Библиографическое описание:

Неверова А. А. Психологические аспекты восприятия комического детьми дошкольного возраста // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 817-820.

В психологических исследованиях комического можно заметить несколько его аспектов: возникновение объектов комического для детей дошкольного возраста, восприятие ими комических противоречий, оценку и эмоциональное отношение их к юмористическим героям, механизмы развития восприятия комического детьми дошкольного возраста и факторы, детерминирующие адекватность данного процесса.

На важности определения мотивов комического для детей настаивал А. Н. Лук [7]. С его точки зрения «изучение всех ситуаций, вызывающих смех, есть тот базис, на котором можно строить теорию комического».

О. И. Никифорова [8] считает, что первая социализированная улыбка возникает по подражанию, затем — при виде улыбающейся матери, несколько позднее — на ласковые слова типа «ладушки» и т. д. Кроме улыбки чувство радости выражается в громком смехе. Дети смеются при повторяющемся удалении и приближении играющих с ними взрослых, в ситуации когда последние то поднимают их вверх, то опускают вниз, а также в других случаях. Все они представляют предпосылки появления чувства комического.

М. Аргайл [1] полает, что дети начинают улыбаться очень рано, в первые недели жизни: когда видят лицо или слышат голос матери, а также когда их щекочут. К четвертому месяцу они уже смеются в ответ на щекотку или какую-либо тактильную стимуляцию, игру в «ку-ку» (в прятки). К концу первого года жизни они реагируют, таким образом, в ответ на нелепые события, например, когда мать пьет из детского рожка. По-видимому, подобные несоответствия вызывают смех уже в столь раннем возрасте, но лишь в том случае, когда ситуация безопасна и подаются игровые сигналы.

Р.Мартин [10] указывает, что в конце первого — начале второго года жизни ребенок начинает замечать искажение человеческого лица и необычные движения. Приблизительно с 18 месяцев дети начинают играть, что-то воображая, преувеличивая, самостоятельно выдумывая нелепости и несоответствия. Игры, в которых дети изображают из себя всевозможных персонажей, часто имеют социальный характер и являются источником веселья. По мере взросления дети начинают понимать и более сложные шутки, а после 6–7 лет способны видеть множественность значений. Шутки представляются детям более смешными, если их нужно разгадывать, т. е. вычленять второе значение. В юморе детей с самого раннего возраста присутствует сильный социальный элемент. К 3 годам возникает выраженное желание рассказывать что-то смешное, делиться им с другими, чтобы рассмешить. Причина такого желания кроется, вероятно, в том, что общий смех доставляет удовольствие, а также укрепляет взаимоотношения в группе.

По мнению Р. И. Жуковской [5] в дошкольном возрасте расширяется поле деятельности ребенка, усложняются его отношения с другими людьми, и в соответствии с этим, расширяется объем предмета комического. Детей смешат в этом возрасте движения животных; поза, мимика, жесты человека, обнаружившего рассеянность, неловкость; удивленные глаза; необычность внешнего облика, цвета, формы одежды; движения, не соответствующие условиям поведения; остроумие в поступках, изобретательность в поведении персонажей, нелогичность в их действиях, проявление неряшливости и т. д.

М. В. Бороденко [3] называет объектами смеха нарушение логики формы: солнце не круглое, а квадратное; дорога, имеющая разную ширину в отдельных местах (дорога с утолщениями); фары квадратные; нарушение нормы цвета: красные глаза обезьян, дерево с черными и красными ветвями, разноцветный дождик; нарушения предметных норм — машина с трубой, дом вверх ногами, дверь дома внизу под землей; нарушение нормы поведения — мартышка плачет, сама не зная почему, мужчина в юбке; смешение логики живого и искусственного веер у птицы вместо крыльев, у колодца рога и др.

Наблюдая за дошкольниками во время чтения юмористических произведений, Н. С. Красникова [6] заметила, что детей смешат динамика действия, частая смена событий, связанных с явлением антропоморфизма или олицетворением («А от бешеной мочалки я помчался, как от палки…». К. И. Чуковский «Мойдадыр»); звуки, рифмы, ритмически звучащие имена (например, имена поросят в сказке С.Михалкова «Три поросенка»); перевертыши, то есть показ окружающей действительности в перевернутом, необычном виде, небылицы, различные несуразности; в художественном произведении привлекает описание какого-нибудь смешного образа («Рассеянный» С.Маршака или «Иванушка-дурачок» в русских народных сказках); нелогичные действия художественных персонажей, несоответствующие здравому смыслу, положениям реальной действительности, в которой ребенок вполне утвердился.

Кроме того в психологии наличествуют данные о том, что объектом смеха могут быть комические эпизоды из кинофильмов (Леруа-Буссьон); басни (О. М. Концевая); серии юмористических картинок (О. М. Попова); также шутки (Е. А. Бондаренко); рифмы бессмысленных слов (П. Мак-Ги, К. И. Чуковский); двигательные истории, истории с персонажами, носящими смешные имена (Дж. Родари); перевертыши (К. И. Чуковский).

Сопоставив мотивы смешного детей разных возрастов, следует отметить усложнение и расширение их диапазона. В раннем возрасте — несоответствие воспринятого сформировавшимся представлениям о внешнем виде и функциям предмета: в младшем дошкольном возрасте — наделение объекта признаками противоположного ряда; в старшем дошкольном возрасте с ним добавляются необдуманное поведение сказочных персонажей, а также произведения с элементами комического.

Обзор литературы о восприятии детьми дошкольного возраста комического позволяет выделить механизмы этого процесса.

Характеризуя механизмы восприятия дошкольниками комического, Ю. Борев [2] выдвигает на первый план схватывание комического несоответствия, а на второй — разрешение этого несоответствия и переоценку ситуации в целом. Вслед за начальной фазой усмотрения противоречия субъект вовлекается во вторую фазу  ̶ «разрешение несоответствия», в которых примиряются два первоначальных несовместимых элемента. Разрешение дополняет распознание несоответствия, и вместе они приводят к пониманию и порождают интеллектуальную часть юмористической реакции, которая является основой удовольствия от юмора.

О. М. Попова [9] выделяет общие и специфические механизмы восприятия детьми дошкольного возраста комического, которые находят свое отражение в обнаружении комических несоответствий в разных видах, жанрах, структурных единицах комического, в особенностях операций, которые производятся при их восприятии. Механизм восприятия комических деталей заключается в операции выделения отдельных элементов изображения при обязательном сопоставлении их с нормой, при этом возникают ассоциации «животного с животным», «человека с животным» и др.. Восприятие перевертышей сопровождается улавливанием в последних обратной координации вещей, восприятие комических ситуаций  ̶ сопоставлением компонентов этих ситуаций (цель, мотив действия поведения персонажа, необычное средство достижения цели, неожиданный исход события), с общепринятой нормой, друг с другом и еще раз с нормой.

В психологической литературе содержатся сведения о закономерностях восприятия детьми комического. Одной из этих закономерностей является  ̶ динамика развития восприятия детьми комического.

О. М. Попова [9] иллюстрируя данную закономерность выделяет пять уровней восприятия детьми комических ситуаций.

Первый уровень — индифферентное рассматривание комических картинок. Дети называют серию картинок смешной, но не могут объяснить, почему они ее такой считают.

Второй уровень — дети с чувством удивления и испуга рассматривают ляпусы в одежде, необычное местоположение предметов и вещей, акцентируют внимание на несообразностях в их цвете, величине и форме, говорят о каждой картинке, входящей в одну серию, как о самостоятельном эпизоде, не связанном по смыслу с другими эпизодами.

Третий уровень — радостная улыбка, смех. Комментируются неожиданные последствия поступка комического персонажа. На дополнительные вопросы о содержании всей серии картинок дети отвечают правильно.

Четвертый уровень — дети с улыбкой перечисляют персонажей, изображенных на всех картинках одной серии, и описывают происходящие с ними события.

Пятый уровень — дети сопоставляют комические противоречия и дают морально-этическую оценку поступкам комических персонажей. Комические детали не упоминаются.

Вторая закономерность восприятия  ̶ неравномерность восприятия детьми комического проявляется в недоступности детей сложных комических конструкций  ̶дети младшего дошкольного возраста в состоянии заметить лишь внешнюю сторону комического: комизм жестов, голосовой комизм, несоответствие в одежде, а дети более старшего возраста хорошо видят скрытый комизм — в несоответствии ситуации, несоответствующие образы, видят сходство и различие между моделью (Д. Ф. Николенко); дети не сразу охватывают все разнообразие те художественных средств, которыми богаты комиксы. Они сначала улавливают внешние, а потом внутренние связи и отношения комических явлений, изображенных на смешных картинках (Р. И. Жуковская).

Третья закономерность восприятия детьми комического — синхронность, которая выражается в одновременном развитии когнитивного и аффективного аспектов комического в восприятии разных видов и структурных единиц комического (О. М. Попова).

В психологической литературе имеются также данные о факторах, которые детерминируют процесс восприятия комического детьми дошкольного возраста, к которым относятся следующие:

-          личностные и профессиональные качества воспитателя (общительность, повышенная эмоциональность, умение заразить окружающих веселым настроением, умение создать благоприятные условия для восприятия детьми комического (Р. И. Садыкова);

-          средства выражения комического  ̶ наиболее выразительные движения комических персонажей могут иногда помешать ребенку увидеть остальное богатство выразительных средств и из-за этого понять смысл юмористической ситуации в целом (Р. И. Жуковская); восприятие школьниками поведения сатиристических персонажей зависит от осознания ими объективных последствий невежества и лицемерия этих персонажей от того вреда, который они несут обществу (И. Н. Назимов);

-          степень сформированности у детей представлений о внешнем виде и функциях объектов. Комические ситуации воспринимаются детьми только тогда, когда изображения сюжета не отвечает имеющимся у них представлениям об адекватном развертывании действий, комические персонажи руководствуются в своих поступках неблаговидным целями и мотивами, используют необычные средства их достижения и попадают из-за этого в нелепые положения (Н. Г. Кутепова);

-          динамическая сторона рисунка  ̶ дошкольнику интереснее смотреть комическую ситуацию, нежели перевертыши и комические детали, что характеризует их интерес к динамической и одушевленной стороне рисунка, так как рассматривая рисунок, ребенок начинает действовать с ним в воображении, а несоответствия в цвете, форме, величине объектов он воспринимает как обычные (Р. А. Садыкова).

В исследовании О. М. Поповой [9] были выделены причины, по которым дошкольники дают ошибочные ответы. К одной из них было отнесено отсутствие у детей константности восприятия. Также было замечено, что адекватному восприятию детьми картинок не раз мешало стилизованное изображение персонажей и предметов и неумение выделить комические детали, имеющие существенное значение для понимания смысла ситуаций. Непонимание детьми смешных историй не раз обуславливалось неумением определять эмоциональное состояние персонажей, что ограничивало их возможности адекватно интерпретировать развертывающиеся события. Неоднократно ошибочность детского восприятия вытекала из неумения детей представить события, не нашедшие отражения на картинках. Помимо этого, было установлено, что часть детей всех возрастов квалифицировала комические ситуации как несмешные, несмотря на то, что смысл картинки ими улавливается наравне с другими детьми. У этих «трагически настроенных детей смешные положения персонажей вызывали не смех и улыбку, как у других испытуемых, а горячее сочувствие «несчастным» и даже слезы.

Заканчивая поисково-творческий анализ литературных источников о восприятии детьми комического, следует отметить, что в них есть определенные сведения о мотивах, механизмах, закономерностях и факторах детерминирующих его развитие.

Литература:

1.          Аргайл М. Психология счастья/ М. Аргайл. ̶ Питер: ̶ 2003,  ̶ 272 с.

2.          Борев Ю. Б. Комическое/ Ю. Б. Борев. ̶ Искусство, ̶ 1970, ̶ 275 с.

3.          Бороденко М. В. Два лица Януса — смеха/ М. В. Бороденко. — Ростов н/Д: изд-во РИО ПО «Цветная печать», ̶ 1995.  ̶ 86 с.

4.          Дементьева И. С. Веселая книга в воспитании чувства юмора детей старшего дошкольного возраста: Автореф. дисс.канд. наук. М. 1973.

5.          Жуковская Р. И. Юмористические картинки/ Р. И. Жуковская //Дошкольное воспитание. 1958. ̶ № 4. С. 38–46.

6.          Красникова Н. С. Формирование чувства юмора у детей старшего дошкольного возраста средствами художественной литературы/ Н. С. Красникова //Дошкольник.  ̶ 2013.  ̶ № 3. С.25 ̶ 29.

7.          Лук А. Н. Юмор, остроумие, творчество/ А. Н. Лук. ̶ М., «Искусство», 1977. ̶ 183с.

8.          Никифорова О. И. Восприятие художественной литературы школьниками/ О. И. Никифорова. ̶ М.: Учпедгиз, ̶ 1959, ̶ 206 с.

9.          Попова О. М. Когнитивная парадигма чувства комического в психологической литературе/ О. М. Попова //Дошкольник. ̶ 2013.  ̶ № 3. С.30  ̶ 39

10.      Martin Rod, Psychology of Humor: An Integrative Approach. Elsevier Academic Press: Burlington, MA,  ̶ 2007, ̶ 446 p.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle