Библиографическое описание:

Адаменко А. А. Народ акха в северном Таиланде. Очерк этносоциального развития // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 725-729.

Современные этносоциальные процессы народа акха в северном Таиланде на сегодняшний день почти совсем не освещены в российской гуманитарной науке. Остаются не исследованными традиционная культура, история и языковые процессы этого народа. Между тем усиливающиеся социокультурные связи между Россией и Таиландом обуславливают необходимость взаимного изучения традиционной культуры обеих стран. Актуальность изучения этносоциальных процессов акха подтверждается быстрой и зачастую насильственной интеграцией этого народа в процесс модернизации тайского общества и государства. Возможность изучения акха как этнического целого может остаться актуальной в течении только ближайших десятилетий. В статье предпринимается попытка исследовать современные этносоциальные процессы народа акха в северных провинциях Таиланда (Чианг-Рай, Чианг-Май), охарактеризовать основные тенденции социокультурного и политического развития этого народа.

Ключевые слова: акха, этносоциальные процессы, Таиланд, этническая группа, традиционная культура.

At present, the modern ethno-social processes of the Akha people in Northern Thailand are hardly covered in the Russian humanities. The traditional culture, history and linguistic processes of this nation remain unexplored. In the meanwhile, the growing sociocultural relations between Russia and Thailand are calling forth the necessity of reciprocal research into the traditional culture of both countries. The urgency of investigating the ethno-social processes of the Akha is confirmed by the rapid and, not infrequently, coercive integration of these people into the process of modernization of the Thai society and state. The opportunity to study the Akha as an ethnic whole may only remain imperative within the oncoming few decades. In the paper an attempt is undertaken to explore the modern ethno-social processes of the Akha people in the northern provinces of Thailand (Chiang-Rai, Chiang-Mai), to characterize the main tendencies of their sociocultural and political development.

Key words: Akha,ethno-social processes, Thailand, ethnic group, traditional culture.

Одним из наиболее актуальных вопросов, стоящих сегодня перед национальными меньшинствами во всем мире, является вопрос сохранения традиционного культурного наследия в условиях широкого распространения массовой культуры, влияния современной экономики и политических реалий. Изучение сложившихся моделей сохранения культурного наследия является на наш взгляд одним из наиболее актуальных направлений в отечественной этнографии и этнопсихологии. Особый интерес в контексте изучения такого рода механизмов представляет опыт национальных меньшинств, проживающих на территории северных провинций Таиланда и не являющихся автохтонным населением данного региона. Миграция данных этнических групп на территорию Таиланда обусловлена политическими потрясениями в Бирме, Китае, Лаосе и приобрела особенно крупные масштабы в 20 веке. Локализованные на территории северных провинций, данные народы заселили покрытые джунглями горные районы, имеющие схожие климатические условия с их прежним ареалом проживания. Определяемые в англоязычной литературе общепринятым понятием «Hill Tribe community” (Srisavasdi, Boon Chuey 2000: 15) этнические группы каренов, лаху, лису, хмонгов и т. д. вынуждены приспосабливаться к условиям интенсивно развивающейся экономики Таиланда, контролю со стороны государственных органов. В этом смысле особый интерес представляет культурное развитие и этносоциальные процессы народа акха, как наиболее изолированного и наименее изученного горного этноса.

На сегодняшний день основная часть этнической группы акха проживает на территории Бирмы, однако в небольшом количестве (и в статусе национального меньшинства) они локализованы в провинции Юннань в Китае, во Вьетнаме и в северных провинциях Таиланда и Лаоса (Department of the Army, Ethnographic Study Series. 1998: 8)

Традиционно акха считаются выходцами с территории китайской провинции Юннань и подразделяются на ряд отдельных суб-этнических групп (Oolow, Lohmya, Parme, Ahkur, Adjoh, Be-ah, Oopee и т. д.), имеющих ряд отличий в костюме, традициях и языке, обусловленных различным ареалом проживания. Интенсивное переселение акха в Таиланд началось в начале 20 века и продолжается по сей день. В Таиланде они являются одним из наиболее крупных этнических меньшинств (наряду с лису, лаху, каренами и т. д.) и локализованы в основном на территории самой северной провинции Чианг Рай (IMPECT 2006: 6-7). В Китае и в северном Вьетнаме они классифицируются вместе с народностью хани в единую этническую группу. Однако сами акха такое тождество оспаривают, ссылаясь на ряд существенных различий в религии, фольклоре и материальной культуре.

В Бирме, где проживает большинство акха, они расселены в районе MuangSing и в северных провинциях Luang Nam Tha и Phongsaly.

Акха относятся к тибето-бирманской языковой семье. Язык акха является родственным по отношению к языкам этнических групп лису и лаху. Однако различия между ними довольно значительны, и сегодня представители этих народов чаще всего не понимают друг друга.

Поскольку акха — это народ с довольно широким ареалом расселения (отдельные группы акха проживают сегодня на территории 4 государств), существует множество наименований этого этноса, разнящихся в зависимости от культурных и исторических условий.

Слово «акха» является самоназванием и наряду с этим определением обычно используются «аkho» и «аka». В Таиланде акха наряду с обычным названием часто называют «кaw», «ко» и «кhaкo» с ударением на последний слог. В Бирме, где проживает наибольшая часть этого народа, акха имеют множество наименований: кaw, hka-kaw, ikaw, kao, ko и khankaw. К числу менее употребляемых относятся названия kao, ekaw, i-kaw. angka, kha-kaw и tenae. В Китае акха также знают под разными именами: aka, akha-jen, akha, akho и kawko. В Лаосе и Вьетнаме используются обычно только два определения «kaw» и «khako» (Dellinger, David Whitley 2006 : 154).

Определение численности акха на территории Таиланда — довольно трудная задача, поскольку этот народ до сих интенсивно мигрирует как внутри страны, так и между Таиландом, Бирмой и Лаосом. Наиболее густо поселения акха сконцентрированы на территории самой северной провинции Чианг Рай, где акха являются наиболее многочисленным из проживающих здесь этнических меньшинств. По данным ежегодных отчетов правозащитной организации IMPECT (Inter-mountain People’s Educational and Cultural Center in Thailand) численность этого народа в регионе постоянно увеличивается не только за счет рождаемости, но и в процессе миграции новых групп с территории Бирмы и Лаоса(IMPECT 2011: 48).

Численность национальных меньшинств в провинции Чианг Рай 2011 г. (IMPECT 2011: 59)

Название Дистрикта

акха

лаху

лису

мьены

хмонги

карены

луа

камху

Другие

Итого

Muang

5135

9402

1139

3664

0

1243

0

0

137

20720

Maechan

5875

4646

1114

1085

0

0

999

0

1941

15660

Maesai

1140

120

0

5

0

0

461

0

13734

15460

Chiangsaen

1204

303

0

2385

1051

0

632

0

2115

7690

Chiangkong

375

509

13

88

2802

0

0

964

529

5280

Theng

239

94

0

202

7995

0

0

0

4174

12610

Phan

601

15200

376

247

0

0

718

0

940

2976

Wiangchai

0

5579

91

395

0

0

0

0

0

486

Maesuay

16971

261

1708

1285

0

1410

16

0

3179

39769

Wiang-Papao

65

522

562

2

2398

1213

0

0

2057

11876

Phaya-Mengrai

0

15625

0

166

1323

0

0

0

0

1750

Wiangkaen

404

0

0

2605

10459

0

0

1365

1829

17184

Mae Fahluang

26178

0

4763

1109

1010

0

1159

0

11641

61485

Maelao

802

0

0

0

0

0

246

0

0

1048

Khuntan

0

0

0

0

1060

0

0

0

0

1060

Wiang-Chiangrung

0

0

0

225

0

0

0

0

0

225

Doi Luang

0

0

0

2098

0

2125

0

0

215

4438

 Итого:

58989

52261

9766

15561

28098

5991

4231

2329

42491

219717

Динамика изменения численности горных народов в провинции Чианг Рай с 1998 — 2010 гг. (IMPECT 2011: 60)

Название народа

Численность популяции в 1998 г.

Численность популяции в 2010 г.

акха

47779

58989

лаху

39039

52261

лису

9594

9766

мьены(Яо)

12479

15561

хмонги(Мео)

25108

28098

карены

6648

5991

луа

2372

4231

камху

2207

2329

Динамика изменения численности народа акха в дистриктах провинции Чианг рай 1998-2010 гг. (IMPECT 2011: 60)

Название Дистрикта

Численность акха в провинции Чианг Рай 1998

Численность акха в провинции Чианг Рай 2010

Muang

3,702

5,135

Maechan

16,947

5,875

Maesai

1,402

1,140

Chiangsaen

509

1,204

Chiangkong

400

375

Theng

0

239

Phan

56

601

Wiangchai

0

0

Maesuay

5,789

16,971

Wiang-Papao

0

65

Phaya-Mengrai

0

0

Wiangkaen

229

404

Mae Fahluang

18,102

26,178

Maelao

643

802

Khuntan

0

0

Wiang-Chiangrung

0

0

Doi Luang

0

0

Итого:

47,779

58,989

На сегодняшний день ввиду активной прозападной и проамериканской позиции Таиланда в северных провинциях легально осуществляют свою деятельность множество гуманитарных и религиозных организаций. С одной стороны, их работа направлена на улучшение условий жизни горных народов и в, том числе, и акха, а с другой стороны их деятельность часто ведет к разрушению национальных ценностей и сложившегося традиционного уклада акха.

Нужно также отметить, что деятельность религиозных и гуманитарных организаций в этом регионе отнюдь не всегда является бескорыстной и полезной. Как показали исследования, западных ученых, проводимые в Таиланде в 90 гг., христианскими религиозными миссиями, а также гуманитарными организациями неоднократно проводилась принудительная христианизация детей с содержанием в соответствующих центрах евангелизации, использование бесплатного труда акха на принадлежащих церкви плантациях и иные более серьезные нарушения, говорить о которых возможно только в рамках подробного и ответственного исследования. (Hickey, Gerald C. and Wright, Jesse 2010: 34) Протестантские церкви «благой вести» зачастую самым негативным образом влияют на традиционный образ жизни и культуру горных народов. Отметим, что подобные нарушения прав человека стали возможны в условиях действующего неполноценного гражданско-правового статуса акха. Многие из представителей этого народа, проживающие высоко в горах, лишь в минимальной степени учитываются статистическими ведомствами Таиланда и, по сути, не имеют полноценного доступа к медицинским, образовательным и иным социальным ресурсам. В условиях добровольной изоляции, лишенные специальной государственной опеки горные народы, и в том числе акха, становятся уязвимы для всякого рода нарушений прав и свобод человека. Парадоксальная ситуация нарушения прав человека христианскими церквями и гуманитарными благотворительными организациями тем не менее является реальностью этого региона и поводом для обсуждения в ООН и в иных международных структурах. Известна, например активная деятельность основателя Akha Heritage Foundation американца Мэтью Макдениела, являющегося активным защитником национальной самобытности акха и борцом против насильственной евангелизации.

Не менее актуальным вопросом, стоящим сегодня перед национальным сообществом северного Таиланда, является вопрос земельной собственности и права использования данного ресурса. Будучи национальным и зачастую бесправным меньшинством, акха и другие горные народы имеют весьма неопределенный правовой статус. К сожалению, чаще всего общины горных фермеров слишком бедны, чтобы приобретать землю в собственность на легальных основаниях. Пользуясь этим, в Таиланде, равно как и в Лаосе, обычной практикой лесозаготовительных компаний и частных корпораций является насильственное переселение акха на менее плодородные земли. Дефицит земли вынуждает их искать возможность заработать за пределами деревни, разрушая традиционный уклад и культуру (Kammerer Cornelia Ann 1990: 26).

Законы о защите леса стали серьезным камнем преткновения между акха и тайским правительством. На сегодняшний день порядка 30 % лесного массива объявлены резервным фондом и нанесение ущерба этим лесным угодьям является преступлением (Bragg, Katherine 2011:46),. В этих условиях акха, ведущих полукочевой способ хозяйствования, государство Таиланда переселило в стационарные поселения. Нужно отметить, что с позиции объективной оценки такая борьба с подсечно-огневым земледелием кажется несколько надуманной, поскольку, если сравнить потери от такого способа обработки земли с ущербом, наносимым лесу, например, строительством дорог или туристическим бизнесом, то сравнение будет явно не в пользу дорог и туризма. Однако индустрия отдыха и развлечений стабильно окупает вложенные в нее инвестиции, чего национальные меньшинства, естественно, сделать не могут.

Другим острым противоречием является борьба тайского правительства с выращиванием и продажей опиума в северных провинциях. В индустрию производства и потребления этого наркотика акха вовлечены на протяжении длительного времени и потому жесткие антинаркотические меры привели к репрессиям по отношению к этому народу. Известны случаи гибели мирного населения акха в результате рейдов вооруженных сил Таиланда, особенно в процессе антинаркотической кампании ныне опального премьер министра Таксина Чинавата (Bragg, Katherine 2011:78) . Надо сказать, что меры против выращивания опиума принесли ощутимые результаты, беспрецедентно жестокие законы Таиланда в отношении наркотиков являются крайне эффективной мерой борьбы с этой проблемой. Однако, доля наркоманов среди акха в результате указанной политики только увеличилась, поскольку после исчезновения опиумных плантаций в их среде получил распространение дешевый героин и амфетамины бирманского происхождения, оказывающие более разрушительное воздействие, чем не прошедший химическую обработку растительный опиум (Suwuthiwong, Duangta 1999: 35).

Представители народа акха, а также их правозащитники (например, Akha heritage foundation) настаивают на том, что курение опиума является частью традиционной культуры и в сложных условиях жизни в горах единственным обезболивающим и даже мистическим ритуалом. Однако правительство Таиланда не склонно учитывать национально-культурную специфику в процессе борьбы с оборотом наркотиков.

Огромной проблемой для многих горных народов является также вовлеченность женщин в широко распространенную в Таиланде сферу проституции. Вовлекаемые против собственного желания или по своей воле уезжающие за легкими деньгами в Паттайю и в другие туристические центры, женщины акха разрушают все связи с семьей и домом. Другой стороной проблемы являются насильственные действия по отношению к женщинам со стороны военнослужащих Таиланда. Прецеденты насилия, происходящие высоко в горах или на границе, как правило, замалчиваются, оставаясь лишь в социологических исследованиях ученых и отчетах гуманитарных организаций (Dellinger, David Whitley 2001: 115).

Наконец, бурно развивающийся в северном Таиланде туризм также оказывает двусмысленное влияние на развитие горных народов. Многие деревни акха, расположенные вдоль главных автомагистралей или недалеко от больших городов, являются сегодня открытыми и популярными туристическими зонами, посещение которых предлагается в любом туристическом бюро. Во время посещения таких деревень туристы живут в комфортабельных «аутентичных» хижинах, видят имитацию традиционных обрядов акха, их национальную одежду и утварь. Изменения образа жизни акха в таких «Hill tribe museum» происходят чаще всего в негативную сторону, поскольку молодежь, контактируя с туристами, теряет интерес к традиционной культуре, видя в ней лишь способ заработать деньги.

Исходя из вышесказанного, необходимо отметить, что на сегодняшний день вопрос успешной интеграции горных народов в тайское общество остается открытым. Несмотря на то, что Таиланд ратифицировал целый ряд международно-правовых актов, защищающих права и интересы национальных меньшинств (в числе которых Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (ICERD) 1965г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин(CEDAW) 1979 г., Конвенция о правах ребенка 1959 г. и т. д.), остается множество нерешенных проблем в этой сфере. В числе положительных тенденций мы можем отметить довольно активную в последнее десятилетие деятельность национальных правозащитных объединений, таких, как гражданский омбудсмен акха(«Akha Kinship and Holistic Alternatives Foundation»), Inter Mountain Peoples Education and Culture in Thailand Association (IMPECT), Asia indigenous Peoples Pact Foundation(AIPP), Indigenous Peoples Foundation for Education and Environment (IPF) — все это организации, активно защищающие права национальных меньшинств и проводящие широкую просветительскую и социальную работу среди горных народов севера. Нельзя не упомянуть также деятельность международных гуманитарных организаций, таких как — Сhepkitale Indigenous Peoples Development Project (CIPDP), Asian Indigenous Womens Network (AIWN), International Alliance of Indigenous and Tribal Peoples of Tropical Forests, также много делающих для сохранения и развития культуры акха.

Мы надеемся, что представленная в работе характеристика современных этносоциальных процессов народа акха будет полезным опытом для национальных меньшинств в России, сталкивающихся сегодня с необходимостью решения схожего комплекса проблем.

Усиливающиеся в последние годы социально-экономические и культурные связи между Россией и Таиландом определяют взаимную возможность для творческого осмысления такого опыта, использования полученных сведений на практике. На наш взгляд, такой диалог будет способствовать развитию демократии как в Таиланде, так и в нашей стране.

Литература:

1.                 Kammerer Cornelia Ann 1990 Customs and Christian Conversion among Akha Highlanders of Burma and Thailand. American Ethnologist, vol.17(2), pp.277-291.

2.                 Kammerer, Cornelia Ann 1998 Descent, Alliance, and Political Order among Akha. American Ethnologist 25(4) pp.659-674.

3.                 Dellinger, David Whitley, Akha: a Transformational Description, ph.d. thesis, 2001 (ms. available in the Tribal Research Centre, Chiang Mai University)

4.                 Renard Ronald 1995 Evaluation of the Development Agriculture and Education Project for Akha(DAPA). Research Report (Mahawitthayalai Phayap) no.123.

5.                 Walker, P.H. 1986 The Akha Village of Huai San: A Note, Farmers in the Hills: Ethnographic Notes on the Upland Peoples of North Thailand,

6.                 Hickey, Gerald C. and Wright, Jesse, The Hill People of Northern Thailand: Social and Economic Development, Chiang Mai University, 2010

7.                 Srisavasdi, Boon Chuey, The Hill Tribes of Siam, Khun Aroon, Bangkok, 2000 134.

8.                 Tribal Research Centre, Tribesmen and Peasants in North Thailand, Chiang Mai University, 2009

9.                 Department of the Army, Ethnographic Study Series: Minority Groups in Thailand, Washington, 1998

10.             Choopah, Deleu & Marrianne Naess 1997 Deuleu: A Life-history of an Akha Woman.

11.             Development or Domestication? Indigenous Peoples of Southeast Asia.

12.             Don McCaskill (et al eds.)Silkworm Press.pp.183-204.

13.             IMPECT Inter-mountain People’s Educational and Cultural Center in Thailand. Programs: South East Asian Mountain People Culture and Development: Research, Documentation, Information Programs, Chiang Mai, Thailand 2006 p.46.

14.             IMPECT Inter-mountain People’s Educational and Cultural Center in Thailand. Programs: South East Asian Mountain People Culture and Development: Research, Documentation, Information Programs, Chiang Mai, Thailand 2011 p.78.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle