Библиографическое описание:

Соболевская М. А. Проблема социального порядка в современной социологической теории: от дискурса порядка к порядку дискурса // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 794-798.

В статье рассмотрены генезис и история формирования проблемы социального порядка в теоретической социологии, а также проанализированы способы ее переосмысления в современных социологических теориях.

Ключевые слова: социальный порядок, современная социологическая теория, теоретический синтез, классическое наследие.

Вопросы, которые современность ставит перед социальными теоретиками, возникают и как совершенно новые, и как такие, которые могут быть отнесены к традиционным — классическим социологическим проблемам. Существует ли единый социальный порядок? Какова природа и принципы такого порядка? Изменяется ли он в условиях современного общества? Какие интеграционные механизмы способны такой порядок поддержать? И если классическая социологическая теория предлагала рассматривать социальный порядок как неслучайность социального взаимодействия, которая противостоит хаосу, как надежно устоявшиеся и стабильно воспроизводимые во времени практики и структуры, охватывающие все общество без исключения, то современное общество, находящееся в состоянии постоянных изменений, требует новых способов осмысления и объяснения как принципов социальной организации, так и механизмов ее функционирования. Осмысление и объяснение этих изменений — одна из ключевых задач, которую ставит перед собой социологическая теория, претендующая на название современной.

В социологии термин «социальный порядок» имеет целый ряд логически связанных между собой значений. Во-первых, " порядок» относится к существованию определенных ограничений, запретов, контроля в общественной жизни. Во-вторых, — указывает на существование взаимности в обществе: поведение каждого индивида не случайно и хаотично, но отвечает взаимностью или дополняет поведение других. В-третьих, — охватывает элемент предсказуемости и повторяемости общественной жизни: люди могут действовать социально только в том случае, если они знают, чего ожидают друг от друга. В-четвертых, — может означать определенную согласованность, непротиворечивость компонентов социальной жизни, и, наконец, в-пятых, — устойчивость, более или менее длительное сохранение всех форм. В условиях современного общества эти базовые характеристики социального порядка сохраняются, однако, к ним добавляются новые признаки, радикальные преобразования, связанные с вызовами времени и попытками ответить на новые вопросы: существует ли единый «глобальный мировой порядок»? За счет чего осуществляется легальный политический порядок общества? Как функционируют локальные, ограниченные во времени региональные и особые порядки?

Главной отличительной чертой современности, которая предопределяет и генерирует постановку вышеобозначенных вопросов, становится признание принципиальной множественности, плюральности социального мира, и вместе с этим — определение множественности самого порядка, который возникает уже как социальные порядки [1]. Однако плюрализация социального порядка в современном мире не означает наступление хаоса. Просто это практическое решение классической «гоббсовской проблемы порядка» не связанное ни с принципом «реальности», как у самого Т.Гоббса, ни с «естественным совпадением интересов», как у Дж.Лока, ни с «нормативизмом» Т. Парсонса. Плюрализация социального порядка обусловлена​​ такой организацией социальной действительности, когда одна область определенным образом упорядоченных явлений воспроизводит себя, взаимодействуя с другими.

Такие онтологические изменения требуют разработки соответствующего теоретико- методологического аппарата для адекватного описания общественных реалий, а указанные вызовы современности находят свое отражение в самой социологической науке. В то же время, новый теоретический инструментарий для описания и осмысления тенденций развития современного общества, стремящихся постичь эти онтологические изменения, разрабатывается через переосмысление классических социологических концепций.

Почему вопрос социального порядка и дискурс вокруг него становится объектом анализа современных социальных теоретиков? Этот вопрос — как возможен социальный порядок?, — по мнению Дж.Тьорнера [2, с. 27], в исторической перспективе выступает как наиболее общая проблема социологической науки, которую, ссылаясь на Т.Гоббса, можно сформулировать как «проблему порядка»: как возникают, сохраняются и изменяются социальные образования? Если рассмотреть историю социологии сквозь призму проблемы порядка, то можно увидеть, что этот вопрос раз за разом возникает в творчестве разных мыслителей от социологии — начиная от классиков и заканчивая современными теоретиками.

Так, уже в трудах О. Конта понятие социального порядка раскрывается в одном из важнейших для него аспектов социологического исследования — социальной статике, а прогресс, или социальная динамика, оказывается лишь «развитием порядка». Спенсеровская органистическая теория общества рассматривает социальный порядок как один из этапов развития материи в ее надорганической стадии, когда обеспечивается максимальная сбалансированность внутренней структуры общественного организма и его адаптация к условиям внешней среды (состояние эквилибризма). Центральным для описания социального порядка в творчестве Э.Дюркгейма становится понятие социальной солидарности, а разделение труда выступает как важнейший механизм через который современные индустриальные общества достигают состояния упорядоченности и консенсуса. Классики немецкой социологии обращаются к вопросу о социальном порядке через описание определенных духовных сущностей — «совместного воления» (wessenwille) у Ф.Тенниса, «духа народов» у В.Вундта, «духа капитализма» в творчестве В.Зомбарта и М.Вебера, или определения формальных способов типизации — через понятие «форм обобществления» (vergesellschaftung) у Г.Зиммеля. Продолжая классическую традицию, феноменологическое направление в социологии, представленное в работах А.Шюца, рассматривает проблему социального порядка через призму понятия повседневных типизаций. Теоретические разведки в рамках этнометодологических исследований Г.Гарфинкеля и драматургической социологии И.Гофмана объектом анализа выбирают практики порядка повседневных взаимодействий, пытаясь объяснить природу такого порядка с помощью экспериментов по разрушению устоявшихся способов взаимодействия (Гарфинкель) или через определение ситуации и ее рамок-фреймов (Гофман).

Наиболее глубокого и детального осмысления концепция социального порядка и социальной интеграции в социологии ХХ века получила в трудах американского социолога, представляющего структурно-функционалистское направление — Т.Парсонса. Парсонс не просто подытоживает, но основательно перерабатывает идеи своих предшественников по поводу основного вопроса социологии — проблемы социального порядка общества. Парсонс считает, что социальный порядок — это факт, не подлежащий сомнению: «Я всегда считал, что социальный порядок, хотя и несовершенный, существует реально, а вслед за этим ставил вопрос о том при каких условиях можно объяснить факт его существования» [3, с. 258]. Однако, выступая против классических утилитаристский интерпретаций социального порядка, американский ученый ставит под сомнение утверждение о том, что стабильный порядок может существовать в ситуации, когда люди в своих действиях ориентируются исключительно на пользу. Вопрошая об условиях возможности социального порядка, Парсонс доказывает, что те авторы, которые исходят из понимания человеческих действий, ориентированных исключительно на собственную выгоду, не способны объяснить существование нормального социального порядка, то есть такого порядка, который был бы установлен не благодаря подчинению внешней высшей силе (как, например, у Т.Гоббса) или в котором задействованы рыночные механизмы рационального обмена (как, например, у А.Смита или Дж.Локка). Итак, если социальный порядок действительно существует (а эмпирическая реальность подтверждает этот факт), то, по мнению Парсонса, необходима теория, которая могла бы его объяснить. Но это должна быть такая теория, которая вышла бы за пределы классического утилистаристско-экономического объяснения человеческого действия, которое сводит все к выгоде.

Решение поставленной задачи предлагается Парсонсом в разработке нормативистской теории действия, которая становится основой его теории порядка. Любой социальный порядок, согласно Парсонсу, в определенной форме и в зависимости от обстоятельств опирается на общие ценности и нормы. Принятой в утилитаризме «произвольности целей», по мнению Парсонса, не существует в чистом виде, поскольку она ограничивается общими нормами и целями. Следовательно, нормы и ценности изначально структурируют индивидуальные действия и тем самым гарантируют возможность соотнесения действий различных индивидов. Если любой социальный порядок устанавливается и функционирует благодаря тому, что существуют нормы, то необходима такая теория действия, в которой главную роль играли бы нормы и ценности. Аргументы в поддержку этой теории действия Парсонс находит у классиков социологии и экономической теории — М.Вебера, Э.Дюркгейма, В.Паретто, А.Маршалла — таким образом, став одним из первых социологов, осуществивших попытку широкого теоретического синтеза. Так, опираясь на достижения классической социологии, Парсонсу впервые удается связать теорию социального действия и теорию социального порядка.

Теория Парсонса, которая на новый лад актуализировала для социологии проблему социального порядка и определила пути ее решения через обращение и переосмысление классической социологической наследия, нашла как своих сторонников, так и собрала вокруг себя многих критиков. Однако, несмотря на определенные проблемные вопросы, которые следовали за появлением этой амбициозной теории, вопрос условий возможности социального порядка и механизмов его функционирования в его классической формулировке остается актуальным для теоретиков, пытающихся дать свой ​​ответ на старый гоббсовский вопрос — вместе с Парсонсом или вопреки ему, — открывая пространство возможностей для появления новых направлений современной социологической теории.

Таким привлекательным и интересным для современных теоретиков этот вопрос делает тот факт, что способ ответа на него ведет к определенным выводам о современности, что позволяет установить своеобразный «диагноз времени». Взгляды, которые формируются теоретиками в ответе на этот вопрос, иногда очень абстрактные, отображаются в совершенно конкретных оценках современных обществ, определении перспектив их дальнейшего развития, объяснении их прошлого. Именно поэтому поиски ответов на этот и другие, связанные с ним вопросы, — это не просто формальное дело или тренировки в теоретической эрудиции, однако это также то, что делает социальные науки значимыми и важными для общества, то, что способно вызвать интеллектуальный интерес у общественности. Речь идет о понимании механизмов функционирования современных обществ и выявления тенденций и перспектив их развития.

Так или иначе, проблема упорядоченности общественной жизни, и стремление к объяснению существующего социального порядка (на макроуровне функционирования общества через понятия консенсуса и статики, или на микроуровне человеческого взаимодействия через понятия взаимных типизаций и смысла социального действия) или отклонения от него, — существует как центральная проблема, вокруг которой строилась и оформлялась наука об обществе.

Несмотря на интуитивную прозрачность понятия «социальный порядок», все же оно требует прояснения и уточнения своего содержания. И проблема не только в том, что находясь в дискурсе гуманитарных дисциплин, это понятие постоянно наполняется и обогащается дополнительными смыслами, но и в связи с тем, что, как и большинство понятий социологии, понятие «социальный порядок» также широко используется в повседневной речи, выступая ориентиром и регулятором поведения для тех, кто стремится жить в условиях социального порядка или тех, кто призывает к нему.

В самом общем виде порядок — это «правильное, отлаженное состояние», «правила, по которым что-либо осуществляется», «существующий строй» [4]. В этом определении можно выделить, по крайней мере, 3 аспекта: во-первых, отсылающие нас к общей характеристики устройства; во-вторых, к принципам осуществления и поддержания определенного состояния; в-третьих, к самой сложившейся ситуации, как таковой, что может быть достижима или и уже существует.

Что касается понятия «социальный порядок», то философский словарь [5] дает следующее определение: это понятие, которое «выражает устойчивость и организованность общественной жизни, а также возможность объективации социального, а, следовательно, его концептуализации». Таким образом, через понятие социального порядка, путем установления социального порядка происходит не только описание определяющих характеристик общественной жизни и ее регулярностей, но и закладывается принципиальная возможность его познания через систему сложившихся понятий (концептуализация).

Понятно, что сфера социального порядка является специфической предметной областью рефлексии, в рамках которой онтологическая и гносеологическая составляющие не могут не взаимодействовать, а их изоляция может привести к взаимной деформации. Нельзя говорить только о гносеологическом компоненте в достижении социального порядка, не учитывая практические условия его становления и воспроизводства в реальной жизни.

С развитием способов описания и осмысления социального порядка в социологии увеличивался и аккумулировался целый теоретический арсенал подходов к пониманию самой природы и механизмов установления социального порядка. Плюральность, множественность порядков накладывает отпечаток на тот способ теоретизирования, который пытается осмыслить эти радикальные онтологические сдвиги. Именно поэтому современная социологическая наука характеризуется отсутствием единой общепризнанной теории общества, а значит, представляет собой набор различных подходов и способов концептуализации социальной действительности. Такое разнообразие теоретических обобщений, которые дополняют, а иногда и противоречат друг другу, позволяет критически переосмыслить определенные выводы и достижения, а многообразие теорий образует разноплановую и мозаичную картину общественной жизни, картину, единство которой сохраняется благодаря социологической рефлексии.

Современный социологический дискурс не удерживается в пределах какой-то одной традиции, школы, направления, демонстрируя значительную дисперсию парадигмальных установок, за счет чего происходит взаимообогащение концепциями и понятиями. Однако развитие и разнообразие стратегий современного социологического теоретизирования также подчинено определенной логике, которая обусловлена ​​самим характером и природой социологического познания.

При этом наиболее общей и рамочной проблемой как классической, так и современной социологической теории остается проблема порядка. В этом смысле, сложно не согласиться с Т.Парсонсом, который определяет проблему социального порядка как центральную проблему социологического теоретизирования с момента его оформления в самостоятельную отрасль научного познания и до современности. Проблема, которая по мнению самого классика американской социологии, становится центральной для всего его творчества: «Хотя в теоретическую схему «Структуры социального действия» входил ряд главных тем, из них со временем выделилась и во многих вариантах продолжала оставаться на переднем плане одна, которую я назвал «проблемой порядка», имеющей отношение к условиям человеческого существования вообще и социальной системы в частности» [3, с. 257].

К нему присоединяются и другие авторы, которые считают, что именно проблема порядка порождает ряд специальных теоретических вопросов, которые становятся основой социологической теории как попытки «объяснить процессы институциализации и деинституциализации» [2, с. 28], или то, что вопросом «Что такое социальный порядок?" занимались все социальные теоретики — от классиков социологической теории до современных ее представителей [6, с. 34–35].

Однако специфика современного социологического теоретизирования не только и не столько в том, что существует некая общая тема или проблема (объект), вокруг которой происходит организация интеллектуальных усилий ученых, но важным является тот способ, с помощью которого происходит актуализация данной тематики. Определение направлений способов организации современной теории и позволяет рассмотреть плюральный дискурс современного социологического теоретизирования как упорядоченный определенным способом, перейдя от специфической тематической организации такого дискурса (дискурса порядка) к логике его формирования (порядку дискурса). Принципиальными стратегиями организации дискурса совеременной социологической теории в ее обращении и раскрытии проблемы социального порядка становятся три таких измерения.

Во-первых, это обращение к самой действительности, реально существующим объективным связям и тем трансформациям, которые с ними происходят. В этом смысле, социология всегда пыталась ответить на запросы общественной жизни производством и поставкой необходимых ресурсов в виде знаний, которые помогают решать существующие проблемы и принимать необходимые решения. Таким образом, изменения в самом объекте исследования социологической науки, стимулируют развитие социологического знания и открывают возможности для появления новых способов объяснения социальных феноменов и процессов, их динамических изменений и трансформаций. В условиях фрагментации социальной действительности, когда одна область социальных явлений и процессов, регламентируясь собственной логикой функционирования, реализуется через постоянное взаимодействие и взаимозависимость с другими областями, условием возможности общего социального порядка (локального и лабильного) выступает ансамбль социальных отношений, представленный в виде многомерного пространства локальных порядков, которые поддерживаются и воспроизводятся системой публичной политики. При этом проблема социального порядка превращается и переформулируется в проблему того, как возможны социальные порядки — множественные и плюральные, характеризующие современную социальную действительность. Именно поэтому, по мнению российской исследовательницы Н.Шматко, адекватным способом исследования таких локальных порядков и способов их организации и регулирования становится топологический подход, который, по ее словам, «может стать основой концептуальной модернизации и поисков более глубокой внутренней единства социологии» [1, с. 14].

Во-вторых, кроме разработки новых альтернативных способов описания изменяющихся реалий общественной жизни, еще одной стратегией развития современного теоретического дискурса в социологии становится тенденция теоретического синтеза. Примечательной чертой синтетической деятельности в социологической теории в конце ХХ века стали, по мнению Дж.Ритцера [7, с. 103], два главных аспекта. Во-первых, такой тип деятельности выступает не единичной попыткой, но получил широкое распространение. Во-вторых, целью такого синтеза выступает не развитие общей синтетической теории, которая бы охватила все социологические направления, но относительно узкий синтез теоретических идей. Обобщающая теоретическая деятельность может происходить как внутри одной теории, так и демонстрировать попытку синтеза нескольких теорий, а также заимствований из других областей знания. Так, например, неофункционализм Дж.Александера пытается преодолеть ограниченности структурного функционализма путем интеграции идей широкого круга теорий, в то время как неофункционализм Н.Лумана для разработки собственной системной теории, претендующей на объяснение социального мира, заимствует концептуальный аппарат и основные принципы общей теории систем и нейрофизиологии.

Еще одним, третьим способом поддержания целостности современной социологической теории, становится собственно дискурсивный подход, который не столько обращается к самой реальности, сколько задает условия познавательной деятельности как таковой, формируя определенные правила репрезентации вещей и условия их попадания в дискуссионное поле. Таким способом организации современной теоретической социологии как дискурсивной практики становится обращение к классическим идеям, дилеммам, и проблемам. Вообще, классическое наследие играет определяющую роль в стимулировании социологического воображения и в поисках ответа на сложные вопросы. Свидетельство тому — неисчерпаемый интерес к работам классиков социологии и их актуальность. Именно обращение к классическому социологическому наследию сегодня является одним из основных источников развития теоретической социологии. Классика — это источник вдохновения и одновременно определенный научный стандарт, критерий научности современных социологических нововведений. Она для социальной теории является образцом, общепризнанным каноном, согласно которому организуется производство теоретической продукции. Вместе с тем, обращение к классическим трудам вносит в любое исследование элемент рефлексии — определение предпосылок, обращение к истокам формирования проблем. Обращение к классическому наследию, ее осмысление, новая интерпретация идей и проблем, затронутых в работах классиков социологии, является одним из источников развития современной социологической теории. Только в связи с прошлыми достижениями и теоретическим опытом можно понять и взвесить новые проблемы, стоящие перед современными социологами-теоретиками.

Итак, несмотря на концептуальное и методологическое разнообразие современной теоретической социологии, разнообразные стимулы и способы ее развития, именно благодаря единству способа формирования объекта исследования, который реализуется как практика обращения к классическому наследию, удается сохранить центральный вопрос и объект исследования социологии, сформулировав его как проблему социального порядка и возможности порядка как такового. Конечно, изменения в самом обществе постоянно бросают вызовы теоретикам, меняя ракурсы и способы раскрытия этой центральной для социологии проблемы, однако, определенная логика и стратегия развития самих теорий социального порядка дает основания обозначить то эпистемологическое поле, в котором это описание (социологический дискурс порядка) происходило и происходит. Следовательно, речь идет не об определении границ истинности или адекватности тех или иных теорий социального порядка, сформировавшихся за время существования социологии как науки, скорее именно раскрытие логики становления и развития теорий социального порядка в социологии дает возможность определить условия существования самой социологии как науки, те принципиальные модели познания, которые лежат в ее основе. А значит, определить и установить те предпосылки, которые закладывают возможность социологического мышления.

Литература:

1.      Шматко H. A. Плюрализация социального порядка и социальная топология // Социологические исследования. — 2001. — № 9. — С. 14–19.

2.      Тернер Дж. Структура социологической теории. — М.: Прогресс, 1985.

3.      Парсонс Т. Система современных обществ // Пер. с англ. Л. А. Седова, А. Д. Ковалева. — М.: Аспект-Пресс, 1997.

4.      Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка // Режим доступа: http://www.classes.ru/all-russian/russian-dictionary-Ozhegov-term-25266.htm

5.      Кемеров В. Философская энциклопедия. — Минск: «Панпринт», 1998.

6.      Йоас Х., Кнебель В. Социальная теория: двадцать вводных лекций. — СПб.: Алетейя, 2011.

7.      Ритцер Дж. Современная социологическая теория — СПб.: Питер, 2002.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle