Библиографическое описание:

Фадеева Г. Д., Паршина К. С., Маркелова И. В. Методы борьбы с беспризорностью в России в 1917–1939гг. // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 767-769.

По официальной статистике в России сейчас около 700000 детей сирот большинство из них беспризорники, но по не официальной статистике их около 3 миллионов [1,с.43]. В год прибавляется по 78 тысяч сирот. С 1990 количество детских домов увеличилось с 900 до 2100. Точный учет беспризорных и безнадзорных детей в Российской Федерации затруднен и тем, что многие родители часто не подают заявления в милицию об «ушедших на улицу». В розыск же, как правило, объявляют, прежде всего, детей и подростков, сбегающих из детских домов, интернатов, специальных образовательных учреждений, приютов. Например, в 2000 г. в официальном розыске числилось около 40 тыс. детей и подростков, в т. ч. более 10 тысяч, сбежавший из домов-интернатов. В 2002 г. же число объявленных в розыск детей выросло почти до 50 тыс. Реальное же число детей, ставших беспризорными и безнадзорными, нуждающимися в помощи, гораздо больше [2,с.70].

К сожалению, в настоящее время в нашей стране предпринимается не достаточно мер для коренного перелома в данной проблеме. Данная работа направлена на то, чтобы, проанализировав методы борьбы с беспризорностью в России в разные времена, выработать наиболее эффективные меры для борьбы с беспризорность в России сегодня.

Семь лет. Первой мировой и Гражданской войн вызвали разруху в стране. Народное хозяйство, миллионы людей остались без крова и без работы, семьи — разлученными, дети — выброшенные на улицу.

Как только стихли бои на фронтах Гражданской войны, одним из первых вопросов, вставший перед Советской властью, был вопрос о детях. Проблема детской беспризорности обострилась с особой силой в 1921 году, когда на Россию обрушился губительная засуха. Посевы погибли, хлебные резервы исчерпаны, надежд на урожай не было. Положение страны стало катастрофическим. Пришёл небывалый голод, охвативший 37 губерний с населением свыше 40 млн. человек.

В районах сложилась ужасающая картина детского, сиротства, бездомности, проституции, преступности, буквального вымирания.

Газета «Красная звезда» Петроградского военного округа от 29 марта 1922 года сообщала: «К началу 1922года от голода умерло более 11,2 млн. детей». В1922 году в стране находилось около 7 млн. детей беспризорных и безнадзорных детей.

По инициативе Ф. Э. Дзержинского Президиум ВЦИК на заседании 27 января 1921 года постановил организовать при ВЦИК комиссию по улучшению жизни детей. В тот же день Дзержинский издал приказ ВЧК № 23, в котором в частности, говорилось:

«Положение детей, особенно беспризорных, тяжёлое…Три года напряжённой борьбы на фронтах(Гражданской войны) не дали возможности, однако, сделать всего необходимого для обеспечения и снабжения детей и окружения их исчерпывающей заботой… И Чрезвычайные комиссии не могут оставаться в стороне от этой заботы. Они должны помочь всем, чем могут, советской власти и в работе по охране и снабжению детей» [3, с.47].

Далее в приказе указывались конкретные задачи. В них входили: обследование фактического положения дел на местах; проверка выполнения декретов о детском питании и снабжении и изыскания мер и способов к их выполнению; помощь в отыскании лучших зданий, их ремонте, снабжения топливом; особое внимание уделялось защите беспризорных детей на вокзале и в поездах. В случае невозможности принять детей органами народного образования надлежало «изыскать иные способы снабжения их помещением и продовольствием». Предписывалось: «обо всех случаях хищения, злоупотреблений или преступного отношения к детям — и разгильдяйства — Чрезвычайный комиссии должны доводить до сведения своего Исполкома… и все дела, требующие наказания, передавать в Ревтрибунал или Народный суд по важности дела — для гласности разбирательства». В заключение приказа говорилось: «Забота о детях есть лучшее средство в истреблении контрреволюции. Поставив на должною высоту дело обеспечения и снабжения детей, Советская власть приобретает в каждой рабочей и крестьянской семье своих сторонников и защитников, а вместе с тем широкою опору в борьбе с контрреволюцией». В двухнедельный срок предлагалось сообщить, «что по этому вопросу сделано, а также план предстоящей работы в этом направлении» [3, с.53].

Официально комиссия по улучшению жизни детей была образованна 10 февраля 1921 года. Председателем Комиссии стал Ф. Э. Дзержинский. Его заместителем ВЦИК утвердил командующего войсками ВЧК, начальника милиции республики В. С. Корнева. В состав комиссии вошли пять членов — по одному представителю от Наркомпроса, Наркомздрава, Наркомпроса, Рабоче-крестьянской инспекции и ВЦСПС.

В письме Дзержинского, направленного всем местным органам ВЧК, говорилось, что работа сотрудников ЧК должна состоять не в том, чтобы вмешиваться в деятельность учреждений, которые поручена охрана детей, а в том, чтобы оказывать им практическую помощь.

Сотрудники ЧК и милиции раскрывали и пресекали преступления связанные со взяточниством, хищениями и бесхозяйственностью в работе учреждения по охране жизни детей, взяли под свою защиту беспризорных детей на вокзалах и в поездах.

Деткомиссия занималось многими аспектами, по улучшения ситуации по поддержке детей, за время своего существования. Но, естественно, больше всего внимания она уделяла вопросам снабжения различных детских учреждений всем необходимым, распределения продовольствия, а так, же предметов первой необходимости. Было распределено 175 тысяч пар обуви и 750 тысяч пар лаптей (например, Петроградской губернии выделилось 17 780 пар обуви и 76 200 пар лаптей), а также 110 тысяч пар американской обуви; досок, брусков и других лесоматериалов. Особой статьёй выделялись деньги (12млрд. 700 млн. рублей) на организацию детских домов в голодающих губерниях. Отдельные решения были приняты даже по распределению 4 вагонов посуды и 2400 ящиков оконного стекла.

Создавались специальные детские учреждения: приемники-распределители (временного пребывания), детские дома, «коммун» и детских «городков». “Детские городки” представляли собой объединение нескольких детских домов, школ, ФЗУ с обслуживающей их инфраструктурой и подсобными учреждениями, и персоналом работников.

Активное участие в работе с детьми и подростками «с улицы» принимали и комсомольские работники. Через 200 созданных в 1921 г. приемников-распределителей, рассчитанных на прием от 50 до 100 детей одновременно, в первый год целенаправленной государственной борьбы с беспризорностью прошло более 540 тысяч детей. Для сравнения отметим, что ныне, по данным МВД, только в России из семей сбегают, до 500 тысяч детей в год.

В детских домах, принимавших детей до 12–14 лет, организовывалось лишь их обучение и воспитание. Трудовые коммуны же принимали подростков более старших возрастов (14–16 лет), и наряду с общеобразовательным велось и их трудовое обучение, так же внедрялись принципы самоуправления и самообеспечения.

Несмотря на огромные трудности восстановительного периода, к 1925 г. в РСФСР уже имелось более 280 детских домов, 420 «трудовых коммун» и 880 «детских городков» [4, с.124].

Если через созданные при участии комсомольских работников 43 школы ФЗО (фабрично-заводского обучения) за 1921 год прошло только 2 тысячи учащихся, то в 1924 году уже 927 таких школ окончили более 90 тысяч подростков.

Часть детей направлялась, в том числе и в различные вспомогательные подразделения Красной Армии. Конечно, можно рассуждать об ограничении «свободы выбора» у подростков-беспризорников, данный тезис является принципиально неверным утверждением. Вертикальная социальная мобильность населения, то есть возможность граждан реализовывать свои личные планы и стремления, в 20-е годы была несравнимо выше, чем в последнее десятилетие. Интересный факт, что 8 бывших беспризорников стали впоследствии академиками СССР, один из них основатель Института цитологии и генетики Николай Петрович Дубинин.

Нельзя также упускать из вида и того неоспоримого факта, что дети уходили с полной опасности и преступности улицы, взамен же приобретая хотя бы минимальный кров и уход, а так же образование и возможность своей реализации в дальнейшем.

Самые несчастных детей из голодающих губерний эвакуировала в более благополучные регионы, а также за границу(600 человек отправили в Чехословакию; рассматривался вопрос о направлении в Германию и Англию).

По инициативе ВЧК народный комиссариат продовольствия направил 21 марта 1921 года указания всем Губпродкомам: «В целях обеспечения диетическим питанием детей и больных… изъять нижеперечисленные продукты из общего распределения, представив их исключительно для детского и больничного питания». В числе продуктов были запасы сушеных фруктов, молочной муки «Нестле», овсяной крупы «Геркулес», фруктовых консервов, шоколада, и т. д. В телеграмме Корнева, направленной вслед за этим указанием, говорилось: «Виновные в неисполнении циркуляра подлежат строгающей ответственности».

В другой телеграмме Корнева предлагалось «немедленно принять меры отвода в ведения Наркомпроса не требующих большого ремонта хорошо сохранившихся пригородных дач для летних детколоний».

Лишь бюджетных средств для борьбы с беспризорностью естественно было недостаточно, и Деткомиссия искала всё новые источники пополнения своего бюджета. Одним из них стал специальный выпуск тиражей двух почтовых марок, все средства, от продажи которых шли на помощь беспризорным. По инициативе Деткомиссии Президиум ВЦИК ввёл специальное 10 %-ное обложение билетов в различные увеселительные зрелища в форме особых марок. В 1923 году была проведена всероссийская «Неделя беспризорности и больного ребёнка», давшая большие сборы (ГПУ пожертвовала 100млрд. рублей). Прошёл также «Тарелочный сбор» в театрах. 10 %-ое отчисление от выручки буфетов только за первый день «Недели» составило 25 млрд. рублей. Была выпущена кинокартина «Беспризорные», освещавшая жизнь среды, в которой вращались беспризорные — «дно улицы», ночлежки, воровские притоны. На средства, собранные в рамках «Недели», были основаны новые детские учреждения.

Созданные в большом количестве детские, «дома ребёнка», детские коммуны, колонии, интернаты и другие детские учреждения, эвакуация детей в благополучные районы, кампания по усыновлению беспризорных и другие меры, в результат дали свои плоды. Количество беспризорных и безнадзорных детей резко сократилось [5,с 52]. Может быть это простое совпадение, но памятник Ф. Э. Дзержинскому был воздвигнут там, где находятся здания не только здание спецслужб, но и универмага «Детский Мир».

По просьбе Ф. Э. Дзержинского, перегруженного работой ОГПУ, Наркомате путей сообщений, а также в ЦК ВКП(б), осенью 1923 года он был освобождён от руководства комиссией, работа которой была уже налажена, но до конца своих дней не переставал заботиться о детях. Ф. Э. Дзержинский ушёл из жизни в 1926 году, не успев полностью завершить начатое дело по ликвидации детской беспризорности. Несмотря на все принятые меры, в 1926 году в СССР оставалось ещё около 290 тыс. беспризорных детей.

Накануне Великой Отечественной Войны, благодаря комплекснму внедрению мер по ликвидации и профилактики беспризорности. Удалось практически полностью.

Таким образом, опираясь на опыт борьбы с беспризорностью в 1917–1939гг. необходимо создать (с учётом поправки на реалии нашего времени) и реализовать комплексную программу по борьбе с детской беспризорностью.

Литература:

1.                  Брошенные дважды Беспризорники в России забыты и родителями, и государством № 26 (267) от 7 июля 2011 [«Аргументы Недели», подготовила Надежда ЛАРИНА]

2.                  Государственный доклад «О положении детей в Российской Федерации». М., 2003.-130с.

3.                  Дзержинский Ф. Э., Избранные статьи и речи, М., 1947–390 с.

4.                  Самая великая операция Дзержинского.//Сто великих операций спецслужб.- Москва.: «Вече»,2005. С.123–126

5.                  Луначарский А. В. О детдомах и беспризорности [Текст]// Народное просвещение:М — 1928 — № 1.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle