Библиографическое описание:

Галкин А. Ю. Вопросы усовершенствования законодательных норм, предусматривающих ответственность за состав террористического акта // Молодой ученый. — 2013. — №11. — С. 519-521.

Проблема терроризма является одной из самых серьезных как для нашего государства, так и для мирового сообщества в целом. Терроризм представляет собой глобальную угрозу, с которой столкнулась мировая общественность.

Противодействие терроризму является важнейшим условием обеспечения национальной и международной безопасности.

В связи с этим, важнейшее значение приобретает выработка на законодательном уровне оптимального определения преступлений, носящих террористический характер, и, соответственно, определений признаков, характеризующих эти преступления.

Одним из непосредственных проявлений терроризма является террористический акт. Этот состав преступления закреплен в ст. 205 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (далее — УК РФ) [1].

К сожалению, существует ряд проблем и неточностей, связанных с тем, что включает в себя понятие состава террористического акта, а также проблем и неточностей, связанных с определением характеризующих признаков этого состава преступления.

В настоящей статье осуществляется попытка по усовершенствованию законодательных норм ст. 205 УК РФ, предусматривающей ответственность за состав террористического акта.

Непосредственным объектом состава террористического акта является общественная безопасность. Представляется, что при конструировании определения общественной безопасности как непосредственного объекта состава террористического акта, необходимо исходить из формулировки диспозиции ст. 205 УК РФ [2, с. 104]. Поэтому представляется возможным, под общественной безопасностью как непосредственным объектом рассматриваемого состава преступления понимать совокупность общественных отношений, на которые посягает террористический акт, т. е. преступление, совершаемое общеопасным способом в целях оказания воздействия на орган власти либо орган местного самоуправления или международную организацию.

Дополнительными объектами состава террористического акта могут выступать жизнь человека, собственность и др. В юридической литературе к дополнительным объектам рассматриваемого состава преступления относят здоровье человека [3, с. 101] и окружающую среду [4, с. 59].

Данные позиции представляются правильными [5, с. 82]. Исходя из этого, формулировке ч. 1 ст. 205 УК РФ в отношении создания опасности охраняемых законом объектов представляется возможным придать следующее содержание: «…создающих опасность гибели человека, причинение вреда здоровью человеку, причинение значительного имущественного ущерба, причинения вреда окружающей среде…» [6, с. 162].

В юридической литературе, в частности В. В. Мальцевым, высказываются мнения, что террористический акт иногда может быть осуществлен путем бездействия [7, с. 104].

Данное мнение представляется правильным, исходя из этого, в отношении квалификационных признаков объективной стороны представляется возможным заменить в ч. 1 ст. 205 УК РФ термин «действия» на термин «деяния» [8, с. 43].

Представляется возможным дать следующее определение поджога как одного из способов состава террористического акта: поджог — это умышленное деяние, создающее опасность или непосредственно причиняющее материальный ущерб, вред жизни и здоровью человека, окружающей среде, интересам общества и государства при помощи огня [9, с. 34].

К числу способов совершения террористического акта, наряду со взрывом и поджогом, следует отнести применение огнестрельного оружия. Таким образом, способы совершения террористического акта в диспозиции ч. 1 ст. 205 УК РФ могут быть сформулированы следующим образом: «Применение огнестрельного оружия либо совершение взрыва, либо поджога или иных деяний,.».. [10, с. 323].

В диспозиции ч. 1 ст. 205 УК РФ представляется возможным указать, что так называемые «иные действия» совершаются «общеопасным способом». Исходя из этого, формулировку способов состава террористического акта в диспозиции ч. 1 ст. 205 УК РФ можно изложить в следующей редакции: «Применение огнестрельного оружия либо совершение взрыва, либо поджога или иных деяний, совершаемых общеопасным способом…» [11, с. 47].

В юридической литературе, например, С. Д. Гринько [12, с. 51], предлагается исключить объективную сторону состава террористического акта в форме угрозы из ч. 1 ст. 205 УК РФ и ввести в УК РФ новую статью, предусматривающую ответственность за угрозу совершением террористического акта. Представляется, что данная позиция является правильной [13, с. 71].

Статью эту можно озаглавить, например, так: «Угроза террористическим актом». В содержании же статьи указать следующее: «Угроза совершением террористического акта, то есть деяния, предусмотренного ст. 205 настоящего Кодекса». [14, с. 340].

Представляется возможным расширить круг субъектов, на которые могут пытаться оказывать воздействие террористы, за счет включения в их число органов местного самоуправления [15, с. 60]. Субъекты воздействия в ч. 1 ст. 205 УК РФ необходимо указывать в единственном числе с использованием между ними разделительных союзов, подчеркивая альтернативность данных субъектов.

В ч. 1 ст. 205 УК РФ также представляется возможным указать, что воздействие на органы власти, органы местного самоуправления и международные организации оказывается не только в целях воздействия на принятие решения, но и целях воздержания от принятия решения. Исходя из этого, представляется возможной следующая формулировка: «…в целях воздействия на принятие решения или воздержания от принятия решения органом власти либо органом местного самоуправления или международной организацией».

В ч. 2 ст. 205 УК РФ закреплены отягчающие обстоятельства состава террористического акта, а в ч. 3 ст. 205 УК РФ — особо отягчающие обстоятельства состава рассматриваемого преступления.

С учетом отмеченных выше предложений по отнесению к дополнительным объектам состава террористического здоровья человека и окружающей среды, а также с учетом указания на две формы вины — умышленную и неосторожную, применительно к дополнительным объектам и др., представляется возможным в ч. 2 ст. 205 УК РФ включить такие отягчающие обстоятельства как совершение террористического акта группой лиц по предварительному сговору; совершение террористического акта, повлекшего причинение вреда здоровью средней тяжести по неосторожности. В ч. 3 ст. 205 УК РФ — совершение террористического акта организованной группой; совершение террористического акта, повлекшего по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью; совершение террористического акта, повлекшего по неосторожности причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий. Дополнить ст. 205 УК РФ частью 4 и включить в нее следующие отягчающие обстоятельства рассматриваемого состава преступления: совершение террористического акта, повлекшего по неосторожности смерть человека; совершение террористического акта, повлекшего по неосторожности причинение вреда окружающей среде; совершение террористического акта, повлекшего умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью человеку; совершение террористического акта, повлекшего умышленное причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий. Дополнить ст. 205 УК РФ частью 5 и включить в нее следующие особо отягчающие обстоятельства состава террористического акта: совершение террористического акта преступным сообществом (преступной организацией); совершение террористического акта, сопряженного с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ; совершение террористического акта, повлекшего умышленное причинение вреда окружающей среде; совершение террористического акта, повлекшего умышленное причинение смерти человеку.

В отношении примечания к ст. 205 УК РФ, В. Боровиков отмечает, что формулировка примечания распространяет действие только на «лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма» [16, с. 12].

Л. Д. Гаухман отмечает, что, в соответствии с примечанием к ст. 205 УК РФ, «возможность добровольного отказа ограничена лишь одной стадией неоконченного преступления — приготовлением к терроризму, и добровольный отказ на стадии покушения на терроризм исключается» [17, с. 7].

Исходя из этого, в примечании к ст. 205 УК РФ представляется возможным заменить термин «подготовка» на другой: «приготовление и (или) покушение.»... [18, с. 346].

Представляется, что внесенные в настоящей статье предложения помогут усовершенствовать законодательные нормы, предусматривающие ответственность за состав террористического акта.

Литература:

1.                  Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // СЗ РФ. 17.06.1996. № 25. Ст. 2954.

2.                  Галкин А. Ю. Проблемы квалификации объективных признаков состава террористического акта // Гуманитарные и социально-экономические науки. № 5 (66). 2012. С. 103–106.

3.                  Долгова А. И. Конкретизация понятия терроризма в криминологических и правовых целях // Уголовное право. 2003. № 2. С. 102- 103.

4.                  Аксенов О. В чьих интересах совершается теракт≤ // Российская юстиция. 2001. № 1. С. 59–60.

5.                  Галкин А. Ю. Объект состава террористического акта // Материалы ΙΙ Международной научно-практической конференции «Молодежь и наука реальность и будущее». В 9 томах. Т. 5. — Невинномысск: НИЭУП, 2009. С. 81–83.

6.                  Галкин А. Ю. Объект состава террористического акта: вопросы квалификации // Молодой ученый. 2009. № 4. С. 161–164.

7.                  Мальцев В. В. Терроризм: проблема уголовно-правового урегулирования // Государство и право. 1998. № 8. С. 104–106.

8.                  Галкин А. Ю. Проблемы квалификации объективной стороны состава террористического акта // Юристъ-Правоведъ. № 6 (25). 2007. С. 43–45.

9.                  Галкин А. Ю. Квалификация поджога как способа состава террористического акта // Проблемы и перспективы развития российского права: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Уфа: РИЦ БашГУ, 2012. С. 32–34.

10.              Галкин А. Ю. Состав террористического акта: вопросы усовершенствования законодательства // Сборник материалов докладов 8-й научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых«Молодежь XXΙ века — будущее российской науки». В 2 томах. Т. 2. — Ростов-на-Дону: Изд-во ЦВВР, 2010. С. 323–325.

11.              Галкин А. Ю. Квалификация способов состава террористического акта // Юристъ-Правоведъ. № 2 (39). 2010. С. 46–48.

12.              Гринько С. Д. Совершенствование уголовного законодательства об ответственности за терроризм // Российская юстиция. 2006. № 6. С. 51–52.

13.              Галкин А. Ю. Состав террористического акта: проблемы квалификации и спорные вопросы теории // Академический вестник. 2009. № 7. С. 69–73.

14.              Галкин А. Ю. Проблемы законодательного закрепления объективной стороны состава террористического акта в форме угрозы совершением террористического акта // Гуманитарные и социально-экономические науки. № 1. 2013. С. 339–340.

15.              Галкин А. Ю. Субъективная сторона состава террористического акта // Научная мысль. 2007. № 2. С. 56–64.

16.              Боровинков В. Преступления против общественной безопасности: вопросы ответственности и совершенствования законодательства // Уголовное право. 2006. № 4. С. 9–12.

17.              Гаухман Л. Д. Уголовно-правовая борьба с терроризмом // Законность. 2001. № 5. С. 5–7.

18.              Галкин А. Ю. Условия освобождения от ответственности за подготовку террористического акта // Сборник материалов докладов 6-й научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых«Молодежь XXΙ века — будущее российской науки». В 2 томах. Т. 1. — Ростов-на-Дону: Изд-во ЦВВР, 2009. С. 344–346.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle