Библиографическое описание:

Султанова Д. Н. Применение архитектурного декора и художественной пластики в средневековой архитектуре Узбекистана и её место в художественной культуре Средней Азии // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 719-723.

Архитектурный декор (геометрический, растительный, эпиграфический, зооморфный) возник в Средней Азии еще на заре цивилизации — вместе с появлением первых архитектурных сооружений. Архитектурный декор — искусство глубоко традиционное: оно формируется медленно и не исчезает даже после того, как архитектурные формы, с которыми оно связано, сходят со сцены. Каждая эпоха располагает своим строительным и отделочным материалом. Для античной Средней Азии — это сырцовый кирпич и битая глина (пахса), иногда с облицовками, в Бактрии — из камня, в восточной Парфии — из керамических плит. Поздняя античность характеризуется наличием в архитектурном декоре ганча (местная разновидность гипса) под резьбу и литье. Раннее средневековье дает блестящий взлет всех известных ранее видов декора, использует пластические качества глины, резной и литой ганч, резьбу по дереву, но не употребляет трудоемкий камень. Х век — торжество плиточного жженого кирпича при активности его спутников — резного дерева и резьбы по штуку. XI-XIII века — триумф неполивной архитектурной керамики, фигурного жженого кирпича, резной терракоты. В это время встречаются также первые образцы с поливами и глазурью. XIV-XV века — вершина разных видов глазурованной керамики и декоративных росписей. XVI-XVII века подводят итог предшествующим успехам: мастера отбирают и испытывают вновь то, что было создано раньше во всех видах декора со времени появления растительных и геометрических арабесок. Они ищут и находят новые решения, изыскивают способы и средства упрощения и удешевления усложнившихся работ.

Все эти этапы в развитии архитектурного, орнаментального, пластического декора отличаются строительными и отделочными материалами, техническими и художественными идеями, стилистикой образов и тем, что можно назвать, обобщая, эстетической концепцией архитектуры. Развитие декор получил в пору первых государственных образований, когда Средняя Азия вошла в круг цивилизаций Древнего Востока. Дворцовые и храмовые помещения украшались наряду с ковровыми тканями архитектурной резьбой. Мотивами убранства, как и в прикладном искусстве той поры, были фигурные зубцы, пальметты, цветы лотоса, позднее появляются фигуры зверей, близкие мотивам архитектурного декора Вавилона и Древнего Ирана, изображения священных деревьев, небесных светил и символов, связанных с различными древнейшими земледельческими культами. Фантастические звери и полулюди, священные деревья, небесные светила и символы — таков арсенал образов прикладного искусства Древнего Востока, из которого черпал свои мотивы древний архитектурный декор Средней Азии.

Стены, сложенные из сырца, облицовывались камнем и терракотовыми плитами. Широко применялись горельефы и круглая скульптура из мергелистого известняка, покрытая краской, тонкой штукатуркой, а иногда и позолотой. В декоре появляются сцены, символы и атрибуты, присущие образам греческого пантеона. Одновременно использовались античные профилированные тяги, пилястры или вертикальные раскреповки, различные обломы (валики, выкружки, скоции), близкие греческим и римским образцам. Местными оставались украшения, занесенные из Индии при Кушанах.

Взаимосвязь геометрических и растительных, эпиграфических и зооморфных архитектурных декоров

На каменном фризе из Айртама (II в. н. э.) крупные аканты поставлены стоймя вперемежку с полуфигурами гениев-музыкантов и фланкированы на углах волютами, некоторую скованность форм можно отнести за счет канонов буддийской иконографии. Кушан является дворец на городище Халчаян. В нем синтетически слиты скульптура, настенная лепнина, настенная живопись и орнамент. В архитектурном декоре Парфии было немало приемов, заимствованных из западно-эллинистической строительной техники, в частности капители ионические, коринфские, и композитные (смешанного стиля) с фигурными вставками. В украшении зданий употреблялись терракотовые аканты — матовые или покрытые красным ангобом. Появляются пилястры и фризы, в которых органично сочетаются греческие мотивы (палица Геракла, маска льва) и парфянская символика (лук, колчан, династийный знак Аршакидов и полумесяц). Приземистые и тяжелые архитектурные формы парфянской Нисы облагораживались раскрашенными статуями, настенными тканями, художественной терракотой, декоративной росписью. В убранство интерьеров вводятся маски мимов, красные гирлянды, переплетенные черными лентами, терракотовые остролисты и аканты. Большую роль играли, видимо, утварь из дерева и кости, парфянские малиново-красные ковры. Получает широкое распространение окраска стен в черный и красный цвета с лощением.

В интерьере применялись настенная живопись, алебастровая или глиняная лепнина с раскраской и пристенная скульптура. Орнаменты, живописные сцены и скульптура сочетались с изображением животных, многие из которых имели значение символов. Своеобразный вариант древневосточного зодчества дал античный Хорезм. Мощные глухие стены домов-массивов на глинобитном цоколе увенчаны зубцами и рассечены узкими бойницами; им вторят храмы и дворцы, получающие в первые века н. э. богатое скульптурное оформление стен. Особенно выразительны интерьеры дворцов типа Топрак-кала (II-III вв.). В них наряду с монументальной глиняной скульптурой и настенной живописью много орнаментальной лепнины и росписи в виде ромбов из перекрещивающихся полос черно-желтых тонов, орнаментированных сердечками, розетками, листьями аканта с помещенными в ромбы фигурами музыкантов, гирлянд из листьев и плодов, окрашенных в зеленый, шафранный и красный цвета, крестов с загнутыми в виде рогов концами, спиралей и опять же сердечек, лунниц, лепестков, бутонов, переходящих из плоскости стен на лепнину и составляющих украшение статуй. Орнаменты растительного характера перекликались с изображениями тигра, лошади, птицы; лотос, акант, завиток, спираль, волюта (типа ионической спирали), полиморфные существа (типа грифона, гиппокампа — коне-дракона), маски, маскароны, фигурные композиции разной сложности, часто с участием силенов, менад и иных божеств из местного и эллинистического пантеона сочетаются с различными эмблемами божеств.

Сущность архитектурного декора античного Хорезма, как стилевого явления, состоит в том, что «мифологический реализм» искусства древневосточного типа тесно связан с обожествлением династийных предков; он самостоятельно преломил сако-массагетское и эллинистическое наследие на древнехорезмийской почве; формы пристенной скульптуры и орнаментально-живописное решение интерьера в целом монументальны. Все это делает архитектурный декор древнего Хорезма явлением, органически слитым с его архитектурой.

В V-VIII вв. (поздняя античность — ранее средневековье) появилась новая архитектура: феодальные замки-кёшки, крепости, богатые городские и загородные дворцы, дома, созданные на основе новых принципов планировки, разработки сводчатых конструкций и обогащении приемов декора. Кёшки, возведенные на глинобитной платформе (похоронив под собой порой руины античных сооружений), часто имели гофрированные поверхности стен, вздымавшихся над как бы усеченной пирамидой основания. Кёшк включал ряд сводчатых помещений, расположенных в два-три этажа по сторонам узкого крестообразного коридора, или группу комнат, окружавшую купольный зал. Лишь терракотовые диски и плиты в форме зубцов составляли внешний декор кёшка, главное же убранство находилось внутри здания. Живопись, резьба, лепнина, архитектурные детали составляли целостную систему перекликавшихся между собой мотивов и тем. Синтез искусств достигает совершенства. Старые классические формы ионических волют и композитных капителей античного образца, сочный акант, профили и обломы, типичные для эпохи эллинизма, исчезли; некоторые — подверглись переработке: сформировались декоративные пальметты и узорный лист. Стиль декора существенно меняется, так же как и стиль архитектуры, настенной живописи и скульптуры. Собственно, это один большой стиль, общий для всех форм искусства эпохи. Все виды искусства, тесно связанные с ирано-сасанидским и тюрко-степным искусством, подчиняют пластику плоскостному декору и тем подготавливают полное торжество орнаментального декора в последующую пору. К лучшим произведениям монументального декоративного искусства этой эпохи принадлежат: росписи Балалык-тепе, резное дерево и глиняные рельефы из Джумаляк-тепе (оба памятника V-VI вв., юг Узбекистана); роспись и резной ганч исключительного совершенства из дворцового комплекса VI-VIII вв. в Варахше под Бухарой и, наконец, самые блистательные памятники согдийского искусства — росписи во дворце правителей Самарканда на Афрасиабе, роспись и резное дерево в богатейшем комплексе храмовых, дворцовых, жилых и других сооружений V-VIII вв. в Пенджикенте и во дворце правителей Уструшаны в Шахристане. В настенных росписях Варахши, Самарканда, Пенджикента и Шахристана (Таджикистан) ведущее место занимает сюжетная живопись, но она так насыщена элементами, присущими также и архитектурному декору эпохи, что мотивы эти нельзя не признать общим достоянием архитектуры, изобразительных и прикладных искусств Согда. Запас мотивов архитектурного декора V-VIII вв. кажется неисчерпаемым: розетки, пальметты, сердцевидные листья и их половинки, стилизованные виноградные листья, лотосовидный тюльпан, спаренный побегун, вертуны, падающая волна, перлы и астрагалы, мотивы геральдики, символы и атрибуты в форме крылатых существ (крылатый верблюд, грифон, гиппокамп, рыбы, птицы, смешанные существа) и фигурные создания архитектурной фантазии (кариатиды) неотделимы от мотивов собственно изобразительных. Общая черта архитектурного декора V-VIII вв. — нарастание узорности и появление строго организующих рисунок геометрических сеток, целостно построенных систем.

Рельефные выкладки из жженого кирпича блоками, из плиток по две и по три с разрывом и чередованием, с выкладкой зубцом, на угол, тычком и ложком придают стене фактурность. Игра света и тени на поверхности вызывает впечатление целесообразности и красоты, пиленые и шлифованные бруски придают архитектурным деталям узорное разнообразие. Лучшие памятники этого вида архитектурного декора — мавзолеи Саманидов в Бухаре (IX-X вв.), мавзолей Араб-ата (Х в., с. Тим Самаркандской области) завершают эпоху согдийского зодчества и дают начало новому характеру декора, полный расцвет которого наступит позже. Архитектурный декор IX-X вв. знает два основных направления. Одно можно назвать «общехалифатским», другое исходит из местных традиций. Классическими образцами архитектурного декора IX-X вв. являются: в Южной в Узбекистане — резной ганч в залах дворца Саманидов в Самарканде (IX-X вв.) и в купольном зале (Х в.) на том же городище, резной штук мавзолея Араб-ата (Х в.).Влияние традиций на архитектурный декор Мавераннахра IX-X вв. было велико и плодотворно. Вместе с тем шло интенсивное внедрение новых художественных идей, особенно в городах. XI — начало XIII в. — время полного расцвета градостроительства и архитектуры феодального Востока. На смену общехалифатскому и местному древнему стилям приходит новый, который поглощает их и выдвигает собственную законченную систему растительных и геометрических арабесок. Сущность этой системы в математически строгой построенности орнаментов и блестящей разработке техники отделочных работ. Для каждого конкретного материала устанавливаются особые приемы переработки мотивов, взятых из общего запаса форм. Теория арабесок становится наукой, выполнение — искусством. Новое направление основано на принципах построения растительных и геометрических арабесок, вписанных фигур и медальонов («ислими», «гирихов», «мадохилей», «турунджей»).

Образцами высокого совершенства в резьбе по дереву на протяжении XI-XII вв. являются колонны, обнаруженный в одном из первоначальных строений Шахи-Зинда в Самарканде и великолепные резные колонны Джума-мечети в Хиве. Самые блестящие творения архитектурного декора XI-XII вв. в сочетании кирпича с элементами резного штука представлены в минаретах Калян (Бухара), в Узгенте, Вабкенте, Джаркургане, в сочетании резной терракоты с элементами резного штука в мавзолеях в Узгенте и Айша-Биби (с. Головачевское, Южный Казахстан), мечетях Намазгох и Магоки Аттари (Бухара).В резьбе по ганчу подражание фигурному рисунку кирпичной кладки можно видеть в декоре портальной части караван-сарая Рабати Малик (XI-XII вв., степь между Самаркандом и Бухарой) и в интерьере мавзолея Ярты-Гумбез (XI в., Серахс).

Развитие фигурной кирпичной кладки в XI-XIII вв. привело к тому, что перевязка швов — первоначальное ее назначение — перешла в кирпичную мозаику, которая наносилась на стену главным образом с целью украшения. Пиленый, шлифованный, тесаный кирпич используется в удивительных сочетаниях. Кирпичные надписи (эпиграфика) и кирпичный узор дополняются резьбой по штуку. В интерьерах резной штук оттеснил фигурный кирпич. На фасадах преобладают стойкие к непогоде керамические облицовки, но и там резной штук соединяется с выкладками из фигурных плиток. Уже в XI в. появляется резная терракота, сочетающая пластические качества штука с прочностью кирпича.

Новый стиль распространился на все виды художественного творчества, включая архитектуру, изобразительные и прикладные искусства. Он объединил схожие явления в художественной литературе, поэзии, музыке. Резные терракота, штук и дерево в XI-XII вв. используют одни и те же художественные мотивы и формы, образуя единый стиль. Закономерности построения присущих им узоров обнаруживают музыкальность в ритмах. Универсальность этих явлений объясняется тем, что они отвечали интересам вновь возникших и бурно развивавшихся феодальных торгово-ремесленных городов восточного средневековья, и тем, что развитие нового стиля проходило под знаком единого направления, продиктованного догмами ислама. Архитектурный декор Узбекистана XIV-XVII вв. можно рассматривать как возрождение искусства после монгольского нашествия. Главными этапами развития архитектуры и архитектурного декора этого насыщенного событиями периода следует считать: дотимуровское время (середины XIII в. — 70-е годы XIV в.), период вывоза мастеров из всех покоренных Тимуром земель в стольный Самарканд и другие опорные города его державы (70-е годы XIV в. — начало XV в.) и период последующего развития архитектуры и искусства при Тимуридах и их преемниках.

Глазурью покрываются и сталактиты, изготовленные из керамической массы. Возникает целая индустрия керамического производства для нужд архитектурно-отделочных работ. Формируются свои местные школы мастеров архитектурного декора по видам изделий и роду производства (школы мастеров Бухары, Самарканда, Кашкадарьи, Хорезма и другие).Местными потомственными мастерами были выполнены хорезмийские майолики XIV в. (надгробия Наджмеддина Кубра, Аллауддина и Музлумхан Сулу), поливная терракота на мавзолее Буян-Кулихана и на мавзолеях этой поры в комплексе Шахи-Зинда в Самарканде. Из содружества местных и пришлых мастеров уже в конце XIV в. складывается единая художественная школа. В стремлении к синтезу искусств (исключая скульптуру) создавались лучшие творения эпохи — мавзолей Гур-Эмир, мечеть Биби-ханым, ряд блестящих мавзолеев в комплексе Шахи-Зинда. Для их убранства, помимо облицовок, были использованы настенные росписи в интерьерах, элементы из папье-маше с золочеными рельефами и прорезями в виде медальонов и цветов на синем фоне, создающие эффект художественных тканей.

В XV в. происходит скачок в развитии архитектуры и архитектурного декора в Самарканде, Герате и других городах, в том числе за пределами Средней Азии. В это время широкое применение получил резной мрамор, роспись его синей краской и золотом, иногда в сочетании с кашином, майоликовые плитки с синим рисунком по белому фону (в манере китайского фарфора) и местные имитации плиток под кашин с рисунком кобальтом, штампованная терракота в интерьерах и айванах, росписи (пейзажная живопись и узорная) синим по белому и в технике кундаль (позолота рельефа). Все это выполнялось хотя и в духе сложившихся ранее традиций, но оригинально, без подражания известным прежде образцам. Резной камень и резное дерево на протяжении XIV-XVIII вв. широко применялись в декорационных целях. Стиль резьбы и ее приемы в эту пору для дерева и для камня были как нельзя более близки друг другу. Это объяснимо общим характером архитектуры и прикладных искусств, в которых применялись художественная каллиграфия, геометрические и растительные арабески. Кенотаф (надгробие) Сейфеддина Бохарзи (XIV в.) и двери мавзолея Гур-Эмир (начало XV в.) — блестящие образцы резьбы по дереву, инкрустации и сложного набора деталей.

В эпоху узбекских ханств (XVI-XVII вв.) архитектурный декор звучит часто в прежнюю силу, особенно в Бухаре и Самарканде. Здесь совершенствуются приемы кирпичных облицовок сборными плитами и широко применяется цветной и резной штук (кырма, часпак), особенно в узорном оформлении интерьеров, на стенах и в чашах куполов; блестящее развитие получают кирпично-орнаментальные своды.

Медресе Абдулазисхана в Бухаре (XVII в.) — последнее купольное здание, построенное в период зенита декоративного искусства зодчества. Медресе представляет собой энциклопедию всевозможных приемов декора — старых и новых, сведенных воедино. Народные мастера сохраняли традиционные навыки и на склоне этого искусства в XVIII-XIX вв., хотя владение ими падало и мастерство угасало.

Значение архитектурного орнамента Узбекистана очень велико. Он был слагаемым архитектуры, не существовал вне произведения зодчего. Составление узоров резчиком или керамистом являлось частью строительного искусства. Мастерам архитектурного декора, зодчества и прикладного искусства было присуще единство художественного замысла, обостренное чувство стиля. В художественном наследии восточной античности и средневековья именно эти черты творчества сохраняют для нас особую прелесть и обаяние. Они волнуют современника совершенством художественного творения, в котором сказывалось в наибольшей мере единство художественной идеи и ее воплощения и сегодня, и находит свое применение.

Литература:

1.                   Г. А. Пугаченкова, Л. И. Ремпель. «Очерки искусства Средней Азии». Москва, «Искусство», 1982 г.

2.                   Султанова Д. Н. Принципы синтеза настенной живописи в архитектуре Узбекистана (пути формирования и развития). Автореферат канд архит. наук. Ташкент-2004.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle