Библиографическое описание:

Нурлигенова З. Н., Колосова М. Ю. «Жеті Жарғы» Тауке хана как памятник права Казахстана: его сущность и значение // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 750-752.

В представленной статье прослежено становление и развитие обычного права Казахского ханства в XVIII веке. Особое внимание уделено своду законов «Жеті Жарғы» Тауке хана. Данный памятник обычного права казахов состоит из семи уложений, в которых рассмотрены земельный закон, семейно-брачное законодательство, военное законодательство, процессуальные нормы права, уголовное законодательство, нормы права о куне, закон о вдовах.

Ключевые слова: обычное право, свод законов, Казахское ханство.

Построение современного демократического правового государства немыслимо без создания права. Право является одним из основных регуляторов жизни общества наряду с моралью, традициями и религией. Обретение Казахстаном независимости поставило перед нашим народом задачу создания права отвечающего международным стандартам в области прав человека. Итогом процесса правотворчества стало принятие Конституции Республики Казахстан 1995 г. — Основного Закона нашего государства. При ее написании и принятии новых законов, регулирующих жизнь общества необходимо учитывать уроки истории и опираться на многовековые традиции страны. В связи с этим возрастает важность знания и должной оценки права Казахстана в различные исторические эпохи и применение в современном праве лучшего из исторического наследия Казахстана.

«Жеті Жарғы» представляет собой свод законов обычного права казахов, принятый в Казахском ханстве при хане Тауке (который привил в 1680–1715). В научной литературе часто «Жеті Жарғы» именуется как «Уложение хана Тауке», «Законы хана Тауке». Времена правления Тауке хана остались в истории казахского народа как период благоденствия и расцвета [1, c. 161]. Однако одним из основных его достижений мы считаем создание единого свода законов для всего населения казахского ханства — «Жеті Жарғы». Это, как справедливо, пишет известный российский ученный А. И. Левшин, ставит его в один ряд с такими государственными деятелями античной Европы как Ликург и Драконт.

Потребность в создании единого свода законов для Казахского ханства была тем более велика, что в период правления Тауке хана оно подвергается военной угрозе. На востоке растет сила Джунгарского ханства, с юга проводят агрессивную политику государства Средней Азии, с севера продолжаются набеги башкир. Необходимо было консолидировать население страны, максимально уменьшить родовую рознь, сохранить единство казахского народа. Подобного рода правовые реформы имеют аналоги в мировой истории: «Русская правда» Ярослава Мудрого, Кутюмы Бовезии средневековой Франции.

Изменения структуры Казахского ханства вызвало необходимость переработки правовой базы организации казахского общества. Эта работа и была проведена при хане Тауке хане, найдя своё закрепление в своде законов «Жеті Жарғы». Этот свод был разработан при участии известнейших казахских биев — представителей основных регионов Казахстана: Толе би (Старший жуз), Казыбек би (Средний жуз) и Айтеке би (Младший жуз) в начале XVII века.

«Жеті Жарғы» включает в себя следующие основные разделы [2, с. 365–374]:

-          земельный закон,регламентирующий пользование землями и разрешение споров о пастбищах и водопоях.

-          семейно-брачное законодательство, регламентирующее порядок заключения и расторжения брака, права и обязанности супругов, имущественные права членов семьи.

-          военное законодательство, регламентирующее военную службу, формирование подразделений.

-          процессуальные нормы права, регламентирующее порядок судебного разбирательства.

-          уголовное законодательство, регламентирующее наказания за различные виды преступлений кроме убийства.

-          нормы права о куне — выкупе за убийство и тяжкие телесные повреждения, устанавливающий наказания за них.

-          закон о вдовах — своего рода право социальной защиты, регламентирующее имущественные и личные права вдов и сирот, а также обязательства по отношению к ним общины и родственников умершего.

По данным историка Мухамеджана Тынышпаева единообразное применение и толкование положений «Жеті Жарғы» на всей территории Казахского ханства обеспечивалось ежегодным сбором биев всех трех жузов казахов в ставке Тауке хана [1, c. 162].

Следует отметить, что «Жеті Жарғы», продолжали использоваться в качестве источника права в Казахском ханстве своеобразные дополнения и комментарии — положения съездов биев — «Ереже», и «Билер сезi» — рассказы, содержащие сведения о практике суда биев — судебные прецеденты [3].

«Жеті Жарғы» представляет собой памятник обычного права казахов, под последним мы понимаем — совокупность юридических обычаев, санкционированных и гарантированных государственной властью, соблюдающихся в принудительном порядке в целях сохранения существующих общественных отношений. Обычное право казахов обозначалось термином эдет или зан. Нормы «Жеті Жарғы» были тесно связаны с обычаями, традициями и верованиями казахов. Поэтому защита ценностей, закрпеленных в «Жеті Жарғы» в народе обычно связывалась с защитой себя как народности, как этнического целого. Нормы«Жеті Жарғы», пронизывая различные сферы жизнедеятельности и быта, имели большое значение и в духовной жизни.

Мы считаем, что свод законов «Жеті Жарғы» прямо или косвенно наследует монгольскую «Яса» («Жаса» — «Пять уложений»), которую Чингизхан ввёл в монгольских степях. В XIII веке «Яса» попала в Дешт-и Кипчак и вошла в правовые традиции тюркских народов. Включение «Яса» в правовую культуру предков современных казахов было вполне естественным по двум причинам:

1.                  Династическим правопреемством, так как в Казахском ханстве, как и в других постмонгольских государствах Евразии (Сибирское ханство, Астраханское ханство, Казанское ханство, Крымское ханство) правили династии Чингизидов — потомков Чингизхана.

2.                  «Яса», построенная на обычаях, традициях и морали кочевого общества, прекрасно подходила для кочевых государства нашего региона, поскольку материальный базис общества (метод хозяйствования) — кочевое скотоводство оставался неизменным вплоть до начала XX в.

Мы не можем полностью согласиться с мнением о том, что например такой памятник казахского права как «Жеті жарғы» «…следует интерпретировать как мусульманские степные законы, национальную интерпретацию Шариата» [4]. Влияние последнего на него неоспоримо, но наш взгляд все — таки большее влияние на него оказали такие правовые источники как «Яса» Чигисхана и «Касым ханнын каска жолы» («Чистая дорога хана Касыма»). Одна из исторических особенностей ислама в Казахстане состоит в том, как считает академик С. З. Зиманов, что религиозные служители находились в подчинении светской (ханской) власти. Мы поддерживаем вывод академика С. З. Зиманова, о том, что «в северном регионе Центральной Азии — далеком и отдаленном от влияния исламских центров, формировался светский уклад, наложивший свою печать на все стороны организации и жизни общества, в том числе и на правовую культуру» [5, c. 37].

Характерными чертами «Жеті жарғы» была его гуманность. Отсутствовали в нем жестокие мер наказания, принятых в уголовном законодательстве: лишение свободы, с отбыванием срока наказания в тюрьмах, зинданах, восточных погребах заточения, а также членовредительства, сожжения, колесования, закапывания живьем и т. д., распространенные во многих средневековых восточных странах. В связи с этим известный казахский ученый, этнограф Ч. Валиханов писал о казахском обычном праве следующее, что также справедливо и для «Жеті Жарғы»: «…обычное право киргиз (казахов) по той же аналогии высшего развития с низшим, на которое мы так любим ссылаться, имеет более гуманных сторон, чем законодательство, например, мусульманское, китайское и русское по Русской правде. В киргизских (казахских) законах нет тех предупредительных и устрашающих мер, которыми наполнены и новейшие европейские кодексы. У киргиз телесные наказания никогда не существовали. А законы родовые, по которым члены рода отвечают за родича, при родовых отношениях приносят много практической пользы»[7, с. 94]. В обычном праве казахов было много норм, поощряющих коллективизм, общность прав, сохранились демократические начала, формы и институты, распространявшиеся на широкий круг отношений — хозяйственных, родовых, бытовых, семейных и политических. Например, правовая традиция избирать ханов и удельных правителей («малых ханов») на народном собрании с участием свободных граждан, способных носить оружие, с поднятием избранного представителями родовых объединений на белой кошме, неукоснительно соблюдалась в периоды ханской власти. Гласность, простота и состязательность судебного процесса, участие в нем представителей сторон, использование силы общественного мнения как средства исполнения судебных решений тоже отличительные черты «Жеті Жарғы». Возможность примирения сторон находит прямой аналог в институте медиации, существующем в действующем законодательстве Казахстана. Имеет прямую аналогию и с успехом используется настоящее время суд присяжных во многом совпадающий с судом биев, имеющимся в «Жеті Жарғы». Действующая Конституция Казахстана указывает, в ст. 13, что:

1.                  Каждый имеет право на признание его правосубъектности и вправе защищать свои права и свободы всеми не противоречащими закону способами, включая необходимую оборону. 2. Каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод [8]. Эти конституционные положения явились результатом долгой эволюции права на территории Казахстана, учета всего правового опыта предшествующих норм права, в том числе и «Жеті Жарғы».

Во всем этом проявляется демократическое своеобразие казахского обычного права — «Жеті Жарғы». Разумеется, в нем есть следы влияния норм соседних государств, с которыми, так или иначе, контактировало казахское общество по разным каналам и с разной степенью интенсивности в различные периоды. Однако местные народные обычаи все же оставались основными источниками обогащения и развития правовой системы Казахстана в том числе и «Жеті Жарғы». Такое положение объясняется — прочными позициями обычаев и обычно-правовых норм во внутренней жизни кочевников — скотоводов, составлявших абсолютное большинство населения страны.

Значение «Жеті Жарғы» выходит на наш взгляд далеко за пределы своей собственной регулятивной нормативной роли в этнокультурных границах Казахстана. «Жеті Жарғы» было в широком смысле законом и властью, источником общественного бытия и нравственности, искусством и духовной ценностью. Справедливо высказывание о том, что: «Рожденное в рамках кочевой цивилизации, оно вобрало в себя многие ценностные черты и оптимумы человеческих мечтаний и человечности той эпохи» [9, c. 29]. Во многом в последующие века истории Казахстана «Жеті жарғы» стали одним из консолидирующих начал самосознания казахского народа в чем заключается одно из его основных заслуг перед историей. Будучи особым памятником творением кочевой культуры, «Жеті Жарғы» по праву может и должно занять достойное место в мире исторически значимых правовых систем.

Литература:

1.         Тынышпаев М. История казахского народа. Алма-Ата, 1993.

2.         Султанов Т. И., Абусеитова М. Х. Общество и культура //История Казахстана и Центральной Азии. Алматы, 2001.

3.         Кляшторный С. Г., Султанова Т. И.. «Казахстан. Летопись трёх тысячелетий», «Центр Казахстан — Петербург», 1992.

4.         Ахметова Н. С., Кожахметов Г. З. Ереже положения биев. (Сб. Правовых памятников и документов по истории обычного права казахов второй половины ХІХ и начала ХХв.). — Караганда: Издательская группа «Болашак — Баспа», 1997г.

5.         Назира Нуртазина. Признать кочевника мусульманином. По мотивам популярного фильма. http://www.islam.ru/pressclub/histori/nomad/

6.         Зиманов С. 3. Древний мир права казахов и его истоки //Древний мир права казахов /Гл. ред. С. 3. Зиманов. Т. 1. Алматы: Жеті жарғы, 2001.

7.         Валиханов Ч. Ч. Собр. соч. Т. 4. Алма-Ата, 1961.

8.         Конституция Республики Казахстан, принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 года. Электронный ресурс. Официальный сайт Конституционного Совета Республики Казахстан. http://constcouncil.kz/rus/norpb/constrk/

9.         Древний мир права казахов: Материалы, документы и исследования / Под ред. академика С. З.Зиманова. — Алматы, 2001.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle