Библиографическое описание:

Калдыбаева Р. Т., Рсалиева А. М., Кадырова Г. М. Языковая картина мира в антропонимах // Молодой ученый. — 2013. — №11.1. — С. 44-46.

В целях нашего исследования представляется целесообразным рассмотреть концепцию языковой картины мира, процесс ее развития и становления. Существование языка в триединстве: мышление-язык-общение и взаимодействие отражающего мышления с объективной действительностью среди общелингвистических проблем выдвинуло на одно из центральных мест проблему взаимодействия языка и окружающего мира. Проблема языка и мышление имеет глубокие корни в своем развитии, еще античные философы Гераклит, Платон и Аристотель занимались изучением данной проблемы. Если вопрос о том, как мышление относится к бытию более или менее был ясно сформулирован древними греками, то вопрос о характере взаимосвязи языка и мышления вызвал бурное обсуждение «как в онтологическом, так и в гносеологическом плане, обострил внимание полемистов к природе и сущности языка и к его роли в познании человекам мира». Познание действительности человеком имеет две важные для лингвистики особенности: закрепление в языке результатов познающей деятельности человека и осуществление этой деятельности в условиях коммуникации. Однако, попытка уяснить роль и место языка в познании, а точнее, слова – логоса, характеризуется неоднозначностью мнений и, соответственно, породила два подхода в решении данного вопроса [1].

Одни ученые исключают активное участие языка в познании, закрепив за ним лишь одну единственную функцию – быть орудием общения между людьми.

Исследования других ученых заложили основу понимания сущности языка в процессе познания, так как мир познается через язык, благодаря языку, и сущность его состоит не только в передаче мысли от человека к человеку, но в функции быть носителем мысли, всего знания в индивидуальном сознании.

Если античные философы интересовались сущностью языка и пытались сформулировать положения, относящиеся ко всем известным языкам, то философия второй половины XXв. развивается благодаря тщательному анализу языка, рассматриваемому не только как средство выражения философских концепций, но и как основной органический инструмент познания мира и человека. Необходимо помнить, что в конечном итоге любая информация восходит к естественному языку как первоисточнику выражения мыслительной деятельности человека. Данную мысль можно выразить в краткой, но емкой форме: “если в начале было слово, то именно в нем заложена вся информация о мире и о человеке”. Картина мира как глобальный образ возникает у человека в ходе всех его контактов с окружающим миром, «в ходе познания окружающей действительности в результате сложного взаимодействия теории и практики, выдвижения гипотез и их верификации». Картина мира исторически сложившаяся в обыденном сознании данного языкового коллектива и отраженная в языке совокупность представлений о мире, определенный способ концептуализации действительности. Она лежит в основе всех актов миропонимания, помогая осуществлять построение субъективных образов объективных локальных ситуаций. В формировании картины мира принимают участие все стороны психической деятельности человека, начиная с ощущений, восприятий и кончая высшими формами - мышлением и самосознанием человека [2].

Картина мира формирует тип отношения человека к миру - другим людям, самому себе, как члену этого мира, задает нормы поведения человека в мире. Человек обращается с вещами в соответствии со своей, индивидуальной, картиной мира. Одновременно в ней есть элементы общности. Человеческое общение возможно, если у людей есть взаимопонимание и взаимопроникновение в духовные миры друг друга. Общность картины мира для всех людей, универсальность законов ее формирования и существования создают базу для взаимопонимания. Концептуальное единство и адекватность смысла могут быть достигнуты в любом языке. Так как, концепт пространства «для человека мыслился как охватывающий промежуток и понимался как то целое по отношению к которому и сам человек, и окружающие его вещи воспринимались как его части». И эти «образуют основу постоянных знаний, представляющих собой концептуальные репрезентации» [3].

Согласно В.И. Постоваловой, картина мира реализует две основные функции - интерпретативную (осуществлять видения мира) и вытекающую из нее - регулятивную (служить ориентиром в мире, быть универсальным ориентиром человеческой жизнедеятельности). Как правило, картины мира проходят все стадии, свойственные динамическим образованиям: они зарождаются, переживают период своего становления. Существуют в некотором достаточно стабильном состоянии, подвергаются распаду и уничтожению. На формирование картины мира оказывают существенное влияние политические, экономические, географические, культурно-исторические, религиозные, социальные факторы. Картина мира может быть отраслевой: физической, химической, биологической и т. д.

Кратко суммируя вышеизложенное, отметим, что «картина мира», это -концептуальная система, исходный глобальный образ мира, лежащий в основе мировидения человека, репрезентирующий сущностные свойства мира в понимании ее носителей. Картина мира (в индивидуальном и обобщенном ее понимании) формируется в ходе познания окружающей действительности в результате сложного взаимодействия теории и практики, является результатом всей психической активности человека. Картина мира выполняет две базисные функции - интерпретативную и регулятивную, проходит все стадии своего существования и может быть отраслевой. Понятие картины мира шире понятия языковой картины мира.

Изучению функционирования любого языка в значительной степени может способствовать применение новых методов и подходов, выработанных новыми направлениями в современной лингвистике. Одним из таких направлений является концепция языковой картины мира. В формировании картины мира язык выступает только формой выражения понятийного содержания, которое было добыто человеком в процессе практики и теории на протяжении всего своего существования. Языковая картина мира это – языковое воплощение объективного мира, который включает в свою очередь, и самого человека как часть этого мира. Язык отражает картину мира, в центре которой находится человек. Языковая картина мира является глубинным слоем картины мира у человека. В языковой картине мира, как к качестве отображаемого фрагмента мира, язык представляет особый феномен, который задает свое видение мира и по-своему определяет принцип действия языка. Сама языковая картина мира, безусловно, позволяет глубже решать вопрос о соотношении языка и действительности [4].

Как известно, языковая картина мира отражает концептуальную картину мира. Концептуальная картина мира богаче языковой картины мира, т.к. в ее образовании, по видимости участвуют различные типы мышления. Концептуальная картина мира более сложное явление, чем языковая картина мира. В свою очередь языковая картина мира – объективно отражающая концептуальную картину мира.

Появление понятия «языковой картины мира» в лингвистике является симптомом возникновения гносеолингвистики как части лингвистики, развиваемой на антропологических началах. Понятие языковой картины мира позволяет глубже решать вопрос о соотношении языка и действительности, инвариантного и идиоматического в процессах языкового «отображения» действительности как сложного процесса интерпретации человеком мира.

«Языковая картина мира» и «картина мира» не могут быть приравнены друг к другу. «Разграничение картины мира и «языковой картины мира» столь же справедливо, сколь справедливо разграничение мышления и языка, а не их отождествление». Несмотря на различие обе картины мира связаны между собой. Язык не мог бы выполнять роль средства общения, если он не был бы связан с картиной мира. Это означивание, как правило, выражается в создании слов и средств связи между словами и предложениями. Языковая картина мира рассматривается как важная составная часть картины мира в голове человека.

При исследовании проблемы отражения картины мира обычно исходят из простой триады: окружающая действительность, отражение этой действительности в мозгу человека и выражение результатов этого отражения в языке. Языковая картина мира - это неизбежный для мыслительно-языковой деятельности продукт сознания, который возникает в результате взаимодействия мышления, действительности и языка как средства выражения мыслей о мире в актах коммуникации. Языковая картина мира служит прежде всего целям выражения картины мира [5].

Языковая картина мира - это информация, рассеянная по всему концептуальному каркасу и связанная с формированием самих понятий при помощи манипулирования в этом процессе языковыми значениями и их ассоциативными полями, что обогащает языковыми формами и содержанием картину мира.

Представления об языковой картине мира в изложении Ю.Д. Апресяна выглядят следующим образом. Каждый естественный язык отражает определенный способ восприятия и организации (= концептуализации) мира. Выражаемые в нем значения складываются в некую единую систему взглядов, своего рода коллективную философию, которая навязывается в качестве обязательной всем носителям языка. Свойственный данному языку способ концептуализации действительности отчасти универсален, отчасти национально специфичен, так что носители разных языков могут видеть мир немного по-разному, через призму своих языков. В. фон Гумбольд писал: «Разные языки – это не различные обозначения одного и того же предмета, а разные видения его».

В понимании языковой картины мира лингвистикой разграничивается два пласта. Один связан с выделением картины мира как таковой, безотносительно к конкретным национальным языкам и тем различиям, которые существуют между ними; другой - с языковой картиной мира, формируемой конкретными национальными языками и ориентированной на те различия, которые существуют между разными языками. Национальный опыт задает все специфические особенности языка на всех его уровнях. В силу специфики языка в сознании его носителей возникает определенная языковая картина мира, сквозь призму которой человек видит окружающую действительность. Языковая картина мира обладает свойством «навязывать» говорящим на данном языке специфичный взгляд на мир, т.е. наше миропонимание частично находится в плену у языковой картины мира [6].

С другой стороны, языковая картина мира является «наивной» в том смысле, что во многих существенных отношениях она отличается от «научной» картины. При этом отраженные в языке наивные представления отнюдь не примитивны: зачастую они не менее сложны, чем научные. Таковы представления о внутреннем мире человека, которые отражают опыт интроспекции десятков поколений на протяжении тысячелетий. В наивной картине мира можно выделить наивную геометрию, наивную физику пространства и времени, наивную этику, психологию и т. д.

Литература:

1.      Мадиева Г.Б. Теория и практика ономастики. - Алматы: Қазақ университеті, 2003. – 151 с.

2.      Имя и культура. - М.: Ин-т этнологии и антропологии РАН. / Часть І., 1993. - 250 с.

3.      Суперанская А.В. Общая теория имени собственного. - М.:Наука,1973. – 368 с.

4.      Махрипов В.У. Имена далеких предков (источники формирования и особенности функционирования древнетюркской ономастики). - Алматы: Ин-т востоковедения МН-АН РК, 1997. – 302 с.

5.      Жанузаков Т. Состояние и перспективы развития казахской ономастики. // Материалы ІІІ Всесоюзной Тюркологической конференции «Тюркское языкознание», Ташкент: ФАН, 1985. - С. 351-355. 

6.      Карпенко Ю.А. История этимологического метода в топонимии // Историческая топонимика в СССР: тезисы докл. - М.: 1967. - С. 36-38.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle