Библиографическое описание:

Коняев Р. В. К некоторым вопросам о политике коммунистической партии Испании в годы гражданской войны 1936–1939 гг. // Молодой ученый. — 2013. — №11. — С. 719-721.

В Июле 1936 г. в Испании вспыхнул военный мятеж против законного республиканского правительства. Позже, данные события переросли в полномасштабные военные действия. Страна была поделена на два враждующих лагеря. Первая сторона конфликта — правая консервативная часть населения Испании, во главе которой находилась прослойка реакционного офицерства со своим предводителем — генералом Франсиско Франко, и поддерживаемая фашисткой Италией и нацистской Германией. По другую сторону фронта, располагалась другая часть населения, исповедующая, преимущественно лево — социалистические и либеральные взгляды. Она возглавлялась партиями Народного фронта — блоком антифашистских политических сил, и была поддержана, в военно-политическом отношении Советским союзом.

Народный фронт, созданный по инициативе коммунистов, включал в себя, так же, Испанскую социалистическую рабочую партию (ИСРП) и различные леволиберальные политические силы. Помимо этого, мощное анархо-синдикалистское движение Испании оказало данному политическому блоку широкую поддержку. Однако следует отметить, что мировое сообщество, в лице западноевропейских держав, таких как Англия и Франция, не выступили в поддержку Республиканского правительства, так как считали его слишком радикальным и революционным. Следовательно, была необходимость создать умеренный образ Народному фронту. С этой целью, испанские коммунисты не планировали входить в правительство, что бы не дискредитировать его [1, с. 129]. Однако лидер левого крыла ИСРП Ларго Кабальеро, находясь на посту премьер — министра, потребовал от коммунистов вхождения в правительство, не желая нести полную ответственность за то, что могло произойти на фронте и в тылу. В итоге, в сентябре 1936 г. был сформирован правительственный кабинет, в состав которого вошли, помимо прочих, и двое членов КПИ — Висент Урибе и Хесус Эрнандес [1, с. 129]. Еще одной важной задачей на данном этапе развития народного фронта, являлось привлечение в антифашистский блок широких народных масс. Данную компанию, одними из первых начали испанские коммунисты, с подачи Коминтерна. Важным вопросом в этом контексте являлась проблема католического населения Испании. Оно, в большей части, выступила на стороне франкистов, и Народный фронт решил сделать определенные шаги, что бы привлечь на свою сторону, по крайней мере, низовую часть духовенства [2, с. 156]. Для этого было необходимо обуздать антирелигиозную деятельность коммунистических, социалистических и анархистских деятелей. Кульминацией данной политики явилось провозглашение свободы совести в Испанской республике 31 июля 1937 г. А уже в августе были открыты первые церкви (они не функционировали на территории республики около года) [3, с. 424]. Создание более умеренного образа Народного фронта было вызвано не только необходимостью поиска внешнеполитических союзников, но и союзников внутри самой Испании. Понимая, что радикализм партий антифашистского блока может оттолкнуть слои мелкой и средней буржуазии, по инициативе КПИ началась политика защиты интересов и имущества мелкого и среднего капитала города и деревни, формальное соблюдение гарантий свободы совести и т. д. [2, с. 164–165]. Данная политика, в конце концов, дала свои плоды. В результате, в некоторых регионах республиканской Испании, крестьянские массы, мелкие торговцы, ремесленники и другие представители мелкой и средней буржуазии стали поддерживать правительство [3, с. 272].

С момента начала гражданской войны, вооруженными силами республиканской Испании были отряды народного ополчения — милиции. Одним из минусов данной армии было практически полное отсутствие системы единого командования. В связи с необходимостью подъема уровня боеспособности республиканских вооруженных сил, КПИ и левореспубликанские партии в испанском правительстве высказали идею создания регулярной армии. Это вызвало сильнейшее противодействие со стороны социалистов, анархистов и некоторых других левореволюционных партий, считавших, что этот шаг представляет собой уход от революционных завоеваний испанского народа [1, с. 134]. В конце концов, политика испанских коммунистов взяла верх, и республиканская армия стала формироваться на регулярных началах. Милиционные части, при этом, стали встраиваться в новую военную систему Республики.

При этом, коммунисты не теряли возможности усилить свои позиции в армии. Как уже было сказано выше, КПИ старалась не входить в центральные органы власти, что бы не дискредитировать образ Республики. Однако они не собирались отказываться от возможности усиления своей власти в Испании. Движимые Коминтерном и сталинским правительством, испанские коммунисты усиливали кадровый натиск своих членов на низовые административные должности Республики, закрепляли свои позиции в армии путем формирования офицерского корпуса членами своей партии [1, с. 130]. В результате, это приводило к тому, что коммунисты не имели полной власти в центральных правительственных органах, но одновременно с этим они стали завоевывать господство в системе государственного управления и вооруженных силах. Необходимо отметить, что СССР отрабатывал вариант прихода коммунистов к власти в условиях формального сохранения парламентских институтов. Данные механизмы будут успешно реализованы в послевоенной Восточной Европе [3, с. 274].

Подготавливая взятие власти в свои руки, коммунистам было необходимо устранить своих политических соперников. Особой остроты достигало их взаимоотношение с анархо-синдикалистами. Не смотря на то, что оба движения являлись леворадикальными, многое из теории и практики анархистов не устраивало КПИ. Неприязнь сторонников Бакунина и Кропоткина к государственному централизованному управлению армией и экономикой нервировало коммунистов. Стремление анархистов как можно раньше установить «свободный коммунизм», массовая экспроприация имущества буржуазии — без разбора их политической принадлежности, их противодействие государственной национализации экономики, проводимой коммунистами, вбивало клин в отношениях между КПИ и анархо-синдикалистским движением [2, с. 163–164; 1, с. 136]. Еще одним неприятелем коммунистов являлась партия ПОУМ (испанская аббревиатура POUM, расшифровывается как Объединённая партия марксистского единства). Коминтерн воспринимал данную политическую организацию как сообщество троцкистов, хотя, лидер партии Андрес Нин изгнал из движения всех сторонников Троцкого еще в 1933 г. [3, с. 25]. ПОУМ занимала схожую позицию по отношению к политике КПИ, как и анархисты. Из-за своих радикально левых взглядов, многие мероприятия коммунистов воспринимались поумистами в штыки. Эти оппозиционные КПИ движения имели огромную силу, преимущественно, в Каталонии, где они фактически держали власть. Для того, что бы не упустить этот важнейший промышленный регион из своих рук, коммунисты, вместе с каталонскими социалистами и рядом других, более мелких революционных организаций, создали Объединённую социалистическую партию Каталонии в июле 1936 г. [3, с. 142]. Данная организация была противовесом власти поумистов и анархистов в Каталонии, а с 1937 г. ОСПК фактически стала возглавляться коммунистами. И в целях борьбы со своими противниками, КПИ начала пропаганду против ПОУМ и анархистов. Своего марксистского недруга, коммунисты стали обвинять в связях с Троцким и Франко. Обвинение ПОУМ в предательстве дало определенный эффект — в декабре 1936 ее члены были удалены из Каталонского правительства [3, с. 301–303]. Но этого было мало. Коммунисты стремились разгромить ПОУМ и сочувствующих им по некоторым вопросам анархистов. В итоге, в мае 1937 г. правительство, с подачки ОСПК, спровоцировало политический кризис в Каталонии, заставивший анархистов выйти на баррикады. Это позволило коммунистам объявить о «мятеже» анархо-синдикалистов и поумистов (последние вообще не поддержали вооруженное выступление). Данные боестолкновения закончились победой ОСПК, ослаблением позиции анархистов, и практически полным разгромом ПОУМ — его лидер А. Нин был убит советскими спецслужбами, а члены партии были удалены из армии, государственного управленческого аппарата, и сама организация, по сути, оказалась вне закона.

Рассматриваемый нами период известен не только политическим кризисом в Каталонии, но и осложнением политической ситуации в центральном правительстве. Премьер — министр Республики, лидер левой группировки ИСРП Ларго Кабальеро, видя кадровый натиск коммунистов, их усиливавшееся положение, искал политического союза с анархистами. Ему была нужна поддержка в возможной борьбе с КПИ. Дело принимало серьезные обороты. В отдельные моменты, Кабальеро задумывал даже создать тесный союз с анархо-синдикалистами, и распустить Народный фронт [1, с. 136]. Так же, необходимо заметить, что левая группировка, возглавляемая Кабальеро, была не в восторге от политики коммунистов, направленной на усиление государства в Республиканской Испании — это, по мнению социалистов, был серьезный отход от революционных завоеваний. К тому же, сам Ларго Кабальеро не был послушной марионеткой Кремля, и сталинское правительство искало более сговорчивого политика [3, с. 299]. Разумеется, что действия испанских коммунистов не заставили себя ждать. Уже в феврале 1937 г. началась кампания за вытеснение Кабальеро с поста главы правительства. [3, с. 296]. В итоге, эта политическая борьба привела к падению режима Ларго. 17 мая было сформировано новое правительство во главе с членом ИСРП — Хуаном Негрином. Он был более сговорчив и лоялен к требованиям СССР. В правительстве, сформированном им, коммунисты заняли больше мест, а его политика, в целом, двигалась в фарватере идей сталинского руководства, которые излагались через испанских коммунистов. Разумеется, КПИ оказывала всестороннюю поддержку кабинету Негрина.

Подводя итоги, необходимо заметить, что Коммунистическая партия Испании вела очень прагматичную, но с другой стороны и эгоистичную политику в годы гражданской войны. Ради достижения своих целей, коммунисты не останавливались, практически, ни перед чем. Однако необходимо отметить, что, не смотря на такую циничную политику, испанские представители Третьего интернационала показали себя как бескомпромиссные борцы с франкистскими мятежниками и иностранными интервентами, чего нельзя сказать о некоторых их союзниках по Народному фронту.

Литература:

1.      Пожарская С. П. Саплин А. И. Коминтерн и гражданская война в Испании // История Коммунистического интернационала 1919–1943: Документальные очерки. — М.: Наука, 2002. — С. 116–144.

2.      Шириня К. Политика народного фронта // Из истории Коминтерна. — М.: Мысль, 1970. — С. 137–175.

3.      Шубин, А. В. Великая испанская революция. — М.: Либриком, 2011, — 640 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle