины. Тем более что обязанность государственной власти консультироваться с религиозными организациями по проблемам, затрагивающим их интересы, закреплена в ряде норм международного права. Государство, являясь светским институтом, ограничено взаимодействует с Церковью, основываясь на принципе взаимного невмешательства, в дела друг друга. Однако сознавая, что земное благоденствие немыслимо без определенных нравственных норм, необходимых и для вечного спасения в лоне Истинной Церкви, оно должно взаимодействовать. И такое сотрудничество станет всеобъемлющим попечением о человеке, Церковь же призвана  Богом принимать участие во всех областях строения человеческого земного бытия.

Да, религиозные общины отделены от государства. Но точно так, же не являются государственными многие учреждения культуры, благотворительные, правозащитные, спортивные и прочие подобные структуры. Это, однако, не мешает власти вести с ними активный диалог, учитывать их позицию при выработке соответствующих решений. Нельзя исключать из консультативного процесса и мнения Русской Православной Церкви. Наоборот, именно к Её голосу власти было бы полезно прислушиваться, дабы знать настроения верующих из первых уст, а не через услужливых националистически настроенных посредников, «радетелей о народном благе»  претендующих на всезнание, но подчас, не видящих дальше личной карьерной перспективы и национальных границ.

Поместная Церковь меньше всего должна соответствовать политической или национальной организации. Так как она являет себя в культуре, а не в региональной или государственной политике. Церковь использует культурно-исторические формы для своей миссии, однако, никогда при этом, не идеализируя и не обожествляя их. Мы должны признать, что господство культурно-исторических форм развития Церкви над богословским и литургическим содержанием закрывает возможность реального продвижения к церковному единству. Доктор философии, архимандрит Кирилл (Говорун) подчеркивает: «Церковь это не политический организм, а Тело Христово, которое не разделяется, несмотря на то, что находит свое воплощение в различных странах, народах и культурах. Церковь способна превосходить политические и цивилизационные разделения, и именно такое экклезиологическое сознание помогает нам находить решения даже самых сложных вопросов межцерковных взаимоотношений»[25].

Таким образом, подводя итог анализа процессов политической манипуляции в церковной сфере, нужно отметить.

Во-первых, Поместная Церковь и вопросы, связанные с неё, должны быть предметом научно-богословских обсуждений, а не исторических и политических спекуляций. Более того — это сугубо внутренний вопрос самой Православной Церкви, чад Божиих, верующих людей, опытно познающих Бога в евхаристическом общении, а не политиков и государственных чиновников.

Во-вторых, свободная Православная Церковь в демократическом государстве должна проявляться как внутренняя духовная сила и преображать общество и государство изнутри, а не извне в политических противостояниях и информационных манипуляциях. Настоящее церковное возрождение может идти лишь из глубины церковной традиции, а не временных общественно-политических преобразований.

В-третьих, принудительная христианизация есть подмена свободного подвига Богопознания и духовного совершенства, также как и насильственное внедрение в сознание православных христиан идеи «единой, поместной, национальной Церкви» на основе политической манипуляции — это служение кесарю, а не Христу Спасителю. В принципе должно быть разделение «Божьего» и «Кесарева», и «Божье» должно быть совершенно свободно от всяких посягательств «Кесарева». Но «Божье» действует в «Кесаревом» изнутри, через церковный опыт, христианскую ответственность, жертвенное служение и евангельское свидетельство христиан в духе любви и христианского просвещения.

 

11.11.2008.



[1]   Блаженнейший Владимир, Митрополит Киевский и всея Украины. Православие в Украине на рубеже эпох // Вісник прес-служби УПЦ. — К., 2008. — № 83. С. 42.

 

[2]  Кирилл, Митрополит Смоленский и Калининградский. «Без нашего свидетельства, во что и как мы верим, мир обречен» // Вісник прес-служби УПЦ. — К., 2006. — № 52. С. 7.

[3]  Кирилл, Митрополит Смоленский и Калининградский. Православное свидетельство в мире // Вісник прес-служби УПЦ. — К., 2008. — № 83. С. 33.

 

[4]  Гамсаху́рдия Звиад Константи́нович (груз.ზვიად გამსახურდია) (31.03.193931.12.1993) — грузинский советский писатель, диссидент, общественный и политический деятель, в 1991—1992 годах первый президент Грузии. Родился в 1939 году в семье знаменитого классика грузинской литературы Константина Гамсахурдия. Профессия — литературовед. Доктор филологических наук, окончил факультет западноевропейских языков Тбилисского университета. Член Союза писателей Грузии с начала 70-х годов. С 1965 года принимал деятельное участие в литературной жизни. С 1974 года поддерживал связи с московскими диссидентами, благодаря нему в правозащитном бюллетене «Хроника текущих событий» стала регулярно появляться информация о политических событиях в Грузии. Являлся членом-учредителем созданной в 1974 году в Грузии «Инициативной группы защиты прав человека в Грузии». Автор ряда самиздатских работ. Член советской группы Международной Амнистии. С мая 1975 года — главный редактор литературно-публицистического журнала на грузинском языке «Золотое руно», с 1976 года совместно с М. Коставой выпускает ещё один журнал на грузинском языке — «Вестник Грузии». С января 1976 года — член-учредитель Грузинской Хельсинской Группы. Арестован 7 апреля 1977 г. На суде летом 1978 года Гамсахурдия приговорили к двум годам (по другим данным — трем) ссылки в Дагестане. После возвращения в Тбилиси работал в Институте грузинской литературы Академии наук Грузии. В 1988-91 гг. сопредседатель общества «Св. Ильи Праведного», лидер блока «Круглый стол — Свободная Грузия». С ноября 1990 г. — председатель Верховного Совета Грузии.26 мая 1991 избран президентом Грузии. Критики Гамсахурдии считают, что своими действиями он провоцировал национальную вражду между Грузией и Россией. Именно Гамсахурдия организовывал голодовки протеста и первым среди новых руководителей союзных республик объявил о выходе Грузии из состава СССР. Сторонники Гамсахурдиа требовали от инородцев полной ассимиляции, а всем несогласным предлагали покинуть Грузию. Политика национализма, а затем и  геноцида в отношении осетин и абхазов приобрела форму государственной идеологии. 6 января 1992 года Гамсахурдия, изгнанный из Грузии в результате военного переворота и трёхмесячной осады Дома правительства, пытался получить убежище в Азербайджане, потом в Армении, но ему было отказано. Тогда Гамсахурдия принял приглашение руководителя самопровозглашённой Ичкерии генерала Джохара Дудаева, который направил в Ереван за семьёй Гамсахурдии свой самолет. После возвращения на родину 24 сентября 1993 года Гамсахурдия возглавил в Зугдиди (Западная Грузия) так называемое «Правительство в изгнании». В это время в соседней Абхазии грузинская армия вела боевые действия против абхазских сил. 6 ноября 1993 грузинская армия захватила штаб-квартиру Гамсахурдии в Зугдиди. Гамсахурдия с группой сторонников укрылся в горах. В конце декабря 1993 года Звиаду Гамсахурдия становилось все труднее укрываться от разыскивавших его правительственных отрядов. Его сторонникам удавалось находить ему убежище в горных сёлах, но возможностей спрятаться становилось все меньше. Во время одного из переходов он упал с лошади и сломал ногу. 31 декабря 1993 он погиб в селе Дзвели Хибула в горной области Самегрело. По словам хозяина дома, он покончил жизнь самоубийством, выстрелив себе в голову из пистолета. По другой версии, он был убит. В гибели Гамсахурдии обвиняли сторонников Эдуарда Шеварднадзе и российские спецслужбы.

[5]  См.: Старостин Дмитрий. «Многие исповедовались и уходили в бой» // Профиль №30 от 18 августа 2008 г. С.14.

 

[6]  Ющенко Виктор Андреевич. - Родился 23 февраля 1954 г. в селе Хоружевка Недригайловского района Сумской области. Семья: отец — Андрей Андреевич (1919—1992), участник Великой Отечественной войны, уже в начале войны попал в плен. После войны был директором школы, преподавал английский язык. Мать — Варвара Тимофеевна (1918—2005) — работала учительницей физики и математики. Старший брат Виктора Ющенко — Пётр Ющенко (род. 1946), народный депутат, глава корпорации «Петрогаз». Украинский государственный и политический деятель, президент Украины (избран в 2004 г., вступил в должность 23 января 2005 года). В 1975 году Ющенко закончил Тернопольский финансово-экономический институт. В декабре 1976 устроился на работу экономистом в районном отделении Госбанка СССР в п.г.т. Ульяновка Белопольского района Сумской области.В 1977 году, в возрасте 23 лет, вступает в КПСС.С июля 1985 работал в отделе кредитования и финансирования сельского хозяйства Госбанка СССР, переехал в Киев. В декабре 1987 года перешёл в киевское отделение Агропромбанка СССР на должность начальника планово-экономического управления. В декабре 1989 Ющенко становится заместителем главы правления Агропромбанка, в ноябре 1990 переименованного в банк «Украина».В 1997 занял 6 место в рейтинге лучших банкиров мира по версии журнала «Global Finance».В 1998 году Ющенко защитил диссертацию на тему «Развитие спроса и предложения денег на Украине», получил степень кандидат экономических наук. Ющенко ушёл с поста главы Национального банка в 1999, получив предложение возглавить правительство Украины в декабре 1999.Во время президентских выборов 1999 года принимал участие в предвыборной кампании Леонида Кучмы. С декабря 1999 по апрель 2001 — премьер-министр Украины. Был выдвинут кандидатом от оппозиционных сил на пост президента Украины на выборах 2004 года. 26 декабря 2004 года признан Центральной избирательной комиссией победителем повторного второго тура голосования, назначенного Верховным Судом Украины. После решения Центральной избирательной комиссии Украины от 20 января 2005 года официально объявлен третьим Президентом Украины. Активно поддерживает сепаратизм в среде своих политических сторонников, оказывает различную помощь разного рода неканоническим церковным образованиям в их попытках добиться автокефалии.

 

[7]   Михаил Николозович Саакашвили. - Родился 21 декабря 1967 года в городе Тбилиси. Отец - Николоз Саакашвили, известный грузинский врач, после рождения сына покинул семью. Воспитывали Саакашивили мать (Гиули Аласания, профессор-историк, специалист по культуре средневековой Грузии) и дядя по материнской линии (Темур Аласания, советский дипломат, работавший в ООН). В 1984 году Саакашвили окончил 51-ю тбилисскую среднюю школу с золотой медалью. В 1992 году с отличием окончил факультет международного права Киевского института международных отношений. В 1993 году работал юристом-консультантом в государственном комитете Грузии по защите прав человека. В конце того же года стал стипендиатом Конгресса США и был направлен на обучение в Колумбийский университет (Нью-Йорк), где получил степень магистра права. В 1995 году защитил докторскую диссертацию в Университете имени Джорджа Вашингтона (Вашингтон, округ Колумбия). Кроме того, в 1993-95 годах прошел курсы обучения в Международном институте прав человека в Страсбурге, Флорентийской академии права и Гаагской академии международного права. Одновременно, в 1993-1995 годах, работал в Норвежском институте прав человека в Осло, гуманитарной исследовательской организации, занимающейся проблемами беженцев, а после – в крупной нью-йоркской адвокатской фирме Patterson, Belknap, Webb & Tyler, специализирующейся на финансово-правовом обеспечении энергетических и нефтегазовых проектов в странах "третьего мира" и СНГ. В 1995 году Саакашвили вернулся в Грузию, где был избран депутатом грузинского парламента от возглавляемой Зурабом Жванией партии "Союз граждан Грузии", поддерживавшей в то время президента Эдуарда Шеварднадзе. В 1996 году Саакашвили занял пост председателя парламентского комитета по конституционным и юридическим вопросам. В августе 1998 года возглавил парламентскую фракцию "Союза граждан Грузии". В октябре 2000 года Саакашвили был назначен министром юстиции Грузии. В ноябре 2001 года был избран депутатом городского парламента (Сакребуло) Тбилиси. В 2002 году организовал и возглавил партию "Национальное движение" (с 2004 года – "Eдиное национальное движение"). В 2002-2003 годах занимал пост председателя тбилисского Сакребуло. Осенью 2003 года Саакашвили, вместе с Жванией и спикером парламента Нино Бурджанадзе, возглавил "революцию роз" - поддержанный большинством населения страны бескровный государственный переворот, в результате которого Шеварднадзе был отрешен от власти. Эксперты и СМИ разошлись в оценке причин "революции роз". Одни считали, что революция стала следствием недовольства народа правлением Шеварднадзе, при котором уровень жизнь в Грузии был чрезвычайно низок, а коррупция достигла большого размаха. Другие настаивали на том, что революция во многом была спланирована Государственным департаментом США и осуществлена на средства близких к правительству США некоммерческих фондов. 4 января 2004 года на президентских выборах Саакашвили подержали 95 процентов избирателей. В мае 2004 года Саакашвили повторил "революцию роз" в Аджарской автономной республике, добившись отстранения от власти ее главы Аслана Абашидзе, которому пришлось бежать за пределы Грузии. До этого на протяжении одиннадцати лет Аджария фактически пользовалась правами суверенного государства и не подчинялась Тбилиси. Как подчеркивал Саакашвили, одну из главных задач своей работы на посту президента он видел в воссоздании территориальной целостности страны, а именно – в возвращении в состав Грузии Южной Осетии и Абхазии, непризнанных республик, объявивших о своей независимости в 1992 году. 13 января 2008 года ЦИК Грузии официально объявил Саакашвили победителем президентских выборов. В августе 2008 спровоцировал войну в Южной Осетии, в результате чего вмешалась Россия, Грузия потерпела военное поражение и вывела свои войска с территории  Южной Осетии. Заявил о том, что Грузия выходит из СНГ, и призвал Украину и другие страны поступить так же. По мнению обозревателей, Саакашвили придерживается крайне националистических взглядов, продолжает политику Звиада Гамсаху́рдия в отношении абхазов и осетин. Во внешней политике ориентируется на США, НАТО и Евросоюз, в перспективе видит Грузию в составе Евросоюза и НАТО.

 

[8]    Григорович Лиля Степановна. - Народный депутат Украины, блок «Наша Украина», родилась в 1957 году в Ивано-Франковске. Дочь греко-католического  священника. Детский врач-терапевт по образованию, начала свою общественно-политическую деятельность на заре украинской независимости в Ивано-Франковске. Будучи дочкой священника, основала в 1990 г. краевое Братство Апостола Андрея Первозванного. Сторонница Украинской Автокефальной Православной церкви быстро заслужила уважение политиков на Западной Украине и в 1994 г. при помощи Руха победила на выборах в парламент. Забота о здоровье украинских детей и борьба за «единую поместную православную церковь» стали основой её политической деятельности. 1995-1997 гг. работала заместителем министра по делам семьи и молодёжи и представителем  Украины в исполкоме ЮНИСЕФ. Будучи народным депутатом  четырёх созывов, Григорович неизменно входит в комитет по здравоохранению. Лилия Степановна убеждена, что «женщина может принести в политику больше любви и самопожертвования». Это утверждение она подкрепила попыткой совершить самосожжение в сессионном зале Верховной Рады в знак протеста против отставки премьера Ющенко в 2000 г. Виктор Андреевич оценил этот порыв. В избирательных списках на парламентских выборах 2002 и 2004 гг. фамилия Григорович располагалась на верхних строчках: №6 и №10. Влиятельность обусловлена авторитетом среди политиков национал-демократического направления, а также в кругах Украинской Православной церкви Киевского Патриархата,  председатель Союза украинок. Как сообщает газета «Набат» №28 (183) от 27 июля 2007 года «Лилия Степановна - председатель Союза украинок, в недавнем прошлом - член политсовета НРУ и одна из одиозных исполнителей расчленения Русской Православной Церкви, отделения УПЦ от Московского Патриархата. В её представлении все священники Московского Патриархата не только являются агентами России, но и угрозой государственной независимости Украины.... Лилия Григорович, принадлежащая к униатской церкви, в своё время выступила с весьма экстравагантной инициативой. Достаточно смутно представляя себе, что такое Православие, она, тем не менее, взялась за организацию депутатского объединения "Украине - "поместную православную церковь"!", попутно прихвастнув с трибуны ВР: "Украинцы являются наибольшей православной нацией по количеству приходов (более 11 тыс.). Более того, мы являемся вообще вторым Иерусалимом в православном мире, ибо на наших холмах проповедовал Андрей Первозванный". Как известно, с парадоксальной идеей объединить униатов и православных в "единую поместную церковь" уже неоднократно выступали некоторые депутаты, связанные с униатскими и раскольничьими кругами.
http://nabat.org.ua/2007/30x1.gifПоддерживает её и униатский кардинал Любомир Гузар, который, в отличие от Лилии Григорович, не скрывает, что предполагаемая "единая поместная православная церковь" должна находиться в юрисдикции папы римского. То есть речь идет на самом деле о новой унии с Римом, подобной тем, что уже некогда заключались во Флоренции (1439 г.) и Бресте (1596 г.), но так и не привели к достижению подлинного христианского единства, а лишь усугубили противоречия между католической и Православной Церквами. По словам Григорович (которым как показала история, верить вообще нельзя) заявление о создании такого объединения подписали 232 народных депутата Украины. Списков, правда, найти не удалось». См.; Юрий Миленин. «Набат» №28 (183) от 27 июля 2007 года.

[9]  Подробнее см.: Анисимов Василий. Церковь времен оранжевого двоеверия. Сборник статей. — К., 2007. С. 245-266.

 

[10]  Ющенко Петр Андреевич - родился в 1946 году в с. Хоружевка Недригайловского района Сумской области, родной брат Президента Украины Виктора Андреевича Ющенко Имеет высшее образование. С 1998 года исполнял обязанности Председателя совета «Первого инвестиционного банка» (ПИБ). Народный депутат Украины четвертого созыва с апреля 2002 года. Прошел по списку блока Виктора Ющенко «Наша Украина», № 45 в списке. С мая 2002 года - член фракции "Наша Украина". С июня того же года - член Комитета ВР по вопросам культуры и духовности. На время выборов: президент ООО "Слобода" (Харьков), беспартийный. Учредитель 11 коммерческих предприятий, в том числе: «Первого инвестиционного банка», «Украинской почтово-пенсионной страховой компании», популярного киевского торгового центра «Квадрат — площадь Славы», торговых фирм «Слобода», «Украгропром-инвест», «Сула», «Трипілля», транспортной компании «Транзит», мукомольного комбината «Міжріччя», птицефабрики «Алеанд» и швейного предприятия «Барвінок».Член фракции «Наша Украина». Является одним из лидеров общественного движения «За Украинскую Поместную Православную Церковь», представляющее интересы Киевского Патриархата.

 

[11]  Володимир, Митрополит Київський і всієї України. Місія Православної Церкви на межі тисячоліть // Труди Київської Духовної Академії. — К., 2008. — №8. С. 19.

[12]  Степовик Дмитро. Українські Церкви на шляху повернення до історичної Церкви-Матері — Константинопольського Патріархату // Персонал плюс. — К., 2008. — №  29 (281). С. 12.

 

[13]  «Голос Православ,я» №15 (231) серпень 2008 року. С.5

 

[14]  В интервью газете «Литературная Украина» от 25 января 2001 года «патриарх» Филарет говорит: «Ещё раз подчеркиваю: признание Украинской Церкви — реально. Я надеюсь, что в Киев приедет Вселенский Патриарх Варфоломей на вручение Томоса о признании». Подробнее см.: Патріарх Філарет. Інтерв’ю . Т. 6. — К., 2003. С. 425 – 436.

 

[15] Соменок Георгий, прот. Житомирское совещание и Харьковский Собор в свете церковных канонов и новейшей истории Православия в Украине // Труди Київської Духовної Академії. Ювілейний збірник.— К., 2007. — №7. С. 43.

 

[16] Святитель Феофан Затворник. Против Лжеучителей. СПб..1996. С.8

 

[17]  Владимир (Сабодан), Митрополит Киевский и всея Украины. Слово Предстоятеля / Автор проекта епископ Александр (Драбинко). — К., 2008. С. 159.

 

[18] Слово Патріарха Київського і всієї Руси-України Філарета на науковій конференції «Український церковно-визвольний рух і утворення УАПЦ» 12 жовтня 1996 року // Патріарх Філарет. Послання та промови. Т. 3. — К., 2001. С. 588.

 

[19] Слово Святійшого Патріарха Київського і всієї Руси-України Філарета, виголошене на відкритті наукової конференції «Національні засади та моделі української держави у XX столітті» // Патріарх Філарет. Послання та промови. Т. 3. — К., 2001. С. 564.

[20]  Из Слова Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II к участникам Архиерейского Собора РПЦ, проходившего с 24 по 29 июня 2008 года в Москве. Подробнее см.: Алексий II, Святейший Патриарх Московский и всея Руси. Церковь в современном мире // Вісник прес-служби УПЦ. — К., 2008. — № 83. С. 20.

[21]  Владимир (Сабодан), Митрополит Киевский и всея Украины. Слово Предстоятеля / Автор проекта епископ Александр (Драбинко). — К., 2008. С. 332 – 333.

 

[22]  Владимир (Богоявленский), священномученик. Всемирное призвание Церкви. // Московские Епархиальные Ведомости. № 5-6/2008. С.190.

 

[23]  Послание Освященного Архиерейского Собора клиру, честному иночеству и всем верным чадам Русской Православной Церкви. 24 – 29 июня 2008 г. // Вісник прес-служби УПЦ. — К., 2008. — № 83. С. 91.

 

[24]  Тихон (Софийчук), игумен. Возможно ли объединение церквей в Украине? // «Православный церковный календарь, 2002» Украинская Православная Церковь. Киевская Митрополия. Киев, 2001. С. 128.

[25]  Кирилл (Говорун), архим. «Все церковные структуры, от приходского уровня до уровня Поместной Церкви, составляют Единую Церковь Христову, Тело Христово, которое не разделяется…» // Церковная православная газета — К., 2008. — № 14 (216). С. 10.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle