Библиографическое описание:

Дядюн К. В. Некоторые проблемные вопросы назначения наказания за рецидив преступлений // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 636-638.

В данной статье рассмотрены проблемы назначения наказания за рецидив преступлений при вердикте присяжных о снисхождении, а также за рецидив преступлений, прерванных на стадии приготовления либо покушения. Представлены различные подходы к разрешению существующих сложностей и авторская позиция по рассматриваемому вопросу.

Ключевые слова: рецидив преступлений, назначение наказания, вердикт присяжных, приготовление к преступлению, покушение на преступление.

Институт рецидива преступлений известен давно, и вряд ли у кого-либо возникают сомнения в необходимости его существования. В то же время некоторые исследователи высказывают мнение, что применение норм УК РФ о рецидиве влечет назначение хотя формально и законных, но несправедливых наказаний [6, с. 18–19].

Рецидив преступлений, несомненно, является наиболее общественно опасным видом множественности преступлений [2, с. 13]. Это связано, прежде всего, с тем, что лицо совершает умышленное преступление после осуждения за ранее совершенное умышленное преступление. Следовательно, применяемое к такому лицу наказание должно быть более строгим по сравнению с наказанием, которое назначается лицу, впервые совершившему преступление. В то же время недостаточная разработанность в уголовном законодательстве и правоприменительной практике особенностей назначения наказания при рецидиве зачастую влечет искажение вышеозначенного подхода, нарушение основополагающих уголовно-правовых принципов и, как следствие, нигилизм общества в области защиты правоохраняемых интересов.

В частности, недостаточно разработан вопрос о правилах назначения наказания при вердикте присяжных о снисхождении в отношении лиц, в чьих действиях признан рецидив преступлений.

Представляется, законодатель изначально установил норму, противоречащую принципам уголовной ответственности в целом и принципу справедливости в частности, поставил подсудимых в неравные условия, зависимые от процедуры судопроизводства. Принимая решение о снисхождении, присяжные учитывают обстоятельства дела и лишь в незначительной степени — данные о личности подсудимого. Однако ни принципы назначения наказания, ни общие начала назначения наказания не содержат положений, согласно которым предпочтение в оценке различных обстоятельств, учитываемых при назначении наказания, должно отдаваться какому-либо из них: будь то обстоятельства совершения преступления или данные о личности. Не имея полной информации о личности виновного, в том числе и его прежних судимостях, трудно всесторонне и объективно оценить необходимость и возможность смягчения назначаемого наказания. По мнению И. Н. Самылиной, «вопросы, касающиеся назначения наказания, должен решать именно судья, ст. 65 в действующей редакции должна быть исключена из УК РФ» [5, с. 29].

Кроме того, практический аспект рассматриваемого вопроса также связан с расчетом и соотношением долей сроков окончательного наказания лицу, повторно совершившему преступление, при наличии вердикта присяжных о снисхождении. В соответствии с ч. 1 ст. 65 УК РФ срок или размер наказания лицу, заслуживающему, по мнению присяжных заседателей, снисхождения, не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Возникает вопрос о соотношении указанных требований с положениями ч. 2 ст. 68 УК РФ. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11января 2007г. № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (в ред. Постановлений от 03.04.2008 № 5; 29.10.2009 № 21) [4] также не содержит рекомендаций по разрешению подобных ситуаций. В связи с чем отдельные исследователи предлагают использовать рекомендации Постановления в отношении схожих ситуаций: последовательное применение норм [7]. Вначале определяется максимально возможный размер наказания с учетом вердикта присяжных о снисхождении (две трети от максимального размера наиболее строгого наказания, предусмотренного за совершенное преступление), затем на базе полученного размера наказания вычисляется срок или размер наказания, ниже которого не может быть назначено наказание при рецидиве преступлений (одна третья часть от двух третей).

Такая позиция весьма спорна. Во-первых, в соответствии с принципом законности применение уголовного закона по аналогии не допускается. Постановления Пленумов Верховного Суда РФ — акты толкования и разъяснения норм УК РФ. Соответственно, означенный подход возможен только при условии его законодательного закрепления, как это сделано в рамках ч. 3 ст. 65 УК РФ в отношении назначения наказания по совокупности преступлений/приговоров, и соответствующим образом разъяснено в пределах вышеозначенного постановления. Во-вторых, применение предложенного варианта расчета окончательного наказания на практике приведет к необоснованной гуманизации, чрезмерно низкой мере ответственности для рецидивистов. Так, в случае совершения того же квалифицированного разбоя (ч. 3 ст. 162), итоговое наказание составит 2,7 г. лишения свободы (при минимальном пределе — 7 лет). Какие бы обстоятельства не лежали в основе вердикта присяжных о снисхождении, рецидивист по всем характеристикам более общественно опасен в сравнении с лицом, впервые совершим преступление, а потому ситуации, когда нижний предел наказания для неоднократно судимого лица в 2–3 раза меньше, чем для впервые осужденного, представляются неприемлемыми с точки зрения принципов справедливости и гуманизма.

Кроме того, в рассматриваемой ситуации содержится еще один парадокс. Ч. 4 ст. 65 указывает, что «при назначении наказания лицу, признанному вердиктом присяжных заседателей виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения, обстоятельства, отягчающие наказание, не учитываются». В то же время по действующему уголовному закону рецидив относится как раз к числу таких отягчающих обстоятельств (п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ). Таким образом, вышеозначенные сложности в соответствии с буквой закона вообще нивелируются.

Суммируя вышеизложенное, позиция законодателя представляется не просто не соответствующей основополагающим принципам, но направленной на поощрение рецидивной преступности.

Рецидив могут образовывать преступления, прерванные на стадии приготовления или покушения. В соответствии со статьей 66 УК РФ срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины, а за покушение на преступление — трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса за оконченное преступление. Каким же образом следует назначать наказание, если фактически имеются основания для применения и статьи 66 и статьи 68 УК РФ?

Для решения данной проблемы предложены различные подходы.

Л. В. Иногамова предлагает решить рассматриваемый вопрос в пользу правил назначения наказания, предусмотренных статьей 66 УК РФ. Она отмечает, что норма о назначении наказания при рецидиве преступлений (ч. 2 ст. 68 УК РФ) конкурирует с нормой о назначении наказания за неоконченное преступление (ч.ч. 2 и 3 ст. 66 УК РФ); при конкуренции же норм со смягчающим признаком и отягчающим предпочтение должно отдаваться норме со смягчающим признаком [1, с. 67]. Указанный подход весьма спорен. Во-первых, в означенной позиции некорректно толкуются правила квалификации преступлений. Так, ст. 66 относится к нормам о неоконченной преступной деятельности, а ст. 68 — регламентирует частные вопросы множественности преступлений. Коллизии внутри норм Общей части разрешаются квалификацией по менее строгой норме УК [3].Однако с учетом изменений в ст. 68, именно она является менее строгой в соотношении со ст. 66 УК РФ. Во-вторых, предложенный подход игнорирует повышенную опасность рецидива преступлений. Одно дело, когда покушение на преступление совершает лицо, имеющее судимость, и совсем другое, если подобное деяние совершается ранее не судимым лицом впервые. И наконец, применение в чистом виде правил чч. 2 и 3 ст. 66 УК РФ к рецидивистам, не соответствует требованиям принципов справедливости в аспекте учета характера и степени общественной опасности деяния и лица, его совершившего; гуманизма — в отношении охраняемых интересов общества и государства; равенства — в его фактическом и юридическом понимании. Как уже отмечалось, нельзя с одинаковыми мерками подходить к вопросу об ответственности рецидивистов и лиц, совершивших преступление впервые.

Иной подход к решению вопроса о назначении наказания за неоконченное преступление при наличии признаков рецидива обозначен в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11января 2007г. № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (в ред. Постановлений от 03.04.2008 № 5; 29.10.2009 № 21), где указывается, что, назначая наказание лицу при наличии рецидива преступлений, следует, применяя правила статьи 68 УК РФ, исходить из максимального срока наказания, который может быть назначен с учетом требований статьи 66 УК РФ [4]. Таким образом, например, если простое убийство, совершаемое рецидивистом, было прервано на стадии приготовления, то наказание должно быть назначено в пределах от 5 до 7, 5 лет лишения свободы (санкция — от 6 до 15 лет); в то время как для лица, впервые совершающего аналогичное деяние соответствующие пределы представляют от 6 до 7,5 лет. Если же убийство было прервано на стадии покушения, то наказание при наличии рецидива будет назначено в рамках от 5 до 11, 3 лет лишения свободы, в то время как для лица, впервые совершившего означенное преступное деяние, нижний предел по-прежнему будет составлять 6 лет. Таким образом, анализируемая ситуация вновь возвращает к проблеме «негарантированности» усиления наказания при рецидиве и нарушению основополагающих принципов уголовного закона. Представленный пример иллюстрирует законодательно регламентированную возможность назначения рецидивисту более мягкого наказания, чем лицу, впервые совершившему аналогичное преступное деяние.

Подводя итог вышеизложенному, следует отметить необходимость совершенствования законодательного подхода и правоприменительной практики в сфере регламентации уголовной ответственности за рецидив преступлений в целях обеспечения положений основополагающих принципов уголовного закона, целей наказания и эффективности борьбы с рецидивной преступностью.

Литература:

1.                 Иногамова Л. В. Конкуренция норм при назначении наказания в пределах санкции статей Особенной части УК РФ//Государство и право. 1999. № 8.

2.                 Качурин Д. В. Назначение наказания при рецидиве преступлений //Российский судья. 2003. № 5.

3.                 Кузнецова Н. Ф. Проблемы квалификации преступлений. М., 2007.

4.                 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11января 2007г. № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (в ред. Постановлений от 03.04.2008 № 5; 29.10.2009 № 21)//СПС «Гарант».

5.                 Самылина И. Н. Назначение наказания при рецидиве преступлений //Уголовное право. 2004. № 12.

6.                 Ставцева И. Г. Институт рецидива преступлений в аспекте принципов справедливости и юридического равенства граждан //Российская юстиция. 2005. № 7.

7.                 Черненко Т. Г. Назначение наказания при множественности преступлений. Кемерово, 2005.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle