Библиографическое описание:

Бабаинежад А. Ш. Создания ассоциативных структур и повышения их эффективности // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 232-236.

Важнейшим направлением организационных изменений в современных условиях является образование различного вида ассоциативных структур на базе развертывания процессов вертикальной и горизонтальной интеграции, диверсификации производства и экономической деятельности. Термин «ассоциативные структуры» используется автором достаточно широко, как обобщенное понятие экономических организаций, возникших в результате обозначенных выше процессов. Это, как правило, сложные, многоуровневые образования, имеющие в своем составе отдельные подразделения (фирмы, предприятия, отделения и т. п.), обладающие различной организационной структурой и правовой формой. В научной литературе используются разные наименования такого типа организаций: «объединения фирм», «многоуровневые компании», «интегративные корпоративные структуры», «мегаструктуры» и т. п. Отсутствие универсального термина связано как с неразработанностью типологии экономических организаций, так и с большим разнообразием возникающих новых организационных образований, которые подчас трудно однозначно идентифицировать.

Исторически первой тенденцией выхода фирм за рамки специализации на выпуске одного или нескольких близких продуктов явилась вертикальная интеграция, продвижение вглубь производства своего традиционного продукта и проникновение в сферу его распределения. Вертикальная интеграция сопровождается включением в состав организации (вертикально интегрированной фирмы) структурных подразделений (с различной степенью самостоятельности), обеспечивающих последовательные стадии технологического цикла производства данного товара, а также довольно часто и процессы распределения продукции (транспортировку и сбыт).

Создание вертикально интегрированных организаций происходит в результате продвижения (интеграции) как «вниз», т. е. на предыдущие стадии технологического цикла (добыча сырья, производство материалов и полуфабрикатов), так и «вверх» на последующие стадии технологического цикла производства и в процессы распределения готовой продукции. Отправной точкой данного продвижения совсем не обязательно может служить производственная компания. Инициатором его выступают и фирмы, занятые в сфере распределения.

Формы вертикальной интеграции достаточно разнообразны (покупка, слияние, поглощение, присоединение и т. д.) и могут сопровождаться как сменой собственника, так и проходить без его смены, хотя в любом случае осуществляется рекомбинирование и перераспределение прав собственности. Данные процессы (интеграция и перераспределение прав собственности) могут развертываться в течение длительного времени, проходя несколько этапов через различные промежуточные формы с использованием разнообразных механизмов и схем.

По мнению американского экономиста Д. Н. Хаймана, ключевым фактором в определении степени вертикальной интеграции являются издержки обращения, стремление к минимизации которых заставляет владельцев и менеджеров фирм отказываться от размещения заказов сторонним организациям. Он также приводит ряд причин, по которым фирмы предпочитают интегрирован. в себя операции самостоятельных специализированных фирм, а не приобретать у них результаты выполнения этих операций. Д. Н. Хайман называет следующие причины обозначенной выше тенденции:

1)     стремление обеспечить надежное поступление материалов и услуг, служащих для фирмы ресурсами, что позволит уменьшать вероятность потерь из-за срывов в поставках;

2)     стремление выиграть в конкурентной борьбе путем установления контроля над ограниченными, «критическими» ресурсами;

3)     желание улучшить систему информационных коммуникаций для снижения издержек или повышения качества выпускаемой продукции;

4)     поиск форм более легкого приспособления к новым технологиям [9, с.323–324].

Вопрос о степени желательной вертикальной интеграции фирмы

сводится, по мнению указанного автора, к вопросу о себестоимости и качестве продукции. Причем преимущества вертикальной интеграции неодинаковы в различных отраслях, а также зависят от рода деятельности фирмы. Д. Н. Хайман справедливо подчеркивает, что решая вопрос о том, размещать ли заказы сторонним фирмам либо организовать собственные подразделения, владельцы и менеджеры анализируют затраты на поиск сторонних поставок по лучшей цене, на ведение переговоров с поставщиками, учитывают риски и вероятные потери, связанные с контрактными отношениями и другие «издержки обращения».

Думается, что здесь все же речь идет о транзакционных издержках, а не об издержках обращения, к которым традиционно относят затраты, связанные с продолжением процесса производства в сфере обращения, включая доработку, фасовку и доставку товара (дополнительные издержки обращения) и затраты, непосредственно связанные с процессом купли-продажи товара, включая транспортно-экспедиторские расходы, расходы на маркетинг, уплату таможенных сборов, представительские расходы, затраты по перевозке грузов, хранению и т. д.

Горизонтальная интеграция является базой создания ассоциативных структур горизонтального типа в рамках одной отрасли (или смежных отраслей) для более эффективного использования всех видов ресурсов на основе технологической общности выпускаемой продукции. Организационные формы таких горизонтальных структур могут быть достаточно разнообразны от единого предприятия с дивизиональной системой построения подразделений до различного рода интегрированных корпоративных образований, состоящих из юридически самостоятельных организаций. Доминирующей становится децентрализованная модель организации с большей гибкостью структур, с меньшим количеством иерархических уровней и более широким охватом контролем.

Рассматривая интеграционную тенденцию в целом как основу поддержания стабильности развития производства и усиления контроля над рыночной ситуацией, Ю.Якутии выделяет следующие, на его взгляд, главные, направления реализации данной тенденции:

1)     поставщики одинаковой продукции реагируют на усиление конкуренции путем развертывания горизонтальной интеграции с другими предприятиями, что позволяет снижать производственные издержки благодаря увеличению серийности производства или улучшению специализации участников объединения;

2)     предприятия, связанные последовательностью стадий производства и торговли, пытаются повысить конкурентоспособность на базе вертикальной интеграции, гарантирующей поставки сырья и комплектующих;

3)     создаются объединения конгломератного типа, снижающие риски путем диверсификации деятельности;

4)     возникают целевые объединения средних и малых фирм для выполнения некоторых общих функций (маркетинг, закупки, реклама, сбыт, получение товарных знаков);

5)     наблюдается рост количества стратегических альянсов крупнейших промышленных компаний для отстаивания интересов на рынке в связи с особо острой конкуренцией [10, с71].

Правомерно, по-видимому, говорить о явных и скрытых формах интеграции. Явная форма интеграции, о которой мы преимущественно и ведем речь, осуществляется в процессе слияния и поглощения компаний, создания совместных предприятий и т. п. Скрытые форм интеграции имеют место при заключении долгосрочных контрактов между формально самостоятельными фирмами. При этом речь идет о фактическом подчинении крупному бизнесу малых и средних фирм, специализирующихся на отдельных стадиях технологического процесса или выполнении определенного набора услуг для корпораций-изготовителей конечной продукции [6, с.12].

Р. Г. Коуз, рассматривая вертикальную и горизонтальную интеграции с точки зрения сокращения транзакционных издержек, замечает, что «комбинация» (так он называет горизонтальную интеграцию) имеет место тогда, когда трансакции, прежде организовывавшиеся двумя или более предпринимателями, становятся делом только одного предпринимателя. Интеграция (вертикальная) имеет место, если фирма организует трансакции, которые прежде распределились среди предпринимателей через механизм рынка. Фирма, как замечает Р. Г. Коуз, может осуществлять экспансию на каждом из этих направлений или сразу на обоих [4, с.24].

С аналогичных позиций анализирует вертикальную интеграцию и О. И. Уильямсон, замечая, что обычно ее теоретическое обоснование сводится к случаям, когда она оправдана технологическими взаимосвязями, при этом экономия затрат достаточно очевидна. Это относится в первую очередь к таким отраслям, где наличествует непрерывное производство (в химической, металлургической промышленности и т. п.), а в дискретном производстве, связанном со сборкой разнородных компонентов (например, в машиностроении), перспектива сокращения затрат благодаря интеграции, как бы не столь очевидна. Однако, подчеркивает О. И. Уильямсон, «фирма есть нечто большее, чем просто инструмент обеспечения эффективности в обычном смысле — достижение экономии от увеличения масштаба производства и наибольшего вовлечения самых дешевых факторов, — но также обладает координирующим потенциалом, который иногда превышает соответствующий потенциал рынка». [8, с.34].

Многие исследователи, анализируя различные выгоды от создания интегрированных образований, фактически сводят их, по преимуществу, именно к сокращению транзакционных издержек, не всегда употребляя этот термин. Исключая возможности чисто технологической, производственной экономии, в остальном получаемая выгода связана с сокращением издержек координации и издержек по спецификации и защите прав собственности.

Так, М. И. Круглов, например, рассматривает следующие источники получения выгод от слияния и поглощения компаний: доход от повышения эффективности, связанный с эффектом синергизма и эффектом масштаба (кстати, именно об этом и пишет О.Уильямсон); повышение качества управления; информационный эффект; переход выгоды, связанный с уменьшением рискованности денежных потоков; влияние налогообложения [5, с.94–98].А. С. Зелтынь и Е. В. Ленский, рассматривая факторы, лежащие в основе принятия решений о вертикальной интеграции, говорят о соображениях конкурентной борьбы и особенностях поведения участников рыночных сделок, используя термин «оппортунизм», [3, с.29–30] т. е. опять же прибегают к понятиям «транзакционных издержек».

Ряд авторов обращает внимание, что в соответствии с теорией транзакционных издержек в качестве наиболее важного интеграционного фактора выступают так называемые специфические активы (специфические ресурсы) взаимодействующих предприятий [10, с.115]. Если ценность ресурсов (активов) не зависит от особых обстоятельств времени и места, то это общие ресурсы (активы), а если ценность в данной местности, в данной фирме или при сотрудничестве с данным контрагентом выше, чем в другом месте и в другое время, то данные ресурсы (активы) являются специфическими. Специфические активы как результат специализированной инвестиции не могут быть перепрофилированы без потерь соответствующего производственного потенциала для использования в альтернативных целях или альтернативными пользователями. К ним могут быть отнесены, например, узко специализированное оборудование, на котором произведенная продукция может быть реализована только в рамках интегрированной структуры; близость месторасположения смежных производств; наличие взаимодополняющих специализаций рабочей силы и сложившейся кооперации в области НИОКР. «По мере возрастания уровня «специфичности» активов взаимодействующих хозяйствующих субъектов усиливается мотивация к заключению длительных двусторонних (многосторонних) контрактных отношений как альтернатива ориентации на самостоятельное рыночное поведение или на заключение разовых сделок» [10, с.73].

Действительным источником преимуществ ассоциативных структур является эффект синергизма, который подчас несправедливо забывается многими исследователями, хотя и рассматривается в той или иной форме в ряде работ, посвященных анализируемым нами проблемам. Можно сказать, что синергия, понимаемая как большая эффективность организации, образовавшейся в результате интеграционных процессов, по сравнению с ее составляющими частями, фактически является целью любого объединения.

Об эффекте синергизма интегрированных и диверсифицированных образований пишет, например, М. И. Круглов в уже цитируемой выше работе, рассматривая доход от повышения эффективности за счет улучшения системных свойств [5, с.94]. Сравнивая узкоспециализированные и диверсифицированные фирмы, А. С. Зелтынь и Е. В. Ленский говорят о таком дополнительном источнике развития и повышения эффективности последних, как синергия, т. е. эффект взаимодействия различных подразделений фирмы и совместного использования ими принадлежащих фирме ресурсов. При этом они обращают внимание на то, что в диверсифицированной фирме в принципе создаются условия для синергии различных видов [3, с.42]. Таким образом, создание и функционирование крупных интегрированных структур имеет смысл, прежде всего, при получении реального синергетического эффекта. Достижение синергетического эффекта интеграционного взаимодействия — ключевой вопрос эффективного функционирования подобных объединений [10, с.28].

И.Ансофф, определяя синергизм как меру совместных эффектов, следующим образом классифицирует типы синергизма: 1) синергизм продаж имеет место, когда для нескольких товаров используют одни и те же каналы распределения, управление процессом продаж происходит из единого центра. Общая реклама, стимулирование сбыта, имеющаяся репутация способны привести к увеличению дохода на один вложенный доллар; 2) оперативный синергизм является результатом более эффективного использования основных средств и персонала, распределение накладных расходов, совместного проведения обучения, крупных закупок; 3) инвестиционный синергизм появляется вследствие совместного использования производственных мощностей, общих запасов сырья, переноса исследований и разработок с одного продукта на другой, общей технологической базы, совместной обработки изделий, использования одного и того же оборудования; 4) синергизм менеджмента имеет место тогда, когда при вхождении в новую отрасль руководство фирмы использует имеющейся опыт решения схожих проблем. При этом И.Ансофф подчеркивает, что синергизм может быть как положительным, так и отрицательным [1, с.127–128].

Голландский экономист Х.Виссема пишет об оптимизации синергетических возможностей компании в результате формирования ее внутренней сплоченности, которая, по его мнению, имеет две стороны: «жесткую» (структурную) и «мягкую» (поведенческую). Первая — «жесткая» -включает разработку совместных планов, проектирование структуры, которая способствует общению и сама разрешает собственные конфликты, имеет хорошо развитую систему информации и связи, а также другие компоненты. Вторая сторона («мягкая» поведенческая) охватывает корпоративную культуру или стиль управления, предполагающий создание организации, которая характеризуется высокой степенью эффективности и которая занимается «самоизучением» [2, с.15].

Некоторые исследователи процессов интеграции и диверсификации фактически описывают синергетический эффект ассоциативных структур различного вида, не используя данный термин. Так, например, А. Ю. Савин справедливо замечает, что в основе всякой эффективной экономической деятельности лежит эффективное комбинирование факторов производства, построенное таким образом, что получаемый интегрированный результат превышает механическую сумму скомбинированных элементов. Разницу между указанными величинами он называет эффектом организационно-управленческой деятельности. При этом А. Ю. Савин замечает, что К. Маркс в своей теории прибавочной стоимости не учел этот эффект или не захотел учитывать, представив ее (прибавочную стоимость) только в виде результата неоплаченного живого труда рабочего, а не как результат интеграции факторов производства, в том числе и живого труда [7, с.7].

Иногда в научной литературе встречается отождествление двух в определенной степени похожих направлений экспансии фирмы — интеграции и диверсификации. Интеграция вообще — это объединение в целое каких-либо частей, элементов. Диверсификация — означает изменение, разнообразие. Если подходить к данным терминам чисто лингвистически, то их можно достаточно четко разграничить, однако, содержание научных категорий не всегда совпадает с лингвистическим смыслом. Вместе с тем вряд ли правильно сводить интеграционные процессы производства лишь к механическому объединению самостоятельных предприятий в единую организацию. Напомню, что крупнейший исследователь природы фирмы р. г. Коуз под интеграцией понимает не само по себе объединение фирм, а объединение трансакций, различая при этом организацию трансакций фирмами и рынком.

Под диверсификацией как правило, понимают одновременное развитие многих, технологически не связанных друг с другом видов производства, расширение ассортимента производимых изделий. При этом различают несколько видов диверсификации, выделяя:

а)      горизонтальную диверсификацию, связанную с расширением ассортимента новыми товарами (часто, аналогами уже выпускаемых) для активизации интереса традиционных покупателей;

б)   концентрическую диверсификацию, выражающуюся в расширении ассортимента путем выпуска новых товаров в дополнение к существующим;

в) конгломератную — пополнение ассортимента изделиями, не связанными с уже применяемой технологией, не имеющими отношения к выпускаемым товарам и освоенным рынкам.

Результатом усиления общеэкономической тенденции к диверсификации производства является возникновение таких организационных форм, как диверсифицированные концерны и конгломераты, имеющие дивизиональную или сетевую структуру. Названные выше организационные формы, хотя и имеют общие черты и образованы в результате развития схожих процессов, все же не тождественны и обладают рядом специфических особенностей в организации системы управления (главное: в конгломератах управление более децентрализовано), а отсюда различны и основные инструменты (рычаги) управления.

Диверсификация является одним из наиболее эффективных способов выживания и развития в условиях быстро меняющейся конъюнктуры и неустойчивости мировой финансовой системы, оказывающей огромное влияние на состояние национальных экономик в силу их интегрированности (в большей или меньшей степени) в международные финансово-экономические процессы. Устойчивость диверсифицированных компаний основывается на возможности достаточно оперативно переносить центр тяжести производственно-сбытовой деятельности из одного сегмента рынка или даже отрасли в другой сегмент или отрасль в зависимости от меняющейся внешней рыночно — институциональной среды, что страхует фирмы от разрушительных потрясений и повышает их конкурентоспособность.

Вообще возникающая новая организационная структура совершенно не обязательно приобретает конкретную, определенную законом, организационно-правовую форму. Границы такой организации могут быть достаточно размыты и подвижны, взаимодействие входящих в нее элементов может строиться на различных договорных началах как с потерей юридического лица, так и без его потери.

Литература:

1.                      Ансофф И. Новая корпоративная стратегия — СПб: Питер Ком, 1999. — С. 127–128.

2.                      Виссема X. Менеджмент в подразделениях фирмы (предпринимательство и координация в децентрализованной компании). — М.: ИНФРА — М, 1996.-С. 15.

3.                      Зелтынь А.С, Ленский Е. В. Промышленные фирмы в современной рыночной экономике. — М.: АПФИ еженедельника «Экономика и жизнь», 1998. — С.29–30.

4.                      Коуз Р. Г. Природа фирмы // Теория фирмы / Под ред. В. М. Гальперина — С.24.

5.                      Круглое М. И. Стратегическое управление компанией. — М: Русская Деловая Литература, 1998. — С.94–98.

6.                      Пономаренко А. О контрактных взаимоотношениях крупного и малого бизнеса // Российский экономический журнал. — 1997. — № 7.

7.                      Савин А. Ю. Финансово-промышленные группы в России. — М.: Финстатинформ, 1997. — С.7.

8.                      Уильямсон О. И. Вертикальная интеграция производства: соображения по поводу неудач рынка // Теория фирмы / Под ред. В. М. Гальперина — С.34.

9.                      Хайман Д. Н. Современная микроэкономика: анализ и применение. В 2-х т. Т.1. — М: Финансы и статистика, 1992.

10.                  Якутии Ю. Концептуальные подходы к оценке эффективности корпоративной интеграции. // Российский экономический журнал. — 1998. — № 5.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle