Библиографическое описание:

Лебединская В. П. И снова к вопросу о тайне усыновления // Молодой ученый. — 2013. — №11. — С. 544-546.

Как говорится — шила в мешке не утаишь: любая тайна всегда раскрывается в самые неожиданные моменты. Поэтому лучше самим выбрать время, когда рассказывать правду. Если конечно, вы решили, что кому-то надо знать эту правду.

Впервые нормы права, гарантирующие тайну усыновления, появились еще в советском законодательстве. В статье 110 КоБС РСФСР 1969 г. содержались положения, гарантирующие осуществление тайны усыновления: изменение места и даты рождения усыновленного ребенка, запрет без согласия усыновителей, а в случае их смерти без согласия органов опеки и попечительства сообщать какие-либо сведения об усыновлении либо выдавать выписки из книг регистрации актов гражданского состояния, из которых было бы видно, что усыновители не являются кровными родителями усыновленного. Кроме того, в этой статье говорилось и о том, что лица, разгласившие тайну усыновления против воли усыновителя, могли быть привлечены к ответственности в установленном законом порядке. [1] В 1970 году в Уголовный кодекс РСФСР была внесена норма, согласно которой разглашение тайны усыновления против воли усыновителя наказывалось исправительными работами на срок до двух лет или штрафом до двух минимальных месячных размеров оплаты труда либо общественным порицанием.

Сегодня Семейный кодекс РФ тоже содержит нормы, гарантирующие сохранение тайны усыновления: тайна усыновления ребенка охраняется законом, судьи, вынесшие решение об усыновлении ребенка, или должностные лица, осуществившие государственную регистрацию усыновления, а также лица, иным образом осведомленные об усыновлении, обязаны сохранять тайну усыновления. [2] Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность для лиц, обязанных хранить факт усыновления как служебную или профессиональную тайну, а также для лиц, совершивших разглашение тайны усыновления из корыстных или иных низменных мотивов. [3]

Семейный кодекс Российской Федерации в соответствии с положениями Конвенции о правах ребенка к основным началам семейного законодательства относит принцип приоритета семейного воспитания ребенка и закрепляет право каждого ребенка жить и воспитываться в семье, насколько это возможно. [2] Правовой институт усыновления является одной из основных гарантий соблюдения этого важнейшего права ребенка в случае утраты им родительского попечения. Право ребенка знать своих родителей также является одним из базисных прав, которое гарантируется этой Конвенцией и нормами российского законодательства. [4]

Сегодня часто встает вопрос об отмене тайны усыновления. Относительно этого мнений много. Одни считают, что эта тайна должна строго сохраняться, другие называют ее анахронизмом, дискредитирующим саму идею усыновления. Третьи — что тайна усыновления вредна, мотивируя свое мнение тем, что расшатывается психика ребенка, когда эта тайна раскрывается. Статистика вещь упрямая: действительно, процесс психических заболеваний выше у тех детей, кто не знал, что усыновлен: 62 % против 38.

Много возникает вопросов по поводу тайны усыновления и все они сложные: нужно ли ребенку знать о том, что он усыновлен, нужно ли ребенку знать о своих биологических родителях и как себя вести, если усыновленный вами ребенок узнал, что вам он не родной. Как много вопросов, так и много ответов, и все они разные.

В Европе и Америке, например, усыновители не только не скрывают факта усыновления, но даже помогают выросшим детям находить их биологических родителей. В этих странах, это почти официальный бизнес, когда по заказу приемных родителей проводится поиск биологических пап и мам их подросших детей. И никто не видит в этом ничего страшного. При этом дети не уходят к своим биологическим родителям, они просто знакомятся и поддерживают с ними отношения, но не более. [5]

Комментируя это, хотелось бы отметить следующее: а у нас, как всегда, свои особенности. Дело в том, что многие биологические родители несут в себе некую угрозу спокойствию семьи, где проживает усыновленный ребенок. Согласитесь, у нас много асоциальных элементов. Если за рубежом спившиеся, например, родители не представляют реальной угрозы, то у нас они могут сильно испортить жизнь тем, кто взял их ребенка. Могут трепать нервы, отравлять существование. Мало ли что придет в голову человеку, у которого алкоголем затуманены мозги≤ [6]

Естественно, рано или поздно ребенок все равно узнает, что он усыновлен и это для него станет шоком. Это приводит к шоку независимо от того, как ребенок узнал об этом, — копался ли он в документах, или об этом проболтались другие, или как-то еще. Такой шок может иметь тяжелые последствия и привести к серьезным кризисам: это может стать причиной побегов из дома, наркомании, суицидальных попыток или депрессии. И конечно, этот шок связан с крахом доверия в отношениях с приемными родителями, преодолеть который иногда так, и не удается. [7]

Чтобы этого избежать, родителям-усыновителям стоит непременно рассказать ребенку правду обо всех обстоятельствах его появления в их семье, и в первую очередь потому, что за них это могут сделать посторонние люди — причем значительно менее тактично, чем это сделали бы они сами. К тому же взрослым самим крайне тяжело жить с этой тайной, с чувством недоговоренности, в постоянной тревоге, что ребенок обо всем узнает из «третьих рук» — а это, в свою очередь, сильно осложняет общую психологическую обстановку в семье. [8]

Мы, как всегда, «особенные». Причина тайны усыновления в России возникла из общественного мнения. Чаще всего усыновителями были бездетные пары, принимающие ребенка, чтобы стать и почувствовать себя полноценной семьей. Однако невозможность иметь собственных детей воспринималась общественным мнением как ущербность. Поэтому многие женщины с целью сохранения тайны усыновления имитировали беременность, многие по договоренности с должностными лицами лечебных учреждений имитировали факт выписки из родительного дома. Т.е. создавались ситуации, когда даже близкие родственники не догадывались о факте усыновления ребенка. [9]

Конечно, сегодня ситуация иная. Усыновление детей, оставшихся без попечения родителей, принимает в обществе совершенно новый облик: усыновляются дети самых разных возрастов, усыновители объединяются в организации, которые могут помочь и предложить решение самых трудных вопросов. Но статистика как всегда вещь упрямая — опросы ВЦИОМ показывают, что 61 % родителей не готовы раскрыть тайну усыновления. А по российским законам никто кроме них не иметь права сообщать какие-либо сведения об усыновлении.

Если те 39 % усыновителей решились все же рассказать ребенку правду, то, в каком возрасте это лучше сделать≤ Общих рекомендаций здесь быть не может: в каждой семье это решается по-своему. Однако пока ребенок еще слишком мал, сообщать ему истинное положение дел все же не стоит. Он может начать идеализировать своих биологических родителей, наделяя их наилучшими качествами, а во всех неприятностях винить членов своей новой семьи. Так что наилучший возраст для сообщения всей правды о его рождении и появлении в семье — примерно шесть-семь лет, когда ребенок не испытывает возрастных кризисов. Чем старше ребенок, том более «взрывоопасным» может стать для него это известие.

Ребёнок имеет право на знание, понимание и оценку ситуации, и правильно помочь ему разобраться с решением этих вопросов должны родители. Даже возможные переживания и дополнительные расспросы ребёнка гораздо лучше, чем замалчивание истинного положения вещей, возведение его в статус запретной темы, постоянный страх угрозы разоблачения. Тайна усыновления — это, прежде всего, тайна от третьих лиц, а не от ребёнка.

В нашей стране тайна усыновления ребёнка охраняется законом. Теоретически. Практика же изобилует примерами грубого и бесцеремонного нарушения этой тайны на фоне постоянных дебатов педагогов, психологов, думцев о необходимости её отмены по примеру других стран.

Нужна ли кому-нибудь в сегодняшней России тайна усыновления≤ Затрагивая деликатный вопрос сохранения тайны усыновления, нужно помнить, что речь идёт о неразглашении абсолютно никаких сведений сотрудниками тех организаций, которые по роду своей профессиональной деятельности имеют отношение к усыновлению. Вмешательство во внутрисемейные отношения со стороны этих лиц в ситуации, когда ребенок достиг совершеннолетия и может получить интересующие его сведения непосредственно от своих усыновителей, явно излишне и не отвечает интересам ни усыновленного, ни тем более усыновителей. Как подтверждает практика, усыновленные дети уже после своего совершеннолетия часто обращаются в органы опеки и попечительства, органы загса, суды с вопросами об их биологических родителях, но в силу статьи 155 Уголовного кодекса РФ не могут получить ответы, а это нарушает их законное право знать своих родителей. Решить вопрос соотнесения права ребенка знать своих родителей и тайны усыновления, можно решить путем изменения статьи 139 Семейного кодекса РФ, дополнив ее пунктом 3 в следующей редакции: «Тайна усыновления может быть раскрыта усыновленному ребенку, достигшему совершеннолетия по его просьбе». Это позволит, с одной стороны, в дальнейшем на практике соблюдать тайну усыновления, защищая права и законные интересы ребенка и его усыновителей, а с другой — реализовать право ребенка знать своих родителей, получить информацию о них в уполномоченных органах, поскольку усыновители могут не обладать необходимыми сведениями.

Литература:

1.                  Кодекс о браке и семье РСФСР (утв. ВС РСФСР 30.07.1969) (в ред. от 07.03.1995, с изм. от 29.12.1995) // Ведомости ВС РСФСР. 1969. № 32. Ст. 1397. (утратил силу)

2.                  Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223–ФЗ (в ред. от 02.07.2013 № 185–ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 1. Ст. 16.

3.                  Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63–ФЗ (в ред. от 05.04.2013 № 59–ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954/

4.                  Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989). (ратифицирована Постановлением ВС СССР 13.06.1990 № 1559–1) // Сборник международных договоров СССР. 1993. Вып. ХLVI.

5.                  Паршуткин В. Львова Е. Всегда ли оправдано сохранение тайны усыновления // Российская юстиция. — 2010. — № 3. — С. 19–23.

6.                  Лебединская В. П. Неблагополучная семья и её ребенок. /Вестник социально-педагогического института. 2013. № 1. С. 29–32.

7.                  Лебединская В. П. Положение и проблемы семьи в современной России //Международное научное издание «Современные фундаментальные и прикладные исследования. Учебный центр «Магистр». — № 4(7). — 2012. — С. 39–41.

8.                  Лебединская В. П. Права ребенка и их защита в России. /Вестник ЕИУБП. 2010. № 3. С. 100–102.

9.                  Бондарь И. В. Тайна по российскому законодательству. Проблемы теории и практики. — Н. Новгород, 2009. — 201с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle