Библиографическое описание:

Матусевич М. С. Особенности формирования пищевых нарушений у подростков // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 814-817.

Ключевые слова: пищевое поведение, нарушения пищевого поведения, экстернальное пищевое поведение,эмоциогенное пищевое поведение, ограничительное пищевое поведение, нервная анорексия, булимия, превентивные стратегии.

В настоящее время в современном обществе все большую актуальность приобретает проблема отклонений пищевого поведения среди подростков. Именно в подростковом возрасте формируются основные привычки, закладывается фундамент общечеловеческих ценностей. На этот же возраст приходится период повышенного внимания подростков к собственной внешности, желание соответствовать «стандартам», принятым в современном обществе. Молодежь охотно верит рекламе и средствам массовой информации, которые отнюдь не всегда пропагандируют здоровый образ жизни, следствием чего является формирование у многих ложных ценностей и идеалов, искаженных представлений о самих себе, приводящих к развитию различных отклонений в поведении, в том числе и пищевом.

Данная проблема требует к себе пристального внимания не только психологов и психотерапевтов, но и эффективной организации профилактики нарушений пищевого поведения среди школьников и студентов, разработки превентивных стратегий, что способно предупредить развитие болезней, сохранить здоровье и улучшить качество жизни.

Следует заметить, что разработанной и апробированной программы первичной профилактики отклонений пищевого поведения среди указанного контингента подростков, на данный момент в России просто не существует.

Рассмотрим особенности формирования пищевого поведения человека и причины формирования пищевых аддикций.

Пищевое поведение (ПП) — совокупность форм поведения человека, включающих режим (частота, распределение во времени), темп (скорость) приема пищи, предпочтительность потребления отдельных видов продуктов, побудительные причины (не только появление чувства голода и аппетит) и поводы к приему пищи, субъективное отношение к процессу питания [1]. В. Д. Менделевич под пищевым поведением понимает ценностное отношение к пище и ее приёму, стереотип питания в обыденных условиях и в ситуации стресса, ориентация на образ собственного тела и деятельность по его формированию.

Пищевое поведение человека направлено на удовлетворение не только биологических и физиологических, но также психологических и социальных потребностей. Именно поэтому проблема изучения потребления пищи приобретает самостоятельное значение, ее следует отделить от проблем изучения процесса пищеварения (Конышев, 1985; Вознесенская, Дорожевец, 1987). Самой простой формой пищевого поведения является прием пищи с целью удовлетворения потребности в питательных веществах, когда еда становится средством поддержания энергетического и пластического равновесия (Покровский, 1974). Однако, пищевая потребность, будучи чисто биологической по своей природе у животных, у человека предстает в более сложном виде, являясь средством:

-          разрядки психоэмоционального напряжения;

-          чувственного наслаждения, выступающего как самоцель;

-          общения, когда еда связана с пребыванием в коллективе;

-          самоутверждения, когда первостепенную роль играют представления о престижности пищи и о соответствующей «солидной» внешности;

-          поддержания определенных ритуалов или привычек (религиозные, национальные, семейные традиции);

-          компенсации неудовлетворенных потребностей (потребность в общении, родительской заботе и т. д.);

-          награды или поощрения за счет вкусовых качеств пищи;

-          удовлетворения эстетической потребности.

Пищевое поведение человека находится в рамках континуума, включающего нормальные пищевые паттерны, эпизодические пищевые расстройства и, наконец, патологическое пищевое поведение. Несмотря на то, что чрезвычайно сложно определить «нормальные» пищевые паттерны, исследователи в значительной степени игнорируют отношение между нормальным и патологическим развитием пищевого поведения (Russ, 1998), существует определенная типология пищевого поведения и его нарушений.

Нарушение пищевого поведения (НПП)- это комплекс симптомов, которые возникают из-за длительного воздействия поведенческих, эмоциональных, психологических, межличностных и социальных факторов.

Данные Всемирной организации здравоохранения свидетельствуют о прогрессивном снижении уровня здоровья детей в разных странах мира и России. По свидетельству Г. Г. Онищенко (2001), с 1998 года возросло число детей с болезнями эндокринной системы, органов пищеварения, расстройствам питания, нарушений обмена веществ и т. д. В соответствии с данными официальной статистики, здоровье детей и подростков, проживающих на территории Российской Федерации, ухудшается с каждым годом.

«Справочник по диагностике и систематике психических расстройств» Американской психиатрической ассоциации (DSM-IV) предусматривает три вида нарушений пищевого поведения: нервную анорексию, нервную булимию и неуточненные расстройства пищевого поведения, в частности расстройство по типу переедания, так называемые пищевые кутежи, или компульсивное переедание (Binge Eating). Нервная анорексия (греч. отрицательная приставка an– и orexis — аппетит) представляет собой «сознательное ограничение в еде с целью похудения в связи с убежденностью в наличии мнимой или резко переоцениваемой полноты» (Цивилько и др., 1999). Булимия (бычий голод) (от греч. Bu(s) — бык и limos — голод) обозначается как навязчивое чередование еды/рвоты или еды, дефекации (Drewnowski et al., 1995).

Однако необходимо отметить, что рассмотренные три основных типа расстройств не отражают всего разнообразия нарушений пищевого поведения. Среди других нарушений выделяют эмоциогенное, экстернальное и ограничительное пищевое поведение (Савчикова, 2005).

Экстернальное пищевое поведение связано с повышенной чувствительностью к внешним стимулам потребления пищи: человек с таким поведением ест не в ответ на внутренние стимулы (уровень глюкозы и свободных жирных кислот в крови, пустой желудок и т. д.), а на внешние: витрина продуктового магазина, хорошо накрытый стол, вид едящего человека, реклама пищевых продуктов и т. д. Реакцию на внешние стимулы к приему пищи определяет не только аппетит, но и медленно формирующееся, неполноценное чувство насыщения.

Другим типом нарушений пищевого поведения является эмоциогенное пищевое поведение. Оно наблюдается у 30 % населения. Такое нарушение наиболее характерно для эмоциональных женщин, но встречается и у людей любого пола. При этом типе пищевого нарушения, стимулом к приему пищи является не голод, а эмоциональный дискомфорт: человек ест не потому, что голоден, а потому, что неспокоен, тревожен, раздражен, у него плохое настроение, он обижен, разочарован, ему скучно, одиноко и т. д. Другими словами, при эмоциогенном пищевом поведении человек заедает свои горести и несчастья, «заедает» свой стресс, так же, как человек, привыкший к алкоголю, его «запивает». Продукты питания для людей с эмоциогенным пищевым поведением являются своеобразным лекарством, так как действительно приносят им не только насыщение, но и успокоение, удовольствие, релаксацию, снимают эмоциональное напряжение, повышают настроение.

Третий тип нарушений пищевого поведения — ограничительное пищевое поведение. Так называют избыточное пищевое самоограничение и бессистемное соблюдение чрезмерно строгой диеты. Такого рода диету невозможно соблюдать долгое время, и достаточно быстро ей на смену приходят периоды выраженного переедания. В результате такого поведения человек находится в постоянном стрессе — в период ограничений он страдает от сильного голода, а во время переедания страдает от того, что опять набирает вес и все его усилия были напрасными.

Существуют два варианта возникновения аддикции к голоданию: медицинский и немедицинский (Короленко, Дмитриева, 2000). При медицинском варианте аддикция развивается после разгрузочной диетотерапии. Фаза вхождения в голод характеризуется трудностями, связанными с необходимостью подавить аппетит. Затем состояние меняется — появляются новые силы, аппетит исчезает, повышается настроение, усиливается двигательная активность, невротические проявления редуцируются. Некоторым подросткам нравится состояние голода, когда уже исчез аппетит, и они стремятся его продлить. Повторное голодание осуществляется уже самостоятельно. На уровне достигнутой с помощью голодания эйфории происходит потеря контроля, и человек продолжает голодать даже тогда, когда это становится опасным для здоровья, утрачивая критическое отношение к своему состоянию.

При немедицинском варианте голодать начинают самостоятельно с целью похудения, иногда, отдавая дань моде, для этого используют необычную диету. Одним из психологических механизмов, провоцирующих голодание, является желание изменить себя физически, выглядеть лучше, соответствовать модному на сегодняшний момент образу. Другой механизм, имеющий тут большое значение, заключается в самостоятельной постановке задачи и ощущении удовлетворения и гордости от ее выполнения. По мере голодания появляются признаки физического истощения. Контроль теряется, поэтому попытки окружающих повлиять на ситуацию ни к чему не приводят. Аддикты живут в воображаемом мире; у них возникает отвращение к еде, а жевательную резинку или зубную пасту, попавшую в рот во время чистки зубов, они считают достаточным количеством еды (Короленко, Дмитриева, 2000).

Аддикция к еде — это, с одной стороны, психологическая зависимость, а с другой — утоление голода. По мере того как еда приобретает все больший аддиктивный потенциал, появляется искусственная стимуляция чувства голода. У переедающего человека меняется обменный баланс. Чувство голода начинает появляться сразу с падением концентрации глюкозы в крови после очередного приема пищи. Физиологические механизмы рассогласовываются. Человек начинает есть слишком много и слишком часто. На каком-то этапе он уже стыдится переедания и стремится скрыть факт аддикции. Он начинает есть в одиночку, в промежутках между любой активной деятельностью. Все это приводит к опасным для здоровья последствиям: нарастанию веса, нарушению обмена веществ и потере контроля, в результате чего человек употребляет количество пищи, представляющее опасность для жизни.

У некоторых людей регулярное обращение к еде в состоянии дискомфорта становится патологическим механизмом адаптации и приобретает характер психологической зависимости, «социально приемлемого вида аддиктивного поведения, неопасного для окружающих» (Ротов и др., 1999). Синдром психической зависимости от еды включает влечение к пище и способность достижения состояния исключительного психического комфорта в процессе еды (Мизерне, 1993). Менделевич В. Д. и Садыкова Р. Г. (2002) делают акцент на повышении ценности процесса питания при пищевой аддикции. Питание избирается как альтернатива повседневной жизни с ее требованиями, обязанностями и регламентациями. Психическое влечение выражается в постоянных мыслях о еде, в подъеме настроения в предвкушении ее приема, в подавленности, неудовлетворенности в отсутствии даже не продуктов первой необходимости, а лакомств и изысканной гастрономии. У человека формируется феномен «жажды острых ощущений» в виде изменения пищевого поведения, например сочетания несочетаемых продуктов.

С целью изучения степени формирования нарушений пищевого поведения, нами было проведено исследование среди школьников старших классов общеобразовательных школы г. Санкт-Петербурга и студентов первых-вторых курсов высших учебных заведений, состоящее из двух частей. Исследовательская выборка составила 60 человек в возрасте от 14 до 20 лет.

В эксперименте приняли участие две группы подростков. Первая группа для первой части эксперимента составила 20 человек девушек в возрасте 14–17 лет, учащихся старших классов школы, среди которых проводилось тестирование на выявление факта пищевой зависимости (Котляров А. В., 2006), либо ее отсутствия. Вторая группа для второй части эксперимента составила 10 человек юношей и 30 девушек в возрасте 17–20 лет, которым был предложен опрос на выявление типа отклоняющегося пищевого поведения (экстернального, ограничительного и эмоциогенного типа), либо его отсутствия. Для этого были использованы методики оценки особенностей пищевого поведения (голландский опросник пищевого поведения, DEBQ (The Dutch Eating Behaviour Questionnaire). В ходе обработки результатов исследования первой экспериментальной группы было выявлено, что отсутствие пищевой зависимости наблюдается у 45 % испытуемых девушек, 5 % находится на границе нормы, что означает риск развития зависимости, тогда как 50 % уже имеют разную степень пищевой зависимости. Что показательно демонстрирует развитие тенденции пищевых отклонений среди девушек старших классов общеобразовательной школы.

В ходе обработки результатов исследования второй экспериментальной группы стало ясно, что только у 20 % (8 человек из 40), анкетирование не выявило никаких пищевых отклонений, остальные 80 % опрошенной аудитории предрасположены к той или иной группе пищевых отклонений. Этот тревожный показатель дает наглядное представление о существующей картине пищевых нарушений у студентов первых-вторых курсов высших учебных заведений.

Эксперимент позволил выявить несколько типов пищевых отклонений, в которых ясно прослеживаются предпосылки к развитию пищевых расстройств. Больше половины испытуемых из первой выборки имеют отклонения в пищевом поведении. Результаты исследования второй выборки свидетельствуют о том, что у 80 % испытуемых подростков наблюдается тот или иной тип зависимости от пищи. Ведущими из них стали ограничительный тип пищевого поведения для девушек, целью которых является похудение, и экстернальный тип пищевого поведения, провоцирующий переедание и избыточный вес. Для половины испытуемых юношей наиболее привычным оказался экстернальный тип пищевого поведения, что подтверждает тенденцию «моды» на фастфуд среди подростков, приобщение к «быстрому» питанию, следование рекламе. Эмоциогенный тип пищевого поведения, когда неблагоприятный эмоциональный фон является предпосылкой развития зависимости от пищи, как средства изменения своей реальности и снятия напряжения, встречается в основном у девушек. Тогда как, отсутствие каких-либо пищевых отклонений можно отметить только у 8 человек из 40, 5 из которых юноши и всего 3 девушки.

Таким образом, полученные результаты могут дать представление о существующей картине пищевых нарушений у учащихся старших классов общеобразовательной школы и студентов первых-вторых курсов высших учебных заведений. Только 23 % опрошенной аудитории не имеют никаких пищевых нарушений, остальные 77 % предрасположены к той или иной группе пищевых отклонений. Это тревожный показатель выявляет тенденцию ухудшения состояния здоровья подрастающего поколения. И требует внедрения мер профилактики на различных уровнях, а в некоторых случаях, терапии и медицинского сопровождения.

В профилактическую программу рекомендуется включить:

-                    предоставление подросткам информации о связи сбалансированного питания с благополучием жизни, гармонии с собой и миром;

-                    осознание личной ответственности за свою жизнь и здоровье;

-                    развитие мотивации к здоровому образу жизни (рациональное питание, регулярные физ. нагрузки, соблюдение режима труда и отдыха, исключение излишеств);

-                    развитие и активизация личностных ресурсов и коппинг-стратегий;

-                    развитие ассертивности (распознавания своих эмоций);

-                    организацию занятий подростков спортом, их творческое самовыражение, альтернативные виды деятельности, подразумевающие самореализацию в сферах, способствующих личностному росту.

Литература:

1.         Буйнов Л. Г., Пазыркина М. В. Сохранение здоровья школьников как педагогическая проблема. Журнал «Молодой ученый». 2012. № 6 С. 372–375.

2.         Балакирева Е. Е. Нервная анорексия у детей и подростков: обзор литературы// Психиатрия, 2005.№ 4 (16). С.44–55.

3.         Менделевич В. Д. Пищевые зависимости, аддикции — нервная анорексия, нервная булимия //Руководство по аддиктологии. СПб.: Речь, 2007.

4.         Плахов Н.Н, Сопко Г. И.. Пазыркина М. В. Инновационные методы оздоровления детей в образовательном учреждении. Журнал «Молодой ученый».2012.№ 2.С. 286–289.

5.         Сыромятникова Л. И., Макарова Л. П., Бахтин Ю. К. Значение медико-валеологического образования студентов и опыт его реализации в педагогическом университете. Журнал «Молодой ученый». 2012. № 6.С.372–375.

6.         Сухоруков Д. В. Социологические методы исследования аддиктивного поведения. Профилактическая и клиническая медицина. 2011.№ 3.С.61.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle