Библиографическое описание:

Габитова А. Р. Система анализа динамики развития региона // Молодой ученый. — 2013. — №11. — С. 310-313.

Региональная экономика имеет свою специфику, отличаясь как от других регионов, так и от среднероссийского уровня. Следовательно, анализ региональной экономики, процессов, в ней происходящих, должен также отличаться от анализа на уровне России. В первом приближении это отличие носит характер детализированности на уровне региона и, напротив, агрегированности на уровне федерации. В то же время проведение процедур сравнительного анализа (региона с регионом, региона с Россией), являющегося мощнейшим инструментом региональной политики на уровне государства, корпорации, банка, инвестора и т. д., предполагает такую степень теоретико-методологического единства этого анализа, которая позволяет доверять его результатам. Основная проблема — это подбор показателей, которые бы наиболее четко и объективно отражали положение экономики.

Впервые индексы хозяйственной активности были предложены Управлением макроэкономического анализа и прогнозирования Департамента исследований, информации и статистики при Банке России в 1994 году. Комплекс работ по созданию системы анализа и прогнозирования важнейших процессов в экономике России осуществлялся в рамках совершенствования общеэкономического анализа [5, с.6]. Основными задачами были:

-                   анализ важнейших тенденций в экономике России и их прогнозирование на краткосрочную перспективу как основа для выработки денежно-кредитной политики Банка России;

-                   выявление основных диспропорций в развитии реального и финансового секторов в целях обоснования стратегии развития банковской системы и финансовых рынков; мониторинг инфляционных процессов и факторов, их определяющих (с целью оценки воздействия политики банка России на процесс финансовой стабилизации экономики);

-                   анализ длин потоков, ориентированный на исследование процесса формирования сбережений в экономике, оценки в этой связи эффективности основных направлений денежно-кредитной, процентной и валютной политики банка России;

-                   анализ и прогноз важнейших экономических процессов на уровне отдельных регионов в целях выявления возможных региональных диспропорций в развитии реального и финансового секторов экономики, повышения роли территориальных учреждений Банка России в реализации этой функции.

В рамках этой системы разработана методология построения, и проводятся расчеты индекса хозяйственной активности (ИХА) в основных секторах экономики: реальном, т. е. секторе производства товаров и нефинансовых услуг, банковском, финансовом. Индекс хозяйственной активности реального сектора является обобщающим индикатором, характеризующим состояние реального сектора экономики в переходном периоде. Очевидно, изменение уровня и динамики активности в банковском и финансовом секторах должно оказывать влияние на активность в реальном секторе при наличии определенного лага (например, очевидна прямая и обратная связь инвестиций и объема промышленного производства региона). С другой стороны, изменения в реальном секторе существенно влияют на процессы в финансовой сфере, на ликвидность и перспективы развития всей банковской системы, эффективность мер денежной политики. Региональные индексы хозяйственной активности, обладая информационным и методологическим единством, создают основу для межрегиональных сопоставлений, оценки места территории в системе межрегионального разделения труда, а также позволяют объективно рассчитать реальные потребности региона в денежных и кредитных ресурсах [1, с.50–52]. Применительно к индексам хозяйственной активности такое единство обеспечивается, прежде всего, на концептуальном уровне. Едиными принимаются идеология индекса, базовые принципы: натуральность показателей, равнозначность видов продукции, работ, услуг (средняя, но не средневзвешенная оценка активности), представительность выборки и т. д. Отбор же номенклатуры и конкретизация структуры индекса жестко не определены и практически находятся в компетенции региональных аналитиков. Связано это с тем, что структура хозяйства в каждом регионе существенно разнится, и вряд ли стоит ожидать, что структура хозяйства конкретного региона даже с известной долей вероятности повторит среднюю по России структуру [3, с.32].

На территории республики Башкортостан до 2007 года расчетом ИХА занимался Сектор математического моделирования многопараметрических систем Лаборатория моделирования технологических процессов Института механики УНЦ РАН. При расчете индекса хозяйственной активности реального сектора экономики нашего региона используется база данных, включающая в себя более 100 важнейших видов продукции, работ и услуг в промышленности, сельском хозяйстве, строительстве, транспорте и связи. Данные по производству сформированы на базе формы федерального государственного статистического наблюдения № П-1 «Сведения о производстве и отгрузке товаров и услуг», представленной малыми предприятиями и индивидуальными предпринимателями, занятыми производством пищевых продуктов. Данные по отгрузке продукции сформированы на основе формы федерального государственного статистического наблюдения № П-1 «Сведения о производстве и отгрузке товаров и услуг», представленной крупными и средними предприятиями всех видов деятельности. Временной диапазон рассчитываемых помесячно индексов хозяйственной активности охватывает период, начиная с января 1990 года. На первом этапе на основе динамических рядов натуральных показателей объемов промышленного производства рассчитывались индивидуальные индексы по каждому конкретному продукту путем деления объема производства отчетного периода (месяца) на значение соответствующего показателя в базовом 1989 году. Затем индивидуальные индексы агрегировались в групповые (субиндексы), т. е. индексы активности отдельных подотраслей и отраслей, групповые — в агрегированные, они характеризуют активность в промышленности, сельском хозяйстве, строительстве и т. д. Последние, в свою очередь, вошли в сводный индекс активности реального сектора экономики. В первый групповой индекс вошли ИХА1-ИХА20 топливной промышленности (нефтедобывающая, нефтеперерабатывающая, угольная), электроэнергетики, черной металлургии, а именно: добыча нефти (тыс. тонн), первичная переработка нефти, автомобильный бензин, дизельное топливо, мазут топочный (валовой), масла смазочные (всего), углеводородные сжиженные газы, газ естественный (млн. куб. м), электроэнергия (млн. квт. ч.), теплоэнергия (тыс. гкал), угольные брикеты (тыс. тонн), железная руда, чугун, сталь (тонн). Во второй групповой индекс вошли ИХА21-ИХА39 цветной металлургии, химической и нефтехимической промышленности, а именно: различные прокаты, проволока, сера (в чистом виде, кислоты), минеральные удобрения, синтетические продукты (полиэтилен, каучук и т. д.). В третью группу вошли ИХА42-ИХА55 машиностроения и металлообработки. В четвертую группу вошли ИХА62-ИХА80 лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности; промышленность строительных материалов. В пятую группу вошли ИХА81-ИХА100 легкой промышленности. В шестую группу вошли ИХА101-ИХА112 пищевой промышленности. В седьмую группу вошли ИХА113-ИХА120 мукомольно-крупяной и комбикормовой промышленности и другие отрасли промышленности. Агрегированные индексы формировались следующим образом: в первый вошли групповые № № 1–5 (74 вида), во второй вошли групповые № № 6–7 (33 вида). Каждое значение сводного индекса хозяйственной активности РБ (% к декабрю 1989г.) равно сумме соответствующих значений агрегированных ИХА, деленной на базовое значение (декабрь 1989 года) и умноженной на 100.

Предполагается, что применение такой методики нормирования исходных динамических рядов натуральных показателей позволяет при расчете данного индекса не использовать весовые коэффициенты. Представляется, что такой подход хорошо дополняет традиционные методы расчета ВВП, особенно в тех случаях, когда в относительно небольшой экономике определенная сфера деятельности (В РБ топливный комплекс занимает около 44,6 % общего объема производства) занимает значительный удельный вес.

Использование методологии построения ИХА позволяет с высокой точностью, максимально элиминирующей влияние инфляции, анализировать основные процессы [6, с. 26], характеризующие состояние реального сектора, в том числе в региональном аспекте, так как исходной базой осуществления анализа и прогнозирования экономических тенденций на региональном уровне служит мониторинг показателей положения промышленного производства, определяющих экономику данного региона. Представляется важным измерение не столько валовой продукции отраслей, секторов и регионов, сколько именно уровень и динамика их хозяйственной активности, результатом которой являются конкретные виды продукции, работ и услуг, измеряемых в соответствующих натуральных показателях.

Однако при расчетах индексов на уровне территорий вполне естественно возникают проблемы, связанные с особенностями функционирования региональной экономики. С одной стороны, регион политически и исторически более открытая система, нежели федерация в целом. Уже в силу этого структура его хозяйства может быть резко асимметричной относительно российской, ориентированной на достаточно узкую номенклатуру продукции (что, заметим, выравнивается в рамках межрегионального разделения труда). С другой стороны, эффект масштаба привносит на федеральный уровень качественные изменения в структуре выпуска продукции вследствие многообразия ресурсов регионов [4, с.3].

Одной из основных проблем построения обобщающих показателей является проблема агрегирования разнородной информации. Например, если «связь» и «транспорт» объединить в «производство рыночных услуг», то их удельный вес будет выше в совокупном индексе хозяйственной деятельности, чем удельный вес «промышленности», «строительного хозяйства», объединенных в «производство товаров». То есть при агрегировании продуктовых и отраслевых индексов нарушается принцип равнозначности. Если на уровне России это нарушение нивелируется распространением принципа равнозначности не только на продукты, но и на отрасли (подотрасли), т. е. на все уровни агрегирования, то в регионе такое нивелирование невозможно в силу неполноты региональной номенклатуры выпуска. Решением была бы одноуровневая структура индекса, когда все первичные показатели входят в совокупный индекс с одинаковым весом. Однако тяжело сравнивать «ввод в действие жилья» с производством «садовых домиков». Скорее только опыт аналитика позволит скомпоновать структуру индекса в соответствии со структурой экономики региона без использования стоимостных весовых коэффициентов. В системе ИХА на федеральном уровне обеспечение сопоставимости первичных динамических рядов натуральных показателей осуществляется путем их нормирования на величину среднемесячного валового выпуска базисного периода.

Другой немаловажной проблемой для расчета индекса хозяйственной деятельности в регионе является относительно неполная статистическая выборка исходных натуральных показателей. При общем падении хозяйственной активности в России, тем не менее, продолжается обновление номенклатуры выпуска и производство новых видов продукции (имеются в виду новые продукты, а не замещение, видоизменение старых, производимых на тех же производственных мощностях). Более того, проблемы переходного этапа экономики, трудности, с которыми столкнулись предприятия реального сектора, усилили трансформационные процессы, ускорили обновление выпуска. И если по России, в целом, большую часть процесса этой трансформации составляет реструктуризация (то есть межрегиональное перераспределение), то в регионе основная доля приходится на выпуск новых (именно для этого региона) продуктов, работ, услуг. Игнорирование этих особенностей может привести к отклонению расчетного индекса хозяйственной активности от реальной картины (анализ проблемы выходит за рамки работы).

К достоинствам системы ИХА, помимо относительной простоты их построения и достаточной иллюстративности, следует отнести также возможность получения ориентировочного прогноза развития ситуации в реальном секторе [2, с. 30].

Исходным пунктом прогноза является предположение о том, что основные параметры экономической конъюнктуры обладают значительной степенью инерционности и слабо изменяются в течение одного года. Поэтому наибольшая степень вероятности реализации прогноза, полученного на основе этих предположений, достигается только в краткосрочном периоде. По мере увеличения интервала прогнозного периода вероятность осуществления прогноза снижается [6, с.30].

Ретроспектива и параметры предпрогнозного анализа определяются, как уже было сказано, горизонтом, показателями, исходными предпосылками и другими характеристиками прогноза. В нашем случае предполагается строить спектр прогнозов динамики производства региона на краткосрочную перспективу. Самые оптимистические прогнозы, которые входят в круг наших интересов, краткосрочную перспективу представляют как восстановительный период. Само понятие «восстановление» предполагает достижение экономических результатов дореформенного периода, т. е. конца 80-х годов. Отсюда следует, что предпрогнозный период должен охватить два предыдущих десятилетия.

В условиях кризисной и посткризисной экономики изменились исходные предпосылки разработки прогнозов. Изменения, произошедшие в условиях, подходах и принципах регионального прогнозирования, можно охарактеризовать следующим образом:

1.         Самостоятельность регионов, как с точки зрения проведения хозяйственной деятельности, так и экономического развития, вышла на иной уровень. На смену лимитам капитальных вложений, устойчивым межрегиональным связям и др. пришли не менее жесткие ограничения: инфляция, курс доллара к рублю, мировые цены на сырье и др., на которые регион не может влиять.

2.         В связи с нестационарным режимом функционирования экономики важное значение приобретает краткосрочное прогнозирование.

3.         Изменилось статистико-информационное обеспечение регионального прогнозирования. Хорошо известные проблемы — несопоставимость динамических рядов (изменение единиц измерения, нет производства, данные выражены в стоимостных показателях), несоответствие перечня статистических показателей прогнозным задачам, недоступность, противоречивость отдельных статистических данных, качество статистической информации (отсутствие наблюдений в динамическом ряде, расхождение нарастающих с помесячными данными).

Проблемы регионального прогнозирования не ограничиваются вопросами региональной специфики. Существует проблема обеспеченности инструментарием, адекватным задачам прогнозирования столь нестандартной экономики, каковой является современная экономика России.

Литература:

1.                 Михалев О.В Структура индекса хозяйственной активности / О. В. Михалев // Деньги и кредит № 7, 1995. — С. 50–56.

2.                 Михалев О. В. Методические особенности расчета индекса хозяйственной деятельности в регионе / О. В. Михалев // Деньги и кредит № 4, 1998. — С. 30

3.                 Моргачева И. А. Анализ и прогнозирование региональных экономических процессов / И. А. Моргачева и др. // Деньги и кредит № 12, 1996. — С. 27–32.

4.                 Никитин Г. Г. Система анализа и прогнозирования деловой активности на макроуровне. Часть 2 / Г. Г. Никитин // Вестник Банка России № 18 (181), 2012. — С. 2–5.

5.                 Степанов Ю. В. Пути совершенствования анализа и прогнозирования общеэкономических процессов в банке России / Ю. В. Степанов и др. // Деньги и кредит № 3, 1997. — С. 5–8.

6.                 Титаренко В. Использование индексов экономической активности в системе макроэкономического мониторинга / В. Титаренко, Калинаускас Ж. // Деньги и кредит № 9, 1998. — С. 25–32.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle