Библиографическое описание:

Решетникова Н. Д., Савинова А. О. Языки аналитические и синтетические // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 873-877.

Вопрос об аналитических и синтетических языках рассматривается лингвистами еще с XIX века. В наши дни он освещается в большом количестве учебных пособий, откуда известно, что синтетический способ заключается в выражении грамматики в рамках слова, а аналитический — за его пределами. Отнесение языка к аналитическому или синтетическому строю означает преобладание в нем способов выражения грамматических значений, соответствующих данному строю.

В целях освещения проблемы аналитического и синтетического строя языков необходимо рассмотреть научный метод определения языкового строя языка, для чего следует обратиться к типологическому языковедению; узнать, чем же обусловлено разделение языков на аналитические и синтетические; познакомиться с грамматическими способами и разобраться, какие из них относятся к аналитической тенденции, а какие к синтетической; найти и рассмотреть как можно больше примеров из разных языков мира для достижения большей наглядности

Актуальность данного аспекта лингвистики объясняется тем, что вопрос об аналитическом и синтетическом строе языков является грамматическим. Грамматика изучаемого языка, особенно неродного, всегда вызывает затруднения, но обойти ее стороной никак нельзя так как без грамматики нет и языка. Более детальное изучение грамматических способов объяснит происхождение данных трудностей, ведь иногда в неродном языке встречаются явления, отсутствующие в родном. Знание теоретических различий грамматики родного языка и неродного поможет в освоении последнего.

О различении аналитических и синтетических языков

Задачей типологического языковедения является исследование черт структурного сходства языков независимо от их территориального распространения. Лингвистическая типология может строиться на основе самых разных структурных признаков — фонологических, морфологических, синтаксических и др.

Морфологическая типология, наиболее разработанная, учитывает ряд признаков, самыми важными из которых являются: 1) общая степень сложности морфологической структуры слова и 2)типы грамматических морфем, используемые в данном языке. Оба признака известны с XIX в. В современной лингвистике их выражают количественными показателями — типологическими индексами. Американский лингвист Дж. Гринберг ввел метод индексов.

Общая степень сложности морфологической структуры слова выражается количеством морфов, приходящимся в среднем на одну словоформу. Это называется индексом синтетичности, который вычисляется по формуле M/W, где M- количество морфов в отрезке текста, а W (от англ. word) — количество речевых слов в этом же тексте. Для подсчета берутся типичные тексты на соответствующем языке, длиной не менее 100 словоупотреблений. Наименьшую величину Гринберг получил для вьетнамского: 1,6 (на 100 слов 106 морфов). Для английского он получил цифру 1,68, для санскрита — 2,59, для одного из эскимосских языков — 3,72. Для русского языка, по подсчетам разных авторов, получены цифры от 2,33 до 2,45.

Аналитическими называют языки с величиной индекса ниже 2 (помимо вышеперечисленных, китайский, новогреческий, болгарский, персидский, итальянский, испанский, португальский, французский, датский и др.)

Синтетическими являются языки с величиной индекса от 2 до 3 (кроме русского и санскрита, древнегреческий, латынь, готский, литовский, старославянский, немецкий, чешский, польский, якутский, суахили и др.)

Выделяют также полисинтетические языки с величиной индекса выше 3 (помимо эскимосских, некоторые другие палеоазиатские, америндейские, некоторые кавказские языки). [3,с. 233]

Помимо этого выделяют изолирующие (предельно аналитические) языки, для которых характерно музыкальное ударение, семантически значимое слогоделение, максимальная свобода построения синтагм, недостаточная самостоятельность слова. Простое слово иногда неотличимо от морфемы, сложное слово — от синтагмы. [4, с.75]

Неоспорим тот факт, что синтетический и аналитический строй языков — вопрос грамматический, но некоторые лингвисты в определении этого важного вопроса идут от морфологии, другие — от синтаксиса. Есть и третий путь, соблюдающий интересы и морфологии, и синтаксиса: идти от классификации грамматических способов и их употребления в том или ином языке.

Все грамматические способы делятся на два принципиально различных типа:1) синтетические способы, выражающие грамматику внутри слова,- это внутренняя флексия, аффиксация, повторы, сложения, ударения и супплетивизм, 2) аналитические способы, выражающие грамматику вне слова,- это способы служебных слов, порядка слов и интонации. [5,с.313]

При синтетической тенденции грамматическое значение соединяется с лексическим в пределах слова. При аналитической тенденции — грамматическое значение выражается отдельно от лексического — лексическое значение сосредоточено в слове, а грамматическое выражается с помощью порядка слов, служебных слов и интонации, которая сопровождает предложение, а не слово. Языки, использующие в большей степени синтетические способы, называются языками синтетического строя, аязыки, использующие преимущественно аналитические способы, — языками аналитического строя. [1,с.157–158]

Нет абсолютно «чистых» типов языков. Так, в русском синтетизм и аналитизм совмещаются (использование предлогов, сложных форм будущего времени, сложных форм степеней сравнения и др.) Синтетические и аналитические формы могут существовать и в пределах одной парадигмы: немецкий anfangen — ich fangean(я начинаю); никто — ни у кого. [2, с.117–118]

В языках синтетического строя слово, будучи изъятым из контекста, сохраняет свои грамматические свойства: сын, полный, происходит.

В языках аналитических слово сохраняет только свою номинативную функцию, грамматическую характеристику оно приобретает только в синтаксическом контексте. Back-Back the card back to the back yard.

В синтетических языках грамматическое значение повторяется во всех словах: маленькие ягодки (мн.ч.). В аналитических языках — один раз (the small houses) [1,с.158]

В истории языка синтетические конструкции могут уступать место аналитическим, и наоборот. Ходил есмъ — ходил. [2,с.118]

Рассмотрим грамматические способы синтетического строя языков.

Внутренняя флексия и чередования

Внутренняя флексия — грамматически значимое изменение фонемного состава корня. Я. Гримм выделил две разновидности внутренней флексии: аблаут (нем. Ablaut — чередование) и умлаут (нем. Umlaut — пересогласовка). Аблаут — исторические чередования гласных в корнях, которые выражают словоизменительные и словообразовательные значения. [2, с. 115]

Этот наиболее древний вид внутренней флексии был обнаружен в так называемых «сильных глаголах», что свойственно всем германским языкам. Термин этот употребляется во всех языках, в том числе и в русском, для обозначения чередования гласных в системе глагола и отглагольных образований. [5, с.281]

Умлаут — изменение гласных (сдвиг их вперед) корня под влиянием гласных суффикса или окончания, выполняющее грамматическую функцию: немецкое Vater — Väter (отец — отцы); Mutter — Mütter (мать — матери). [2, с. 115]

В современном английском языке сохраняется только признак подъема, а меняется задняя локализация на переднюю и лабиализация на делабиализацию, так чередуются [ν] — [i:], дифтонги [а ν] и [a,]: foot [fƏt] — «нога» — feet [fi:t] — «ноги», tooth [tu:O] — «зуб» — teeth [ti:O] — «зубы», mouse [maνs] — «мышь» — mice [mais] — «мыши». [5, с.282]

В современном русском языке эти чередования перестали играть прежнюю роль из-за возникновения редукции безударных гласных [э] — [и] и [а] — [о] и благодаря действию унифицирующей аналогии; однако в таких случаях, как затор — тер [т'ор] — тереть — тру — вытирать унифицировать написания с -е- и с -и- нельзя. Здесь, как и в случаях внутренней флексии собрать — собирать, назвать — называть и т. д., старый индоевропейский аблаут еще структурно действует. [5, с. 248]

Способ аффиксации

Способ аффиксации состоит в присоединении к корням аффиксов. Аффиксы — это морфемы с грамматическим значением. Аффиксы не существуют в языках вне слов, они сопровождают корень, служа для словообразования и словоизменения.

Есть языки, не употребляющие префиксов (тюркские, угро-финские), всю грамматику они выражают постфиксами; другие языки предпочитают префиксацию и не употребляют (за редкими исключениями) постфиксов; например, язык суахили (группа банту, Восточная Африка). Индоевропейские языки, к которым принадлежит и русский язык, употребляют и префиксы, и постфиксы, но с явным перевесом в сторону последних; ср. пред-став-и-тель-н-ый, где один префикс и четыре постфикса. [5, с.264]

Грамматические значения выражаются при помощи разных типов аффиксов:

а) при помощи флексий (в том числе и нулевых): дом — дома, лес — леса, добр — добры, шёл — шла; [2, с.114]

Во многих языках большую роль играют нулевые аффиксы. Нулевой аффикс– это отсутствие аффикса в одной форме парадигмы при наличии аффиксов в других формах той же парадигмы. [5, с.270]

б) при помощи суффиксов, выражающих грамматические значения, например, в русском языке форма прошедшего времени образуется с помощью формообразующего суффикса –л-: чита-л, преподова-л-а;

в) при помощи префиксов, например, в языке суахили именно приставки служат показателями грамматических отношений. Так, в предложении Watu wanakisoma (Люди читают) wa- показатель субъекта действия, na- временной показатель, ki- указывает на прямой объект действия kitabu (книга);

г) при помощи конфиксов (циркумфиксов) — комбинаций из двух аффиксов: префикса и постфикса, которые представляют собой 2 морфемы, но действуют совместно; например, в немецких глагольных формах: ge-fund-en — (найденный), употребляемых при образовании сложного прошедшего времени. [5, с.267]

д) при помощи инфиксов: латинский — vici — vinco, rupi — rumpo

е) при помощи трансфиксов — использования аффиксов, которые, разрывая консонантный корень, служат «прослойкой» гласных среди согласных: так, в арабском языке консонантная основа ktb, а форма прошедшего времени действительного залога образуется при помощи трансфикса a-a-a — kataba (написал).

ж) при помощи интерфиксов– служебные морфемы, не имеющие собственного значения, но служащие для связи корней в сложных словах. Н. С. Трубецкой называл их «морфемами связи». Употребляются только в словообразовательной функции. Таковы в русском языке соединительные гласные: зубр-о-бизон, лоб-о-тряс, или немецкая «соединительная согласная» -S- в таких случаях, как: Ort-s-kunde — (краеведение), Alter-s-heim — (дом престарелых). [5, с.266]

Редупликации (повторы)

Редупликации (повторы), или удвоения, как их еще называют, заключается в полном или частичном повторении корня. Наибольшее распространение явление получило в австронезийских языках, где удвоение используется как для словообразования, так и для словоизменения. Пример полной редупликации из индонезийского: api — api (спички) — api (огонь); самоан. solosolo (носовой платок) — solo (полотенце). [6,с. 89]

Богат повторами английский язык, где они могут быть и полные (преимущественно звукоподражательные): quack-quack (кря-кря), jug-jug (щелканье соловья или звук мотора), plod-plod (стук копыт лошади), tick-tick (ход часов) и т. п.; неполные (с изменением гласной): wig-wag (флаговый сигнал), zig-zag (зигзаг), flick-flock (шарканье сапог) или riff-raff (сброд, шпана), wish-wash (бурда, болтовня). [5, c.288]

Способ сложения

Сложение- соединение корневой морфемы с другой корневой морфемой. В результате возникают новые слова: нем. Kopf+schmerz= Kopfschmerz (головная боль), англ. tipe+writer= tipewriter (пишущая машинка). [1, с. 157]

Соединяться при сложении могут и полные корни, и усеченные, а также основы и целые слова в какой-нибудь грамматической форме.

Звуковые изменения и срастания частей сложения могут с течением времени превращать механическое сцепление морфем и даже слов в тесный сплав; например, в русском языке спаси бог превратилось в неразложимое спасиб; пожалуй, староста — в пожалуйста. Древнегерманские nachti gall — «ночи певица», или bruti gomo — «невесты муж» в немецком превратились в Nachtigall — «соловей», Brautigam — «жених», где хотя и можно выделить Nacht — «ночь» и Braut — «невеста», но вышедшие из употребления -gall, -gam превращают все слово в неразложимое. [5, с. 290]

К словосложению относится так же образование сложносокращённых слов, или аббревиатур. Этот способ словообразования распространился в европейских языках в XX веке. Существует два крайних типа аббревиатур: 1) инициальные, например, англ. A.D. (нашей эры) anno domini, В.С. (до нашей эры) before Christ и 2) усечённые: англ. doc=doctor, Jim=James. [6, с. 97]

Способ ударения

Ударение может быть выразительным средством в грамматике, если оно изменчиво. Поэтому тоновое ударение всегда может быть грамматическим способом вследствие своей политоничности — изменяемости тона на том же слоге; в литовском языке dvi'em (с нисходящим тоном) — «двум», adviem (с восходящим тоном) — «двумя». Использовать так динамическое ударение нельзя вследствие его монотоничности т. е. однородности.

В языках с постоянным местом ударения (классический арабский, латынь, итальянский, испанский, португальский) оно падает на слог слова, который установлен: безотносительно либо относительно. В языках со свободным и подвижным ударением оно падает не на отдельные слоги слова, а прежде всего на отдельные морфемы в пределах слова.

В английском языке может быть различение по месту ударения глаголов (ударение на последнем слоге) и однокорневых имен (на первом слоге): to extract– «извлекать», the extract– «извлечение» и т. п. [5, с. 305]

Супплетивизм

Формы одной и той же парадигмы образуются разными грамматическими средствами от одного корня. Но иногда на фоне этого общего правила бывают исключения: грамматические формы образуются от разных корней, что называется супплетивностью. [6, с.93]

В индоевропейских языках типично использование супплетивизма в употреблении личных местоимений (я — меня, нем. ich — mich, сканд. ik — mik, англ. I — те, франц. je — moi, лат. ego — те), а также корней для образования степеней сравнения прилагательных и наречий со значением «хороший» и «плохой», что является одним из доказательств родства этих языков. [5,с.311]

Супплетивные пары могут возникать разным путем. Иногда это происходит на базе звуковых чередований. Современные формы настоящего времени английского глагола be (быть) представляют три корня — am, is, are. В далеком прошлом эти формы обладали одинаковой основой es-, но в результате действия фонетических законов они сильно изменились.

Другой путь, когда из двух однокорневых пар, в которых теряются противоположные члены, получается новая пара из оставшихся членов, например: продавец — продавица и продавщик — продавщица, где слово продавица утратилось, а слово продавщик «ушло» в просторечие; откуда новая пара с супплетивизмом основ: продавец — продавщица.

Супплетивизм свойствен далеко не всем языкам. [6,с.94]

Конверсия

Конверсия — приём словообразования, при котором производное слово сохраняет основу исходного слова, но отличается от него грамматическим классом.

Постепенная конверсия называется субстантивацией, адъективацией и адвербиализацией, взависимости от того, что образуется. Субстантивация прилагательных и причастий — распространённый вид конверсии. В русском языке его продуктивности способствует возможность использовать грамматический род для различения смысла слов. Субстантивированные прилагательные мужского рода обозначают человека по его должности, роду занятий, состоянию здоровья и т. п.: заведующий, часовой, больной; женского рода — место деятельности: столовая, гостиная; среднего рода — разные кушанья: мороженое, пирожное, заливное.

Совсем по-другому происходит конверсия глаголов в существительные и существительных в глаголы. Синтаксические функции глагола и существительного настолько несходны, что никаких промежуточных случаев здесь быть не может. Этот вид конверсии всегда словообразовательный приём. В русском языке такие примеры редки (ср.: строить и строй, кроить и крой, и т. п.). Широко распространён этот вид конверсии в германских языках: нем. Pfeffer (перец) и pfeffern (перчить). В английском языке путём конверсии можно образовать существительное от любого простого глагола и, наоборот, от любого простого существительного можно образовать глагол: look (смотреть) и look (взгляд), stone (камень) и stone (побить камнями) и т. д. [6, с.99]

Обратимся теперь к грамматическим способам аналитического строя языков.

Способ служебных слов

Служебные слова лишены номинативной функции, так как ничего не называют и лишь показывают отношения между членами предложения (предлоги, союзы) или между предложениями (союзы), а также указывают некоторые грамматические значения, не зависящие от сочетания слов в предложении (артикли, частицы, вспомогательные глаголы, слова степени). Это квалификативные отношения. [5, с.293]

Классификация служебных слов выделяет:

1.                  Предлоги, выражающие подчинительные отношения между членами предложения (сижу на лавочке, жду у подъезда, гляжу на тебя) или уточняют падежные значения (у него, на нем).

2.                  Союзы, выражающие сочинительные отношения как в простом, так и в сложном предложении.

3.                  Частицы, выражающие модальные и немодальные значения.

4.                  Артикли — наиболее типичные «грамматические сопроводители» знаменательных слов. Артикли свойственны далеко не всем языкам. Они необходимы в арабском, романских и германских языках. [5, с.296]

Артикли выполняют в языке ряд функций. Они: 1) служат для субстантивации других частей речи: англ. play (играть) — aplay (пьеса); 2) выражают грамматическое значение определенности — неопределенности; 3) способствуют различению рода и числа: португальский um menino (мальчик) — uma menina (девочка); 4) могут участвовать в выражении синтаксических отношений, например, склоняющийся артикль в немецком языке. [2, с.116]

5.         Вспомогательные глаголы, являющиеся частью аналитической (описательной) формы, в то время как другой ее частью является знаменательный глагол. Обычно в языках в качестве вспомогательных употребляются глаголы со значением «быть» и «иметь». Например, в немецком языке: Ich habe gelesen (я читал); английский Iam smoking (я курю в данный момент), где знаменательная часть — причастие. [6, с.100]

6.         Слова степени– бывшие «наречия степени», которые сопровождают качественные прилагательные и наречия при образовании степеней сравнения: во французском языке употребляющиеся для этой цели слова plus, moins;в английскомmore, most.

7.         Пусты е слова- слова, сопровождающие знаменательные слова и выражают такие грамматические оттенки, которые в других языках выражаются аффиксами. В турецком и английском языках, где нет категории грамматического рода, различают пол животных при помощи «пустых слов»; например: he-cat, erkek kedi (кот). [5, с.302]

Способ порядка слов

Аналитическим грамматическим средством является порядок слов, характерный не для всех языков. Есть много языков с относительно свободным порядком слов, например, латинский, русский.

Отклонение от привычного расположения слов не имеет в русском языке грамматического значения, хотя и может передавать некоторые оттенки смысла. Сочетание два часа указывает точное время, сочетание часа два — приблизительное указание времени. В русском языке роль порядка слов важна при различении нового (ремы) и известного (темы) в сообщении.

В языках с твёрдым порядком слов расположение слов имеет грамматическое значение. Очень распространён такой порядок слов в предложении: подлежащее — сказуемое (глагол) — дополнение. Эта схема господствует в германских и романских языках: англ. Isee ship (Я вижу корабль), нем. Ich sehe ein Schiff.

В тех языках, где слабо развито склонение, твердый порядок слов становится единственным способом определения роли имени в предложении. Англ. The lion killed the hunter, фр. Le lion a tue le chasseur означает только одно (Лев убил охотника). [6, с.102]

Способ интонации

Интонация играет важную роль в формировании высказывания и выявлении его смысла, разграничивая разные коммуникативные типы предложений: вопрос — побуждение — повествование, выделяет части высказывания по их смысловой важности, оформляет синтаксическую конструкцию как единое целое и одновременно расчленяет ее на отдельные отрезки. [2, с.116]

Не в каждом языке интонация легко используется как грамматический способ. Так, например, французская, с точки зрения русских «напевная», интонация очень безразлична к выражению грамматики (поэтому по-французски можно спрашивать и отвечать с той же интонационной волной, но при вопросе употреблять служебную вопросительную частицу est ce que).

Чем более «плоская», менее «выразительная» интонация, тем легче она может быть использована в грамматике как выразительный способ; именно такова русская интонация. [5, с.310]

Рассмотрев аналитический и синтетический строй языков в изложении разных лингвистов, стало ясно, что не бывает полностью аналитических или синтетических языков. Причисляя язык к тому или иному строю, подразумевается, что в нем преобладает использование тех или иных грамматических способов.

Метод индексов, введенный Гринбергом, показывает, что есть языки не только аналитические и синтетические, но и полисинтетические (инкорпорирующие) и изолирующие, выступающие как две крайности.

Такие грамматические способы, как внутренняя флексия, аффиксация, повторы, сложение, ударение, супплетивизм и конверсия, свойственны синтетическому строю языков, тогда как способы служебных слов, порядка слов и интонация характерны для аналитической тенденции. Обилие грамматических способов и нередкая трудность в их разграничении еще раз доказывает, что язык- целостный организм и изучая одну проблему неизбежно затрагиваешь другие.

Множество примеров, представленных в рамках работы, помогают понять некоторые сложные явления грамматики.

Более пристальное рассмотрение проблемы различения аналитических и синтетических языков способствует снятию трудностей при изучении иностранного языка так как некоторые грамматические способы свойственны второму языку, но отсутствуют в родном, например, артикли, являющиеся неотъемлемой частью грамматики английского языка.

Язык — это живая материя, которая не может остановиться в развитии. Именно так можно объяснить известную истории смену аналитических грамматических способов синтаксическими и наоборот.

Литература:

1.                 Боронникова, Н. В. Введение в языкознание: Курс лекций. / Н. В. Боронникова, Ю. А. Левицкий. Пермь: ПГУ, 2006. — 344 c.

2.                 Камчатнов, А. М. Введение в языкознание: Учеб. пособие /А. М. Камчатнов, Н. А. Николина. — 2-е изд. М.: Флинта: Наука, 2000. — 232 с.

3.                 Маслов, Ю. С. Введение в языкознание / Ю. С. Маслов. — 3-е изд., М; «Высшая школа», 1997. — 272 с.

4.                 Мечковская, Н. Б. Общее языкознание. Структурная и социальная типология языков: Учеб. пособие / Н. Б. Мечковская. –М.: Флинта: Наука 2001.

5.                 Реформатский, А. А. Введение в языковедение / Реформатский. — 5-е изд. М.: Аспект Пресс, 2005. -536 с.

6.                 Шайкевич А. Я. Введение в лингвистику: Учеб. пособие/ А. Я. Шайкевич. — М.: «Академия», 2005. — 400c.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle