Библиографическое описание:

Саидова Г. Ш. Жизнь эвакуированных детей в Узбекистане в годы Второй мировой войны // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 757-760.

В данной статье сделана попытка проанализировать вопросы эвакуации детей с территорий, где велись военные действия в Узбекистан. В частности, раскрывается вопрос эвакуации детских домов и размещения их в разных областях республики. Особое внимание уделено оказанию помощи со стороны местного населения.

Ключевые слова:Узбекистан, война, дети, эвакуация, детские дома, интернаты, детские учреждения, оздоровительные дома.

Война разрушила тысячи семей, лишила детей родителей, совершенно нарушила образ жизни людей. С началом II мировой войны жизнь населения на территориях, где велись военные действия, подвергалась большой опасности. Поэтому с первых же дней войны были развернуты работы по переселению людей на территории, находившиеся за линией фронта. В частности, большое внимание было уделено переселению эвакуированию детей.

В частности в Узбекистан с 1 октября 1941 года по 1 октября 1942 года было эвакуировано 43 тысячи детей из 78 детских домов, расположенных в городах около фронта военных действий [2,с.32]. 50 детских домов были сохранены в качестве самостоятельных. Они были размещены в городах Узбекистана: 4 — в Самаркандской области, 9 — в Наманганской области, 5 — в городе Ташкенте, 13 — в Андижанской области, 10 — в городе Фергане, 9 — в Бухарской области [1, д.4697, л.57].

28 детских домов были ликвидированы, а дети размещены в существующие детские дома, интернаты и другие детские учреждения, переданы в коллективное и частное воспитание. Юноши и девушки в возрасте 17–18 лет были направлены в промышленные предприятия, колхозы и совхозы, ремесленные училища, а 15108 детей направлены в детские сады и ясли, в частности 5500 детей переданы в группы, работавшие круглосуточно [2, с.33].

В начале Второй мировой войны в Андижанскую область прибыло 26 детских домов, десять тысяч детей различной национальности, а также сто тысяч человек населения. 850 детей, прибывших из Куйбышевской области были размещены в кишлаках Пахтаобод, Чинобод, Холдевонбек Андижанской области, четыре детских дома, прибывших из Донбасса, были размещены в детские дома, расположенные в Ойимском районе, а также в кишлаке Бутакорин при сельском Совете в Андижанском районе [3, с.40].

Во вновь организованных 8 детских домах в Самаркандской области было размещено 4270 детей различной национальности. В детские дома, расположенные в городе Самарканде, было дополнительно принято 660 детей [6, с.234]. К началу 1942 года в 10 детских домах города Самарканда воспитывалось 1512 детей, из них 590 были детьми, переселенными с прифронтовых территорий. Количество воспитанников детских домов возросло до 1810 человек в летние месяцы 1943 года.

Кроме того в города Узбекистана были переселены детские дома с польскими, испанскими детьми. В частности, в городе Самарканде был открыт детский дом для польских детей. Был организован интернат для 120 испанских детей, переселенных из Москвы [2, с.33].

Если в начале 1941 года в Бухарской области осуществляли свою деятельность 8 детских домов, то к концу войны их число возросло до 27, а число их воспитанников с 850 человек до 2938. А в Самаркандской области число детских домов возросло до 40, число же воспитанников составляло свыше десяти тысяч человек. В Сурхандарьинской области число детских домов выросло с 2 до 12.

В Кашкадарьинской области было 22 детских дома, число детей в которых составляло 1360 человек. К концу 1945 года в вышеперечисленных областях численность детских домов достигло более ста, а число воспитанников составило 20.000 детей.

Таким образом, Узбекистан в годы Второй мировой войны сердечно принял около миллиона человек населения, 200 тысяч из которых составляли дети [2, с.33]. Десятки тысяч детей были спасены от когтей смерти. Большинство детей через детские дома были направлены на работу в различных отраслях народного хозяйства, на учебу, возвращены родителям и родственникам. Если накануне войны в республике существовало 106 детских домов, а число их воспитанников составляло 12 тысяч детей, то в 1945 году число детских домов выросло до 236, а число воспитанников составило 30 тысяч. Можно проследить изменение числа детских домов с 1940 по 1945 годы. В частности в 1943 году число детских домов сильно увеличилось и составило 267, этот же показатель в 1944 году снизился.

Причина уменьшения числа детских домов в республике в 1944–1945 годах состоит в том, что большая часть детей из детских домов были возвращены в свои города и области, откуда они были переселены, после их освобождения. Например, в июле 1945 года 11 детских домов переехало из республики в свое прежнее место расположения — на Украину, в том числе были возвращены на родину по одному детскому дому из Ферганской и Самаркандской областей, по два — из Кашкадарьинской и Наманганской областей, пять — из Андижанской области.

Наряду с воспитанием детей, оставшихся без родителей, в семьях, детских домах, массовый харатер приняла также работа по воспитанию и обеспечению детей на коллективной основе. Трудящиеся Узбекистана за свой счет организовывали интернаты и детские дома. Детским учреждениям уделялось особое внимание. Каждый детский дом был взят под контроль. Со стороны милиции областей, районов, города и школ оказывалась регулярная помощь детским домам.

В целях регулярного обеспечения продовольственными и другими необходимыми продуктами детей, детских домов, эвакуированных в Узбекскую республику был принят ряд следующих официальных постановлений: в феврале 1942 года “О централизованном порядке осуществления снабжения детских домов”, в апреле 1943 года “Об организации питания детей эвакуированных граждан”, в июле 1943 года “О создании дополнительных источников обеспечения детских домов продовольственными продуктами”, которые были направленны на коренное улучшение положения грудных детей в детских домах. В постановлении “О централизованном порядке осуществления снабжения детских домов” (от 1942 г.) было указано о выделении определенного количества продовольственных продуктов на каждого ребенка в день, в том числе 470 г хлеба, 56 г рыбы, 15 г кондитерских изделий, 32 г масла, 20 г сахара.

Однако в связи с тем, что не было возможности полностью обеспечить детские дома мясом и молоком за счет централизованных фондов, они были закреплены за колхозами. А также в целях улучшения обеспечения детей продовольственными продуктами, при каждом детском доме было организовано подсобное хозяйство. Обеспечение детских домов мясными продуктами также было возложено на подсобные хозяйства. На подсобных хозяйства наряду с преподавателями и воспитателями трудились и сами дети. Если, с одной стороны, это была возможность трудового воспитания детей, то, с другой стороны, это имело большое значение в тот период нехватки рабочей силы. Для детей этот труд имел большое воспитательное значение.

С 1 октября 1941 по 1 октября 1942 на бесплатное питание детей в столовых было израсходовано 192 тысячи рублей. Грудным детям в яслях и детских садах через сеть детских консультаций было доставлено молока и молочных продуктов на 153 тысячи рублей [2, с.47].

Десятки тысяч детей обеспечивались питанием в столовых по 3–4 раза в день. Население Узбекистана обеспечивало детей, детские дома, переселенные сюда с линии фронта, продовольствием и другими необходимыми вещами, проявляло всяческую заботу о них; люди добровольно жертвовали для них миллионы рублей наличных денег, различную другую продукцию, одежду, исходя из возможностей — муку, яйца, сахар, масло, овощную продукцию, сушенные и свежие фрукты. Никто не стоял в стороне от заботы и помощи детям.

В прессе того времени было напечатано следующее обращение узбекской женщины к девушкам и женщинам: “Девушки! С вашей помощью можно собрать много средств, теплых вещей, обуви, детских игрушек, книг для населения и детей, эвакуированных с западных областей страны” [9, с.193]. В ответ на это обращение население республики начало собирать средства для эвакуированных детей. Школа кройки и шитья при Кокандской железнодорожной станции, а также общество “Красного полумесяца” собрали и сдали для детей 70 теплых вещей и 375 рублей. К эвакуационному пункту Ташкентского вокзала было прикреплено 25 медицинских работников и 40 активистов общества железнодорожников. Около 1000 представителей общественности наряду с осуществлением деятельности в подшефных им детских домах, яслях и детских садах, собрали для детей 6 тысяч теплых шапок. Члены общества “Красного полумесяца” при Ташкентской железнодорожной станции собрали 78278 рублей и сдали в фонд помощи эвакуированным детям.

Поиск детей, оставшихся без крова, на прифронтовых территориях, их размещение, обеспечение необходимыми вещами, воспитание и обучение потребовали преодоления больших трудностей. Общенародная помощь в решении этого вопроса и преодоление трудностей, возникавших в этом процессе, была осуществлена благодаря гуманистическим побуждениям и любви узбекского народа, особенно женщин, по отношению к детям.

В составе специальных комиссий по организации материальной и моральной помощи детям были государственные служащие, представители профсоюзных организаций, военного комиссариата, женских комитетов и отделений здравоохранения, а также добровольцы.

В первый же год войны для детских учреждений Узбекистана на общественные средства было собрано 2 млн. рублей, 27 т различных сухофруктов, 82 тысяч штук детской одежды, во второй год войны — 3,5 млн. рублей, много продовольственных товаров, одежды и др. [2, с.50]. В годы войны в республике несколько раз организовывались месячники организации помощи детям. В результате проведения такого месячника в 1944 году было собрано и сдано 300 тысяч рублей, 160 метров тканей, 12 тысяч штук нижнего белья, 10 тысяч пар обуви, 110 тысяч шкур, мыло и другие необходиые вещи [5, с.77].

Большой вклад в материальное обеспечение детских учреждений внесли организации, взявшие шефство над этими учреждениями. Участие, деятельность шефских организаций в этом деле осуществлялось в различных формах. Для правильной организации работы были созданы попечительские организации. В эти организации входили командиры военных частей, руководители промышленных предприятий, главы различных учреждений, председатели колхозов, директора совхозов, заведующие отделов народного просвещения. Состав попечительских советов систематически проверял состояние детских домов и стремился своевременно определять и осуществлять меры для устранения недостатков.

Шефские организации выделяли средства на ремонт и оборудование детских домов, яслей и детских садов, помогали со строительными материалами. Они следили за своевременным обеспечением детских учреждений продуктами, одеждой и другими необходимыми вещами.

Уделялось большое внимание привлечению к учебе всех детей школьного возраста, созданию материальных и моральных условий для детей. В связи с тем, что в республику постоянно привозили эвакуированных детей, увеличивалась число детских домов, школ, библиотек. Это повышало требования к кадрам. Потребность в педагогах и воспитателях удовлетворялась за счет эвакуированных специалистов, женщин с педагогическим образованием, опытом работы с детьми и добровольцев.

15108 эвакуированных детей были размещены в яслях и детских садах, более 40 тысяч детей получили возможность продолжить учебу в школе. Их постоянно поддерживали материально и морально. В свою очередь дети перевезенные в прифронтовые районы, несмотря на то, что они были малолетками, самоотверженно трудились на промышленных предприятиях, стройках, колхозах и совхозах. Иногда они вынуждены были заниматься не по возрасту тяжелым трудом.

Трудящиеся Узбекистана стремились духовно поддержать израненные души воспитанников детских домов, делали все возможное, чтобы обеспечить их учебу, лечение, обеспечение необходимыми вещами, сберечь их здоровье, воспитать их духовно и физически здоровыми. В семьях, домах отдыха, больницах отношение к детям было одинаковым, независимо от их национальной и расовой принадлежности, в семьях, куда они они попадали никогда не было деления на “своих” и “чужих”, отношение к ним было доброжелательным, создавались все условия для их физического и духовного выздоровления. Особое внимание уделялось оказанию медицинской помощи, оздоровлению детей, которые в этом нуждались, к числу таких детей относились и дети инвалидов Второй мировой войны.

В целях оздоровления детей во многих областях республики за счет народных средств были организованы специальные оздоровительные дома. В одном только Ташкенте осуществлял свою деятельность оздоровительный дом, расчитанный на 350 воспитанников. Этот дом был организован в результате объединения детских домов с детьми школьного и дошкольного возраста. Дети с ослабленным здоровьем помещались в специальные республиканские санатории.

В течение 1942 года было выдано путевок для отдыха в санаториях и лагерях на 27 тысяч рублей. За это время укрепили своё здоровье 4 тысячи эвакуированных детей [8]. В 1943 году 6 тысяч из переселенных в Ташкент детей обедали в специальных столовых. В Сталинском районе города были размещены в ясли и детские сады 3 тысячи детей. Тысячи детей были закреплены за районными столовыми.

Особое внимание было обращено охране здоровья эвакуированных и размещенных в детские дома грудных детей. Каждый год около 10 тысяч детей укрепляли свое здоровье на оздоровительных площадях санаториев и пионерских лагерей, на летних дачах детских домов. Например, в Бухарской области большинство больных и ослабленных детей, воспитывавшихся в детских домах, яслях и детских садах, наряду с тем, что получали лечение, медицинскую помощь, также лечились и на оздоровительных площадках, санаториях. В области в течение одного года 2790 детей восстанавили свое здоровье в стационарах, санаториях. 970 детей получили лечение в больницах [2, с.58]. В Самаркандской области получили лечение в оздоровительных учреждениях в 1943 году 10570 детей, в 1944 году 15 тысяч детей, а в 1945 году 16345 детей [2, с.152].

В городе Самарканде при трех круглосуточных детских садах были организованы специальные группы, в которых получали специальное лечение дети, заболевшие туберкулезом. В течение последующих трех лет Второй мировой войны 10 тысяч детей укрепили свое здоровье на оздоровительных площадках и санаториях в летние месяцы. Более 17 тысяч детей, воспитывавшихся в детских домах, отдыхали в загородных садах, парках [9, с.193].

В санаториях Узбекистана получали лечение в первую очередь эвакуированные 8 тысяч детей. Кроме того 17 тысяч воспитанников детских домов имели возможность в течение всего отдыхать в соответствующих учреждениях, десятки тысяч детей отдыхали в пионерских лагерях, организованных при колхозах и совхозах [8]. Население республики, патриотическая молодежь собрали 47 млн. рублей (посредством концертов, вечеров, субботников) и сдали в фонд помощи эвакуированным детям. Эти средства были израсходованы в основном для восстановление здоровья грудных детей, для отдыха детей в пионерских лагерях. Кроме того было увеличено число оздоровительных площадок, столовых для детей, открыты дополнительные мастерские для починки детской одежды.

Таким образом в период Второй мировой войны население Узбекистана обращало большое внимание здоровью детей. Если в 1937 году на восстановление здоровья ослабленных детей было израсходовано 33 млн. рублей [9, с.178], то в 1941 году — 75,5 млн. рублей, а в 1943 году — 107 млн. рублей [9, с.178]. Медицинские работники Узбекистана в городе Ташкенте оказали различного рода медицинскую помощь 68093 гражданам, в том числе было 38427 детей. Несмотря на тяжелое экономическое положение в республике, узбекский народ нашел силы и возможности для оказания гуманистической помощи детям войны, были спасены жизни тысяч детей.

Многими детскими домами руководили самоотверженные и трудолюбивые люди. Одним из таких руководителей была А. П. Хлебушкина, заведовавшая 22-м детским домом, посвятившая 40 лет своей жизни воспитанию подрастающего поколения, подарившая материнскую любовь 2500 человек. В период Второй мировой войны она стала матерью сотням детей, разделила с ними их горести и радости.

Таким образом, с первых дней Второй мировой войны с прифронтовых районов в Узбекистан были переселены детские дома, а также сюда привозили всех подобранных там детей, оставшихся без родителей и крова. В 1943 году количество детских домов в Узбекистане имело самые высокие показатели. В 1944–1945 годах в связи с окончанием военных действий на территории их бывшего расположения, детские дома переехали обратно.

В чрезвычайных условиях войны Узбекистан не был подготовлен принять огромное число эвакуированных детей. Для их размещения не хватало санитарно-гигиенически соответствующих зданий. Несмотря на это, благодаря бескорыстной помощи узбекского народа была осуществлена деятельность по размещению, обеспечению продовольствием и одеждой, восстановлению здоровья эвакуированных детей. Благодаря климатическим условиям Узбекистана, а, самое главное, усердной помощи людей были спасены жизни огромного количества детей.

Литература:

1.      ЦГА РУз, фонд 94, опись 5.

2.      Турдиев С. Улуғ Ватан уруши йилларида Ўзбекистон меҳнаткашларининг кўчириб келтирилган болаларга ғамхўрлиги. — Тошкент: Фан, 1987.

3.      Воскобойников А., Яковлев М. В. Организаторская и идеологическая работа Коммунистической партии Узбекистана в годы Великой Отечественной войны. — Ташкент, 1966.

4.      Ефимов В. И. Патриотические подвиги труда Самаркандской области в годы Великой Отечественной войны. — Самарканд, 1962.

5.      Иноятов Ҳ. Ш. Ғалабага қўшилган ҳисса. — Тошкент, 1975.

6.      Самарқанд тарихи. 2 том. — Тошкент, 1977.

7.      Правда. — 1942. — 20 апрель.

8.      Правда Востока. — 1944. — 10 октябрь.

9.      Шарқюлдузи. — 1981. — № 6. — С. 193.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle