Библиографическое описание:

Лю Ц. О научных школах русской лингвокультурологии // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 857-859.

Чанчуньский университет (КНР)

В настоящее время интенсивно развивается новое направление лингвистики — лингвокультурология, которая исследует воплощённую в национальный язык культуру и менталитет [7, с.217]. Но до сих пор существую расхождения в отношении научного позиционирования, предметов и методов исследования русской лингвокультурологии. Можно сказать, что теория и методология этой дисциплины ещё находятся на этапе формирования.

Существует несколько определений лингвокультурологии, которые рассматриваются более представительными и авторитетными. К примеру, 1) Лингвокультурология — комплексная научная дисциплина синтезирующего типа, изучающая взаимосвязь и взаимодействие культуры и языка в его функционировании и отражающая этот процесс как целостную структуру единиц в единстве их языкового и внеязыкового культурного содержания при помощи системных методов и с ориентацией на современные приоритеты и культурные установления (система норм и общечеловеческих ценностей [1,с.36–37];2) Лингвокультурология — это наука, возникшая на стыке лингвистики и культурологи и исследующая проявления культуры народа, которые отразились и закрепились в языке [5,с.28];3) Лингвокультурология — сравнительно молодая филологическая дисциплина синтезирующего типа, возникшая на стыке лингвистики и культурологи и рассматривающая язык как воплощение культуры [5,с.5];4) Лингвокультурология — дисциплина, изучающая проявление, отражение и фиксацию культуры в языке и дискурсе, непосредственно связанную с изучением национальной картины мира языкового сознания, особенностей ментально-лингвального комплекса [4,с.12]. Общими чертами вышеперечисленных определений являются следующие: 1) подчеркнута характеристика лингвокультурологии как всеобъемлющей дисциплины; 2) исследование языка и культуры через посредник языка; 3) объектом изучения лингвокультурологии является культурная семантика языковых символов, и культурная семантика формируется под воздействием языка и культуры.

К настоящему времени лингвокультурология представлена в России и в мире несколькими мощными школами, каждая из которых отличается своими установками, областью и особыми процедурами анализа. Представителями Московской лингвокультурологической школы являются Н. А. Арутюнова, В. В. Воробьев, В. В. Красных, В. А. Маслова, Ю. С. Степанов,В. Н. Телия и др. Ю. С. Степановым была издана книга «Константы. Словарь русской культуры». Он занимается, на наш взгляд, типичным линговультурным моделированием языка. Автор рассматривает константы русской народной культуры в диахроническом аспекте. «Язык и мир человека» Н. А. Арутюновой ориентированы на рассмотрение универсальных терминов культуры, извлекаемые из текстов разных времен и народов. Внимание В. Н. Телии уделено лингвокультурологическому анализу фразеологизмов. Целью исследования В. Н. Телии и учеников является описание культурной и этнической коннотативной семантики фразеологизмов и выявление личностных характеристик сознания. В. В. Воробьев расширяет концепцию Е. М. Верещагина и В. Г. Костомарова. Под его пером линвгокультуролгия ориентируется на новую систему культурных ценностей, выдвинутую современной жизнью общества, на объективную информацию о культурной жизни страны [1, с.32]. Он выдвинул основную единицу лингвокультурологического анализа — лингвокультурему, определяя ее как «диалектическое единство лингвистического и экстралингвистического (понятийного и предметного) содержания» [1, с.44–45]. И лингвокультурема обладает коннотативным смыслом и “живет до тех пор, пока живет идеологический контекст, ее породивший” [1, с.52].

В России продуктивно работает лингвокультурологическая школа в Волгограде (В. И. Карасик, Е. И. Шайгал, Н. А. Красавский и др.) и Краснодаре (С. Г. Воркачев.). В. И. Карасик рассматривает лингвокультурологию как комплексная область научного знания о взаимосвязи и взаимовлиянии языка и культуры [3, с.103]. В качестве единиц изучения фигурируют реалии, т. е. те факты действительности, которые объективно присущи только данной этнокультурной общности, лакуны, т. е. минус-факты действительности, значимые отсутствия определенных обозначений, и фоновые значения, т. е. содержательные характеристики конкретных и абстрактных наименований, требующие для адекватного понимания дополнительной информации о культуре данного народа [3, с.127]. Волгоградская школа ориентирована на изучение и интерпретацию культурных доминант, зафиксированных в языковом сознании и речевом поведении. Основными понятиями, разрабатываемыми в данной школе, являются культурны концепт и линвгокультурный типаж. Под культурным концептом они понимают как сложное ментальное образование, свойственное представителям тех или иных социальных групп, в состав которых включаются понятийный, образный и ценностный компоненты. Ценностная сторона концепта — важность этого психического образования как для индивидуума, так и для коллектива. По мнению В. И. Карасика противопоставляются следующие ценности: индивидуальные (персональные, авторские), микрогрупповые (например, в семье между близкими), макрогрупповые (социальные, ролевые, статусные и др.), этнические и общечеловеческие. Именно наличие ценностного компонента отличает от других ментальных единиц. Совокупность концептов, рассматриваемых в аспекте ценности, образует ценностную картину мира. В этом сложном ментальном образовании выделяются наиболее существенные для данной культуры смыслы, ценностные доминанты, совокупность которых образует определенный тип культуры, поддерживаемый и сохраняемый в языке [2, с.5]. Иначе говоря, среди концептов есть культурные ключи, которые очень важны для той или иной культуры. Е. И. Шейгал, исходя из широкого понимания политической коммуникации, включает в политический дискурс любые речевые образования, субъект, адресат, содержание которых относится к сфере политики. В качестве основных единиц лингвокультурологии она рассматривает этнонимы — названия национальных меньшинств — становится идеологемами, приобретая идеологическую коннотацию «чужой, не наш враг [8, с.125].

В Воронеже продуктивно работает лингвокультурологическая школа во главе с известными лингвистами З. Д. Поповой, И. А. Стерниным, В. Б. Кашкиным и др. Для данной школы характерно исследование национального коммуникативного поведения. «Под коммуникативным поведением понимается совокупность норм и традиций общения народа, социальной, возрастной, гендерной, профессиональной и т. д. групп, а также отдельной личности. В настоящее время многочисленные исследования в сфере антропоцентрической лингвистики, речевых жанров, контрастивной и этнической культурологии, прагмалингвистики ставят на повестку дня проблему системного описания коммуникативного поведения как народов в целом, так и отдельных социальных, возрастных, гендерных групп и индивидов» [6, с.3]. Национальное коммуникативное поведение — совокупность норм и традиций общения определенной лингвокультурной общности предполагает коммуникативную культуру, т. е. коммуникативное поведение народа как компонент его национальной культуры, фрагмент национальной культуры, отвечающий за коммуникативное поведение нации. Коммуникативные нормы — коммуникативные правила, обязательные для выполнения в данной лингвокультурной общности (знакомого надо приветствовать, за услугу благодарить и т. д.). Коммуникативные традиции — правила, не обязательные для выполнения, но соблюдаемые большинством народа к рассматриваемые в обществе как желательные для выполнения и т. п. (там же).

Кемеровская лингвокультурологическая школа направлена на теорию концептуальной метафоры, на анализ концептов внутреннего мира человека (жизнь, идея и пр.). Под их пером выделяются три группы концептов: парные концепты, бинарные концепты и эквивалентные концепты, противопоставляются наивная и научная картины мира. Теория концептуальной метафоры лежит в основе лингвокультурологических исследований, выполняемых в Иркутске (А. В. Кравченко, В. А. Степаненко), Екатеринбурге (А. П. Чудинов) и др.

Таким образом, очевидно, лингвокультурологическое исследование российских лингвистов сосредоточено внимание на культурной функции языка и нацио-культурной специфике языкового применения. Линвокультурология представляет собой смежную дисциплину, касающуюся семантики, культуры и коммуникации. Исследование культурной информации в языке является неизбежным результатом развития лингвистики 19–20 веков. Теоретически-методологические основы российской лингвокультуролгии находятся еще в стадии формирования. В области концептуального исследования российские ученые добились удивительных успехов, что заслуживает внимания китайских исследователей.

Традиционная лингвистика рассматривает язык как объективную символическую систему, не понимая смысл языка как модель видения мира народа. Линвгокульутрология приобретает научный анализ и понимание в отношении формы, значения и функции языка. «Лингвисты-исследователи должны рассмотреть использование языка в широком диапазоне культуры, выходя за пределы языка, и приобрести культурные ценности говорящего из использования языка. Такой путь исследования имеет широкие перспективы» [9, с.7].

注:本文系吉林省教育厅“十二五”社会科学研究项目,吉教科文合字 [2013]第245号阶段性成果。

Литература:

1.         Воробьев В. В. Лингвокультурология. Теория и методы. — М.: Изд-во РУДН, 1997, -331с.

2.         Карасик В. И. О категориях лингвокультуролгии. // Языковая личность: проблемы коммуникативной деятельности. Сб. науч. тр. — Волгоград: Перемена, 2001. –С.3–16.

3.         Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Монография. — Волгоград: Перемена, 2002, -477с.

4.         Красных В. В. Этнопсихолингвистика и лингвокультурология: Курс лекций. — М.: ИТДГК «Гнозис», 2002, -284с.

5.         Маслова В. А. Лингвокультурология: Учеб. Пособие для студентов высш. учеб. заведений. — М.:Академия, 2001,- 208с.

6.         Стернин, И. А. Модели описания коммуникативного поведения. // Коммуникативное поведение. Модели описания коммуникативного поведения. Воронеж , 2000 . 27 с.

7.         Телия В. Н. Русская фразеология: Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. — М.: Языки русской культуры, 1996. — 288 с.

8.         Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса. М.: ИТДГК «Гнозис», 2004.

9.         顾嘉祖..语言与文化—永恒的跨学科研究课题 [J]. 外语研究,1998(4),6–8页.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle