Библиографическое описание:

Угрюмова М. М. Сирота в говорах Среднего Приобья: бытовые и бытийные смыслы (лингвокультурологический аспект) // Молодой ученый. — 2013. — №11. — С. 833-836.

В статье рассматривается комплекс культурных представлений о ребенке-сироте, объективированный языковым кодом. Материалом исследования являются говоры Среднего Приобья.

Ключевые слова: лингвокультурология, говоры Среднего Приобья, культурная семантика, ребенок.

Особенность диалектного слова состоит в том, что оно способно становиться транслятором межпоколенных коллективных представлений и выражать культурные смыслы. Рассмотрение диалектной лексики сквозь призму лингвокультурологии позволяет выявить и описать эти смыслы. Настоящее исследование находится в рамках данного направления лингвистики и посвящено рассмотрению комплекса культурных представлений, закрепленных в семантике диалектных лексических единиц, номинирующих ребенка, оставшегося без родителей, т. е. сироту. Материалом данного исследования явились русские старожильческие говоры Среднего Приобья.

Отсутствие у ребенка родителей традиционным сознанием воспринимается как взрыв устоев семейного космоса, происходит нарушение главной онтологической функции семьи — воспитание нового полноценного члена общины, социума, носителя родовых и общинных ценностей. Столь значимое для культуры явление находит объективацию в языке посредством функционирования единиц разного уровня:

СИРОТА: Сирота она была, без матери (ПСЯЛ); И дочь у меня вдовица, муж двоих сирот ей оставил (СС); Он сиротой остался, она [мать] умерла рано. А отец был Иван Николаич. Тоже рано помер (ПСЯЛ); Мы остались сироты. Сестра осталась, одиннадцать лет ей было, брат — восемь лет, а я четырёх лет, отец-мать померли (ПССГ); сирот:Я сирот, без отца рос (ПССГ); сиротка:А тятя шести ли семи лет остались это… сироткими остались. Дяде Ване было пять лет, а тяте было семь лет. Вот таки остались сиротки (ПСЯЛ); сиротый:Он сиротым изрос. Они тоже изросли без отца (СРСГ); детдомовский/ детдомовый/ детдомовка: Нас-то двое детдомовских было. Её одну Таня зовут, одну Тамара (ВС); В старое время не было детей детдомовых (СРСГД); Поди, детдомовка заходит (СС); безродинка: Живет одна у меня безродинка — никого нет (СРСГД); приплеть: Семья больша была, нас человек, детей столько. И приплети были, сироты (Зыр.); расти (жить, остаться) в сиротстве: Сизмалых лет остался в сиротстве, девяти лет (СРСГД); Я в сиротстве росла, без матери (ВС); остаться от отца/матери:От матери остался я трёх лет (СС); Я маленька осталась восьми годов от матери (ВС).

Контекстный анализ позволяет выявить в семантике слов, репрезентирующих представление о сироте, некоторые устойчивые мотивы (культурные семы), входящие в коннотативный компонент значения:

1.                  Одиночество. Детдомовска я. Семи годов не было, с городу привезли. Так и живу одна, никого нет (ВС); Осталась как палец одна. Я маленька осталась восьми годов от матери (ВС); Ну… были, наверно, были одиноки, без матери, без отца (ВС). Кроме функционирования слова одинокий данная семантика объективируется однокоренным числительным один,сравнением как палец, предикатом никого нет.

Экзистенциальные масштабы одиночества сироты, его беззащитность и зависимость от общества формируют яркие зрительные образы, эстетически закрепленные в фольклорных текстах: как былинка в поле ‘об одиноком человеке’: Сиротинка взросла, как былинка в поле, моя молодость шла по чужой неволе (из песни) (СОС).

Культурная сема ‘одиночество’ занимает ядерное положение в структуре коннотативного компонента значения. На основании наличия данной семы развиваются оттенки значения в структуре лексико-семантического варианта, например, в литературном языке: сирота ‘человек, оставшийся без родных, близких’ [1, С. 98]. Семантика одиночества становится основанием переноса при формировании второго значения: сиротство‘2. Перен. Бесприютность и беззащитность, одиночество’ [там же, С. 99]. Данная идея поддерживается и лексической системой диалекта: Уменя было от той жены двое детей и у Ариши двое. Все погибли… Остались мы сыроты (СС). Приведенное высказывание иллюстрирует обратную ситуацию: родители, оставшиеся без детей, тоже сироты, в данной номинации реализуется семантика одиночества.

Специфически диалектным является употребление переносного значения слова сирота по отношению к предметам материального мира: сирота ‘Перен. Неустроенный, неухоженный (о неодушевленном предмете)’: Без хозяйки дом сирота, ага (ВС).

Формирование переносного значения происходит по следующей схеме: сирота — одиночество — отсутствие заботы и внимания со стороны близких — неустроенность, неухоженность[2].

Тот же мотив одиночества и оставленности близкими людьми реализуется в сравнении: Япрям как сирота, как брошена, тоскливо, зубов нету, бестолкова (ПССГ).

Таким образом, любой сирота — прежде всего одинокий человек, о чём свидетельствует этимология данного слова: «Сирота. Общеслав. Образовано с помощью суф. –ота от сиръ — «сирый, безродный, одинокий», имеющего соответствия в балт. яз». [2, С. 409].

2. Бедность, зависимость от других людей: От так бедны, сироты да всё были (ПСЯЛ); От с дедом поженились — у нас ничего не было. Из бедных бедный был. Ну чё, сирота, так и жил по людям (ВС); От отца остался шести лет, от матери одиннадцати. Жил не как хозяин, а как батрачок (СОС); Учиться я не училась, нелегко нам было, босы, голы. Опеть тут война, только три месяца в первом классе и пробыла. Матери не было, отца не было, это у кого родители были, те учились. Вот всю жизнь и прожила с тремя месяцами. Да, щас хорошо, а тогда трудно было… (Том.); Близко была школа, да не ходила: я в сиротстве жила, роскошки не было (СРСГД).

3.Раннее приобщение к труду: Я один класс всего кончил. Не надо было учиться: отца, матери не было. Как остался, так ступай работать, кусок хлеба заробливать на себя (СРСГД); Я с семи пряла. Я ведь в школу не ходила, жили-то в сиротстве… (Том.);

4. Отсутствие «лишних» (не первостепенной важности) навыков: Он [отец] неграмотный. И мама неграмотна была. Сироты были, кого! (ПСЯЛ); К рукодельности мне некогда было, по людям ходила (ПССГ); Не научилась вязать-то я, некогда было, сиротабыла (ВС); Да как ученица, я говорю, по людям росла(ВС).

Ребенок может восприниматься как ребенок только имея родителей (как и родители могут быть таковыми только при наличии детей). Сирота, лишенный родителей, не имеет возможности прожить «нормальное» детство, будучи вынужденным избирать другой жизненный сценарий.

5. Отчуждение, противопоставленность обществу. По мнению А. Н. Серебренниковой, слово сирота содержит в структуре лексического значения семантику чуждости. Особое социальное положение сироты (нахождение вне семьи) делает его в глазах общества чужим. Социум отвергает сироту на основании его «непохожести» (сирота — не такой, как мы), обрекая тем самым на одинокую борьбу за существование [3. С.135].

Характерное для традиционной культуры родовое сознание выстраивает оппозицию «семья/род» — «общество». Семья является формой первовключения человека в культуру и социум, сирота же, лишенный семьи, оказывается с обществом один на один. Данное противопоставление выстраивает культурную оппозицию сирота — (чужие) люди: Зрос на чужих людях (СРСГД); Ты спроси-ка, родная маменька, у гусей, у лебедей, как наспротив воды плыть. Как же, родна маменька, тяжело вчужих людях жить (из песни) (СРСГД).

Лексические репрезентанты данной оппозиции: ходить/пойти по дворам, по миру, по людям; жить, расти, работать в людях — по сути являются эвфемистическими номинациями сироты, содержат имплицитную сему ‘сиротство’: ‘ходить по дворам’, ‘работать в людях’ и т. д. = ‘быть сиротой’: Пришлось в людях работать, отец-то в 26-ом годе умер (Верш.); От матери с тятей маленька осталась, всё учужих людей росла, всё работала, всего хватило (Асин.); Дочери у него были, одни остались, пошли по миру (Зыр.); Ясама выросла в людях. До невест ходила по нянькам, хожалка. Прислуга — это хожалка, по дому всё делат, с детями занимается (Том.); А я по дворам ходил. Девять лет мне стало — я уже работал, вработниках жил. Пять человек — и все по дворам, разобрали нас, ростили (ВС). Я жила вчужих людях, в няньках, в работницах, годов 19 было (Кем. Яйск.).

Так, чужой двор является вторым членом оппозиции по отношению к «своему» дому. В выражении ходить по дворам заложено противопоставление своего дома (и своей семьи, живущей в нем) как средоточия семейных ценностей [4] домам «чужим».

Семантическим ядром жизни влюдях является мотив работы, выраженный в устойчивых словосочетаниях (жить в няньках, батраках, работниках/ ходить по нянькам, батракам, прислугам и т. п.): Влюдях жила по нянькам (ПССГ); Раньше ходили по людям, работали, а чечас-то… Тода меня дядя взял (ПССГ); Мой вот один [брат] на тринадцатом году и ходил по дворам — за кусок хлеба работал (ПССГ); Берут в няньки, а запрягают во все оглобли [загружают тяжелой работой] (СРСГД). Жизнь влюдях не обязательно означает сиротство, но зачастую является частью жизненного сценария именно сироты: Яжил по батракам, отставался сиротой (СРСГ);Сиротой была, потом по нянькам я стала ходить (ФС); Ая вот как жил раньше. Остался от матери пяти лет, вырос, отдали в работники в Шегарку (СС).

В структуру значения словоформы влюдях входит сема отчуждения и равнодушия: По людям воспитался, собирался [побирался] ходил. Издевались над ним (СРСГ); Я-то с детства по чужим людям болтаюсь. Туго приходилось жить, ворочать имя. Токо квартеру дали. Покормят немного или платье сунут. Счас пообносилась, да кто даст≤ Раз своих нет, небось, никто и не даст (ВС).

Таким образом, сирота и люди взаимно являются «чужими» друг другу. В значении слова люди также заложена коннотативная сема «чуждости», она находится на периферийном участке денотативного значения, однако способна «проявлять» себя. «Значение слова люди 'лица в противопоставлении их самому субъекту; другие, посторонние лица' отражается в языке многообразно: влюди бегать 'обращаться за чем-н. к чужим, посторонним' [СРГК 3: 169], арх., беломор., влг., ряз. людской ‘чужой’ [СРНГ 17: 244], людные 'чужие, посторонние' [СПГ 1: 498] [цит. по [5], С. 83]. Так возникает противопоставление своих — людям: Вяжу людям, кто просит, себе всяки кофты да своим (ВС), закрепленное также в диалектных паремиях: Худо, да дома, хорошо, да в людях [ПСЯЛ, Т.2, С. 142]. Усиление противопоставления сироты обществу реализуется в словосочетании чужие люди, являющемся своеобразной тавтологией.

Вступая в брак, сирота обретает семью, восполняет недостающие компоненты в «эталонном» образе человека, становится «таким, как все», поэтому противопоставление сироты и общества снимается: Ясиротабыла, по людям ходила — надоело, вылетела замуж семнадцать лет (ВС); Жила плохо, в сиротстве, по людям ходила, а потом взамуж вышла семнадцати годов (ВС).

6. Судьба. В отношении сироты релевантной является категории судьбы, доли. Судьба — это независящий от воли человека ход событий, стечение обстоятельств. Отсюда невозможность человека противостоять прихотям судьбы. Судьба воспринимается персонифицировано (ср. быть игрушкой в руках судьбы): Мать, отец и дочь Жили весело, Но изменница злая судьба Надсмеялася над сироткой (из песни) (ВС). Но судьба — это также то, что на роду написано, участь, доля человека. Сиротство предстает как некий жребий, выпавший по прихоти судьбы: Мне жизньтака досталась. Сдетства сиротство досталось. Не жизнь, а горе (ВС). Глагол достаться 'выпасть на долю кому-л' [ПСЯЛ, Т.1, С.258] актуализирует восприятие сиротства как результат вмешательства рока. Сочувствие и уважение к сироте продиктованы пониманием его «недоли»: Сватов заслал. Она сирота была. Мои отец и мать знали ее, уважали как сиротку (ВС).

7. Горе, несчастье. Перечисленные культурные семы (одиночество, бедность, ранняя непосильная работа, зависимость от чужих людей и судьбы), входящие в состав коннотативного компонента значения слова сирота иего синонимов, формируют сему 'горе': Всиротстве рос [о сыне], горчанку мы с ним хватили обои (СРСГД); Ну как не называют, называют, ну какой-нибудьсиротинка, так что вот говорят горемычный. Горький горемыка называют один который живет, судьбы нету (ВС); А сиротой не дай господи никому (ВС); Мама, мама, вырой яму, Сама в яму не ложись, Ты поверь-ка, моя мама, Сиротам какая жись (частуш.) (ВС).

Отсюда необычайно трогательное отношение к детям-сиротам, которое на языковом уровне репрезентируется способностью данного слова к деминутивному словообразованию (сиротка: Она это… из Пашковой. Она привезёна, как… кака-то сиротка. Девочка маленька, привозили её (ПСЯЛ); сиротинка: Ну как не называют, называют, ну какой-нибудь сиротинка (ВС), сиротинушка: Ой, бедна ты моя сиротинушка, осталась ты без отца и без матери. Горька ты сиротинушка (Кож.)). Кроме того, жалость по отношению к сиротам выражена прямыми оценками: Он, бедный, сиротой был,ни отца, ни матери (ВС); Ясредненька была. Взяла меня к себе суседка наша. Шибко уж они меня не обижали. Жалели они меня. Своих детей у них не было, так я у их заместо дочерибыла (СРСГ), наличием в языке идиом, свидетельствующих о жалости по отношению к сиротам: Сиротская зима — ‘теплая’ [6, С. 590].

Таким образом, лингвокультурологическое описание диалектных единиц, репрезентирующих бытовую ситуацию сиротства, позволило выявить комплекс культурных мотивов, характеризующих ее как бытийную. Семы одиночества, отчуждения, горя, категория судьбы не входят в денотативный компонент значения слова сирота (сиротство), но присутствуют в коннотативном компоненте значения.

Экспликация культурных смыслов в диалектном слове представляется одной из важнейших задач лингвокультурологии, т. к. позволяет обнаружить систему бытийных представлений крестьянского этнокультурного сообщества.

Литература:

1.                  Словарь русского языка: В 4-х т./ АН СССР, Ин-т рус.яз.; под ред. А. П. Евгеньевой. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Русский язык, 1981–1984. Т.4.1984. 736 с.

2.                  Краткий этимологический словарь русского языка: Пособие для учителей./ Под ред. С. Г. Бархударова. — 3-е изд., испр. и доп. — М., 1975. — 543 с.

3.                  Серебренникова А. Н. Диалектное слово с семантикой «свойственности» — «чуждости» (лингвокультурологический аспект): Дис. … канд. филол. наук. — Томск, 2004. — 213 с.

4.                  Житникова М. Л. Дом как базовое понятие народного мировидения (лингвокультурологический аспект): дис. …канд. филол.наук. — Томск, 2006. — 191 с.

5.                  Березович Е. Л. Язык и традиционная культура: Этнолингвистические исследования. — М.: «Индрик», 2007. — 600 с. (Традиционная духовная культура славян. Современные исследования.)

6.                  Даль В. И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. — М.: Изд-во Эксмо, 2005. — 736 с.

7.                  ВС — Вершининский словарь/ Под ред. О. И. Блиновой. Т. 1–7. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1998–2002.

8.                  ПСЯЛ — Полный словарь диалектной языковой личности/ Под ред. Е. В. Иванцовой. Т.1–3. — Томск: Изд-во Том. ун-та, 2006–2009.

9.                  СРСГ — Словарь русских старожильческих говоров Средней части бассейна р. Оби/ Под ред. В. В. Палагиной. Т. 1–3. Томск, 1964–1967.

10.              СРСГД — Словарь русских старожильческих говоров Средней части бассейна р. Оби (Дополнение)/ Под ред. О. И. Блиновой, В. В. Палагаиной. Т. 1–2. Томск, 1975.

11.              СС — Среднеобский словарь (Дополнение)/ Под ред. В. В. Палагиной. Ч. 1–2. Томск, 1983–1986.

12.              ФС — Фразеологический словарь русских говоров Сибири/ под ред. А. И. Фёдорова. — Новосибирск, 1983.



[1] Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта «Константы русской народной культуры в языковом коде: от бытового к бытийному», (грант № 12-04-00163).

[2] Ср. реализацию тех же сем в структуре лексического значения слова беспризорный: ‘бездомный, никем не воспитываемый (о ребенке, подростке). В сравн. О грязных, плохо одетых детях’: Ребятишки ходят, как беспризорны (СОС). Внутренняя форма слова БЕСпризорный указывает на того, за кем нет «призора», «догляда», присмотра. Таким образом, беспризорный – это тот, на кого «никто не смотрит», не заботится. Ср.:  догляд ‘присмотр’: Как пошла на пенсию, так жила у сына в Павлодаре, ведь у них дочка в школу пошла, догляд нужен был. Вот и позвали (ВС); подгляд ‘присмотр’: Бывало, солнышко только всходит, на рысях на работу бежишь. Ребятишки и мать не видют. И так без подгляду растут (СС). Именно семантика одиночества и отсутствия заботы роднит фактических сирот с беспризорниками и социальными сиротами, у которых формально существуют родители.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle