Библиографическое описание:

Шапиро В. И. Категория вида в поэзии // Молодой ученый. — 2013. — №11. — С. 837-841.

Статья посвящена анализу содержания общелитературной категории вида на примере поэзии. Задача статьи: определить содержание литературной категории вида. Рассматриваются концепции литературных ученых, касательно этой проблемы. Категорию вида предлагается определять исходя из тематической составляющей, отталкиваясь от концепции И. Качуровского. Предлагаемая систематизация видов поэзии отталкивается от украинской поэзии.

Проблема категории вида в теории литературы остается открытой и довольно спорной. Не определено место этого понятия — где и как его использовать. Очень часто эту категорию используют как синоним к понятию «жанр». Одной из причин этого является тот факт, что термин «жанр» ведет происхождение от французского «genre» и его принято переводить как род, жанр, вид. Поэтому граница между жанром и видом очень часто нивелируется, и они употребляются как синонимы. Именно из-за такой неопределенности существует много трактовок литературного деления. В одном случае предлагается выделять род, вид, разновидность, в другом — род, жанр, разновидность, или же — род, вид, жанр, разновидность. Как видим, не во всех вариантах присутствует категория вида, или же она употребляется в понимании «жанра». Хотя категория вида под своим названием понимает понятие более широкого масштаба, нежели жанр. Учитывая этот факт, а также широкое разнообразие литературных произведений, предлагаем придерживаться следующего литературного деления: род — вид — жанр — разновидность — модификация. В данном перечне категория вида занимает второе место, а соответственно должен учитываться критерий, который был бы общий для всех жанров. Таким образом возникает вопрос: «Что должно лежать в основе категории вида≤". Некоторые ученые уже пытались дать ответ на этот вопрос. Поэтому рассмотрим их концепции на примере поэзии.

Традиционным считается разделение лирики на гражданскую, философскую, пейзажную и любовную. Такая классификация выглядит довольно сжатой и малоподвижной системой, которая отображает далеко не всю палитру разнообразия поэзии. Однако существуют и другие взгляды.

Так Г. Поспелов выделял медитативную, медитативно-изобразительную и изобразительную лирику. Исследователь отмечал, что медитативность является главным свойством лирики, поскольку она присутствует в большей или меньшей степени в любой поэзии и для многих лирических произведений является их внешней формой. Своеобразность содержания медитативной лирики заключается в том, что в ней «общественное сознание поэта оказывается одновременно и онтологическим, и гносеологическим субъектом познания» [7, с. 68]. Те поэзии, которые тяготеют к выходу за границы медитативности в предметный мир, Г.Поспелов называет медитативно-изобразительной лирикой. Если же предметом познания является природа, пейзажи, тогда это изобразительная поэзия, которая воплощает в своих чертах эмоции автора. Кроме перечисленных видов лирики, литературовед выделял также персонажную и повествовательную лирику. Для первой объектом лирической медитации становится личность, которая воплощает в себе «характерность социального бытия» [7, с. 151]. Чтобы поэзия стала повествовательной, она должна иметь персонажей, действие. Виды лирики Г.Поспелов разделял на основе разных функций художественной речи. Так медитация — это акт словесного выражения мысли, чувств, описательная лирика — это отображение событий внешнего мира в статике, повествовательная — «это словесное воспроизведение действий и движений в пространстве и времени» [7, с. 206].

Взгляды Г.Поспелова, а именно деление лирики на медитативную, медитативно-изобразительную и изобразительную считаем уместно использовать только относительно поэзии. А понятие «вид» является категорией общелитературной. Поэтому деление эпоса и драмы на медитативные, медитативно-изобразительные и изобразительные выглядит не совсем логичным. Так мы вряд ли сможем найти изобразительную драму. А в эпосе тяжело будет выделить и разграничить медитативные и медитативно-философские произведения. В большинстве прозаических произведений можем наблюдать присутствие всех трех мотивов, которые предлагал советский ученый. Таким образом, приходим к выводу, что общелитературная категория вида не должна базироваться на таких позициях.

Российские ученые Т.Давыдова и В.Пронин определяют литературный вид как «устойчивый тип поэтической структуры в пределах литературного рода» [2, с. 59]. То есть видами лирики является стихотворение, поэма, песня, но при этом авторы отмечают, что термины «вид» и «жанр», как правило, используются в качестве синонимов, а дробным делением жанра является жанровая разновидность. Авторы приводят «поэму» как пример категории вида, хотя она является жанром, который развился на границе эпоса, лирики, драмы, и даже имеет свои жанровые разновидности: «Жанровыми разновидностями поэмы является лиро-эпическая, лирическая, эпическая, сатирическая, дидактическая … поэма» [6, с. 232].

А.Ткаченко считает, что в основу лирического вида могут быть положены выразительная (автопсихологическая, ролевая, медитативная, суггестивная, описательная, экспрессивная поэзия), тематическая (пейзажная, урбанистическая, интимная, мифопоэтическая лирика), тональностная (минорная, мажорная, героическая, комическая, драматическая лирика) составляющие [8, с. 75].

Как видим, ученый выделяет категорию вида, но оставляет открытым вопрос основы этой категории, предлагая свои варианты. Выразительная составляющая, которую предлагает как вариант А.Ткаченко, очень похожа на взгляды Г.Поспелова. А соответственно категорию вида на этом основании применить к другим родам литературы (эпос, драма) будет проблематично. Использовать тональностный критерий как общелитературный тоже выглядит делом не благодарным. Если применительно драмы его еще можно как-то использовать, хотя и не без проблем, то к эпосу такая категория не очень приспособлена, так как в этих произведениях тональность постоянно варьируется. А вот использование тематической составляющей является довольно приемлемым вариантом. Категорию вида, которая базируется на тематической составляющей, можем применять как к лирике, так и к другим родам литературы.

Рассмотрим также некоторые взгляды на проблему определения жанра, поскольку эта категория часто употребляется как синоним виду.

Среди современных взглядов на проблему жанра интересной выглядит концепция украинского литературоведа Н.Копыстянской. Понятие «жанр» и «жанровая система» соединяют в себе «постоянное и изменчивое» [4, с. 77]. Она предлагает рассматривать жанр в четырех сферах, которые образуют спираль. Первая сфера раскрывает жанр как постоянное общелитературное понятие. Во второй — характеризуется динамика жанра в определенной исторической эпохе, направлении, течении. Третья сфера отображает национальные особенности понятия. В четвертой — конкретизируется содержание жанра, которое касается индивидуального творчества писателя. То есть в первой сфере раскрывается взаимосвязь «относительной устойчивых принципов организации всех содержательных и формальных жанроформирующих компонентов в единое эстетическое целое» [4, с. 34]. Жанр может трансформироваться через изменение тематики, отношение к традициям, изменение представлений о прекрасном, о предмете искусства, также через взаимодействие с другими родами, видами искусства, через влияние жанровых теорий и это отображается во второй сфере. Третья раскрывает своеобразие развития жанра в определенной национальной литературе. Тут должны учитываться исторические условия развития народа, нации, также раскрывается влияние фольклора. Четвертая сфера раскрывает жанр через индивидуальное творчество автора, эта сфера чрезвычайно неустойчива, изменчива. Если первая сфера является выражателем жанра, то четвертая — это его модификация. Н.Копыстянская констатирует, что в этой сфере «возможна наибольшая модификационная амплитуда и «эластичность» жанра» [4, с. 59].

Также Н.Копыстянская предлагает свою жанровую систему, которая в основе также имеет деление на четыре сферы — общетеоретическую (жанровая система литературы), историческую (жанровая система литературной эпохи, направления), национальную (жанровая система литературной эпохи, направления национальной литературы), индивидуальную (жанровая система в творчестве отдельного писателя).

Украинский ученый Т.Бовсуновская предлагает строить теорию жанров на основании когнитивистики — междисциплинарного направления, которое объединяет в себе теорию познания, когнитивную психологию и лингвистику, нейрофизиологию, теорию искусственного интеллекта. Когнитивное литературоведение возникает в конце ХХ ст.. Эта концепция жанра строится на выделении «не только устойчивых, но и изменчивых характеристик жанра» [1, с. 18]. Для неё характерны триадичность, асистемность, она «не стремится к полному перечислению особенностей и форм» [7, с. 18]. Когнитивная теория жанров пересматривает родо-видовую вертикаль. Взамен предлагается новые варианты — жанр / метажанр / арижанр и жанр / модификация / трансформация. Вместо бинарных оппозиций (жанр — вид, жанровое содержание — жанровая форма) появляются «триадические микросистемные разделения» (жанр — поджанр — модификация) [1, с. 20]. Главной мыслью когнитивистики является представление о том, «что наши знания организуются с помощью определенных структур — когнитивных моделей» [1, с. 23]. Создание жанрологического конструкта предвидит создание такой когнитивной модели, которая будет содержать жанровые категории и концепты. Эта концепция должна учитывать как устойчивые, так и изменчивые свойства жанра. Когнитивный подход к системе жанров «позволяет согласовать теоретический и практический аспекты их функционирования» [1, с. 88].

Т.Бовсуновская выделяет жанрологические когнитивные принципы каталогизации, среди которых отметим такие: для идентификации жанра актуальными являются устойчивые и переменные признаки жанра, жанрология упорядочивается по общим законам человеческого мышления, определение жанровой парадигмы опирается на трасформативные свойства литературы, жанр существует в сопоставлении с другими жанрами, когнитивная теория жанра сочетает жанровый анализ с жанровым синтезом [1, с. 89]. Когнитивный подход к жанрологии является альтернативным к существующим теориям жанра и пытается использовать в теории литературы одну из современных теорий познания. Эта теория является новой в литературоведении и требует ещё как теоретического осмысления, так и разработки практического использования в генологической теории.

Как видим, современные взгляды на определение, выделение жанра учитывают кроме устойчивых, ещё и изменчивые признаки. Определенную роль в этом может играть и тематика произведения. Эта составляющая в разных жанрах может выступать как устойчивым, так и изменчивым признаком. Например, в эпитафии, которая является «надмогильной надписью в стихах или прозе» [5, с. 342], мы не найдем экзотических, трудовых, урбанистических мотивов. Тогда как в других жанрах требования к тематике могут отсутствовать.

Таким образом, мы приходим к выводу, что категория вида должна базироваться на тематической составляющей. С этой точки зрения очень интересной выглядит концепция И.Качуровского, который предлагал «простое тематическое деление» [3, с. 228] поэзии. Он выделяет пейзажную лирику, которая ведет свое начало от «Буколик» Вергилия, и которая характеризуется наличием пейзажей, которые могут служить фоном или же быть самоцелью. В новой украинской литературе этот вид лирики появляется в творчестве Т.Шевченко. Лучшими мировыми образцами ученый считает пейзажную лирику И.Бунина, Э.Кампо, Р.Облыгадо. Следующий вид, который выделяет литературовед — это маринистическая лирика, то есть «поэзия моря», яркими примерами которой являются думы («Маруся Богуславка», «Самийло Кишка», «Алексей Попович»), позже к этой теме обращались Т.Шевченко, Б.Лепкий, Н.Вороной. Маринистическая тема была очень распространена в Украине в 20-е годы ХХ ст. Такие мотивы встречаем в прозе Ю.Яновского, поэзии О.Влызька, Е.Плужника. Еще одним видом лирики является экзотическая поэзия — «экзотика не в необычном поэтическом выражении, а в тематике» [3, с. 236]. Такие поэзии появляются в творчестве Т.Шевченко, в которых показаны среднеазиатские степи. Образ Италии возникает в поэзии П.Кулиша, Ю.Федьковича, А.Олеся, Леси Украинки. И.Качуровский отмечал относительность понятия экзотического, поскольку многое зависит от того места, где проживает человек. И то, что для одного сегодня является экзотикой, завтра таковым уже может не восприниматься. За основу будем брать восприятие украинского читателя. Ученый отмечал сужение возможностей этого вида поэзии, из-за наступления человека на природу. В то же время возникает туристическая поэзия — «пришел — увидел — написал» [3, с. 238].

Ещё один вид лирики, который выделял ученый — это экологическая поэзия, главной темой которой становятся переживания за природу, ее сбережение. В украинской поэзии эту нишу заполняет прежде всего лирика, посвященная Чернобылю. Собственно этот ракурс актуализируется в поэзии все больше аналогично к темпам технического развития. Особенно глобальные экологические проблемы ХХ и ХХІ века вызывают к жизни лирику этого вида.

Рустикальная поэзия описывает сельскохозяйственный труд. Первые примеры этого вида встречаются ещё у Гесиода в «Трудах и днях», в буколиках Стесихиора, Теокрита. К этому виду ученый также относит эклоги — сценки из жизни пастухов (Э.Спенсер, П.Ронсар). Рустикальная поэзия в полной мере входит в украинскую литературу через произведения Т.Шевченко («Мені тринадцятий минало…"), Я.Щоголева («У полі"). Тема села была на ведущих ролях в ХІХ веке. В ХХ ст. к ней обращались В.Сосюра, Д.Фальковский, М.Рыльский. Однако постепенно этот вид уходит в тень, особенно это касается ХХІ ст.

И.Качуровский выделял хуторную поэзию, под которой «мы теперь понимаем стихотворения о хуторе — как об определенном старом идеале украинца» [3, с. 250]. Примеры такой лирики находим у Т.Шевченко, Я.Щоголева, Н.Руденко, М.Лермонтова, И.Бунина.

Одним из наиболее давних видом лирики, как отмечает И.Качуровский, является кладбищенская поэзия, которая существовала ещё в античных временах в виде надмогильных надписей, эпиграмм (в современном значении эпитафии) [3, С. 251–252]. Такой вид поэзии находим в творчестве Леси Украинки, а именно в цикле поэзий, который был написанный после смерти С.Мержинского. В ХХ ст. обращались к этому виду В.Чумак, В.Свидзинский.

Лирика, в которой раскрывается «романтика городского дна… его реалистическое изображение» [3, с. 254], картины и жизнь города, относится к урбанистической. Определенные мотивы находим ещё в поэзиях Т.Шевченко, а уже в ХХ ст. у М.Рильского, Е.Плужника, В.Сосюры, П.Тычины, «неоклассиков» и др. В 20-х годах ХХ ст. город выходит на передний план, поэтому и неудивительно, что этот мотив стал тогда очень популярным.

Среди прочих ученый выделяет тюремную лирику, в которой раскрывается тема свободы — несвободы. Украинская поэзия имеет очень много примеров такой лирики, начиная от неволницких плачей и дум, заканчивая поэзией В.Стуса. В новой украинской литературе этот вид появляется у Т.Шевченка, потом у П.Грабовского, И.Франко. В 30-е годы ХХ ст. эта тема становится очень актуальной для поэтов Расстреляного Возрождения (Н.Зеров, М.Драй-Хмара, Е.Плужник). Уже в независимой Украине вышли в свет произведения Г.Кочура, Д.Паламарчука, И.Гнатюка.

В ностальгической лирике раскрывается тоска по Отчизне. В мировой литературе одни из лучших поэзий этого вида принадлежат А.Мицкевичу («Крымские сонеты»). Среди украинских авторов, наибольшее количество таких поэзий имеют поэты-эмигранты. К ним относим А.Олеся, Е.Маланюка, М.Ореста.

Сродненной к ностальгической является лирика воспоминаний, главной темой которой, является грусть за прошлым. Примеры находим в творчестве Т.Шевченка, П.Кулиша, Я.Щоголева.

Медитативно-философская лирика по своему определению имеет широкие границы, но многое зависит, как отмечал И.Качуровский, от того, кто воспринимает стихотворения: ученый или неук. Соответственное будет восприятие. Такой вид лирики встречаем в творчестве «неоклассиков» и др..

Далее литературовед выделял эротическую лирику, примеров которой не так уж много в нашей литературе, но по этому поводу вспоминаются поэзии В.Сосюры, М.Рыльского. Родственной к этому виду является любовная поэзия, примеры которой можем найти у многих поэтов.

В ситуативной поэзии свое воплощение находит конкретное действие или событие, которое не имеет четкого сюжета. Примеры этого вида можно обнаружить у Эредия, А.Пушкина, В.Базилевского.

К трудовой поэзии в своем творчестве обращались Я.Щоголев, М.Рыльский, П.Тычина, В.Стус. Такая лирика часто встречалася в 20-е годы ХХ ст., среди которой была довольно популярной «тракторная поэзия», в которой воспевались железные машины, что было данью времени («Песня трактористки» П.Тычины).

В траспозитивной лирике речь идет о произведении другого вида искусства, к которому относится и экфразис. М.Волошин показывает в своей поэзии Руанский собор, Е.Маланюк — Собор Святого Юра, Юрий Клен — Софию Киевскую. Похожие произведения находим у И.Франко, В.Симоненко, М.Рыльского, Н.Зерова, М.Мачано, Х. Л. Борхеса. Следующий вид, который выделяет И.Качуровский, это — стихи о поэтах и поэзии, примеры которых можно найти у А.Пушкина, М.Лермонтова, И.Бунина, Т.Шевченко, М.Рыльского, М.Ореста.

Еще один вид составляют стихотворения о книгах, который был распространен в основном в новолатинской поэзии. В украинской поэзии к этому виду обращался Н.Зеров.

Следующий вид лирики И.Качуровский выделяет под названием — отзывы давних жанров. Сюда ученый относит стихи, которые воспроизводят определенные свойства давних лирических жанров, вышедших из употребления, или его первичные формы, что со временем трансформировались в новые модели. М.Рыльский воспроизвел давний жанр скальдийской лирики, «который в своё время назывался «песня головы» [3, с. 291].

Но этот перечень видов не является некой константой. Более того, его можно считать довольно субъективным. После анализа лирики 20-х гг. ХХ ст., возникает потребность в выделении новых видов поэзии, которые раскрывают специфические свойства творчества поэтов тогдашней литературной эпохи. Произведения этой тематики будут характерны только для этого исторического времени. Поэтому выделяем еще революционную лирику, основной темой которой была революция во всех её проявлениях: идеи, мысли, события, герои. Часто такая поэзия характеризуется определенной политической заангажированостью и утопичностью, «светлой» верой в будущее.

Стоит выделить среди прочих лирику голода. Эта тема очень болезненная и трагическая для украинского народа, и поэтому она должна найти свое выражение в отдельном виде.

Отличительной чертой украинской лирики 20-х гг. является осознание безысходности судьбы, чувства обреченности, которое нашло свое воплощение в лирике фатума.

Военная тематика находит свое отображение в военной лирике, где показаны военные действия, чувства и сознание воина.

Поэзия, в которой показаны исторические события, образы, личности, находят свое воплощение в исторической поэзии (Т.Шевченко, Ю.Дараган, Е.Маланюк).

Таким образом, категория вида, которая основана на тематической составляющей, обладает определенной гибкостью. Это свойство позволяет учитывать особенности конкретной эпохи. Например, революционная поэзия была характерна для 20-х гг ХХ ст., в то время как сейчас такая лирика не особо актуальна. Большинство выделенных видов поэзии можем применять к эпосу и драме. В эпосе выделяем исторический, философский, интеллектуальный, детективный, сентиментальный романы, соответствующие примеры можем найти и среди драматических произведений. Хотя не все виды будут актуальны для этих родов, но теоретически они возможны (трудовой эпос или драма).

Использование тематической составляющей в основе категории вида, делает её универсальной и позволяет применять ко всем родам литературы, что делает её по-настоящему общелитературной. Считаем этот подход оптимальным, он позволяет категорию вида органично вписать в пятиступенчатое деление литературных произведений: род — вид — жанр — жанровая разновидность — модификация.

Литература:

1.             Бовсунівська Т. Когнітивна жанрологія та поетика: монографія / Т. В. Бовунівська. — К.: Видавничо-поліграфічний центр «Київський університет», 2010. — 180 с.

2.         Давыдова Т., Пронин В. Теория литературы: учебное пособие / Т. Т. Давыдова, В. А. Пронин. — М.: Логос, 2003. — 232 с.

3.         Качуровський І. Генерика і архітектоніка. Кн. ІІ / Ігор Качуровський. — К.: Вид. дім «Києво-Могилянська академія», 2008. — 376 с.

4.             Копистянська Н. Жанр, жанрова система у просторі літературознавства: Монографія / Нонна Копистянська. — Львів: ПАІС, 2005. — 368 с.

5.         Літературознавча енциклопедія: в 2 т. / Авт.-уклад. Ю.І.Ковалів. — К.: ВЦ «Академія», 2007. — Т.1: А (аба) — Л (лемент). — 608 с.

6.         Літературознавча енциклопедія: в 2 т. / Авт.-уклад. Ю.І.Ковалів. — К.: ВЦ «Академія», 2007. — Т.2: А — Л. — 2007. — 608 с.

7.         Поспєлов Г. Лирика / Г. Н. Поспелов. –М.: Изд-во Московского ун-та, 1976. — 208 с.

8.         Ткаченко А. О. Мистецтво слова (Вступ до літературознавства): підручник для гуманітаріїв / Анатолій Ткаченко. — К.: Правда Ярославичів, 1997. — 448 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle